Виктория Якуша. UKRAINE Inspires

Константин Ковшевацкий / Дизайн /

12 дизайнеров и журналистов из 8 стран мира и 5 уникальных культурных центров Закарпатья — основательница бренда FAINA Виктория Якуша при поддержке Украинского культурного фонда организовала вдохновляющий тур по Западной Украине. По результатам путешествия от Львова до горных сел Ивано-Франковской области, о котором мы подробно писали в августовском томе PRAGMATIKA.MEDIA, был снят документальный фильм Land Inspires, представленный в рамках Ukrainian Fashion Week. Как у успешного архитектора и дизайнера родилась идея открыть миру национальную культуру родной страны и зачем понадобилось совершать массу усилий для демонстрации традиционных ремесел — керамики, бондарства, ткачества, писанки, изготовления музыкальных инструментов — мы решили узнать у Виктории.

PRAGMATIKA.MEDIA: Украинский архитектор, работающий для украинской аудитории, в один момент вдруг захотел показать, что называется, urbi et orbi не только результат собственного творчества, а и открыть миру собственно Украину, показать истоки национальной идентичности. И это все в эпоху глобализации и интернационализации дизайна! Что тебя подтолкнуло к такому шагу?

Виктория Якуша: Этот внутренний посыл родился в 2014 г., когда все в нашей стране задумались над тем, кто мы есть. Это шло изнутри. В определенный момент ты начинаешь понимать, что живешь в этой стране и от тебя лично зависит то, какой она будет. Украина по большому счету кроме нас самих никому не нужна — ни Европе, ни Америке, ни России. Надеяться на какого‑то «дядю» глупо. Только мы сами можем что‑то изменить. Тогда, пять лет назад, и наступил этап внутреннего взросления, осознания себя как гражданина. Ты вдруг начинаешь делать что‑то, просто потому что не можешь этого не делать. И для тебя это естественные вещи.

Виктория Якуша, основательница бренда FAINA и Константин Ковшевацкий, главный редактор издания Pragmatika. Фото: Юрий Ферендович | PRAGMATIKA.MEDIA

P.M.: Что появилось раньше — желание показать то, чем мы интересны миру или все же переосмысление собственного творчества?

В. Я.: Я всегда была достаточно амбициозным архитектором и дизайнером и, признаюсь, никогда не планировала уходить в предметный дизайн. Но в 2014 г. все изменилось. Первым был стул. Я тогда поймала себя на мысли, что было бы хорошо придумать стул, — а это то, что нужно всем и всегда, — который мог бы стоять во всех аэропортах мира. За ним последовали диван и комод, и если бы эти объекты не нравились людям, если б я не получила положительные отклики, на этом все могло остановиться. На протяжении трех лет мы работали практически в убыток, и никакие инвестиции и затраты ресурсов, в том числе моральных, себя не оправдывали. Но искренняя реакция людей, их восхищение и подлинный интерес нас вдохновляли и побуждали идти дальше. Иначе я бы сдалась.

От тех, кто приходил знакомиться с нашими работами, я не раз слышала фразу: «это ни на что не похоже»

На сегодняшний день нашу мебель активно продают дилеры в США (Нью-Йорк и Лос-Анджелес), Швеции, Великобритании, Франции, Швейцарии. Проекты с FAINA реализованы практически на каждом континенте — от островов Майорка и Ибица в Средиземном море до Индии, Исландии, Австралии и Мексики.

Авторский декор BUHAY с керамической основой и конским волосом, ручная работа

P.M.: В феврале этого года ты представила на Стокгольмской неделе дизайна тренд-экспозицию «Темперамент». Чем FAINA зацепила шведов?

В. Я.: От тех, кто приходил знакомиться с нашими работами, я не раз слышала фразу: «Это ни на что не похоже». Всем известен французский, итальянский, японский, скандинавский дизайн. Когда же публика подходила к нашей экспозиции, то люди попросту «зависали». Пазл, что называется, не складывался. Аналогов они не находили.

Конечно, мы рассказывали о нашей коллекции, о культуре нашей страны, да и названия предметов говорят сами за себя. Кроме того, когда мы впервые приехали на выставку в Стокгольме в феврале 2018 г., там работал американский Vogue, внесший FAINA в список «10 хедлайнеров интерьерного рынка». До этого мы шли вслепую, интуитивно. А после стали ощущать собственную силу, поняли, что движемся в правильном направлении. Именно тогда мы прошли точку невозврата.

Участвуя в международных выставках, общаясь с иностранной публикой, коллегами-дизайнерами из разных стран, я ощущала потребность в FAINA, и в моей голове постоянно крутилась мысль, что нужно делать что‑то еще, реализовывать что‑то большее. Так в авгуcте прошлого года и родилась идея экспедиции.

Кресло TOPTUN на выставке в Швеции, Стокгольм, 2018 г.

P.M.: Ты рассказывала, что многие из участников экспедиции не сдерживали слез. Почему?

В. Я.: Мы посещали особые места, где действительно живет чувство любви. И, к сожалению, о любви мы говорим зачастую мимоходом, не придавая особого значения этому слову. Иное дело, когда ты ее ощущаешь физически. И когда участники экспедиции, приехавшие к нам из разных стран, вдруг оказались в этом потоке, на этой частоте — то были потрясены и не могли описать словами то, что испытывали. Ну а плакали… Плакали, когда, например, 12‑летняя девочка, ткущая лижники (шерстяные ковры-покрывала, которыми на Западной Украине принято застилать кровати. — Прим. ред.), пела украинские песни. К слову, традиционно за этой работой там всегда поют. Мы плакали, когда слушали игру на трембите. Участница тура из Бельгии, увидев карпатские ковры, вдруг вспомнила о своих родственниках в Сербии, у которых давно не была в гостях. Она даже заказала лижник с символами для своей дочери, мамы и себя. Другая вспомнила, что уже 20 лет не была в селе, где родилась. То есть эмоции пробуждали некие родовые, семейные темы. При этом не было никаких ликбезов — они просто попадали в определенную среду, чувствовали царившую вокруг любовь, напитывались ею и неожиданно для себя вспоминали, где еще могли испытывать подобное. Самый глубокий эмоциональный отклик вызывала наша музыка и песни, у мужчин, кстати, в том числе.

Главная цель проекта — популяризировать все украинское, вывести это в тренд

В связи с этим мне вспоминается случай. В этом году на выставке в Милане к нам подошла женщина, украинка по происхождению, проживающая в Швейцарии. Она увидела в Америке нашу вазу BANDURA, и ее буквально бросило в дрожь. Она стала выяснять, откуда этот предмет, и обнаружила, что это FAINA из Украины. Узнав, что мы будем в Милане, специально приехала туда ради встречи с нами. У нее сработал внутренний код, и она проделала весь этот путь, чтобы познакомиться со мной и рассказать свою историю. То есть когда ты делаешь какие‑то предметы, наполненные определенным смыслом, идеей, то со временем перестаешь замечать, как мощно они могут влиять на людей. То же самое происходит и с карпатскими мастерами — для них это привычные вещи обихода, в которых нет ничего сверхъестественного. Но они в прямом смысле слова пронимают тех, кто сталкивается с ними впервые. Люди чувствуют! Не уверена, правда, что все, но чувствуют.

Подвесной светильник STRIKHA, ручная работа, лоза

P.M.: Ты начинала без инвестиций. Вся твоя сегодняшняя деятельность, направленная на продвижение украинского дизайна, причем не просто современного, а того, что обнажает глубинные пласты нашей культуры, истории, реализуется на собственные, насколько мне известно, средства? Есть ли государство во всей этой истории?

В. Я.: Я ничего не жду от государства. Когда искала спонсоров для нашей первой экспедиции, многие спрашивали, зачем мне это нужно, ведь такими делами должно заниматься, например, Министерство культуры. Практика же показывает, что как только государство начинает вмешиваться в подобные процессы, выделять средства на возрождение народных промыслов, утверждать какие‑то правительственные программы поддержки и прочее, то ничего путного из этого не выходит. Как правило, такими вопросами от государства занимаются люди, совершенно в них не разбирающиеся, а дизайнеры, готовые работать, становятся заложниками ситуации. Когда подобные вещи идут не от сердца, не от души — ничего не выходит. А я просто показала, как это могло бы быть.

В феврале 2018 г. американский Vogue внес FAINA в список «10 хедлайнеров интерьерного рынка»

Каждый предмет коллекции упакован в специально разработанную экологичную упаковку

Но в этом году Украинский культурный фонд (УКФ) выделил нам грант на организацию экспедиции. И это замечательно. «Земля надихає» очень ресурсозатратный проект. Это огромный кусок жизни, потому что над подготовкой экспедиции наша команда работает полгода, а потом еще полгода — над ее промоушеном и раскруткой. И всякий раз я не уверена, что сделаю это снова. Главная цель проекта — популяризировать все украинское, вывести это в тренд. И речь идет не о типовой шароварщине и машинных вышиванках. Мы хотим говорить о неких глобальных и глубинных вещах. Причем делаем мы это попутно и через СМИ. Интересно, что ни один из поехавших с нами в первый раз иностранных журналистов — а это были представители топовых иностранных профильных изданий — ровным счетом ничего не знал о существовании украинского дизайна в принципе. Но не будь он им интересен, они бы не приехали к нам. И тут главную роль, безусловно, сыграла FAINA. Сначала они узнали о ней и стали ее поклонниками и только потом решились приехать в Украину. Вел их исключительно интерес: никакими деньгами или обещаниями таких людей не заманишь. Им попросту это не нужно. Даже занимай я пост министра культуры или имея другой какой высокий статус, все равно не смогла бы своим авторитетом убедить их посетить нашу страну.

Фото: Юрий Ферендович | PRAGMATIKA.MEDIA

Участвуя в международных выставках или общаясь с иностранными изданиями, мы сразу говорим не только о себе, а и обо всех, кто занимается у нас украинским дизайном. При нашем участии в западных СМИ выходят и планируются к выходу серии материалов об украинских дизайнерах и их творчестве. Скажем так, мы открываем Украину на всех фронтах.

P.M.: Чего бы ты себе пожелала?

В. Я.: Терпения.

 

Беседовал: Константин Ковшевацкий

Керамические вазы MOTANKA, вдохновленные традиционным оберегом куклой-мотанкой

Сет керамических ваз KUMANEC, ручная работа

Настольный декор BARANTSY

Фотограф: Вова Клевер
Стилист: Татьяна Ликаренко, Ольга Фрадина
Мейкап: Евгения Козлова