Вогнать в краску с SADOLIN. Ольга Богданова и ее зеленый

«Вогнать в краску» — это проект, созданный в партнерстве с брендом Sadolin, который входит в концерн AkzoNobel и является ведущим мировым производителем краски высшего качества. Мы общаемся с дизайнерами и архитекторами о цветах их жизненной палитры. Говорим о воспоминаниях и эмоциях, которые формируют авторское видение, почерк дизайнера.

Основная ценность в системе координат Ольги Богдановой — это энергия. У Ольги ее много, и насыщенный зеленый цвет в проектах — одно из проявлений.

 

Ольга Богданова, архитектор, основательница Bogdanova Bureau

Зеленка

Мое детство прошло в Киеве, и оно было совершенно обычным. Родители много работали, суп стоял в холодильнике, ключ висел на шее. Я шла со школы по бетонным плитам, смотрела под ноги, находила монетки и радовалась этому. Часто спотыкалась и падала, поэтому колени вечно были в зеленке.

Мой папа был инженером на заводе Туполева. Нравилось приходить к нему на производство, где изготавливали детали. Оттуда я приносила домой металлическую стружку разных оттенков и плотности. До сих пор люблю запах машинного масла.

Папа учил меня рисовать и работать паяльником. Я могла вынуть внутренности из машинки, вставить туда моторчик и припаять его к колесикам. Мои машинки ездили.

Когда мне было семь лет, папы не стало. Он погиб в железнодорожной катастрофе, и долгое время я об этом не знала. Чувствовала, что маме тяжело, и не донимала ее вопросами.

Терраса на склоне реки Южный Буг. Проект Vin House — частный дом в Винницкой обл. Фото: Андрей Безуглов

В школе на уроках труда у нас был выбор: можно было учиться готовить или чертить. Единственной из девочек я выбрала черчение. Мы чертили какие‑то детали — шурупы и болты. Мне нравился процесс, в нем я чувствовала себя органично. Еще я ходила рисовать в художественную студию и была закрытым, молчаливым ребенком.

В 14 лет я поехала во Францию и какое‑то время жила там в семье. Это был шок — я попала в другой мир. Жила в большом доме с бассейном, мраморным полом, современной кухней, встроенной техникой, «умным» домом, алюминиевыми окнами и раздвижными системами. Конечно, тогда я думала, что во Франции все живут именно так. Вместе с семьей мы бывали в гостях у их друга, архитектора в Страсбурге. Впервые я увидела двухуровневую квартиру, где спальни и жилые зоны на первом уровне, а холл с большим камином — наверху. Эти впечатления стали для меня переломными, переключили с обыденности на совершенно новую волну.

 

Ростки

Когда я поступила учиться в Университет строительства и архитектуры, то очутилась в среде талантливых людей. В журнале моя фамилия шла по алфавиту сразу за фамилией Балбек, да и вообще компания подобралась замечательная, многие из одногруппников сегодня известны как лучшие украинские архитекторы.

На третьем курсе я начала подрабатывать. Приблизительно в этот период в стране начался строительный бум, наша профессия стала нужной, востребованной. Был спрос не только на архитекторов, а и на помощников архитектора, стажеров.

Барная стойка в мужской зоне студии 365 по ул. А. Ахматовой в Киеве. Фото: Андрей Безуглов

Второй этаж флагманской 365 Studio по ул. Тарасовской в Киеве. Фото: Евгений Авраменко

За год я поменяла несколько компаний, пробовала разное, искала себя: чертила гардеробные, готовила рабочие чертежи отеля Radisson Blu. Потом был заказ на первую квартиру, она находилась по улице Богдана Хмельницкого. На четвертом курсе у меня уже была команда из визуализатора и двух студентов, которые помогали вести проекты. Мне нравилось трудиться, чувствовать себя нужной и зарабатывать собственные деньги.

Ближе к концу учебы одна из клиенток предложила мне создать студию в партнерстве. План был такой: она будет находить клиентов и вести финансы, а я стану создавать дизайн. Тогда мне показалось, что это неравное партнерство, в котором основная нагрузка будет на мне. Сейчас я понимаю, что иметь партнера с другими компетенциями — это хорошо.

Сразу после выпуска многие одногруппники открыли собственные дизайн-студии. Это было логичным шагом. Я пришла к талантливому Славе Балбеку и предложила партнерство ему. Звучало это примерно так: «Слава, давай создадим студию и будем работать вместе. И еще есть один нюанс — я беременна». Слава согласился, и мы запустили 2B.Group. После нашего первого проекта он уверенно сказал, что мы лучшие.

 

Живая изгородь

В институте нас учили создавать крутые проекты, но совершенно не учили вести бизнес. Мы не задумывались о таких вещах и сразу ринулись работать. Не обсудили заранее ни один из важных пунктов, которые следовало бы проговорить: у кого какие обязанности, как мы станем развивать компанию и как будем расходиться, если возникнет такая необходимость.

Каждый жил и развивался в своем темпе. За время работы 2B.Group у меня родились трое детей. Мои потребности поменялись, и от компании мне нужно было не только творчество, но и бизнес-структура. Мне часто казалось, что партнер работает больше, и я должна бежать в три раза быстрее. И у меня была энергия так бежать. Значительно позже я поняла, что в этой погоне за локомотивом-Славой просто теряю себя.

В институте нас учили создавать крутые проекты, но совершенно не учили вести бизнес

Зона маникюра с креслами Nuez (дизайн Патрисии Уркиолы для Andreu World) в 365 Studio. Фото: Евгений Авраменко

Наш процесс разделения длился около года: мы спорили, искали решения, привлекали консультантов и юристов, пытались склеить студию и в какой‑то момент заговорили о том, что ничего страшного не произойдет, если начнем работать отдельно. В итоге мы оставили 2B.Group как общий бренд и дань нашей истории, подписали договор о том, что не будем конкурировать, и создали две отдельные компании: balbek bureau и Bogdanova Bureau. Мы сохранили хорошие отношения, и единственное, что я сейчас чувствую по этому поводу — благодарность за 12 лет совместной работы.

 

Зеленые бумажки

Убеждена, что основные сложности происходят с нами из‑за отсутствия коммуникации. Чем больше ты проговариваешь, комментируешь свои действия, тем проще взаимодействовать с людьми. Всем удобнее играть в игру с понятными правилами. Это касается и работы, и партнерства, и семьи. Когда я поняла это, стала абсолютна прозрачна с сотрудниками во всех сферах — от обсуждения ожиданий до открытых финансов.

Сложности происходят из‑за отсутствия коммуникации. Чем больше ты проговариваешь, комментируешь свои действия — тем проще работать

Каждый в бюро знает, сколько мы получаем и за какие объекты, куда идут эти деньги, где мы в плюсах, а где в минусах, и сколько зарабатываю я. Мы проговорили с командой не только бонусы, но и процент «на факапы». У многих есть иллюзии о роли руководителя, а с открытыми картами стало понятно, что быть предпринимателем и тянуть свой бизнес не так просто.

В каждом бизнесе есть «бутылочное горлышко». Его можно пройти один раз или несколько, но когда ты масштабируешь компанию, проектов становится больше — тонкие места дают о себе знать. Вот тогда и приходит понимание, что нужно налаживать процессы и грамотно выстраивать систему.

Интерьер флагманской 365 Studio по ул. Тарасовской в Киеве, дизайн Bogdanova Bureau. Фото: Евгений Авраменко

Молодым предпринимателям, которых я курировала этой зимой на программе European Design Upgrade, я постоянно задавала вопросы: где в проекте деньги? как он будет зарабатывать? Я знаю, что на первом этапе можно быть вдохновленным и работать без отдачи, но долго так не выгребешь. Нельзя только отдавать, что‑то должно возвращаться. Если прибыли нет — это сигнал. Возможно, ты идешь не по тому пути или что‑то не так делаешь. Прибыльность бизнеса — это ценная подсказка.

 

Синий + желтый

Зеленый находится в моем рейтинге цветов сразу после любимого белого цвета. Они оба есть в моем гардеробе и в моих объектах. Люблю насыщенный тон, он придает пространству свежесть. Зеленый хорошо сочетается с коричневым, соломенным и цветом песка. Зеленый — это энергия, жажда жизни, эмоциональный подъем. Это как съесть пучок рукколы.

Зеленый отлично работает в коммерческих интерьерах. В моих проектах 365 Studio и мужском салоне красоты Cabinet Barbiere зеленый был желанием заказчика, которое совпало с моим желанием. В жилых интерьерах зеленый уместен в виде декора или арт-объектов.

Зеленый — это энергия, жажда жизни, эмоциональный подъем. Это как съесть пучок рукколы

В моем понимании жилые пространства не должны быть с активным насыщенным цветом. Это место, где человек отдыхает и чувствует эмоциональный комфорт. Мои интерьеры — уравновешенные, в них больше природных оттенков: серый, бежевый, песочный, терракотовый. Безусловно, есть клиенты, которым нужны активные цвета, но скорее всего, они не станут обращаться ко мне.

Главный способ сочетать цвета — это брать оттенки у природы. Яркие сочетания — в тропиках, спокойные — в скандинавских пейзажах. Как правило, я ориентируюсь на природу той местности, в которой находится объект. Мне нравится, когда интерьер соответствует экстерьеру, даже частично мимикрирует в среду.

Мужской салон красоты Cabinet Barbiere в Киеве. Дизайн Bogdanova Bureau. Фото: Андрей Безуглов

Есть еще один способ находить удачные оттенки. Выбирать из тех, которые предлагают дорогие компании. Хорошие производители мебели, плитки, обивочных тканей, красок или ДСП тратят много усилий на то, чтобы создать и предложить клиенту идеальные оттенки. К тому же цветовая палитра брендов высокого уровня продумана так, что оттенки в ней хорошо сочетаются между собой.

 

Изумрудный город

После Революции Достоинства у всех нас случился перелом в сознании. Мы начали с гордостью говорить, откуда мы, ценить свою культурную идентичность. Многие люди почувствовали ответственность не только перед собой, появилась какая‑то совершенно новая социальная ответственность. Стало ясно, что каждый из нас может влиять на то, как воспринимают Украину, что о ней знают в мире.

У меня возникло желание показать, насколько крутые и талантливые люди работают вокруг. Тогда мы запустили Prostir86 как платформу для презентации украинского предметного дизайна. Сначала проводили локальные ивенты, знакомили коллег с работами, которые создают наши дизайнеры.

Потом были несколько совместных выставок с Анастасией Белецкой. Мы поддержали ее проект в Болонье и вместе сделали выставку в рамках Paris Design Week. Дальше это движение разгорелось, как бенгальский огонь, который только недавно затушил СOVID.

Мужской салон красоты Cabinet Barbiere в Киеве. Дизайн Bogdanova Bureau. Фото: Андрей Безуглов

Мужской салон красоты Cabinet Barbiere в Киеве. Дизайн Bogdanova Bureau. Фото: Андрей Безуглов

Вместе с Еленой Оранской и Катериной Соколовой мы организовали три выставки украинского дизайна в Эйндховене в рамках Dutch Design Week и одну на Миланской неделе дизайна. Все это были имиджевые проекты, которые приносили моральное удовлетворение и создавали международный резонанс. Это была возможность сделать что‑то важное, полезное, внести свой вклад в глобальную картину. История совершенно не про деньги и даже не про славу. Сейчас, когда международные выставки на паузе, пришло время подумать и переосмыслить это направление. Я бы хотела, чтобы помимо драйва и эмоциональной отдачи появилась еще и финансовая.

 

Зеленый свет

Я человек, который постоянно чего‑то хочет. Хочу научиться, попробовать, успеть, достичь. Мне категорически не нравится поговорка: семь раз отмерь — один отрежь. Иногда лучше два раза отрезать и посмотреть, что получится. Думаю, часто что‑то не выходит только из‑за наших страхов. Нормально, когда они есть, но без преодоления страхов мы все бы топтались на месте.

У меня в гардеробной лежит книжка «Женщины, изменившие мир». Я бы хотела стать героиней такой книги

Мужской салон красоты Cabinet Barbiere в Киеве. Дизайн Bogdanova Bureau. Фото: Андрей Безуглов

Я разочаровалась в силе коллективного разума, но искренне верю в силу личностей. Успех приходит тогда, когда каждый участник команды прилагает усилия для реализации своих личных амбиций в рамках общего дела. Высадка людей на Марс тоже произойдет для удовлетворения чьих‑то амбиций. Например, Илона Маска, у которого они масштабные. Именно реализация личных целей — это мощная мотивация создавать крутые проекты.

У меня в гардеробной лежит книжка «Женщины, изменившие мир». Я бы хотела стать героиней такой книги. Хочется влиять на важные процессы, менять реальность, которая когда‑то сформировала меня. Помимо семьи, любимой работы для меня важно делать что‑то особенное и создавать новое.

 

/Материал опубликован на страницах #30 тома PRAGMATIKA.MEDIA/