Городская деревня: лучшее из разных миров

Мы привыкли воспринимать городскую ткань как единое полотно, словно снятое с ткацкого станка. Новые урбанисты воспринимают ее как кружево, собранное из отдельно связанных узоров — малых и больших, ярких и нейтральных, биоморфных и геометрических. Одним из таких узоров и является городская деревня, urban village или city village.

Поговорим об агроинтервенции и феномене городской деревни: истоках идеи, провайдерах концепции, реализованных планах, амбициях Силиконовой долины, а также набирающем обороты тренде урбанфермерства и огородах на Манхэттене. И попробуем прикинуть, может ли городская деревня стать ярким, значительным включением в нашу реальность.

Когда дауншифтинг не выход

Взять лучшее из обоих миров: сохранить главное преимущество города — энергетику и нетворкинг, но жить в гармонии с природой и знать соседей в лицо. Это, пожалуй, один из самых драматичных запросов современности. Драматичных, потому что удовлетворить его удается немногим. Не всем по душе идея переезда в субурбию, а тем более за 50‑километровую метку от городской черты, даже если речь о современном поселении с инфраструктурой и широкополосным доступом к Сети.

Ферма на крыше Bank of America в Гонконге, созданная по инициативе компании по недвижимости JLL. За год на ферме собирают 660 кг органических овощей, которые передают в благотворительный фонд Feeding Hong Kong. Фото: Xaume Olleros

С поиском новых успешных планировочных решений экспериментируют по всему миру. В Нью-Йорке нанизывают жилые, офисные и коммерческие блоки на экологические хребты, подобные знаменитому Хай-Лайну; Барселону разбивают на суперблоки, где автодороги оставляют лишь по периметру квадрата, отдавая внутренние проезды пешеходам; в Париже продвигают программу «15‑минутный город». А в Великобритании и на Калифорнийском побережье США строят городские деревни.

Если Город — воплощение культурной интеграции наряду с глобализацией, то Деревня — это место, где мы обретаем душевный покой. Что такое «городская деревня» в современном понимании? В идеале это преимущественно пешеходная, озелененная, оживленная территория, населенная здоровыми и счастливыми людьми. Немного похожая на кварталы, по которым ностальгировала Джейн Джекобс, но гораздо комфортнее, экологичнее, технологичнее. С подключенными к IoT садами и урбанфермами на крышах.

Помните выражение «смычка города с деревней»? Это общественное движение, инспирированное большевиками, подразумевало обмен ресурсов на культурные ценности, обмен хлеба на зрелища. После завершения новой экономической политики смычка обернулась принудительной продразверсткой — ограблением крестьянства, голодомором, что превратило границу между селом и урбанизированными территориями в глубочайшую социокультурную пропасть. В целом в Восточной Европе уже со средних веков понятия «деревня, село» приобрели скорее негативные коннотации. Это отсылка к невежеству, к отставанию, ригидности и бедности. Это бездорожье, низкооплачиваемый труд и отсутствие сфер услуг и развлечений.

А вот в Британии деревню веками идеализировали как утраченный горожанами рай. Буколическая Англия всегда находилась в фокусе искусства и литературы — ее восхваляли поэты, писатели и политики. Для британцев деревня с ее цветущими садами и дружелюбными соседями и сегодня является наилучшей возможной формой пространственной и социальной организации — даже в решительно урбанистическом обществе XXI в. Поэтому неудивительно, что концепция urban villages появилась именно в Лондоне. А если точнее — в Букингемском дворце. Произошло это в 80‑х гг. XX в.

 

Проект принца Уэльского

Все знают о ретрофильных архитектурных вкусах принца Уэльского, который не скрывает своей неприязни к модернизму, а тем более деконструктивизму и футуризму. «Чудовищный фурункул на лице любимого и элегантного друга», — эту фразу, произнесенную принцем Чарльзом еще в 1984 г. во время выступления перед членами RIBA, где обсуждался проект пристройки к Национальной галерее в Лондоне, помнят до сих пор. Но если изучить позицию наследника престола более детально, то оказывается, что он в целом призывал к тому, к чему сейчас призывает каждый называющий себя урбанистом, — отдать предпочтение не ослепительному абстрактному дизайну ради краткосрочных финансовых выгод, а поиску красоты, гармонии, связям с природой. Если же судить по делам, а не по словам, то проект Паундбери стал наглядной демонстрацией того, как именно принц Уэльский представляет городскую деревню.

Его Королевское Высочество принц Уэльский с детьми из Первой школы Дамерс в Паундбери. Герцогство Корнуолл, Великобритания, 2017 г. Фото: Finnbarr Webster

Паундбери — это расширение города Дорчестер. Как крупнейший лендлорд герцогства Корнуолл, принц выделил 190 га земли под застройку и объявил, что берет под свою ответственность создание привлекательного мультифункционального и социально смешанного поселения. Вот четыре принципа, которые, по мнению принца, отражают философию экспериментальной деревни:

  1. Архитектура: красива и отражает местный характер и самобытность.
  2. Жилье: доступное социальное жилье интегрировано с частным, неотличимо от него и столь же разнообразно.
  3. Пространство: создано для пешеходов, а не только для автомобилей.
  4. Использование: объединение жилья и офисов с розничной торговлей, а также пространствами общего пользования.

Известие о том, что принц Чарльз решил поиграть в барона Османа, вызвало грандиозный скандал. Газеты изощрялись в эпитетах, говоря об экспансии неолуддизма и упражнениях в ретрофилии. Критики были уверены, что представители среднего класса не захотят покупать жилье в домах с социальными квартирами, что плотная городская среда не отвечает вкусам британцев, видящих идеал в частном поместье, а промышленные и торговые компании откажутся от идеи размещения в такой прогнозируемо нежизнеспособной среде — подделке под традиционную органически развитую деревню.

Если Город – воплощение культурной интеграции наряду с глобализацией, то Деревня – это место, где мы обретаем душевный покой

Строительство Паундбери началось в 1993-м и, как планируется, будет закончено в 2025 г. В настоящее время в первой британской городской деревне проживает около 4 500 человек. И, к удивлению (в редакции PRAGMATIKA.MEDIA тоже поражены), большинство пессимистичных прогнозов пока не оправдались!

Цены на недвижимость в Паундбери стартуют с совершенно демократичного (по меркам Великобритании) чека в 120 тыс. и достигают планки в 1,7 млн фунтов стерлингов. Причем при взгляде с улицы невозможно отличить на глаз, где социальная квартира, а где роскошный пентхаус — все здания построены максимально добротно и качественно. Улицы спроектированы с учетом приоритета пешеходов и велосипедистов, но это не значит, что автомобили были изгнаны из Паундбери — просто они паркуются на подземных стоянках.

Особое внимание уделяется чистоте визуальной среды. На фасадах вы не увидите кондиционерных блоков, а на крышах — антенн: все инженерные коммуникации скрыты. Никаких билбордов и минимум дорожных знаков: подразумевается, что водители чтут правила, в состоянии оценить ситуацию и всегда пропустят пешехода. Зато во все здания встроены домики для птиц — стрижей и ласточек. Ну и, конечно же, в Паундбери есть элементы натурального хозяйства — общественный фруктовый сад, овощная ферма и даже пруд для разведения рыбы, гусей и уток.

Строительство Паундбери началось в 1993-м и будет закончено в 2025 г. В настоящее время в первой британской городской деревне проживает около 4 500 человек

А что же с архитектурой? Вся она, согласно предпочтениям принца Уэльского, выдержана в георгианском и неоклассическом стилях, с колоннами и портиками. Для кого‑то этого обстоятельства достаточно, чтобы заклеймить Паундбери «ретрофильным», но исследование Oxford Brookes University выявило, что 86 % британцев хотели бы жить в подобном месте.

Особое внимание градостроители Паундбери уделили чистоте визуальной среды. Источник фото: architectureinmotion.com

Мастер-план Паундбери, созданный Леоном Криером

Кто‑то считает, что причина успеха в том, что планирование первой городской деревни было поручено Леону Криеру — знаменитому провайдеру новой урбанистики. Кто‑то уверен, что решающий фактор и залог гладкой реализации проекта — покровительство со стороны члена королевской семьи, своего рода админресурс. А кто‑то заметит, что исторически Дорчестер — сельская глубинка, поэтому новые жители Паундбери — выходцы из патриархального общества, готовые покорно принять все решения свыше.

Сам Леон Криер, автор мастер-плана, говорит, что дал Паундбери «здоровые кости», но уже второй десяток лет его детище развивается эволюционно: «Современный Паундбери не похож на план, составленный 20 лет назад. Он формируется самостоятельно, ежедневно адаптируясь к изменениям».

 

Тираж и экспорт шаблона

Успех первой британской городской деревни дал старт к разработке множества подобных проектов в Великобритании — к примеру, Bordesley Urban Village в Бирмингеме, Garston Urban Village в Ливерпуле, West Silvertown Urban Village в королевских доках в Лондоне и т. д. Но в каждом отдельном случае концепция подвергалась адаптации к местной специфике.

Треганнел-Хилл в Корнуолле, Великобритания. Построен согласно принципам планирования Паундбери и с высоты птичьего полета выглядит словно его близнец. Источник фото: The Prince’s Foundation

Cооснователь британского общества Urban Villages Group Тони Олдос, автор манифеста «Городские деревни, концепция создания устойчивых мультифункциональных городских поселений», сформулировал следующие критерии.

  1. Население: 3 000–5 000 человек разного возраста и социальных групп.
  2. Территория: достаточно большая для размещения необходимой инфраструктуры и максимальной самодостаточности поселения.
  3. Все важные объекты находятся в пешей достижимости.
  4. Есть центральная площадь.
  5. Есть начальная школа.
  6. Объекты розничной торговли распределены по всей территории.
  7. Разнообразные формы владения недвижимостью: частная, коммунальная, муниципальная.
  8. Хорошо развитый общественный транспорт, объединенный с общегородским.
  9. Медленный дорожный трафик.
  10. Архитектура находится в гармонии с особенностями местности и топографией.
  11. Есть свои архитектурные ориентиры, визуальные акценты.
  12. Кварталы, улицы и здания соответствуют концепции смешанного использования (mixed-use).
  13. Проходимые, удобные для пешеходов улицы, отсутствие тупиков и барьеров.
  14. Четкая и логичная навигация.
  15. Архитектурное, визуальное разнообразие зданий и пространств, которые изменяются и адаптируются со временем.
  16. Оживленные пространства перед зданиями.

Параллельно с британцами формат «городской деревни» исследовали во всем мире, что в итоге привело к модификациям и переосмыслениям. Городская деревня может быть кварталом или группой кварталов, отличающихся общей идентичностью или появившихся в рамках одного плана. Располагаться в центре города, на окраине или же вообще быть поселением «с нуля» с населением от 150 человек до 5 тыс. и площадью от 1 до 300 га. Разброс достаточно большой, но одной из определяющих характеристик городских деревень является смешанное использование, социальное и архитектурное разнообразие, экологические преимущества и роль катализатора общегородского развития.

Новый проект Леона Криера и Бена Пентрита — urban village Fawley Waterside в графстве Гэмпшир, Великобритания. Источник изображения: Fawley Waterside Limited

Если модернисты отдавали предпочтение скорее пространственным формам, чем социальным процессам, то новые урбанисты строят свои новые городские деревни, опираясь на таких китов, как сообщество, добрососедство и формирование новой идентичности. Век назад Ле Корбюзье объяснял городские болезни так: «Город умирает, потому что его планировка не пропорциональна геометрической четверти. Результатом истинной геометрической планировки является повторение. Результатом повторения является стандарт. Идеальная форма». В современном представлении urban village — это полный антипод Ville Radieuse Ле Корбюзье. Ее формообразующим принципом является не симметричная геометрия, а социология — предложение нового стиля жизни, объединяющего преимущества жизни в городе и в сельской местности.

 

Сан-Хосе – золотая миля Силиконовой долины

Развитие городских деревень входит в топ основных стратегий, обозначенных в Генеральном плане Envision San Jose 2040. Всего за полвека Сан-Хосе из садового сообщества превратился в столицу Силиконовой долины и вошел в список 10 самых крупных городов США с населением более миллиона человек. Это центр притяжения для сотен тысяч стартаперов и неофитов, мечтающих о стремительной карьере в крупных IT-корпорациях. Несколько лет назад власти Сан-Хосе были вынуждены признать, что город переживает жесточайший кризис в сфере жилой недвижимости — ее остро не хватает. В процессе поиска оптимальных решений Сан-Хосе стал лабораторией, в которой рождаются и обкатываются новаторские планировочные и проектировочные решения. К примеру, хакерхаусы Силиконовой долины стали протоколивингами, сочетающими возможность проживания, работы и досуга под одной крышей и положившими начало концепции shared living, которую взяли на вооружение застройщики в разных странах мира (подробно об этом формате читайте в статье «Совместное проживание — жить или выживать? Коливинги, кохаусинги и арендные дома в XXI веке» в 13 томе PRAGMATIKA.MEDIA). Сейчас девелоперская компания StarCity строит в Сан-Хосе две башни с коливингами. Но в иерархии приоритетов властей Сан-Хосе городские деревни — на первом месте.

Новые урбанисты строят свои новые городские деревни, опираясь на таких китов, как сообщество, добрососедство и формирование новой идентичности

Downtown West — новый кампус Google, запланированный к строительству в Сан-Хосе, США. Источник изображения: Google

В представлении планировщиков Сан-Хосе городская деревня — это плотный мультифункциональный квартал с разнообразной архитектурой, удобной для пешеходов и велосипедистов инфраструктурой, предлагающий все необходимое для полноценной жизни и отдыха, учитывающий потребности людей из разных социально-экономических слоев.

На плане развития Сан-Хосе до 2040 г. обозначено местоположение более 70 будущих городских деревень. Особое внимание уделяется так называемым фирменным проектам, которые должны служить катализатором, способствующим развитию всей территории района и города в целом. Например, AvalonBay предполагает создание четырех публичных площадей; Orchard Signature — общественный парк «под ключ»; Bascom Gateway Station Signature — общественное пространство вокруг станции скоростного трамвая; Sparta Signature — площадь на пересечении двух оживленных улиц. Также, чтобы попасть в список фирменных, то есть таких, в реализации которых мэрия будет оказывать всяческое содействие, надо соответствовать следующим критериям: плотность застройки не менее 55 квартир (единиц жилья) на 4 тыс. кв. м; фокусный участок; общедоступное открытое пространство; привлекательный для пешеходов дизайн; участие сообщества в проекте. И конечно — качественная архитектура, ландшафтный дизайн и благоустройство территории.

 

Микроформат для Беверли-Хиллз

Летом 2020 г. в Беверли-Хиллз открылся жилой комплекс Gardenhouse — серия из 18 белоснежных островерхих, утопающих в зелени вилл, объединенных вокруг внутреннего сада. Фасады со стороны улицы покрыты суккулентами и цветущими лианами — самая крупная в США «зеленая стена» является визитной карточкой Gardenhouse. Это первый проект крупной китайской архитектурной компании MAD Architects в США, вдохновленный видами живописных деревень в горах Хуаншань в Восточном Китае. Сама конфигурация комплекса и общая территория, находящаяся в совместном владении, призваны поощрять «высокое чувство общности, чувство индивидуальности и исключительности» в жильцах. Почему китайские архитекторы решили зайти с этой зеленой карты, выбрав для премьерного проекта на калифорнийском побережье имидж и типологию городской деревни?

Gardenhouse — urban village от MAD Architects в Беверли-Хиллз, Лос-Анджелес, США. Фото: Jason Speth

«Gardenhouse представляет собой уникальную возможность повлиять не только на архитектуру Лос-Анджелеса, но и представить новую парадигму жизни на Западном побережье — когда люди эмоционально тесно связаны с природой. Это особенно важно для таких густонаселенных городов, как Лос-Анджелес», — считает Ма Янсонг, основатель и главный партнер MAD Architects.

Где жить представителям калифорнийского среднего класса? Gardenhouse – полугород, полудеревня – должен стать ответом на этот вопрос

Gardenhouse — urban village от MAD Architects в Беверли-Хиллз, Лос-Анджелес, США. Фото: Jason Speth

Застройка Лос-Анджелеса базируется на двух планировочных типологиях — изолированные от города резиденции для мультимиллионеров и многоквартирные дома для обслуживающего персонала. Но где жить представителям калифорнийского среднего класса? Gardenhouse — полугород, полудеревня — должен стать ответом на этот вопрос. Стоимость кондоминиумов стартует с 3,7 млн долларов — это немало даже для Калифорнии, но если учесть архитектуру от знаковой студии, ландшафты от Seasons Landscaping и интерьеры от Rottet Studio, то для дизайнерской недвижимости цена вполне адекватная. Но, безусловно, не «социальная».

 

Urban Village в упаковке от IKEA

Летом 2019 г. на «Днях демократического дизайна», ежегодной конференции, которую проводит IKEA в своей штаб-квартире в шведском Эльмхульте, презентовали модель устойчивого поселения, где приватные жилые пространства комбинируются с помещениями, находящимися в совместной собственности, а все вопросы жизнедеятельности и досуга решаются коммуной. Комфорт для жизни, устойчивость и доступность — вот три кита, на которых базируется проект. При этом «устойчивый образ жизни не должен ощущаться как бремя, а стать естественной частью жизни».

Все жилые и общественные пространства Urban Village должны отвечать принципам устойчивости. Изображение: EFFEKT Architects для SPACE10

«Проект Urban Village позволит сочетать приватность с публичностью. Это дает возможность стать частью динамичного сообщества и прочувствовать все позитивные стороны СОЦИАЛИЗАЦИИ», — так презентуют свой проект в SPACE10 — исследовательской и дизайнерской лаборатории, сосредоточенной на разработке новых форматов городского жилья. Функционирует она как подразделение IKEA, а проект Urban Village разрабатывался ею совместно с бюро EFFEKT Architects.

SPACE10 предлагает будущим жителем Urban Village делиться квадратными метрами с соседями, снижая таким образом расходы на проживание. К примеру, жильцы не только являются совладельцами коворкинга и помещений для мероприятий, зон для фитнеса, игровых площадок, сенсорных садов, но и могут делиться с соседями кухней или гостиной.

Здания Urban Village модульные, их можно трансформировать и адаптировать к актуальным потребностям сообщества

Но не только шеринг делает недвижимость доступной. Сами здания Urban Village модульные, их можно трансформировать и адаптировать к актуальным потребностям сообщества. Модули из деревянных CLT-панелей будут производиться серийно в заводских условиях и поставляться в плоской упаковке, подобно тому, как изготавливается и поставляется мебель IKEA. Проект Urban Village по задумке разработчиков является наиболее перспективной моделью жилья будущего и своеобразным вызовом тем, кто раздувает пузырь цен на недвижимость — инвесторам, ориентированным на краткосрочную окупаемость объектов.

Это коробочное решение, конечно, не блещет какой‑то самобытностью, но предполагается, что его можно интегрировать в качестве уплотнителя в уже сложившуюся городскую среду, а индивидуальность фанерной Urban Village придадут люди.

 

Прямо с грядки

Но какая же деревня без натурального хозяйства? Урбанфермерство — это высокотехнологичный ответ на потребность горожанина «заземлиться». О том, насколько такая потребность сильна и какие выгоды для здоровья и благополучия приносит «зеленый» процесс, мы писали в статье «100 причин запачкать руки. Гражданский активизм и садовые волонтеры» в 25 томе PRAGMATIKA.MEDIA. А когда мы подбирали иллюстратив для статьи «Индекс счастья. Как понять, измерить и увеличить счастье в городах» (читайте в 10 томе PRAGMATIKA.MEDIA), то лучшей визуализацией этой сложной темы стал портрет улыбающегося Андреаса Капьона — жителя Осло с урожаем овощей и зелени, собранным на урбанферме Losæter.

Несмотря на архитектурную и культурную конкуренцию, ферма Losæter привлекает множество туристов, а для горожан стала любимым местом проведения досуга

Losæter — это совершенно уникальный пример агроинтервенции в искусственную городскую среду. Этот совершенно пасторальный кусочек сельской жизни расположен в центре самого модного района Осло Бьорвика, знакомого всем по характерной архитектуре смешанного комплекса Штрих-код, современной набережной и таким знаковым объектам, как Национальный оперный театр от Snøhetta, Центральная библиотека Deichman Bjørvika от Atelier Oslo и Lundhagem, а также музей Мунка от Estudio Herreros. Несмотря на такую архитектурную и культурную конкуренцию, ферма Losæter привлекает множество туристов, а для горожан стала излюбленным местом для проведения досуга.

Общественный сад и ферма Losæter в норвежской столице Осло. Фото: Losæter. Источник изображения: VisitOSLO

Проект, который финансируется застройщиками Бьорвика согласно закону «1 % на искусство», начинался как совместная инициатива норвежских художников, дизайнеров и активистов, увлеченных идеей городского органического земледелия. В 2015 г. колонна из нескольких сотен человек с тачками и повозками, нагруженными плодородной землей с сельских ферм, маршем прошла по набережной Бьорвика к Losæter. На территории в 2,5 га, выделенной городом и девелоперами, нашлось место и для сотни маленьких обособленных огородиков, и для нескольких общих полей, где добровольцы выращивают экологически чистые овощи, травы и экзотические растения, которые потом поступают на общий стол во время проведения самых разнообразных культурных мероприятий и фестивалей. А также здесь выращивают зерновые — чтобы затем испечь хлеб в пекарне местного Общества лепешек. В Losæter богатая не только культурная, но и образовательная программа — здесь детей и взрослых обучают навыкам городского фермерства.

Общественный сад и ферма Losæter в норвежской столице Осло. Фото: Losæter. Источник изображения: VisitOSLO

Урбанферма Prinzessinnengärten на площади Морицплац в Берлине. Фото: Anushka en Alemania. Источник изображения: wordpress.com

Площадь городской деревни тоже может быть фермой. Как, к примеру, ферма Prinzessinnengärten на площади Морицплац в Берлине. В 2009 г. местные жители обратились в муниципальный земельный фонд и попросили передать им в пользование заброшенную часть площади, которая в далеком будущем должна была отойти под застройку. За несколько лет активисты превратили пустырь размером с футбольное поле в зеленое живое пространство, исследовательскую лабораторию и школу под открытым небом.

Достопримечательностью кампуса Александрийского центра естественных наук, расположенного на Манхэттене, тоже является урбанферма, «самая крупная модульная ферма в Нью-Йорке», как позиционируют ее разработчики, архитектурная компания ORE Design + Technology. В 2011 г. они создали ферму на месте замороженной стройки, чтобы немного оживить ситуацию в районе и создать источник свежих продуктов для модного ресторана Riverpark, который управляется популярными в Нью-Йорке шефами Томом Количчио и Сиши Ортузаром. В качестве модулей для выращивания овощей ORE использовали пластиковые ящики, дополнив общий дизайн фермы стильным ограждением, навесами и освещением. Результатом этих элементарных приемов стало лаконичное и привлекательное пространство, которое настолько понравилось всем, что когда строительство возобновилось, ферму просто переместили на другую сторону площади.

Сегодня в Нью-Йорке существуют несколько десятков городских ферм, созданных как дополнение к объектам общепита или жилья

Урбанферма Riverpark в Нью-Йорке, спроектированная ORE Design + Technology. Фото: ORE Design

В качестве модулей для выращивания овощей ORE использовали пластиковые ящики, дополнив общий дизайн фермы стильным ограждением, навесами и освещением

Теперь манхэттенскую урбанферму финансово поддерживают фармацевтические компании, которые образуют ядро Александрийского центра, но она открыта для местных жителей, желающих приобщиться к изучению азов городского земледелия. А ресторан Riverpark по‑прежнему популярен и в немалой степени благодаря тому, что заслужил репутацию места, где готовят из продуктов «только что с грядки». Пример оказался заразительным, и сегодня в Нью-Йорке существуют несколько десятков городских ферм, созданных как дополнение к объектам общепита или жилья.

Украинские девелоперы тоже не остались равнодушными к тренду. К примеру, в строящемся киевском жилом комплексе O2 Residence экоферме отведена важная роль — обеспечивать жителей экологически чистыми овощами, зеленью, фруктами и ягодами. Это будет целая система теплиц, оснащенных самым передовым оборудованием, функционирующих в течение круглого года. Жители смогут выбрать для себя участок в ближайшей к дому теплице и либо ухаживать за ним самостоятельно, или поручить эти хлопоты штатному агроному. Кстати, хлопоты будут совершенно символическими, поскольку технологии сводят ручной труд к минимуму.

Концепция строящегося в Киеве жилого комплекса O2 Residence предполагает максимально тесный контакт с живой природой. Источник изображения: SODA Creative and Digital / The Gate Agency

В строящемся киевском жилом комплексе O2 Residence экоферме отведена важная роль — обеспечивать жителей экологически чистыми овощами, зеленью, фруктами и ягодами. Источник изображения: SODA Creative and Digital / The Gate Agency

«О2, на мой взгляд, не классический urban village — здесь от «урбан» только сама застройка, а все окружение природное — лес и озеро. Это жизнь на природе без каких‑либо компромиссов, — говорит Антон Фридлянд, креативный директор SAGA Development. — Поэтому такие опции, как теплицы и небольшие огородики, там очень уместны. Даже те, кто не планирует заниматься огородничеством самостоятельно, все равно хотели бы знать происхождение продуктов, которые попадают к ним на стол. Я вегетарианец и стараюсь покупать для себя фермерские продукты. Не могу сказать, что сильно сфокусирован на этой теме, но если бы такая возможность была, то охотно использовал бы теплицы».

Урбанфермерство в концепции O2 Residence рассматривается также как инструмент консолидации местного комьюнити

O2 Residence станет первым в Украине жилым комплексом с включенной урбанфермой. Источник изображения: SODA Creative and Digital / The Gate Agency

Огородничество в концепции O2 Residence рассматривается еще и как инструмент консолидации местного комьюнити. Можно кооперироваться с соседями, выращивая разные культуры, а затем обмениваться урожаем. Впрочем, можно ничего и не выращивать, а просто покупать местные овощи в локальном магазине. O2 Residence станет первым в Украине жилым комплексом с включенной урбанфермой, но явно не последним.

 

Лучше деревни может быть только город

Звучит парадоксально, но, оказывается, город отлично подходит для фермерства. Совсем не обязательно иметь в распоряжении большой земельный участок. Обычный пластиковый ящик из‑под молока или овощей, как это доказал пример Riverpark, легко превращается в небольшую грядку. Она обеспечит семью свежим салатом на неделю, после чего можно посеять новую порцию зелени. Если установить хотя бы четыре ящика на стеллаж — то урожай можно собирать практически бесперебойно. В идеале грядка должна находиться под солнцем на свежем воздухе — на балконе, террасе, возможно, быть частью общего двора или на крыше здания. Но современные технологии позволяют выращивать продукты даже в глухом подвале под искусственным освещением, используя в качестве питательного субстрата не почву, а насыщенные питательными веществами растворы. Очень экономичны вертикальные инкубаторы или модульные фермы Square Roots, разработанные в США. Переоборудованные под выращивание зелени транспортные контейнеры можно устанавливать друг на друга на неиспользуемых городских участках (к примеру, на месте старых гаражей). Поскольку такая технология позволяет получить 8–13 урожаев в зависимости от культуры, Square Roots может использоваться сообществами или предпринимателями для выращивания овощей в промышленных масштабах.

Большой и шумный город стал вполне подходящим местом и для фермерства, а городской ландшафт оказался ресурсным для пчел

Удивительно, но большой и шумный город оказался вполне подходящим местом и для пчеловодства! Сегодня даже более подходящим, чем сельская местность. Интенсивное сельское хозяйство, когда сотни гектаров засеваются монокультурами, подрывает биоразнообразие. А насекомым-опылителям, в том числе пчелам, необходимы цветущие растения в течение всего теплого сезона. Группа исследователей из Бристольского, Кардиффского, Эдинбургского университетов в 2020 г. изучила, насколько ресурсным является городской ландшафт для пчел. Оказалось, что лоскутики частных палисадников, муниципальных цветников и парков даже богаче нектаром, чем сельская местность. К тому же на территории городов запрещено использовать пестициды, которые массово убивают насекомых в сельской местности.

Пасека на крыше в районе Вулкан, Осло. Источник изображения: VisitOSLO / Didrick Stenersen

Рекомендация от ORE Design + Technology для урбанфермеров: как превратить ящик в грядку. Источник изображения: ORE Design

На сайте британского Королевского общества садоводов RHS можно найти список растений, успешно растущих в городских условиях и привлекательных для опылителей. Среди медоносов — такие популярные салатные травы, как орегано, кориандр, горчица, а также ароматические — мята, лаванда, розмарин. Разводя цветы и травы на собственном балконе или крыше, люди могут параллельно собирать солидный урожай высококачественного меда. Во всяком случае, в этом уверены не только британские ученые, а и основатели проекта Brooklyn Grange Apiary — установившие 30 ульев на Бруклинской военно-морской верфи и собирающие мед со вкусом большого города. Важное условие: для пасеки необходимо уединенное место — и в этом случае отлично подходит крыша. Именно на крышах домов устанавливают пасеки в Вулкане — одном из устойчивых районов Осло, построенном на берегу реки Акерсельва.

 

Екатерина Зверева:

«Городское фермерство в Украине – пока что хобби-сегмент»

Урбанфермерство может стать одним из инструментов, которые помогут городам оправиться от кризиса, вызванного пандемией, и решить целый комплекс проблем — как продовольственных, так и экологических. ООН поощряет включать программы по развитию урбанфермерства в городские стратегии. В июле и сентябре 2021 г. новые пути развития тренда будут обсуждаться на Food Systems Summit — саммите продовольственных систем ООН. Насколько Украина подключена к этой глобальной тенденции? На вопросы PRAGMATIKA.MEDIA ответила международный консультант Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (Food and Agriculture Organization, FAO) Екатерина Зверева.

Екатерина Зверева, международный консультант Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (Food and Agriculture Organization, FAO)

PRAGMATIKA.MEDIA: Насколько, по вашему мнению, тренд урбанфермерства, столь популярный в мировых столицах, перспективен для городов Украины?

Екатерина Зверева: Урбанфермерство (urbanfarming) развивается во всем мире по причине острого желания людей жить в более гармоничной и экологичной среде, а не в каменных джунглях.

Растущий спрос на здоровую и не содержащую химикатов пищу местного производства является одним из определяющих факторов роста городского сельскохозяйственного рынка. Быстрый рост населения, осознанное потребление здоровой пищи и рост дохода на душу населения являются движущими силами роста мирового вертикального сельскохозяйственного рынка. Развитию городского фермерства в Украине в дальнейшем будут способствовать и прочие мировые тенденции — к примеру, до 2050 г. две трети населения мира будет проживать в городах. Стремительная урбанизация стимулирует тренды городского фермерства. По прогнозам, к 2026 г. рынок городских промышленных ферм достигнет отметки $ 49,6 млрд.

P.M: Как считаете, готовы ли горожане быть не только потребителями продукции городских ферм, но и самостоятельно в сообществах заниматься урбанфермерством?

Е. З.: Уже сейчас можно говорить о том, что происходит изменение мышления людей: вырастить себе завтрак или обед — это интересно всегда. В мире существует спрос на технологии урбанфермерства и поэтому появляются все новые его формы: от так называемых вертикальных и модульных ферм до общественных садов или ферм на крышах жилых домов. Такие фермы могут значительно отличаться как по масштабам производственных площадей, так и по объемам производимой продукции.

Обслуживание урбанферм, как правило, не требует привлечения большого количества трудовых ресурсов — акцент создателей технологий городского фермерства делается на производстве продукции с максимальной автоматизацией процессов выращивания урожая и минимальным использованием ручного труда. Управлять современной урбанфермой, наблюдать за тем, как растет твой урожай — ягоды или салат, можно и со смартфона.

Растущий спрос на здоровую пищу местного производства – однин из определяющих факторов роста городского сельскохозяйственного рынка

Сейчас городское фермерство в Украине — это хобби-сегмент. Это этап экспериментов с технологиями выращивания урожая, его реализации и хранения. Так, на полках украинских супермаркетов увеличивается доля плодоовощной продукции из вертикальных промышленных ферм, расширяется ассортимент микрогрина. А в недавних анонсах аналитиков EastFruit отмечалось, что в украинской сети супермаркетов Varus появятся вертикальные установки для выращивания салата, базилика, петрушки, мяты… Фермы являются модульными, расширяемыми и перемещаемыми, с полностью автоматизированным управлением урожаем и стерильной средой, которая требует значительно меньшего контакта с людьми. Зелень и овощи, выращенные таким способом, не содержат пестицидов. Расходуется на 90 % меньше воды, чем в традиционном сельском хозяйстве, поскольку процесс происходит в контролируемой среде, а циклы роста более короткие. К тому же smart-фермерство — это практически безотходное производство.

В современных офисах стали популярными всевозможные инсталляции, состоящие из отдельных блоков живых растений. В Украине тоже существует тенденция украшения офисов и квартир подобными агроинтерьерными решениями. Такие «зеленые стены» подходят для выращивания овощей в магазинах, офисах и многоквартирных домах или в любом месте в городских районах, где мало места, но много стен.

Урбанферма Nong на крыше в Сингапуре, созданная командой Edible Gardens. Источник изображения: comcrop.com

P.M: Возможно ли вписать этот тренд в экосистему новых жилых комплексов — жилых кварталов? Какие, по вашему мнению, возможные «коробочные решения» могли бы предложить девелоперы?

Е. З.: Урбанфермерство уже стало одним из самых влиятельных трендов в строительстве наряду с полифункциональностью и технологией «умных» домов. Именно поэтому застройщики и архитекторы предусматривают возможности обустройства садов на балконах, расстановки «умных» горшков и ферм на крышах. Ведь городской житель стремится быть ближе к природе, поэтому активно наполняет ею свою жизнь. Городское фермерство — это о технологичности и применении IoT-решений. В будущем оно определенно будет играть важную роль в городах как элемент противодействия экологическим проблемам — дефициту чистого грунта, воды и воздуха. Выращивая в современных жилых комплексах свежую зелень, фрукты и овощи, люди становятся не только наблюдателями, а активными участниками продовольственной системы и играют свою роль в поддержании здоровой экологии. Застройщики проявляют все большую заинтересованность в знакомстве с этими концепциями, стремясь выводить на рынок комфортное жилье и создавать новые ценности для будущих жильцов.

 

Продолжение обязательно следует

Логика локализма, лежащая в основе концепции городской деревни, не исключает ее полноценных взаимосвязей с большим городом, а напротив, является главным условием. Давайте будем честны: даже несмотря на пробки, локдаун и возможность удаленной работы, многие из нас сохраняют верность асфальту и в ближайшие годы изменять не планируют. А значит, будет продолжаться поиск новых решений по повышению качества городской жизни, тем более что мы живем в постиндустриальную эпоху, когда поле эксперимента расширилось, поскольку исчезла экологическая необходимость отделять деловые и рабочие районы от жилой застройки.

Green Heart — урбанферма, созданная учащимися католической школы Митчелл в Чарльстоне. Южная Каролина, США. Источник изображения: greenheartsc.org

Город — это смешение языков, людей и культур. И также города могут быть миксом разных планировочных решений. Обновление городов, их рост и развитие неизбежны, но этот процесс непрерывной перестройки, стирающий детские воспоминания о местах и стиле жизни, достаточно болезненный. Иногда настолько, что хрупкие люди в отчаянии становятся на пути строительной техники, защищая то, что с точки зрения постороннего давно устарело и не представляет объективной ценности. Невозможно и нет необходимости перестраивать все по заветам нового урбанизма, но если постараться максимально безболезненно включать в городскую ткань новые яркие форматы, это сделает ее более разнообразной, интересной и привлекательной. И наверняка в больших украинских городах — Киеве, Днепре, Харькове, Львове — найдется не одно место для urban village, тем более что ее экологическая концепция отлично подходит для регенерации постпромышленных территорий.

 

На титульном фото: Энни Новак — основательница и директор компании Growing Chefs, пропагандирующей урбанфермерство, — на своей первой ферме Eagle Street Rooftop Farm, расположенной на крыше трехэтажного складского здания в Бруклине, Нью-Йорк. Фото: Thibault Montamat, съемка для VOGUE, сентябрь 2016 г.

 

/Материал опубликован на страницах #30 тома PRAGMATIKA.MEDIA/