Заха Хадид. Строить, чтобы дать надежду

Татьяна Андрусь / Персона /

69 лет назад, 31 октября 1950-го года в Багдаде в семье соучредителя Национально-демократической партии Мухаммад аль-Хадж Хусейн Хадида и художницы Ваджиха аль-Сабунджи родилась дочь - Заха, в будущем первая арабская женщина-архитектор, получившая Притцкеровскую премию.

На тот момент Ирак всего двадцать лет как освободился от геополитических вмешательств Великобритании, но по прежнему оставался под большим влиянием западной культуры. В Багдад то и дело приезжали именитые европейские архитекторы.

Есть несколько версий о том, как Заха Хадид решила тоже стать архитектором. В одном из многочисленных интервью она вспоминает историю из детства: однажды родители взяли ее с собой на прогулку к древним шумерским руинам, которые очень впечатлили девочку, породив желание строить экстраординарные, ни на что не похожие здания.

Маленькая Заха, которая не боялась мечтать и сумела реализовать все задуманное ею

Другому изданию Заха рассказала, как увидела в журнале снимки с выставки работ Фрэнка Ллойда Райта. Она поинтересовалась у родителей, как называют людей, которые строят дома? И тут же сообщила, что хочет стать одним из них. Правда, на тот момент, в перечне желаемых профессий, кроме архитектора, были певица, модельер и даже космонавт.

Отец Захи сам окончил Лондонскую Школу Экономики и был успешным предпринимателем — он поддержал выбор дочери и смог обеспечить ее обучение в престижных высших учебных заведениях. В 1968-ом году Заха Хадид покинула Ирак, в который ненадолго вернется только через сорок лет, но всегда будет сопереживать родной стране, пристально следя за происходящим там политическими и и военными конфликтами.

После изучения математики в Бейрутском Американском университете в Ливане будущая архитектор переезжает в Лондон, где ее детские мечты воплощаются в реальность и она поступает в Архитектурную школу Архитектурной Ассоциации. Ее учителем становится Рем Колхас — знаменитый голландский архитектор. Впоследствии Колхас назовет Заху самой талантливой из своих учеников, а она превзойдет учителя, заняв одно из лидирующих мест на архитектурном Олимпе.

В одном из интервью Заха вспоминает студенческий период, когда она увлеклась русским авангардом — в особенности творчеством Казимира Малевича и мечтала повесить «Черный квадрат» у себя в гостиной. Увлечение повлияло даже на дипломную работу архитектора — «Тектоник Малевича», проект обитаемого моста над Темзой, где она использовала живопись как метод проектирования. Здесь стоит вновь вернуться в детство Захи, упомянув, что азам живописи ее обучила мама-художница. В дальнейшем для каждого своего проекта Заха готовила по нескольку сотен набросков, из которых потом рождался новый архитектурный шедевр.

Заха Хадид в своем лондонском офисе, 1985. Фото: Christopher Pillitz/Getty Images

После окончания обучения она занимается архитектурной деятельностью в Лондоне. Несмотря на переезд в Великобританию, Заха Хадид всей душой сопереживает гражданам родной страны, в которой с 2003 по 2011 год полыхал военный конфликт. Она говорит: «Багдад и улица Аль-Рашида лежат в руинах. Мосул и Басра разрушены, страна разделена на части. Эмбарго — это худшее, что когда-либо случалось с Ираком. Война — это катастрофа, но эмбарго разрушает все. Как в корриде, когда быка продолжают колоть, пока он не испустит дух. Иракцы не заслуживают той ситуации, в которой они оказались».

Когда британская пресса поинтересовалась у Захи — почему она приняла приглашение построить новое здание Центрального банка Ирака, та ответила: «Мы должны начать что-то строить, чтобы дать надежду».

Затем она пояснила: «Однако нужно думать о городе в целом, а не только об одном здании. Нужно заниматься структурой города и государства. Сейчас вопросы должны решаться в цивилизационном, далеком от политики ключе. Люди хотят, чтобы мы начинали строить. Ираку нужны школы, больницы и общественные здания. Там намного больше работы, чем мы можем себе представить. Сейчас в Ирак приходит множество иностранцев, чтобы понять ситуацию — немецкие компании готовятся к планировке нескольких городов. Иракцам нужна помощь. Не финансовая помощь, они богаты. Но нужна огромная сила воли, и крайне важна безопасность».

На счету Захи Хадид — множество проектов, построенных по всему миру, архитектура которых завораживает космическими линиями и интерьерами, похожими на футуристические инсталляции. Команда Zaha Hadid Architects, после смерти Захи (31 марта 2016) продолжает проектировать, стараясь придерживаться визии и стиля основательницы.

В день ее рождения, мы хотим показать подборку коллабораций с модными домами, где Хадид характерным для ее архитектуры языком выражает свое видение интерьеров бутиков и работает над предметным дизайном: обувью и аксессуарами. Ей удалось воплотить фантазии той маленькой девочки и реализовать почти все свои детские мечты о профессиях: и архитектора, и модельера, и, если хотите, — космонавта. И если бы не ранний уход из жизни — кто знает, каких новых высот она смогла бы достичь.

В 2006 году Хадид приняла участие в художественном проекте Icone Bag, который инициировал французский модный дом Louis Vuitton. Задача проекта заключалась в арт-переосмыслении культовых моделей сумочек LV и превращении их в предметы искусства. Так, классический облик Bucket, дизайном которого занялась архитектор, воплотился в белоснежном литом пластике с внутренней стороны покрытым малиновой кожей. Знаменитый узор Monogram на поверхности аксессуара стал рельефным

Компания Swarovski также сотрудничала с госпожой Хадид. Она создала коллекцию браслетов под названием Glace, посвященную дихотомичной природе хрусталя, которая проявляется в четкости очертаний готового изделия, при его невероятной хрупкости

Одно из последних сотрудничеств архитектора с ювелирными брендами – совместная работа с Aziz and Walid Mouzannar. Украшения появились в продаже в январе 2017-го года. Совместная коллекция включала в себя браслеты из белого, желтого и розового золота и кольца-каффи. Узоры в виде паутин инкрустированы белыми и черными бриллиантами

Созданное для собственного бренда бижутерии и ювелирных изделий кольцо Vortexx Ring создано в ключе эстетики современного дизайна. Оно состоит из двух спиралевидных звезд, смешанных друг с другом, где верхние и нижние вихри расположены в удобном пространстве между пальцами, удерживая кольцо на месте

Заха Хадид создала линию украшений для датского ювелирного бренда Georg Jensen. Браслеты и массивные кольца-кастеты, выплавленные из чистого серебра в неповторимой скульптурной манере Захи, подчеркивают изгибы тела

Обувная марка United Nude так же сотрудничала с архитектором, а результатом их совместной работы стали туфли Nova Shoes 2013 года, из хромированного резинового винила снаружи и итальянской кожи — внутри, со скрытыми платформой и каблуком из стекловолокна

Заха довольно часто занималась оформлением интерьеров, в частности, ее клиентами была обувная марка Stuart Weitzman. На фото — ее первый бутик для бренда в Милане, положивший начало дальнейшему сотрудничеству

В 2008 году Хадид создала кеды для Lacoste. Их дизайн оказался весьма повседневным, по сравнению с другими парами обуви от архитектора. Язычок этих кед из мягкой кожи специально удлинен и спиралью закручивался вокруг голени

Заха так же поучаствовала в создании капсульной коллекции для обувного luxury-бренда Nicholas Kirkwood. Классические модели марки украшены декоративными элементами дизайна от архитектора

Архитектор так же поучаствовала в создании кед adidas Originals совместно с Фарреллом Уильямсом. Рельефа но носке и подошве выдает в обуви Заху, а яркая стелька — творение Фаррелла

В 2008-м году Заха Хадид оформила токийский бутик Niel Barrett, спроектировав интерьер не по принципу наиболее рационального использования пространства, а в соответствии с тем, как по нему движется человек

Декорации Захи Хадид для модного показа Chanel, весна-лето 2012