Устойчивое развитие городов. Цена вопроса, валюта и стейкхолдеры

Ирина Исаченко / Урбанистика /

Что общего между кварталом Вобан во Фрайбурге, скачкообразно развивающимся Гётеборгом в Швеции, планами ОМА по конверсии постпромышленных пространств в Милане и новыми сценариями для исторической местности Китаево в Киеве? Общая составляющая — устойчивое развитие, на подходы и принципы которого, зафиксированные в документах и программах ООН, опираются официальные и неформальные урбанисты самых прогрессивных стран мира. Мы решили разобраться, кто же является основными бенефициарами Sustainable Development и в чем, собственно, заключаются бенефиты, ради которых всем нам предстоит не просто быстро двигаться, а и бежать вдвое быстрее.

Бежать вдвое быстрее

«Принципы и методы, проверенные на практике», — так Жоан Клос, исполнительный директор программы ООН по жилью и устойчивому городскому развитию, охарактеризовал «Новую повестку развития городов», принятую на Конференции ООН Habitat III в столице Эквадора Кито 20 октября 2016 г. Спустя 4 года, 27—31 мая 2019‑го, представители стран-участниц, подписавших декларацию New Urban Agenda, и мэры крупных городов соберутся на первую сессию Ассамблеи ООН-Хабитат в Найроби, чтобы «сверить часы»: обсудить прогресс, достигнутый в реализации программы, а также последние глобальные тенденции и условия, влияющие на системные преобразования.

Участники конференции ООН Habitat III, состоявшейся в столице Эквадора Кито 20 октября 2016 г. Источник фото: Habitat III на Flickr

В ООН решили, что процессы в современном обществе настолько ускорились, что собираться раз в 20 лет только на конференциях Хабитат — значит не отвечать духу времени. Тема Ассамблеи обозначена как «Инновации для улучшения качества жизни в городах и общинах», а подтемой стало «Ускоренное осуществление Новой программы развития городов для достижения целей в области устойчивого развития».

Сегодня представительства ООН-Хабитат работают примерно в 70 странах мира, помогая внедрять принципы «Новой повестки развития городов», основанной на достижении 17‑ти целей устойчивого развития и конкретно на пунктах Цели № 11: «Устойчивые города и общины».

Выступление Жоана Клоса, исполнительного директора программы ООН по жилью и устойчивому городскому развитию на конференции ООН Habitat III, состоявшейся в столице Эквадора Кито 20 октября 2016 г.
Источник фото: Habitat III на Flickr

В отношении городского строительства политика ООН-Хабитат направлена на смещение акцента с простого, точечного строительства жилья для насыщения рынка на создание целостной концепции развития жилищного строительства в сочетании с практикой устойчивого городского планирования. При этом интересы людей, их индивидуальные потребности и права человека в целом ставятся во главу приоритетов. Эти рекомендации зафиксированы в программе «Жилье в центре». Более того, авторы отчетов и деклараций ООН-Хабитат, обращаясь к главам стран и государств, настойчиво рекомендуют сделать тему создания жилья и развития городов частью национальной политики.

Политика ООН-Хабитат направлена на создание целостной концепции развития жилищного строительства в сочетании с практикой устойчивого планирования

Чтобы более предметно разобраться, что же представляют собой устойчивые кварталы, районы и города, мы решили рассказать о пионере устойчивого развития 2000‑х — квартале Вобан в немецком Фрайбурге; проанализировать модель устойчивого развития целого города на примере шведского Гётеборга; и рассмотреть в качестве устойчивой модели будущего предложение ОМА по развитию кварталов итальянского Милана.

Сендайская рамочная программа по снижению рисков от стихийных бедствий была принята в марте 2015 г. на Всемирной конференции ООН в Сендае, Япония

Вобан: идеализм и инновация

Жилой квартал Вобан (Vauban) в немецком Фрайбурге можно считать пионером устойчивого развития. За последнюю четверть века Вобан множество раз становился объектом изучения социологов, урбанистов и финансистов, получил десятки наград за инновационность и устойчивость, его часто приводят в качестве примера «особой модели устойчивого проживания и совместного планирования». Сегодня в Вобане проживают 5,5 тыс. жителей — это самый густонаселенный и зеленый район Фрайбурга. Завершение строительства и работ по благоустройству здесь отметили сравнительно недавно, в 2015 г.

Большинство территории квартала Вобан находится в полном распоряжении велосипедистов и пешеходов. Фото: Harry Schiffer (eltis.org)

Квартал Вобан часто называют лабораторией экореволюции и столицей зеленого строительства

Чтобы понять феномен Вобана, необходимо прежде охарактеризовать Фрайбург, который называют «региональным мегаполисом». Во Фрайбурге находится крупный университет и два института, выпускающие специалистов в области альтернативной энергетики Institute for Solar Energy Systems (ISE) и Solar Info Center (SIC). Поэтому экологичность и устойчивость для местной молодежи являются важными жизненными ценностями. Из-за привлекательного климата и природы население города быстро растет, а соответственно, растут цены на жилье. Но вакансии с адекватно высокой заработной платой местный рынок труда предложить не может. Этот конфликт привел к появлению прослойки активистов, которые стали искать возможности создания инклюзивного (доступного по стоимости) жилья.

Квартал Вобан часто называют лабораторией экореволюции и столицей зеленого строительства

До 1992 г. квартал Вобан был военной базой. Когда военные покинули территорию, опустевшие казармы привлекли внимание общественности. Студенты, выпускники и преподаватели университета и институтов Фрайбурга объединились в общественную организацию Forum Vauban и заявили властям, что желают участвовать в планировании развития района, предложив концепцию создания экологичного и социально справедливого городского квартала. В 1996 г. муниципалитет выкупил у немецкого государственного фонда недвижимости 34 из 41 га территории Вобана, но управление развитием фактически оказалось в руках активистов, которые на тот момент уже являлись совладельцами зданий четырех бывших казарм.

Излишки энергии, полученной «активными» зданиями из возобновляемых источников, поступают в общую городскую сеть

«Солнечное поселение» в квартале Вобан — 59 зданий, соответствующих стандарту Active House. Фото: Andreas Schwarzkopf (commons.wikimedia.org)

Чтобы взять под контроль процесс строительства и воспользоваться налоговыми льготами на землепользование, будущие жильцы объединились в группы частных собственников (Baugruppen) и жилищные кооперативы. Среди активистов оказалось немало специалистов, в том числе строителей, архитекторов и дизайнеров — выпускников местного университета. Поэтому проектированием зданий, дизайном улиц, созданием детских площадок и озеленением жители занимались самостоятельно. Большинство домов с крышами, покрытыми фотогальваническими панелями, имеют низкое или даже нулевое потребление энергии. В зданиях установлены тепловые насосы, позволяющие использовать геотермальную энергию. Еще один источник энергии и тепла — когенерационная электростанция, работающая на биогазе.

Здания Green City Hotel Vauban и соседнего жилого дома соответствуют стандарту Passive House. Построены в 2013 г. по проекту Barkow Leibinger Architekten. Фото: Harry Schiffer (eltis.org)

Гости и жители Вобана, не готовые отказаться от автомобиля, могут оставить его на окраине квартала. Фото: Harry Schiffer (eltis.org)

Архитектура квартала Вобан не поразит туриста wow-эффектом. Украинцам, особенно киевлянам, он, возможно, показался бы скучноватым и провинциальным. Здесь не встретишь сверкающих бизнес-центров, мраморных львов на заборах, роскошных автомобилей. Зато улицы Вобана даже по меркам благополучного немецкого Фрайбурга исключительно безопасны — здесь множество детских площадок, общественных пространств, семейных кафе и цветов. В процессе строительства удалось сохранить все до одного взрослые деревья на территории бывшего военного городка, а в дальнейшем сделать район максимально зеленым. Сегодня все свободные от мощения и архитектуры участки территории утопают в зелени.

Если человек, покупая квартиру в Вобане, желает пользоваться личным автотранспортом, то должен заплатить за парковочное место 18 тыс. евро

Жителей Вобана часто называют радикальными экологистами и идеалистами, но на самом деле они крайне рациональны. Определив, что сделать район полностью закрытым для автомобилей вряд ли удастся, они проголосовали за компромисс: если человек, покупая квартиру в Вобане, желает пользоваться личным автотранспортом, то должен заплатить за парковочное место 18 тыс. евро. Практически все улицы в квартале тупиковые, а скоростной режим движения ограничен до 7 км / ч.

Креативность местных жителей, их стремление к справедливости, в том числе и гендерной, проявляется буквально во всем. К примеру, большинство улиц названы в честь знаменитых женщин мира — Астрид Линдгрен, Мари Кюри и так далее.

В планах городских властей Фрайбурга к 2045 г. перевести весь город на экотехнологии и максимально сократить использование частных автомобилей по примеру квартала Вобан. Фото: Harry Schiffer (eltis.org)

Сегодня большинство жителей квартала Вобан — это молодые семьи с детьми, относящие себя к среднему классу. Пожилых людей здесь чуть более 2 %. Но общественная организация Quartiersarbeit, сменившая в 2010 г. Forum Vauban, работает над социальными и планировочными проектами, которые сделали бы район демографически более разнообразным.

 

Искусство уплотнения: зеленый и тесный Гётеборг

В 2021 г. шведскому портовому городу Гётеборг исполняется 400 лет. Сегодня город переживает самый резкий скачок в развитии. К 2035 г. его население увеличится почти на треть и достигнет 700 тыс. человек. Городские власти готовятся к тому, чтобы каждый из новых 150 тыс. жителей был обеспечен достойными жильем и работой. В кратчайшие сроки в Гётеборге предстоит построить минимум 80 тыс. квартир, причем жилье должно быть разноплановым, чтобы удовлетворить и тех, кто предпочитает жить в небольших таунхаусах в тихих районах, и тех, кому по душе жизнь на высоте в бурлящем центре.

Смешанная застройка — это также и борьба с сегрегацией. Есть условие: город должен соответствовать критерию устойчивой урбанизации и оставаться в своих прежних границах. То есть Гётеборгу предстоит существенное уплотнение, а вот качество жизни при этом должно повыситься. Для шведских урбанистов эти требования не звучат взаимоисключающе, напротив, «тесный город» — это город, где все необходимое для полноценной повседневной жизни находится в пешей доступности, что позволяет практически полностью отказаться от автомобилей. Общественный транспорт полностью удовлетворит потребности в поездках в другой район или на другой берег реки. Таким образом будут исправлены ошибки планировщиков середины XX в., когда, ориентируясь на автомобилистов, Гётеборг расползся вдоль реки Гета-Эльв и автомагистралей, став похожим на гигантскую морскую звезду.

Гётеборгу предстоит существенное уплотнение, а вот качество жизни при этом должно повыситься

«Мы пытаемся ликвидировать дефицит жилья, чтобы всем, кто родился сегодня, когда придет время начать самостоятельную жизнь в 2035 г., было куда уйти из родительского дома», — так обозначил основную градостроительную задачу главный архитектор Гётеборга Бьёрн Сиешо.

При этом шведы не готовы жертвовать комфортом. Нормы и требования к инклюзивности жилья запрещают строительство домов с квартирами площадью менее 25 кв. м.

По мнению Бьерна Сиешо, город, в котором остаются мертвые зоны (как, к примеру, постпромзоны, территории парковок, гаражные кооперативы), десятилетиями может оставаться в своих границах за счет оптимизации использования пространств.

Новый мост Hisingsbron должен заменить устаревшую стальную конструкцию уже к 2021 г. Параллельно с модернизацией моста подрядчик проводит работы по реновации постпромышленной зоны. Источник изображений: stadsutveckling.goteborg.se

В качестве одного из успешно реализованных проектов устойчивого «уплотнения» можно рассматривать развитие жилого района Kvillebäcken. Квилл, как называют его местные жители, расположен в 6 минутах езды на трамвае от центральной площади Brunnsparken. В 2010—2011 гг. в рамках проекта развития территории Backaplan здесь был построен новый жилой микрорайон на 2 тыс. квартир.

Несмотря на то что Квилл находится в окружении общественных парков, застройщики изначально решили развивать район как зеленый, пешеходный и mixed-use — с офисами, магазинами, медицинским центром и дошкольными учреждениями. А в качестве местной «фишки», чтобы привлечь жителей из других районов и туристов, здесь открыли множество кафе и ресторанов, специализирующихся на разных национальных кухнях. Так что желающие продегустировать вьетнамскую, балканскую, палестинскую кухню теперь приезжают в Квилл.

Район Kvillebäcken развивается как зеленый, пешеходный и mixed-use

Чтобы акселерировать строительство жилья, городские власти Гётеборга и девелоперы разработали совместный план действий BoStad2021. Его цель — сжать процесс планирования и сократить время и затраты на этапе от проектирования до начала строительных работ, то есть ускорить выдачу разрешений на строительство, согласования и юридическое оформление. Такое ускорение возможно в случае максимально доверительных отношений между горожанами, чиновниками и девелоперами и их обоюдной гражданской ответственности и верности фидуциарным обязанностям. В рамках BoStad2021 планируется возвести к 2021 г. дополнительно 7 тыс. квартир.

Saluhall Kvillebäcken — рынок и гастрономический центр в районе Kvillebäcken. Источник фото: redsearch.org

Новые здания возводятся в промзонах, как, к примеру, микрорайон Fixfabriken, где участок проектирования находится на территории бывшей фабрики по производству фурнитуры. И особенно часто — на месте наземных парковок, которые в модели free car city окажутся не нужны. Большинство объектов — это здания средней этажности, таунхаусы и кондоминиумы в 2—3 этажа. Высотные здания скорее исключение из правил, и они включаются в план застройки как акцентные – например, 27‑этажная башня Valskvarnsgatan.

Параллельно с жилым строительством Гётеборг проводит масштабную реконструкцию транспортной инфраструктуры, чтобы сделать все новые и старые городские районы легкодоступными. Ведется строительство велосипедных дорог, туннелей для транзитного автотранспорта, прокладываются новые железнодорожные линии. Все эти мероприятия финансируются в рамках «Западно-Шведского соглашения». Общий бюджет инфраструктурно-транспортной модернизации составляет около $ 4 млрд, половина будет выделена из государственного бюджета Швеции, а остальную сумму предстоит собрать на городском и региональном уровне. Частично — за счет «антипробкового» налога, введенного еще в 2013 г. Налог взимается с легковых, грузовых автомобилей и автобусов, въезжающих в центр города, общая масса которых не превышает 14 тонн. В Гётеборге тариф варьируется от времени суток, максимальный в час пик равен 6,29 евро.

Новые высотные здания станут акцентными, выделяясь на фоне исторической и новой малоэтажной застройки

Все мероприятия в рамках стратегии устойчивого развития Гётеборга включают экологическую составляющую. К примеру, в порту, углубляя фарватер, чтобы сделать его открытым для захода крупных судов, параллельно обустраивают заповедник для болотных птиц.

В настоящее время в Гётеборге в стадии реализации 170 проектов — жилищные, инфраструктурные, сервисные и экологические. Чтобы сделать процесс максимально прозрачным, муниципалитет опубликовал на сайте stadsutveckling.goteborg.se план развития до 2050 г. в виде подробного лендинг-пейджа — с таймлайном, локациями и перекрестными ссылками на каждый конкретный проект. Подобная форма презентации стратегических планов интуитивно понятна даже иностранным пользователям, не владеющим шведским языком.

Так выглядит центр Гётеборга сейчас. В планах — постройка нескольких высотных зданий, где разместятся 2 тыс. квартир и офисы на 16 тыс. рабочих мест. Источник изображений: stadsutveckling.goteborg.se

Впрочем, даже самое дотошное планирование не исключает вероятности факапов. В марте чиновники Управления дорожного движения Гётеборга пересчитали смету строительства канатной дороги, которая должна была связать исторический центр на южном берегу реки Гета-Эльв с тремя северными жилыми районами. Эффектный проект был разработан в международной архитектурной компании UNStudio и представлен в середине 2018 г. Шесть скульптурных опор высотой до 65 м, напоминающие краны на верфях Гётеборга, должны были стать новыми ультрасовременными доминантами городского пейзажа. Но, согласно новым расчетам, предварительный бюджет проекта изначально был занижен почти в 4 раза, а реальный составляет $ 432 млн.

Канатная дорога — это слишком хорошая идея, чтобы списывать ее со счетов

Проект канатной дороги через реку Гёта-Эльв был разработан архитектурной компанией UNStudio в 2018 г. Источник изображения: UNStudio

Теперь в муниципалитете идут прения — отказаться ли от канатной дороги вообще или найти альтернативные варианты. Главный архитектор Бьёрн Сиешо отстаивает позицию, что канатная дорога — это слишком хорошая идея, чтобы списывать ее со счетов, а ее преимущества с точки зрения экономической активности, повышения качества жизни, охраны окружающей среды и общей успешности города перевешивают даже столь крупные финансовые затраты.

 

Фильтры для Милана от ОМА

Принципиально новый подход к устойчивому проектированию продемонстрировали в архитектурном бюро Рема Колхаса ОМА. В апреле мастер-план по реновации территорий заброшенных железнодорожных станций Scalo Farini и San Cristoforo на окраине Милана одержал победу в международном конкурсе. Проект был разработан под руководством Ипполито Пестеллини Лапарелли и Рейнира де Граафа совместно с Laboratorio Permanente. Конкурировать пришлось с проектами, предложенными Baukuh, Arup, Grimshaw Architects, и Кенго Кума.

Схема мастер-плана Agenti Climatici построена на концепции создания на месте промзон двух биотопов в качестве экологических фильтров, и адаптивного развития территории, с возможностью гибко реагировать на экономические, политические, национальные и глобальные потрясения и риски. Архитектура зданий при этом может оставаться абстракцией едва ли не до самого последнего этапа.

Зеленая зона на мастер-плане Agenti Climatici — линейный парк на месте промзоны станции Scalo Farini в Милане. Источник изображения: OMA / Laboratorio Permanente

Авторы мастер-плана Agenti Climatici предлагают развивать постпромышленную территорию площадью 46 га вокруг станции Scalo Farini на севере от центра Милана как зеленую зону. Задача огромного линейного парка — стать фильтром, охлаждающим и очищающим воздух в городе. А участок площадью 14 га вокруг станции San Cristoforo в юго-западной стороне от центра разработчики назвали «голубой» зоной. Территория открывается на один из каналов, спроектированный еще в XII в., для доставки в центр Милана грузов — камня и древесины. Проект ОМА предполагает расширение канала на участке San Cristoforo для создания бассейна с пригодной для купания водой, серии водоемов для очистки грунтовых вод и гнездования болотных птиц.

Создание зеленых и голубых общественных пространств в концепции ОМА является фиксированной частью плана. Проектирование жилых и коммерческих зданий на участках будет зависеть от экономической и социальной ситуации на момент завершения первого этапа.

«В момент драматической трансформации окружающей среды и постоянной экономической неопределенности наши приоритеты изменились. Самая ценная валюта уже не «кирпичная» — построенная, а скорее климатические условия, которые города смогут обеспечить своим гражданам», — уверен Ипполито Пестеллини Лапарелли, партнер OMA.

Голубая зона на мастер-плане Agenti Climatici — создание серии водоемов на канале и рекреационной зоны на территории станции San Cristoforo. Источник изображения: OMA / Laboratorio Permanente

Мастер-план OMA органично вписывается в концепцию создания миланского «Зеленого кольца», непрерывной системы парков, лесов и общественных садов, соединенных зелеными коридорами и велодорожками по линии железнодорожных путей. Программу Fiume Verde продвигает команда Стефано Боэри (о зеленом лесничестве Stefano Boeri Architetti мы писали в томе #1 PRAGMATIKA.MEDIA).

После победы в конкурсе проекту ОМА предстоит пройти еще стадию общественного обсуждения и, возможно, последующего корректирования. Работы планируют начать уже в 2021 г. Проект реновации постпромышленных зон в Милане на сегодня самый крупный в Италии. Большую часть финансирования берет на себя корпорация FS Sistemi Urbani, занимающаяся транспортным и инфраструктурным развитием в итальянских городах.

 

Устойчивое инвестирование

В 2015 г., когда на смену «Целям развития тысячелетия ООН» (Millennium Development Goals) пришли «Цели устойчивого развития» (Sustainable Development Goals), были скорректированы и «Принципы ответственного инвестирования ООН» (PRI), в том числе и в части инвестирования в недвижимость. Приоритетность экономического роста в ущерб решению социальных и экологических проблем было решено признать пережитком «эпохи ВВП».

Подход к принятию решений теперь акцентируется на экологических, социальных и корпоративно-управленческих факторах, которые повышают финансовую эффективность проекта в долгосрочной перспективе. Это и повышение конкурентоспособности, улучшение имиджа девелоперов, повышение лояльности заинтересованных сторон и партнеров, и, конечно, экономическая целесообразность. Игра по новым прозрачным правилам открывает доступ к международным инвестициям, поскольку сегодня крупные банки и трасты отказываются финансировать экологически и социально неустойчивые проекты. Официально инициативу PRI сегодня поддерживают 2 200 компаний, корпораций, холдингов и трастов, специализирующихся на самых разных сферах деятельности (unpri.org). Из них 589 компаний инвестируют в недвижимость.

1 апреля 2019 г. Global Sustainable Investment Alliance опубликовал двухлетний отчет (Global Sustainable Investment Review 2018), согласно которому объем устойчивых инвестиций в мире с 2016 по 2018 г. вырос на 34 % и достиг $ 30,7 трлн. Большая доля концентрации активов приходится на рынок Европы — $ 14,075 трлн, США — $ 11,995 трлн и Японию — $ 2,18 трлн. В пятерку лидеров также попали Австралия (+Новая Зеландия) и Канада.

Отчет охватывает всю палитру сфер деятельности, не выделяя отдельно долю инвестиций в недвижимость. При том, что согласно прогнозам ООН, чтобы закрыть дефицит доступного жилья на 2025 г., только в его строительство необходимо инвестировать от $ 9 до $ 11 трлн. Если учесть вложения в покупку земли, то общий объем инвестирования составит $ 16 трлн.

Жилой 34‑этажный комплекс One Central Park в Сиднее. Построен в 2014 г. по проекту Жана Нувеля. Состоит из двух башен с вертикальными садами, созданными ботаником Патриком Бланком. Особенность архитектурного решения — консоль с моторизованным гелиостатом, освещающим пространство у подножия башен. Источник фото: The Finest Magazine (thefinestmagazine.com)

Цели устойчивого развития — в создании жизнеспособной модели будущего, когда экономический рост достигается без ущерба для окружающей среды и не обременителен для общества. Впрочем, авторы концепции признают, что мгновенная смена парадигмы невозможна. Так, ведущей мотивацией к устойчивому инвестированию, согласно опросу, проведенному американским агентством US SIF среди топ-менеджеров 365 крупных компаний, занимающихся управлением капиталом, остается финансовая выгода в долгосрочной перспективе. Социальные ценности, экологические выгоды, минимизация рисков и выполнение фидуциарных обязанностей — по мнению респондентов, тоже являются влиятельными, но в итогах опроса заняли более низкие позиции.

Присутствует ли Украина на этой макроэкономической карте? В отчетах UN PRI и Global sustainable investment alliance мы не нашли ни упоминаний, ни статистики. Поскольку дирекция ООН-Хабитат не имеет официального представительства в нашей стране, то под вопросом и участие украинских чиновников и мэров городов на Ассамблее ООН в Найроби. Вероятнее всего, информацию о новых тезисах и предложениях, которые будут обсуждаться на Ассамблее, нам придется получать не от очевидцев, а пользуясь материалами ресурса unhabitat.org.

На практике подходы устойчивого строительства в Украине лишь начинают внедрятся, в большинстве случаев пока точечно. Ранее мы писали об устойчивом подходе как новой культурной эпохе (статья «Быть sustainist’om»), о строительстве отдельных энергоэффективных зданий, жилых, офисных, коммерческих или промышленных технопарков (статья «Архитектура для инноваций» в томе #9 PRAGMATIKA.MEDIA) и объектов альтернативной энергетики — солнечных или ветроэлектростанций (подробно о перспективах Украины в этой сфере мы писали ровно год назад в статье «Солнце всем одинаково светит», которую вы найдете в томе #1 PRAGMATIKA.MEDIA). Впрочем, для украинских урбанистов, архитекторов и девелоперов — тема устойчивого развития (Sustainable Development) уже давно не является абстракцией или набором неолиберальных лозунгов.

 

Сценарий Китаево: идеальная среда для счастливой жизни

Пример устойчивого подхода к комплексному развитию территории в Украине появился совсем недавно. В конце 2018 г. SAGA Development и Perfect Group совместно с «Агентами змін», архитектурными бюро Architectural Prescription, ZOTOV & CO представили проект, который можно считать примером создания устойчивой модели в уникальных украинских реалиях, с учетом местных социальных и экономических особенностей.

Цель первого этапа проекта развития исторической местности Китаево лишена нарратива: сейчас это исследование проблематики, потенциала территории и разработка возможных сценариев. Создавая мастер-план интегрированного в рекреационную зону жилого квартала, проектировщики Architectural Prescription ориентировались на «Новую повестку развития городов» ООН Хабитат, на реализованные примеры европейских устойчивых поселений, а также на партисипативную работу со стейкхолдерами, что и является главным условием жизнеспособности модели. Подробнее о главных особенностях подхода и планирования PRAGMATIKA.MEDIA рассказал автор проекта развития исторической местности Китаево, основатель голландского бюро Architectural Prescription Гриша Зотов.

Гриша Зотов, основатель голландского бюро Architectural Prescription и автор проекта развития исторической местности Китаево

PRAGMATIKA.MEDIA: Насколько проект развития исторической местности Китаево, автором которого вы являетесь, отвечает парадигме устойчивости, задекларированной ООН? И какие приоритеты вы выбрали в качестве основных?

Гриша Зотов: В бумаге наш проект — это целый том, по объему сравнимый с докторской диссертацией. И на первых страницах как раз приведена таблица 17‑ти целей устойчивого развития ООН. Именно с изучения целей и их составляющих мы и начали работу, стараясь найти ответы на все вызовы, учесть все нюансы. После отчетов и деклараций Habitat III изучили еще несколько интересных документов о европейском подходе к развитию города. В частности, голландскую программу Symbiosis in Development (SiD), их приоритеты по созданию новых поселений и трансформации существующих. Авторы SiD во главу угла ставят счастье. Простое, человеческое, индивидуальное счастье. И в нашем проекте развития Китаево счастье стало основным элементом социальной, архитектурной и градостроительной концепции.

Мы разработали схему, разложив счастье на 12 составляющих, а каждую из них еще на 5—6 подкатегорий. И сопоставили все эти факторы с актуальной ситуацией в киевском Китаево — что есть, чего не хватает для счастливой жизни жителям местностей Мышеловка и Самбурки. Затем мы изучили мировые тренды, успешно реализованные проекты развития и спроецировали их на Китаево. Можно сказать, что ничего не изобретали, но пользовались мировым опытом, адаптировав его к украинскому контексту.

Счастье — основной элемент социальной, архитектурной и градостроительной концепции в проекте развития Китаево

P.M.: И какие именно европейские проекты вы использовали в качестве ориентиров?

Г. З.: Изучали и примеряли к нашей ситуации Funenpark — жилой комплекс, расположенный в Амстердаме, Aspern Seestadt в Вене — один из крупнейших в Европе проектов городского развития, квартал Vauban в немецком Фрайбурге и другие.

P.M.: Вернемся к главным целям устойчивого развития ООН. Насколько ваше предложение для Китаево соответствует Цели № 11 (создание устойчивых городов и общин)?

Г. З.: По большинству пунктов. Например, транспорт. Мы предлагаем увеличить количество общественного транспорта, которым можно добраться к Китаево. А все автомобильные улицы и проезды между кварталами нового жилого комплекса сделать тупиковыми, чтобы избежать автомобильного транзита. Тем самым мы снимаем экологическую нагрузку. Большинство автомобильных парковок спрятаны под землю. Предусмотрены и перехватывающие парковки, чтобы можно было вообще не заезжать на территорию комплекса.

Безопасное пространство, закрытое для автомобильного транспорта. Источник изображения: Architectural Prescription

Еще одна важная составляющая концепции проекта — это децентрализация и разнообразие, не только архитектурное, но и социальное. Каждый квартал обладать индивидуальностью, будет отличаться публичными придомовыми пространствами и типологией квартир, формой террас, парковками, функциями.

Самый важный аспект — соотношение между жилым и нежилым пространством. В качестве образца мы взяли соотношение в среднестатистическом европейском городе, где 75 % зданий — это жилье, а все остальное — офисы, коммерческие площади, школы, детские садики и так далее. И в соответствии с этим процентным соотношением мы и распределили функции по нашим кварталам. Стремились избежать концентрации функций и сервисов в одной точке. Знаете, как бывает: построят на окраине города какой‑то огромный бизнес-центр, и потом общественные пространства вокруг него остаются пустыми и мертвыми в нерабочее время. Это ошибка, которую за последние 30 лет часто допускали и наши и европейские градостроители. Так что идея децентрализации в том, чтобы смешивать функции. Это позволит сокращать расстояние от дома до работы или до магазина, а многофункциональное публичное пространство будет эксплуатироваться и утром, и днем, и вечером, и ночью.

Самый важный аспект — соотношение между жилым и нежилым пространством

Часто понятие «устойчивая урбанизация» воспринимается людьми как некий штамп, мол, это снижение выбросов СО2 в атмосферу, солнечные батареи на крышах… Но это лишь небольшая часть концепции sustainability. Мы старались придерживаться устойчивого подхода в планировании территории, в архитектуре, в выборе строительных материалов и в моделировании образа жизни — sustainable life. На сегодняшней территории Китаево большое количество садов и огородов, и мы не избавляемся от них, а напротив, расширяем эту функцию, чтобы у жителей была возможность выращивать экологически чистые фрукты, овощи и зелень.

Факторы счастья. Источник изображения: Architectural Prescription

P.M.: То есть предусмотрена зона городских огородов?

Г. З.: Довольно большая. В местности Самбурки это самый западный участок территории, есть несколько садов, которые находятся в плохом состоянии, их необходимо почистить, убрать погибшие деревья, сухостой. Но ни в коем случае мы не планируем уничтожать здоровые деревья. Также есть сады на юге территории, мы их тоже не трогаем. Словом, пропагандируем садоводство и экологический образ жизни.

Если вы посмотрите на план, то увидите, что сквозь всю территорию проходит желтая линия. Это пешеходная и велосипедная связь от Голосеевского парка к Днепру, артерия, на которую, можно сказать, нанизана вся территория. На ней не будет автомобильного движения, она пересекается лишь один раз дорогой, ведущей к Китаевскому монастырю. И как раз вдоль этой артерии должны быть сконцентрированы все активности, вся жизнь.

О деталях нашего проекта я могу рассказывать бесконечно, и как раз развитию Китаево будет посвящен мой мастер-класс Happiness in Urban Planning на архитектурном фестивале CANactions, который пройдет в Киеве 17—18 мая.

Желтая линия — пешеходная и велосипедная связь от Голосеевского парка к Днепру. Источник изображения: Architectural Prescription

P.M.: Кто станет основными бенефициарами проекта в случае его реализации? Почему украинским девелоперам уже сегодня необходимо ориентироваться на принципы устойчивого развития, в чем заключается их если не прямая прибыль, то бенефит?

Г. З.: Сейчас большая часть территории исторической местности Китаево находится в заброшенном состоянии. Наш проект призван ее оживить. Мы спроектировали много качественной инфраструктуры — образовательной, медицинской, велосипедной, пешеходной, рекреационной — именно то, чего там нет, чего так не хватает жителям. Проект решает проблемы с пустырями, с мусором, с парковками. И привлекает интерес к территории, к монастырю. Сейчас киевляне, хоть и знают про Китаево, но редко кто выбирается туда на выходные с семьей. В итоге повышается привлекательность территории, и как следствие происходит капитализация недвижимости, квартиры в уже существующих домах станут более дорогими, более ликвидными. От этого выигрывают местные жители. Качество территории, зданий и общественных пространств повысится, что непосредственно принесет экономическую и имиджевую выгоду девелоперу. Для города это пиар, пример новой устойчивой жизни.

P.M.: Насколько инновационным для Украины является и сам «устойчивый» подход к проектированию и сам проект?

Г. З.: Он инновационный не только для Украины. Наш проект может смело конкурировать с европейскими или мировыми аналогами. Весь свой опыт и знания мы спроецировали на эту территорию, и я готов отстаивать и защищать каждый пункт нашей концепции.

P.M.: Сейчас проходит процесс обсуждения проекта с местными жителями. Вернее — местным жителям пытаются рассказать о планах развития, но они заявляют, что не готовы слушать…

Г. З.: В Украине за годы хаотической застройки у людей сформировалось недоверие к девелоперам. Местных жителей и активистов ни в коем случае нельзя упрекать в такой реакции. Она предсказуема и совершенно объяснима. Но этот проект как раз исключение. Перед нами ставилась задача спроектировать идеальную для жизни среду, совершенно не думая о квадратных метрах и прибыли. Да, нам, как авторам проекта, немного обидно получать изначально негативную реакцию, но мы понимаем, чем она продиктована. Процесс переговоров может быть длительным, но, я уверен, в какой‑то момент стороны начнут слышать друг друга. Местные жители услышат нас и поймут, что мы не хотим навредить, а напротив, стремимся улучшить условия жизни. А мы в ответ хотели бы получить конструктивную критику, услышать комментарии стейкхолдеров, предложения по улучшению, повышению комфортности жизни и уровня их персонального счастья.

 

«Агенти змін»: лупайте сю скалу

PRAGMATIKA.MEDIA: Насколько украинские, киевские власти, девелоперы и сами жители сегодня готовы к конструктивному диалогу, к обсуждению новых концепций устойчивого развития городов? Что является основным препятствием для продуктивного диалога?

Юрий Грановский: Думаю, что стороны к диалогу пока не готовы, но это не означает, что он не может произойти. Основным препятствием, кажется, является огромный кризис доверия, непробивная стена между этими тремя сторонами. Никто из нас не был свидетелем того, чтобы значимый девелоперский проект успешно прошел стадию обсуждений, в результате которых были разработаны договоренности win-win. Чтобы эти договоренности не казались мутными «договорняками» и т. д.

Юрий Грановский, UX-дизайнер команды «Агенти змін»

Каждая из вершин треугольника смотрит на остальные две с большим презрением. Все — заложники штампов, мол, девелоперы — жадные варвары, представители администрации — бездейственные коррумпированные некомпетентные функционеры, люди — ретрограды, которые только и мечтают, что о «лошади побыстрее». Кроме того, сильно мешает отсутствие культуры и неспособность с уважением относиться к общественному благу. Чаще всего решения каждой из сторон принимаются и отстаиваются исходя исключительно из собственного интереса и без анализа последствий в долгосрочной перспективе.

P.M.:  Какие инструменты для вовлечения людей в процесс планирования есть в распоряжении «Агентів змiн»?

Ю. Г.: Неправильно было бы считать, что мы профессиональные медиаторы с богатым арсеналом инструментов для решения любой ситуации. Все, что у нас есть, — это вера в некий «правильный созидательный процесс», вера в то, что всегда можно найти решение win-win, если научиться слушать друг друга и попытаться со-создавать решения. Еще есть несколько прецедентов. Но в каждом наших из текущих проектов, и в Китаево в т. ч., мы пытаемся понять, как с помощью партисипативного процесса можно прийти к результату с максимальной пользой для всех: для местных и остальных горожан, для бизнеса, для долгосрочного городского развития. Для этого уже опробовали разного формата воркшопы. Проводим личные и групповые интервью с жителями, с лидерами мнений, профильными экспертами. Большие надежды возлагаем на тематические экспертные круглые столы для выработки новых смыслов, синхронизации видения будущего территории, для определения «лучшего сценария».

Рекреация — одна из основных функций территории Китаево. Источник изображения: Architectural Prescription

P.M.:  Насколько быстрым, по вашему мнению, будет процесс изменения парадигмы в нашем обществе?

Ю. Г.: Все зависит от количества успешных прецедентов. Если над разработкой и внедрением партисипативных процессов будем работать только мы и 1—2 дружественные нам организации, все будет проходить очень медленно и вряд ли мы куда‑то придем. Если больше, чем один девелопер, увидит для себя в идее партисипации выгоду (в т. ч. и коммерческую), прецеденты будут создаваться быстрее. Но конечно же, политика вовлечения всех стейкхолдеров в процесс принятия важных решений о его развитии и поиск наиболее действенных для нашего контекста партисипативных инструментов должны стать политикой города, а не частных инициатив. Пока на уровне города, к сожалению, мы имеем только общественные слушания.

 

/Опубликовано в #11 томе Pragmatika, май 2019/