Бельгия – Голландия. Зеленая экспедиция с Beloded Landscaping

Ирина Исаченко / Ландшафт /

В эпоху мультидисциплинарности рамки определений «ландшафтный дизайн» или «ландшафтная архитектура» становятся откровенно тесными для профессионалов. В академическом архитектурном сообществе сегодня активно обсуждают вопрос — не пора ли признать создание искусственных ландшафтов не просто творческим актом, но и научной деятельностью?

Поскольку еще Френсис Бэкон закладывал в основу научной деятельности прикладные и поисковые исследования, то намерение украинских архитекторов и ландшафтных дизайнеров отправиться в Европу, чтобы лично изучить внутренние сады, оранжереи и климатроны Бельгии и Голландии, справедливо будет воспринимать как поиск новых решений для создания более тесных, симбиотических связей архитектуры и природы. Скажем даже, как попытку раздвинуть дисциплинарные рамки и оценить перспективы адаптации европейских методов и опыта озеленения внутренних пространств в контексте концептуального синкретизма.

О планах и целях зеленой экспедиции, которая состоится уже в начале мая, нам подробно рассказала автор концепции этого выездного мастер-класса, основатель бюро Beloded Landscaping, действительный член Society of Garden Designers (SGD) Людмила Белодед.

Людмила Белодед, ландшафтный дизайнер, директор и основатель бюро Beloded Landscaping

Идея образовательного и исследовательского тура, в который мы приглашаем архитекторов, ландшафтных дизайнеров и криэйторов, чтобы они своими глазами оценили функциональный и дизайнерский потенциал применения зеленых объектов в интерьерах, у нас появилась давно. Пора переходить от слов к делу: никакие даже самые яркие фото и подробные описания не сравнятся со впечатлениями от личного посещения зеленых фабрик, уникальных исторических и инновационных оранжерей. В Украине пока нет объектов с оригинальным внутренним озеленением мирового уровня, которыми хотелось бы похвастаться. Нашими партнерами по созданию масштабных внутренних садов становятся азербайджанцы, поляки, о некоторых успешно реализованных и статусных проектах я уже рассказывала в предыдущих статьях PRAGMATIKA.MEDIA. Почему не украинцы? Дело в информационном вакууме. В Украине тема внутренних садов, как говорят, совершенно не раскрыта.

Наша цель — предоставить архитекторам и дизайнерам дополнительные инструменты для создания интерьеров хай-класса

Если при работе на открытых пространствах ландшафтный архитектор берет за основу естественный пейзаж, то создание внутренних садов — еще более тонкая задача, ведь в этом случае нам необходимо отталкиваться прежде всего от искусственной среды — архитектуры и интерьера. И функций здания. Прозрачные стены архитектуры Миса ван дер Роэ — это формирование визуальных связей интерьера с природой, взаимопроникновение indoor и outdoor. Но любая физическая, пусть даже прозрачная преграда обедняет сенсорное восприятие. Сегодня мы хотим все время оставаться с природой на расстоянии вытянутой руки, в близком контакте.

Современные архитекторы не случайно все чаще обращаются к разработкам Бакминстера Фуллера, сегодняшние технологии вычислительного проектирования позволяют реализовать идеи, которые ранее считались утопическими. Предложения строить города под геодезическими куполами, при колонизации климатически неблагоприятных участков планеты уже не звучат фантастически. Во всяком случае, страны Ближнего Востока в своей экспансии по освоению пустынь активно используют модель климатрона не только для создания комфортных общественных пространств, гигантских оазисов, но и жилых комплексов.

Купол Зимнего сада в Royal Greenhouses in Laeken, Брюссель, Бельгия. Объект был спроектирован архитектором Альфонсом Балатом для короля Леопольда II. Источник изображения: arrivalguides.com

Формирование внутреннего пейзажа с живыми растениями позволяет смягчить чувство изоляции, неизбежное для закрытых пространств. Так, NASA сейчас активно вовлекают профессионалов в сфере создания внутренних садов в дискуссии и разработку теории проектирования искусственных ландшафтов на внеземных станциях. Роль оранжерей не ограничивается сугубо утилитарной функцией восполнения биологических ресурсов. Максимально возможное разнообразие внеземных биотопов станет инструментом в борьбе с синдромом солипсизма. Все большее развитие получают так называемые вертикальные аэропонные сады и аэропонные фермы (новый уровень гидропоники), когда не почва, а распыленные в воздухе закрытых или полузакрытых пространств растворы с удобрениями используются в качестве питательной среды, что является идеальным для городских условий. Словом, и урбанисты-визионеры, и новый лайфстайл, и новые технологии подталкивают нас к переосмыслению роли внутренних садов, к поиску новых концепций и практик.

Создать комфортные условия для людей и растений, достигнув температурного и светового баланса — комплексная задача

Мы хотим показать объекты, которые закрыты для обычных туристов, но представляют для специалистов особый интерес, — это административные здания, офисы и теплицы крупных компаний-поставщиков растений. Планируем проехаться по коммерческим пространствам. Поскольку мы ориентируемся на профессиональную аудиторию, то наша группа будет небольшой — 15—18 человек, чтобы у каждого была возможность выяснить для себя самые важные моменты.

Я рассчитываю, что к нам присоединится наш давний друг и партнер Квиринус ван Трихт. Это человек с огромным практическим опытом, который выступал в роли шефа-садовника крупных проектов в разных странах Европы, в Дубае, Катаре. Он расскажет о технологиях и нюансах посадки растений, ответит на любые вопросы. С современными проектировочными решениями нас познакомят профессионалы, сотрудники бельгийских и голландских компаний, которые мы посетим.

Зимний сад в атриуме Herman Teirlinck Building, Брюссель. Институционное здание построено по проекту бюро Neutelings Riedijk Architects и CONIX RDBM Architects. Источник изображения: Neutelings Riedijk Architects / CONIX RDBM Architects

В чем наша цель? Мы хотим расширять круг своих единомышленников, специалистов, которые не боятся и знают, как работать с «живой архитектурой», какие условия для растений обязательно предусмотреть на этапе проектирования. Предоставить им дополнительные инструменты для создания интерьеров хай-класса. Ну и, безусловно, важно вовлечение в дискуссию о потенциале и роли внутреннего озеленения на объектах, ориентированных на будущее.

Мы составили программу с очень плотным, насыщенным графиком, чтобы за короткий срок участники нашей экспедиции получили максимальное количество информации и как можно больше впечатлений.

 

Оранжереи. Бизнес-центры. Офисы. Отели

Планируем начать с изучения академического подхода к созданию внутренних садов — рукотворных островков стабильности в эпоху антропоцена. Каждую весну, но на очень короткий период, всего на три недели, Королевские оранжереи Лакена в парке на севере Брюсселя открывают свои двери для публики. В этом году посещение возможно с 19 апреля по 10 мая, так что у нас есть возможность воочию осмотреть шедевр ар-нуво, «Идеальный стеклянный дворец», созданный архитектором Альфонсом Балатом для короля Леопольда II. Монументальный тепличный комплекс был построен в конце XIX в. как расширение классического замка Лакен. В тропическом саду королевская семья могла наслаждаться зеленью и цветами круглый год, здесь устраивались приемы и балы, а одна из теплиц служила королевской часовней.

Размеры оранжереи позволяют выращивать даже 20‑метровые пальмы, но сердцем и гордостью этого старинного сада являются коллекции камелий и цитрусовых деревьев, которые начинал собирать еще Леопольд II. Король был страстным садоводом и привозил из своих путешествий экзотические растения со всего мира. Сегодня среди садоводов и ландшафтных архитекторов оранжереи Лакена считаются самым изысканным из классических внутренних садов.

Stadskantoor Venlo — муниципальный офис Венло, Нидерланды. Здание с самым большим в мире зеленым фасадом было спроектировано архитектурным бюро Kraaijvanger Architects. Источник изображения: kraaijvanger.nl

Отличной иллюстрацией современного архитектурного подхода к проектированию внутренних садов в офисных зданиях можно считать Herman Teirlinck Building. Административное здание в центре Брюсселя — совместный проект голландского бюро Neutelings Riedijk Architects и бельгийской студии CONIX RDBM Architects, реализованный в 2017 г. Офисные пространства для сотрудников фламандского правительства сформированы вокруг двух огромных оранжерей. Архитекторам удалось создать комфортные условия для людей и растений, достигнув температурного и светового баланса, что является сложной комплексной задачей. Herman Teirlinck Building отвечает всем критериям устойчивости sustainability и считается самым крупным административным зданием Бельгии, соответствующим параметрам «пассивный дом». Мы запланировали посещение этого объекта, поскольку рассчитываем, что Украина поддержит глобальные тренды.

Запрос сформирован, люди хотят видеть живые растения в коммерческих и офисных пространствах

Наши крупные корпорации уже строят для своих сотрудников зеленые офисы — один из последних и наиболее показательных примеров — это пространства в инновационном технопарке UNIT.City. Запрос уже сформирован, и очевидно, что люди хотят видеть живые растения в коммерческих и офисных пространствах. Такой запрос, потребность в общении с живой природой ориентирует нас на экологизацию внутренних публичных пространств — будь то терминалы аэропортов, вокзалы, административные центры, объекты HoReCa, здравоохранения.

И для архитекторов, проектировщиков важно понимать хотя бы в общих чертах — как создать условия, чтобы и растения, и люди комфортно чувствовали себя в искусственной среде. Как обеспечить экологическую взаимосвязь статичных материалов — бетона, металла, стекла и нестабильных, довольно капризных, требовательных к освещению и влажности живых растений.

Очень часто при проектировании из виду упускаются важные моменты. К примеру, стекло, которое используется в оформлении фасадов, может задерживать ультрафиолет, необходимый растениям. Нам кажется, что в офисе достаточно светло, но растениям этого недостаточно — они могут погибнуть. Чтобы этого избежать, им надо обеспечить досвечивание, иначе фотосинтез просто останавливается. Часто и заказчик, и архитектор забывают, что у всех растений есть перерывы в цветении, и если в интерьере должно быть яркое пятно, то такие растения необходимо время от времени менять. О подобных нюансах можно рассказывать долго, но гораздо проще увидеть примеры современных решений.

Зеленый атриум делового центра Science 14, Брюссель. Фото: UiB / Science 14

Зеленый атриум Jakarta Hotel, Амстердам. Проект архитектурного бюро SeARCH. Источник изображения: SeARCH

Мы включили в программу посещение двух бизнес-центров — инновационного Greenhouse BXL, где сердцем двух современных офисных зданий является внутренний двор-оранжерея, и очень престижного Science 14 Atrium, который часто используют для конференций и неформальных мероприятий международного уровня, где собираются политики и чиновники стран ЕС.

Осмотрев пространства, где великие вершат судьбы мира, из Брюсселя мы отправимся в Амстердам через городок Венло. Три года назад чиновники муниципалитета Венло переехали в новый офис, который является редким примером реализации в архитектуре принципа Cradle-to-Cradle. Архитекторы, конечно, знакомы с концепцией непрерывности биологического и технического циклов швейцарца Уолтера Стахеля. Cradle-to-Cradle — один из принципов сустейнизма, но успешно реализованных объектов, зданий, построенных из полностью перерабатываемых материалов, пока немного.

Украинцы не имеют и десятой доли того визуального опыта, которым обладают европейцы

Офис муниципалитета Венло был спроектирован Kraaijvanger Architects таким образом, что 80 % строительных материалов, из которых состоит здание, можно повторно переработать и использовать в качестве сырья. Здание на 630 рабочих мест стало лендмарком города и легко узнаваемо благодаря своему уникальному зеленому фасаду. Сегодня он самый большой в мире по площади. Фасад защищает внутренние пространства от шума и пыли. Дождевая вода с крыши собирается и используется для технических нужд, а затем фильтруется с помощью болотных растений в водоеме внутреннего дворика. Очищенные стоки отводятся в реку Мез.

Сразу оговорюсь: климатическая зона, в которой расположена Украина, увы, не подходит для реализации подобных инновационных решений, и использовать зеленые стены в экстерьере практически нереально. Грунт в маленьких контейнерах промерзает или перегревается. Зато зеленые стены все чаще можно увидеть в интерьерах офисов, ресторанов, коворкингов. Они играют ту же роль, что и зеленый фасад Венло — поглощают шум и создают микроклимат.

Секретный сад в отеле Andaz Prinsengraght, Амстердам. Дизайн интерьеров отеля и ландшафтный дизайн сада разрабатывал Марсель Вандерс. Источник изображения: Hyatt

И вот, чтобы узнать тонкости создания зеленых вертикальных плоскостей, мы посетим офис крупнейшего по европейским и мировым меркам поставщика растений и систем для создания живых стен — компании NextGen. Ее сотрудники продемонстрируют нам варианты дизайна и модульных конструкций, расскажут о нюансах биомонтажа и способах, которые позволяют буквально за день собрать живую стену с неприхотливыми, но эффектными растениями.

Зеленая инсталляция в атриуме Conservatorium Hotel в Амстердаме, спроектированном Lissoni Associati. Фото: Amit Geron

Также мы хотели бы познакомить участников экспедиции с нашими коллегами из H+N+S Landschapsarchitecten. Это крупное бюро, которое разрабатывает проекты очень широкого спектра — от реновации исторического наследия до создания шумопоглощающих ландшафтных парков на границе с аэропортом. Их портфолио — это настоящий кладезь совершенно неожиданных урбанистических решений. Энергия и космос, климат и развитие природы — у специалистов H+N+S Landschapsarchitecten визионерский, инновационный подход. Я уверена — встреча с ними может спровоцировать немало прогрессивных идей.

Формирование внутреннего пейзажа позволяет смягчить чувство изоляции, неизбежное для закрытых пространств

Составляя программу дня, который проведем в Амстердаме, мы решили сфокусироваться на коммерческих объектах — отелях. Отель Jakarta, который был открыт в прошлом году, уже завоевал массу наград на престижных архитектурных конкурсах. Студия SeARCH спроектировала энергетически нейтральное здание, получившее сертификат BREEAM Excellent. Нас интересует тропический сад в атриуме. Над созданием этого оазиса, где высажены взрослые пальмы высотой выше 10 м, проектировщики из компании Copijn работали совместно со специалистами голландского ботанического сада.

Про интерьеры отеля Andaz Prinsengraght, созданные голландским дизайнером Марселем Вандерсом, оптимистом и экспериментатором, пожалуй, слышали все. Но наша цель — это секретный сад, который расположен на заднем дворе отеля, куда выходит терраса ресторана. Вандерса вдохновила история Алисы в Стране чудес, и он не сдерживал свою фантазию, создавая яркий микс множества стилей. Этот маленький шедевр ландшафтного дизайна невероятно популярен среди инста-блогеров.

Шумопоглощающий ландшафтный парк на границе с аэропортом Schiphol, Амстердам. Инновационный урбанистический проект был разработал специалистами H+N+S Landschapsarchitecten. Источник изображения: H+N+S Landschapsarchitecten

Посетив Conservatorium Hotel, над которым работал легендарный итальянский архитектор и дизайнер Пьеро Лиссони, мы увидим еще один подход к интерьерному озеленению. Превратив в атриум патио между историческими зданиями, Лиссони разместил в центре пространства небольшой сад, окружив его стеклянными витринами с авторской керамикой. Массивные стальные балки, подвешенные на цепях над оранжереей, подчеркивают хрупкость и изящество этой необычной инсталляции.

 

Плантации и проектные растения

Если архитектор нацелен на реализацию какого‑то амбициозного проекта, в котором планирует использовать крупные тропические растения или эффектные экзоты, я полагаю, ему будет важно лично оценить все разнообразие живого материала, которое ему готовы предоставить поставщики. Промышленные теплицы для адаптации растений, привезенных из южных стран, настолько огромны по площади, что сотрудники перемещаются здесь на велосипедах, электрокарах и скутерах. Украинцы не имеют и десятой доли того визуального опыта, которым обладают европейцы, даже коллекции в наших ботанических садах не могут сравниться с ассортиментом, предлагаемым голландскими компаниями, специализирующимися на проектных растениях.

Кстати, существует большая разница между «комнатными» и «проектными» растениями. Промышленное выращивание комнатных растений поставлено на конвейер и почти полностью автоматизировано. Компьютер регулирует полив и освещение, смешивает удобрения, открывает створки теплиц для проветривания. С помощью стимуляторов происходит регулирование циклов вегетации, чтобы сезонные растения расцветали одновременно. Из соображения транспортной логистики комнатные растения высаживаются в торфосмесь — эти контейнеры легче по весу, их проще доставлять на большие расстояния. Если вы хотите, чтобы такое растение прожило дольше, чем один сезон — его необходимо пересаживать в грунт, адаптировать. Когда человек разводит цветы у себя дома в качестве хобби, то его подобные хлопоты не смутят. Но дизайнеры, ландшафтные архитекторы работают с проектными растениями.

Новая эстетика внутренних пространств не просто предполагает, а требует наличии зеленых оазисов

Крупные проектные растения для оранжерей — кокосовые, саговые, банановые пальмы, папайи, плюмерии, фикусы, мангровые деревья — голландцы закупают оптом в тропических и субтропических странах. Растения переезжают в морских контейнерах, сложенные штабелями, иногда даже без грунта. Когда груз доставлен в порт — их привозят в промышленные теплицы, климатроны, где высаживают в грунт в специальные контейнеры. Процесс укоренения и акклиматизации может длиться до двух лет — пока растения не окрепнут и не примут товарный вид. После этого их уже можно использовать для озеленения архитектурных объектов. Такие растения способны выдержать пересадку. Но еще какое‑то время после инсталляции на объекте экзоты должны находиться под наблюдением специалистов — до тех пор, пока не привыкнут к новым условиям, пока не сформируется единая биосистема.

Промышленные теплицы Nieuwkoop Europe B.V. по ассортименту экзотических растений могут конкурировать с крупнейшими ботаническими садами мира. Источник изображения: nieuwkoop-europe.com

О нюансах создания устойчивых садов с растениями-долгожителями нам расскажут специалисты компании Nieuwkoop Europe B.V. И мы сможем увидеть, как именно они работают с крупномерами, как ухаживают, готовят их к транспортировке. Nieuwkoop Europe B.V. — крупнейший игрок на специализированном рынке продаж проектных растений, они поставляют их в десятки стран на трех континентах.

Сама архитектура теплиц — сегодня обширная отрасль агропромышленной архитектуры, направленная на создание максимально продуктивной с точки зрения восполнения биоресурса поверхности, климатологической среды, способной обеспечить максимальную урожайность. Появляется даже такое определение, как аграрный урбанизм, и чтобы оставаться в мейнстриме, нам предстоит выяснить много и технических, и теоретических нюансов.

Чтобы оставаться в мейнстриме, нам предстоит выяснить много и технических, и теоретических нюансов

Это пока лишь предварительная программа нашего путешествия, возможно, мы включим в нее еще несколько локаций вдоль основного маршрута. Из Амстердама мы можем проехать в городок Люттелгест — в гигантский сад орхидей. На основе бывших сельскохозяйственных теплиц там создали огромный тропический парк площадью более 20 тыс. кв. м.

Было совершенно нереально вписать в наш график посещение аквапарков — очень много времени занял бы трансфер, а хочется минимизировать время на переезды. А ведь современные зеленые pool-зоны — это тоже крупный сегмент темы «внутренние сады». Поэтому с высокой степенью вероятности мы спланируем проведение новых выездных мастер-классов — зеленых экспедиций.

Orchideeën Hoeve — сад орхидей и тропических флоры и фауны в бывших сельскохозяйственных теплицах в городе Люттелгест, Нидерланды. Источник изображения: orchideeenhoeve.nl

Прогнозист энергетических кризисов, экономист Эрнст Фридрих Шумахер, еще в 1970‑х писал: «Мудрость требует новой ориентации науки и техники на органическое, нежное, ненасильственное, элегантное и красивое». Новая эстетика внутренних пространств не просто предполагает, а требует наличия зеленых оазисов, синергии архитектуры и природы — здесь и сейчас. Поэтому заявленная нами тема практически неисчерпаема и может быть раскрыта полностью лишь в движении, в поиске, в диалоге и дискуссии — к которым я всех и приглашаю.

 

/Опубликовано в #10 томе Pragmatika, апрель 2019/