Вогнать в краску с SADOLIN. Алексей Искос и его Белый

editor / Мнения /

Серия материалов под общим названием «Вогнать в краску» создана совместно с брендом SADOLIN, который входит в концерн AkzoNobel и является ведущим мировым производителем краски высшего качества. Это проект о личных отношениях с цветом: один герой — один цвет. C дизайнерами, художниками и архитекторами мы поговорим о жизненном и творческом пути. В нашем случае цвет — это маркер, обозначающий события и воспоминания, вызывающий ассоциации. Первым, кого мы «вогнали в краску», стал Алексей Искос, классик датского дизайна родом из Украины.

Алексей Искос родился в Харькове в 1965 г., учился на архитектурном отделении Харьковского инженерно-строительного института, затем в педагогическом, преподавал рисование в школе. В 1991 г. переехал в Копенгаген, где поступил на 4‑й курс Danish Design School и получил образование промдизайнера. В 2010‑м совместно с дизайнером Борисом Берлиным создал студию Iskos-Berlin, а в 2018‑м — собственное бюро Iskos Design. Сотрудничает с Blå Station, HAY, Menu, Muuto, Fritz Hansen, Normann Сopenhagen и другими европейскими фабриками по производству мебели и света. В портфолио дизайнера также коллаборация с украинской компанией ODESD2, для которой он разработал подвесную «плиссированную» лампу из тонкого листового металла. Работы Алексея Искоса представлены в датском Designmuseum а также Музее дизайна Исландии.

В доме Алексея Искоса в Копенгагене высокие потолки и много белых поверхностей

Белый снег

Одна из тех немногих вещей, которых мне не хватает в Дании. Помню, как мама забирала меня из детского сада и везла домой на санках закутанным в одеяло. Ты смотришь вверх — там небо со звездами, смотришь в сторону — там снег искрится под фонарями. Этот вид, когда все покрыто белым — и земля, и деревья, до сих пор кажется мне чем‑то фантастическим.

В Дании снег выпадает раз в пять лет и сразу тает. Здесь Гольфстрим: теплая зима и прохладное лето. Ничто не приспособлено ни к снегу, ни к жаре. Летом в +30 °С рельсы расширяются, поезда не ходят, а зимой снег забивается в щели дверей транспорта, и они не закрываются. Снегоуборочных машин мало, их нерентабельно содержать ради таких редких случаев. Все относятся к снегу как к некому приключению. Если три дня ничего не расчищать — он растает сам по себе. Каждый год возникают разговоры, будет ли на этот раз «Белое Рождество». За 30 лет, что живу в Дании, ни разу его не видел.

Первые полгода в Danish Design School я привыкал к тому, что собственное мнение важнее правильного

Белый верх, черный низ

Различия между учебой в Украине и в Дании — это как между черным и белым. В моем харьковском институте на архитектурном отделении все было строго регламентировано. Когда давали задание, то указывали, сколько листов какого формата ты должен сдать, как оформить и в какой технике выполнить. На все были свои правила. В Дании другой подход — полная самостоятельность. Ты сам выбираешь проект, которым будешь заниматься. Определяешь, сколько времени на него потребуется. Преподаватель по сути становится твоим консультантом. Своего я встретил спустя полтора месяца после начала учебы, он узнал меня в супермаркете и предложил встретиться поговорить. Оценок у нас не было, была критика: ты ее слушаешь и сам решаешь — двигаешься дальше или нет.

Первые полгода я привыкал к тому, что собственное мнение важнее правильного. Учеба направлена на то, чтобы научить тебя думать, а не дать какой‑то объем знаний. Образование — это возможность. Как ты ее используешь — это твое личное дело.

Выпускной проект моего приятеля в дизайн-школе завалили, несмотря на то что идея изначально была очень хорошей. Но просто реализовать даже хорошую идею недостаточно. Преподавателям важно увидеть развитие, путь от идеи до результата. Без этого им не было ясно, умеет ли студент думать и может ли стать дизайнером.

Алексей Искос на кухне своего дома в Копенгагене

Белый лист

Всегда делаю скечи на бумаге и на планшете. Это самый быстрый способ запомнить идею. Блокнот не всегда под рукой, поэтому в ход идут конверты или квитанции из магазинов. Потом прихожу домой и достаю из сумки кучу бумажек, которые нужно рассмотреть, чтобы перенести идею в скеч-бук.

Соотношение своих проектов и тех, которые я делаю по запросу компании, приблизительно 50 / 50. Собственные проекты интереснее разрабатывать, но сложнее продавать.

Я могу назначить встречу практически в любой датской компании, со мной с удовольствием поговорят. Но это далеко не всегда означает, что мой предмет примут. Найти клиента для своей идеи с первого раза — большая редкость. Отказов больше, чем позитивных ответов. Это не потому что дизайн плохой — важно оказаться в нужном месте в нужное время. Возможно, у компании уже есть подобная модель в работе или какие‑то другие планы. Я общался с коллегами, дизайнерами первого эшелона — у них все происходит точно так же.

Найти клиента для своей идеи с первого раза — большая редкость

Белая ворона

В датской культуре не принято особенно выделяться, хвастаться умом или богатством. Показывая слишком дорогую машину или чрезмерно роскошный дом, ты как бы говоришь: я лучше других. А это дурной тон. Можно долго знать человека и не догадываться, что он из какой‑то богатой семьи. Единственное, чем можно похвастаться — это успехами детей. Роскошь здесь есть, но она другая. Не дорогие часы, а например, мебель кого‑нибудь из датских классиков, кресло за 10 тыс. евро.

В одежде точно так же. Не страшно показать некоторое пренебрежение к своему внешнему виду, и скромная элегантность ценится выше, чем броскость. Даже на мероприятие или вечеринку лучше одеться скромнее, нежели переборщить.

На улицах практически не встретишь людей в яркой одежде, как и в чисто белой. На днях мы шли по городу и на скамейке сидела девушка в оранжевом плаще, я даже порадовался — так непривычно это выглядело.

Гостиная в доме Алексея Искоса

Белые стены

Мой дом белого цвета. Стены внутри тоже почти все белые. В Дании это распространено. Очевидно, традиция растет из протестантизма и реформации — в XVI в. решили убрать все золото из церквей, а настенные росписи закрасили. Решили, что Богу не важно, какие украшения в твоей церкви, важно то, какой ты человек. Стены в церквах стали белыми и в домах тоже.

Мне нравится эта традиция. Белые стены — это фон, на котором любой цвет смотрится сильнее, ярче и насыщеннее. В предметах белый подчеркивает форму, на нем видны все тени, как на тех гипсовых фигурах, которые мы рисовали в институте.

В цветоведении белый — это отсутствие цвета, а в физике — наоборот, смешение всех цветов. По моим ощущениям белый — это как водка в коктейле. Он усиливает все остальные цвета.

По моим ощущениям белый — это как водка в коктейле

Кресло для чтения «Электрический стул» — модель, созданная Алексеем в единственном экземпляре для выставки в Дизайн-центре в Копенгагене

Датский дизайнер Вернер Пантон сказал, что на хорошем цвете лучше сидится. В его предметах он играет ключевую роль. Я это уважаю, но для меня цвет не настолько важен, в моих работах он появляется в самом конце. Есть форма и функция, а уже за ними приходит цвет. Иногда его выбирает компания-производитель, и я не вмешиваюсь. Хороший дизайн можно покрасить в любой цвет: и в желтом, и в черном он должен смотреться гармонично. Качественный дизайн цвет не испортит — точно так же, как плохой дизайн цвет не спасет.

 

Белый шум

У меня есть свойство легко закрываться в себе. Даже в комнате, где играет громкая музыка, разговаривают люди и бегают дети, я могу погрузиться в свои мысли, и мне ничего не мешает. Я не сторонник идеи, что нужно от всего отгородиться, уйти из социальных медиа, чтобы оставаться собой. Нахожусь там, где мне интересно. Например, надоел Netflix — просто выключаю. Вся эта информация и весь этот белый шум в итоге и трансформируются в творчество.

Можно говорить о трендах как о белом шуме. Если это цвет года или какая‑то мебельная обивка, то нет смысла ему следовать. Потому что с момента идеи до появления готового предмета проходит несколько лет. Дизайнер, который ориентируется на существующий тренд, заведомо отстает. Пока вещь будет готова, мода изменится.

Дизайнер, который ориентируется на существующий тренд, заведомо отстает

С другой стороны, есть глобальные долгосрочные тренды. Например, диджитализация, глобализация или, наоборот, возвращение к национальным государствам. Они проникают в тебя, хочешь ты того или нет. Не важно, нравится ли тебе смартфон, но сегодня нет смысла не пользоваться им. На днях я купил новую стиральную и сушильную машину, осталось настроить ее управление со смартфона. Как дизайнер, создавая лампу, я осознаю, что если не сегодня, то через несколько лет ее интегрируют в какую‑то smart thing system, и это не зависит от моего желания. Возможно, дизайнеры понимают долгосрочные тренды и учитывают их раньше остальных людей.

Надписи на ящиках бюро: Мален (бумаги жены Алексея), короткие конверты, рождественские открытки, зарядные устройства, игральные карты

Белые халаты

В Дании карантин, связанный с пандемией COVID-19, практически закончился. В начале локдауна мы по инерции еще тянулись друг к другу. Чувствовали неловкость: как это не пожать руки, не обняться при встрече. А сейчас если кто‑то протягивает руку для приветствия, это выглядит странным. Запросто могу представить, что произойдут и более глобальные перемены в обществе.

Еще лет десять назад в Дании было разрешено курить в общественных местах. Можно было курить в ресторанах и торговых центрах, были курящие вагоны в метро и электричках. А потом приняли закон, который это запретил. Все привыкли и восприняли это позитивно. Так же легко могут прижиться новые нормы относительно расстояния между столами в ресторанах.

Сейчас если кто-то протягивает руку для приветствия, это выглядит странным

Многим бизнесам сейчас сложно, другие, наоборот, получили толчок к развитию. Активно растет интернет-торговля, в Дании открылись две большие компании курьерской доставки. Некоторые фирмы пережили растерянность и упадок, но нашли для себя новые ниши. Один мой товарищ выпускал вывески для аэропортов. На два месяца его компания осталась без заказов, потому что аэропорты закрыты. Сейчас он разработал новый продукт — прозрачные перегородки, которые можно поставить на пол, на стол, подвесить на потолок в офисе или других общественных местах. Со знакомым дизайнером они за два месяца проработали эту идею и сейчас активно ее внедряют. В начале локдауна в его компании работали 10 человек, теперь их 40.

Алексей Искос

Мир меняется, но так было всегда. У людей и человечества в целом есть потрясающее свойство приспосабливаться и выживать, хотя это нелегко и не всегда безболезненно. Но мы, дизайнеры, привыкли к переменам, какого бы цвета они ни были.

 

Текст: Надежда Шейкина
Фото предоставлены Алексеем Искосом