Украина на экспорт. Что мы даем миру?

editor / Интерьер /
Украинский дизайн. Он развивается так же стремительно, как и наше общество, ибо является его непосредственной проекцией. Станут ли украинский дизайн и архитектура брендом международного уровня? Сможем ли мы говорить об украинском стиле, как сегодня говорят о скандинавском или итальянском?

Массовая экспансия украинского продукта на международный рынок только началась. Еще в 2015 г. участие наших дизайнеров в интернациональных ивентах представляло собой единичные явления. Но с каждым годом международные выставки и конкурсы пополняются большим количеством проектов из Украины, которые демонстрируют свою привлекательность для Запада.

Исследуя номинации, можно заметить тенденцию, согласно которой Украина не является лидером в области масштабной архитектуры. Создавать пространства, соответствующие мировым стандартам и в какой‑то степени мировоззрению, мы еще учимся. Однако нам уже можно смело говорить о пальме первенства в области предметного и интерьерного дизайна. Наши соотечественники активно осваиваются на международном рынке, столь же активно выходя к потребителю с качественным и интересным продуктом.

Последние два года можно считать прорывными для нашей архитектуры

Каждый год проходят десятки конкурсов со впечатляющими списками участников, где архитектурные и дизайнерские бюро с громкими именами демонстрируют свои проекты. Уже в 2018 г. Украина активно заявила о себе на Mies van der Rohe Award в Барселоне, International Design Awards в Лондоне, The Architecture MasterPrize в Нью-Йорке, Media Architecture Biennale в Пекине и многих других. Этот процесс не остановить, и последние два года можно считать прорывными для нашей архитектуры. Организаторы престижных международных конкурсов присмотрелись к новым объектам украинских архитекторов и увидели в них впечатляющие тенденции.

С чем это связано? Одна из причин — украинцы открывают для себя мир, путешествуют, учатся и работают за границей. Свобода передвижения открыла новые возможности, и украинский дизайн откровенно сделал свой европейский выбор.

Мы пригласили спикеров, дизайнеров и архитекторов, организаторов выставок и специалистов в области продаж для обсуждения темы экспорта украинского дизайн-продукта на международные рынки и массового участия наших специалистов в престижных конкурсах мирового уровня. Почему Украина все чаще побеждает на конкурсах и почему на Западе заговорили о нашей стране как о способной удивить?

Анастасия Белецкая, соорганизатор украинской экспозиции на M&O, креативный директор компании Maïno Design Ukrain

Анастасия Белецкая

Анастасия вместе со своими коллегами помогает украинским дизайнерам и производителям с организацией участия в зарубежных выставках. Благодаря знаниям и опыту команды Maïno множество украинских объектов промышленного дизайна были представлены в рамках событий самых престижных международных площадок, на ведущих Неделях дизайна, а десятки имен украинских креаторов впервые прозвучали в международном контексте.

PRAGMATIKA.MEDIA: Сколько лет вы представляете наш дизайн за рубежом и сколько специалистов определили на международный суд?

А. Б.: Недавно исполнилось четыре года, как я инициирую и собираю проекты. Надо сказать, что приглашаю к партнерству соорганизаторов — Алексея Любецкого, Татьяну Телегину, Ольгу Богданову. За это время мы с командами разных проектов провели 9 международных дизайн-инициатив, в которых приняли участие более 60 участников, украинских дизайнеров и художников. С 2016 г. я постоянно сотрудничаю с Саной Шевченко, она является моим партнером, соорганизатором и медиакоординатором проектов, директором Maїno Design Ukraine.

Желание сказать миру «Мы существуем!» стало изначальной мотивацией

P.M.: Вопрос к вам как к специалисту, помогающему украинским дизайнерам осваиваться на международном рынке. Почему вы этим занимаетесь?

А. Б.: Спасибо за вопрос! Я сама себе часто его задаю. Это намного больше, чем просто занятие. В 2014 г. у большинства украинцев перевернулось сознание и мое в том числе. По роду деятельности я часто посещала международные салоны мебели и дизайн-вики, но там не было украинцев. И желание сказать миру «Мы существуем!», именно в таком выражении, давшем название первому организованному мной проекту (участие украинских дизайнеров в Bologna Design Week 2015. — Прим. ред.), стало изначальной мотивацией.

P.M.: То есть вы уже давно считаете, что украинский дизайн достаточно хорош, чтобы представлять его на международных конкурсах?

А. Б.: Сегодня мы достаточно окрепли, я имею в виду дизайн-сообщество. Многие студии и отдельные дизайнеры получают международные премии и побеждают в конкурсах дизайна. По-моему, мы демонстрируем хорошую динамику развития. Конечно, само время на нашей стороне. Многие процессы сейчас протекают, а вернее сказать, пролетают быстрее для украинских дизайнеров, чем, скажем, для европейских коллег, которые двигались поступательно и на целые десятилетия дольше.

Работы украинских дизайнеров, представленные в сентябре 2018 г. на коллективном стенде Ukrainian Design Brands международной выставки Maison&Objet.

Сегодня у нас есть имена, которые, несмотря на свою молодость, знакомы мировому сообществу промышленного дизайна. Это Максим Шкиндер, Александр Мукомелов, Катерина Соколова, Павел Ветров, например. Правда, ребята создают эдакий «дизайн без национальности» — продукты мирового уровня, которые понятны и востребованы, но не имеют и намека на этнику происхождения, ничего сугубо украинского в них нет.

Что касается непосредственно украинского дизайна, то нам все‑таки предстоит пройти долгую дорогу по освоению самих себя и принятию себя украинцами. Еще предстоит вычислить только нам присущий характер или «код», вживить его в предметы, сделать из него бренд, такой, например, как скандинавский, итальянский, японский.

Даниил Олев, глава департамента международных продаж, компания FundеrMax, Австрия

Даниил Олев

Даниил Олев как представитель компании-производителя отделочных материалов заинтересован в развитии украинского дизайна и особенно в продвижении его за рубежом. Украинцы, получая престижные международные награды, способствуют и развитию рынка производителей материалов. FunderMax проводит конкурсы проектов, мотивируя дизайнеров и архитекторов.

P.M.: Даниил, компания «Будівельна зірка», официальный представитель австрийского бренда FundеrMax в Украине, уже проводила конкурсы «Проект года FundеrMax» у нас. Что это было за мероприятие и кто стал победителем?

Д. О.: 9 ноября прошел уже третий по счету «Проект года FundеrMax» в Украине. Мероприятие как таковое является торжественным финалом предшествующего ему конкурса, где в открытом состязании соревнуются 12 объектов, реализованных за год. В этот раз можно смело назвать даже город-победитель — Львов! Звание «Проект года FundеrMax 2018» получил львовский ЖК Avalon Lux. Еще один львовский объект, ресторан Park. Art of Rest, стал победителем в номинации «Австрийский выбор». И в этом году впервые победа по результатам голосования досталась интерьерному объекту — офису компании «Мироновский хлебопродукт».

Современный дизайн впитывает в себя международный опыт прежде всего благодаря открытому информационному пространству

P.M.: Сейчас, насколько нам известно, идет речь об организации международного конкурса, на который вы готовы пригласить и украинских дизайнеров. Это так?

Д. О.: Мы хотели бы использовать опыт наших украинских партнеров в организации и формате этого мероприятия и на других площадках моего региона (Украина, Грузия, Молдова, Турция, Монголия, Россия и др. — Прим. ред.). Кто знает, если все сложится удачно, можно будет подумать и об организации международного конкурса «Проект года FundеrMax», конечно же, с привлечением и украинских архитекторов!

P.M.: Украинский дизайн, на ваш взгляд, обладает особой спецификой? Речь идет даже не об уровне профессионализма, а скорее, о чем‑то аутентичном.

Д. О.: Современный дизайн впитывает в себя международный опыт прежде всего благодаря открытому информационному пространству. Но и современные технологии строительства диктуют моду. В этом смысле наш материал идеально подходит для воплощения всех, даже самых смелых идей. Архитектурные бюро Украины входят в число передовых, которые используют новшества в своей работе. И я бы сказал, все то, что наши дизайнеры не копируют и не плагиатят с Запада, априори является специфическим и аутентичным, особенно если к этим проектам прилагается фантазия и любовь, душа и руки.

Стенд FunderMax на Международной выставке KIFF 2018

P.M.: Вы можете поделиться мнением о том, насколько хорошо украинский дизайн продается на Западе? Есть ли на него спрос?

Д. О.: Честно говоря, я затрудняюсь ответить на этот вопрос. Могу только говорить за себя. Я с удовольствием использую результат творческой мысли украинских дизайнеров и производителей. Например, стол, за которым я работаю, создан из нашего материала вашими мастерами, и мне он очень нравится.

Алена Жерновая, дизайнер, основатель Студии дизайна Алены Жерновой

Алена Жерновая

В октябре 2018 года проект дизайна частных апартаментов в ЖК RiverStone Студии Алены Жерновой победил на SBID International Design Awards 2018 в Лондоне. Участие принимали 18 украинских проектов в различных номинациях.

P.M.: Алена, вопрос к вам как к человеку, получившему престижную награду в Лондоне. Расскажите о конкурсе, вашем проекте и самой награде.

А. Ж.: Начну с того, что SBID — Society of British and International Design является профессиональной организацией индустрии дизайна во всем мире. Премия SBID International Design Awards считается одной из самых престижных наград в области дизайна интерьера. А победа в этом конкурсе — действительно большое достижение. Все 14 номинаций оцениваются в рамках публичного голосования группой ведущих отраслевых экспертов. Судьями в этом году были директора и генеральные директора глобальных проектных корпораций, таких как Christian Louboutin Beauté, BBC, Natural History Museum, Belmond, Walpole, Bentley, Google, AECOM. В выборе победителя SBID руководствуется исключительно стремлением признать талант и творчество финалистов.

Отправляя свою работу на конкурс, я не задумывалась над тем, сложно ли мне будет конкурировать с другими участниками

P.M.: Вам было сложно конкурировать?

А. Ж.: Отправляя свою работу на конкурс, я не задумывалась над тем, сложно ли мне будет конкурировать с другими участниками. Для того он и конкурс, чтобы пробовать свои силы. Мой проект — визуализация интерьера квартиры в ЖК RiverStone в Киеве — победил в номинации CGI & Visualisation. Но вдвойне приятно одержать такую победу, когда в этой номинации моим соперником была именитая студия Zaha Hadid Architects.

В этом году в финале конкурса были представлены 225 работ участников из 46 стран мира, из них 18 от Украины. Это говорит о высоком уровне конкурентоспособности украинского интерьерного дизайна. А 15 наград (по одной в 14 номинациях и один главный приз) получили представители пяти континентов. Считаю, что очень престижно и ответственно быть в числе победителей и тем самым представлять свою страну на мировой арене.

Проект-победитель SBID International Design Awards 2018 – частные апартаменты от Студии Алены Жерновой

P.M.: Это ваше первое участие в конкурсе такого уровня?

А. Ж.: Да. И я еще не думала над тем, в каком следующем конкурсе хотела бы принять участие. Время покажет. А пока в планах — работа над новыми интересными проектами.

P.M.: Как думаете, что вы как украинский дизайнер можете предложить новое и интересное на экспорт? С чем конкретно способны выйти на мировой рынок?

А. Ж.: Как интерьерный дизайнер, я всегда в поиске новых и нестандартных решений. Мне интересно реализовать свой творческий потенциал в создании интерьеров различной стилистики и назначения. Мои авторские интерьеры — это то, что я могу предложить своим заказчикам, независимо от того, в какой стране мира их необходимо воплощать.

Анна Манако, дизайнер, основатель Manako Design

Анна Манако

Анна Манако, дизайнер предметов и интерьера, студентка Accademia Belle Arti di Verona, художник и основательница бренда Manako Design. Среди работ Manako Design — мебель, предметы освещения и керамика. Анна работает в стиле органического дизайна, ее предметы получили признание на конкурсах Fondazione Aldo Morellato. II mobile significativo (2015) и Saef. Benessere Impresa 2016.

Последние шесть лет Анна живет и учится в Италии, но продолжает работать над проектами интерьеров в Украине. Последний год активно занимается продвижением собственного бренда Manako Design. В сентябре участвовала в Paris Design Week со своей первой коллекцией предметов дизайна. Собственное направление в дизайне определяет как симбиоз арта и дизайна.

С моей точки зрения, разница между украинскими специалистами и, например, итальянскими есть и она принципиальна

P.M.: Как вы считаете, существует ли принципиальная разница между украинскими и итальянскими дизайнерами?

А. М.: С моей точки зрения, разница между украинскими специалистами и, например, итальянскими есть, и она принципиальная. Прежде всего разница историческая. В Италии еще в 50‑х годах зародился феномен «итальянского дизайна». Но сейчас в какой‑то мере дизайн в Италии развивается по накатанной и относительно медленными темпами. Поэтому между нами громадная временная пропасть. Но это является и нашим преимуществом — развивающийся украинский рынок, талантливые люди со способностью создавать новое, относительно лояльное налоговое поле. Это делает нас разными.

Разница есть также и на этапе образования. Я могу сравнивать, поскольку заканчивала университет технологии и дизайна в 2006 г. и вот сейчас учусь в итальянском вузе. Так вот, если сравнивать, то подход к креативу совершенно разный. Мне повезло с преподавателями как в Украине, так и в Италии. Но именно в Украине меня научили быть честной и принципиальной по отношению к своим работам. Создавать, работая с первоисточниками.

Конечно, возможно, здесь играет роль и временной промежуток. Во время моего первого образования еще даже не было pinterest, мы учились проектировать более честно, на мой взгляд. Мои же итальянские коллеги по обучению зачастую грешат репликами объектов из pinterest и прочих ресурсов. Безусловно, в итальянских вузах уделяется должное внимание поиску идеи, ее развитию, но все же они изначально учат продавать, сравнивать свои изделия и анализировать рынок.

Анна Манако и предметы из коллекции Ombre в студии Федора Возианова Vozianov Showroom.
Фото: Александра Проскурина

P.M.: Есть ли у наших специалистов какие‑то качества, делающие их более привлекательными на рынке дизайнерских услуг?

А. М.: Есть. У нашего человека на генетическом уровне прописана способность выживать и выкручиваться в хорошем смысле. В силу исторических факторов, политической и экономической нестабильности у нас довольно много стимулов для развития. Поэтому, повторюсь, мы более креативные. Мы разные ментально, у нас разный подход к образованию. Мы только начинаем учиться выстраивать цепочки «производитель — дизайнер — маркетолог — логистика» и так далее, чтобы продукт попал к потребителю. Лично я пытаюсь построить производство здесь, в Украине, и предлагать изделия на экспорт. И надеюсь, что у меня это получится, хотя уже приходилось сталкиваться с рядом трудностей на этапе производства. Но, повторюсь, рынок в Украине только формируется и зависит во многом от игроков, и дизайнер в этой цепочке играет решающую роль.

P.M.: Анна, как вы считаете, почему ваш дизайн нравится итальянцам?

А. М.: Играет роль креативность, перфекционизм, адаптируемость к ситуации и готовность к диалогу. Кроме того, услуги украинских дизайнеров пока еще стоят дешевле. Но это мое личное наблюдение.

P.M.: На западном рынке вы позиционируете себя как украинский дизайнер?

А. М.: Безусловно, при общении с одногруппниками, итальянскими коллегами и клиентами я с гордостью подчеркиваю свою национальную принадлежность. Но все же дизайнер — профессия интернациональная. Это, конечно, здорово, когда дизайнер представляет страну и приносит ей победу. Но чаще всего каждый на интернациональных конкурсах самореализуется лично. И это естественно, поскольку дизайнер является продуктом различных школ и направлений.

Иван Юнаков, основатель и главный архитектор бюро 33bY Architecture

Иван Юнаков

Иван Юнаков, призер и победитель таких архитектурных конкурсов, как ART SPACE (2014 г., Гран-при), INTER*YEAR 2016, «Международная архитектура 2016» (Грузия), знает, чем привлекателен украинский дизайн на международной арене. В 2018 г. проект частного дома Rock House бюро Ивана Юнакова номинировали на EU Prize for Contemporary Architecture — Mies van der Rohe Award 2019.

P.M.: Когда вы проектировали этот объект, что было ориентиром — ваше видение или вкус и пожелание заказчика?

И. Ю.: Проектирование дома — это всегда симбиоз видения архитектора и пожеланий заказчика. У нашего заказчика было понимание стилистики, в которой он хотел, чтобы был выполнен его дом, и отталкиваясь от этого, мы предложили собственные решения, которые в итоге приняли практически сразу. Наши заказчики — это новое поколение украинцев. Они много путешествуют, вдохновляясь европейским стилем жизни, и в Украине хотят жить так же.

Частный дом Rock House от 33bY Architecture, номинант на EU Prize for Contemporary Architecture — Mies van der Rohe Award 2019.
Фото: Олег Стельмах

P.M.: Как думаете, у нас есть свой стиль, который можно назвать украинским?

И. Ю.: Как такового украинского стиля нет, это скорее грамотное и умелое сочетание в себе всего лучшего, что есть в мировом дизайне.

P.M.: В последние годы украинские дизайнеры все чаще появляются в списках номинантов на престижные международные премии. С чем это может быть связано?

И. Ю.: Безусловно, это связано с тем, что наши дизайнеры талантливы и амбициозны, мы большие экспериментаторы. Думаю, в этом и есть залог успеха.

Сергей Махно, дизайнер, основатель Sergey Makhno Architects

Сергей Махно

Проект частных апартаментов Wabi Sabi Apartment студии Sergey Makhno Architects получил престижную награду The Architecture MasterPrize. Студия существует 15 лет и активно работает в трех направлениях: дизайн интерьеров, архитектура, предметный дизайн. Реализованы больше 600 проектов в 16 странах мира.

Слоган студии — We Art the world! Команда Сергея Махно любит искусство и минимализм, натуральные материалы и простоту, преклоняется перед украинскими народными традициями и восхищается японской философией ваби-саби.

P.M.: Это ваше первое участие в международном конкурсе?

С. М.: Нет. Две модели авторской плитки — Tetrapod и Flapjack — были награждены Red Dot Award в 2017 г. В том же году мы стали победителями The International Property Awards c проектом нашего офиса. Еще одна престижная британская премия SBID дважды выводила наши интерьеры в шорт-лист.

P.M.: Расскажите о проекте, который представили.

С. М.: Это проект двухуровневой квартиры, в которой сейчас живет моя семья. Проект отметили за воплощение утонченного японского стиля ваби-саби, экологический подход в применении материалов, за внимание к традициям своей страны и отведение особенного места искусству в жилье для семьи.

Эта квартира — мост между минималистическим японским и ярким украинским. Воплощение традиций, унаследованных от наших бабушек и дедушек, и в то же время грамотное оснащение современными технологиями.

Я считаю, что именно сейчас наступило то золотое время, когда украинский дизайн формируется

Основной эксперимент заключался в том, чтобы добавить концептуальный подход к общему дизайну, основанный на теории четырех элементов: земля представлена глиной на стенах, огонь и воду символизируют произведения искусства, а пространство между объектами и комнатами означает воздух. Деревья бонсай и небольшой сад на террасе дополняют восточный характер квартиры, а традиционные тканые ковры напоминают об украинской культуре. Авторские металлические абажуры в столовой и одной из спален больше похожи на скульптуры, чем на функциональные объекты. Их несовершенство демонстрирует, как древняя философия ваби-саби может найти новые облики в современном дизайне и то, почему мы ценим красоту предметов ручной работы и натуральные материалы.

P.M.: Вы можете охарактеризовать украинский дизайн? Он имеет особенности?

С. М.: Я считаю, что именно сейчас наступило то золотое время, когда украинский дизайн формируется. Если раньше у нас не было ничего, кроме так называемого советского достояния, то сейчас на рынке есть как минимум десяток очень профессиональных достойных студий. Мы все разные, но есть и что‑то схожее в наших работах. Мы учимся у мира и в то же время исследуем себя, свое прошлое, своего клиента. То, что мы делаем сейчас, через 5 лет и будет украинским дизайном.

Wabi Sabi Apartment. Дизайн — студия Sergey Makhno Architects.
Фото: Андрей Авдеенко

P.M.: Что скажете о профессиональном уровне украинских дизайнеров?

С. М.: Если говорить обо всем рынке, о сотнях контор, которые называют себя дизайн-студиями, то уровень очень низок. В большинстве случаев это жлобы, которые бездумно копируют друг друга и картинки из pinterest. Если говорить о топ-студиях — это работы международного уровня. Нам есть еще чему поучиться и над чем работать, но могу смело говорить, что за последние пять лет рынок совершил колоссальный прорыв.

P.M.: Можем ли мы говорить о перспективах экспорта украинского дизайна? Или речь идет о единичных случаях?

С. М.: Конечно, можем. На сегодняшний день это действительно единичные случаи. Мы уже несколько лет как создаем проекты за границей, например, сейчас начали работу над частным домом на юге Франции. Регулярно принимаем участие в выставках, наш предметный дизайн представлен в нескольких галереях и шоурумах в Европе. В том числе у одного из моих самых любимых дизайнеров — Пита Хайн Эйка.

Большая часть мебели и предметов интерьера в Wabi Sabi Apartment (светильники, керамика) — авторские работы Сергея Махно.
Фото: Андрей Авдеенко

Барьер между украинским и зарубежным рынком в первую очередь был психологическим. Но он стирается. Все чаще появляются инициативы на государственном уровне. Евросоюз очень помогает, Канада. Радует, что появились независимые специалисты, которые не жалеют ни сил, ни времени на продвижение украинского дизайна за рубежом. Это Оля Богданова, Настя Белецкая, Сана Шевченко. Плюс каждая из студий что‑то делает в этом направлении. Кто‑то из ребят работает со Швейцарией — у них индивидуальный заказ, это очень дорого и сложно, а жить в «Икее» надоело. Работают с Францией, Японией, Сингапуром — они достаточно открыты. И если раньше к украинским дизайнерам шли в основном из‑за цен, то сейчас начинают ценить идеи.

Пару лет назад мы об этом могли только мечтать. А еще через пару лет у нас будет рабочая система, которую мы создадим вместе. И тут нужно помнить о двух моментах. Чтобы быть большой компанией в мире, нужно быть большой компанией у себя дома. И нас действительно никто нигде не ждет. Не устану повторять: стучите — и вам откроют.

Николай Каблука, основатель и шеф-дизайнер компании Expolight

Николай Каблука

Компании Expolight — 18 лет. Изначально сфера ее интересов ограничивалась интерьерным, архитектурным, ландшафтным освещением. Сегодня важными векторами развития компании являются медиаархитектура и создание крафтовых осветительных приборов.

Все эти направления, как объясняет Николай Каблука, объединяет важный принцип — свет всегда был не просто функцией, а тонким инструментом, усиливающим архитектуру и работающим вместе с ней. Expolight активно сотрудничает с архитекторами — как украинскими, так и зарубежными: Zaha Hadid Architects, Driendl Architects, «Дольник и Ко», «Архитектурная мастерская А. Пашенько», YOD design lab, ARCHIMATIKA. В 2018 г. компания обогатила свой опыт сотрудничеством с британским архитектором Полем Трейнором (жилой комплекс Jack House, Киев) и нью-йоркской архитектурной компанией Avroko (11 Mirrors, Киев). Работы компании Expolight попали в число финалистов Media Architecture Biennale 2018 — главного международного конкурса в сфере медиаархитектуры.

Мир становится более глобальным, важно не замыкаться регионально, а понимать, где какая страна сделала рывок

P.M.: Насколько успешно украинские дизайнеры осваивают «заграницу»? Давайте рассмотрим этот вопрос на вашем примере.

Н. К.: Мы достаточно давно фигурируем в мировом сообществе светового дизайна, являемся членами различных международных профильных ассоциаций, таких как International Association of Lighting Designers и Professional Lighting Designers Association. И в мероприятиях подобного уровня это не первое наше участие. Самое успешное — участие в нью-йоркском IES Illumination Awards в 2017 г., где мы выиграли сразу с пятью проектами.

Участие в Media Architecture Biennale также было для нас закономерным шагом.

Медиаархитектура — это направление на грани физической архитектуры и виртуальной, интегрирование разных технологических визуальных инструментов в архитектуру. Мы уже длительный срок развиваемся в направлении медиаархитектуры, знакомы с пионерами этой сферы, и первый в Украине медиафасад выполнен нашей командой — это ТЦ Passage в Днепре.

Архитектурное и ландшафтное освещение от Expolight. Многофункциональный комплекс «Каскад Плаза», Днепр

Сейчас у нас есть ряд интересных проектов в этой нише. И это не ивентные инсталляции, а перманентные объекты городского, локального масштаба. Нам очень интересно общаться с коллегами, искать, экспериментировать, находить необычные ходы. Например, сейчас воплощается проект первой в Европе медиаскульптуры на ЖК Chicago в Киеве. Совместно с Riverside Development мы делаем уникальный арт-объект мирового масштаба — перманентную медиаинсталляцию, интегрированную в медийный фасад здания.

Скульптура имеет определенную идеологию, отображает эволюцию строительных материалов от камня до стекла, алюминия и заканчивая цифровыми материалами — как пересечение физического и виртуального. Кроме того, контент скульптуры генерируется на основе живых данных Киева: трафика на дорогах, погодных данных, информации из аэропорта и от мобильных операторов.

Участвуя в Media Architecture Biennale 2018, мы даже не ожидали, что столько наших проектов попадут в шорт-лист. Это говорит о том, что мы хорошо чувствуем тренды, что в Украине и заказчик, и потребитель готовы к смелым экспериментам.

Медиаскульптура «Частицы жизни» от Expolight в атриуме клиники сердца Odrex, Одесса

P.M.: Международные конкурсы — это хороший способ рассказать о себе миру?

Н. К.: Да, бесспорно. И рассказать о себе миру, и постоянно быть в курсе последних тенденций, и равняться на высокую мировую планку. Мир становится более глобальным, важно не замыкаться регионально, а понимать, где какая страна сделала рывок.

P.M.: Какие именно проекты вы подали на Media Architecture Biennale?

Н. К.: Мы представляли проекты в разных категориях, среди них как объекты городского масштаба, так и лайт-арт, концепты и реализованные объекты. Всего было представлено девять наших объектов: ЖК Signature, ЖК Tetris Hall, ЖК Chicago, ресторан Normal в Киеве, ТЦ Passage, МФК Cascade Plaza, ТЦ «Кубометр» в Днепре, скульпутра «Частицы жизни» в одесской клинике ODREX, скульптура «Сердце» для Paris Design Week 2017.

Интерьерное освещение от Expolight. Ресторан Normal, Киев

P.M.: Были ли еще украинские участники?

Н. К.: Нет, из Украины больше участников не было.

P.M.: Банальный вопрос, но интересно знать — какие перспективы лично у вас открываются в связи с этим событием?

Н. К.: Наши перспективы не открываются, они продолжаются. Мы давно находимся в одном поле с мировыми коллегами, это событие — логичное продолжение того, чему мы следуем уже много лет.

У нас есть ряд зарубежных проектов, активные постоянные взаимодействия с мировым профессиональным сообществом. Во многом, зная наши сильные стороны, нас привлекают в проекты коллеги из Великобритании, Америки, Китая. В таких коллаборациях продолжаем создавать предпосылки для участия в масштабных мировых событиях.

Олег Дроздов, основатель архитектурного бюро Drozdov&Partners, Харьков

Олег Дроздов

Проект бюро Drozdov&Partners — скандальный Театр на Подоле — номинирован на премию EU Prize for Contemporary Architecture — Mies van der Rohe Award 2019. В Барселоне отметили, что проект харьковских архитекторов достоин одной из самых престижных премий в мире. Однако для украинцев Театр на Подоле стал определенным камнем преткновения и предметом жарких дискуссий.

P.M.: Олег, вы не устали говорить о театре?

О. Д.: Наш театр оказался рубиконом, поскольку украинская архитектура не может оставаться прежней после такого события. Но для меня это очень странный эффект Театра на Подоле, и я не думал, что дела с пониманием миссии архитектуры обстоят так серьезно. Театр — лакмусовая бумажка, чтобы понять это.

Здание киевского академического драматического театра на Подоле. Проект реконструкции — архитектурное бюро Drozdov&Partners.
Фото: Андрей Авдеенко

P.M.: Недавно вы получили гран-при на первом украинском конкурсе архитектуры.

О. Д.: Большая часть жюри этого конкурса — иностранцы. Более того, многих из них я знаю, и принять из этих рук такую награду очень важно.

P.M.: Уровень дискуссии, который завязался вокруг вашей архитектуры и конкретно Театра на Подоле — как вы его оцениваете?

О. Д.: Профессиональный уровень совершенно не отличался от общего мнения. Понимаете, Киев — такой фейковый город. Особенно Подол — половина этой плоти была отстроена в 80‑х гг., и это подделка под то, что там строилось веками. Это же совсем другая реальность, и нельзя говорить об этом месте как об исторической части города.

Нам нужно научиться обсуждать происходящее в городе, иначе мы вообще перестанем строить

P.M.: Можно ли сказать, что вы строили это здание как манифест?

О. Д.: Нет. Важнейшее в архитектуре в послемайдановское время — это создавать места общей коммуникации. Именно отсюда артикулированная простота и демократичность нашего здания.

P.M.: Вы сказали, что нет архитектуры вне городского контекста. Театр вписывается в эту концепцию?

Интерьеры Театра на Подоле отличают артикулированная простота и демократичность.
Фото: Андрей Авдеенко

О. Д.: Здание театра находится в рамках той парцелляции, что и колокольня в храме, которая оповещает паству о состоявшейся мессе. Его плоть неотрывно связана с существующей миссией. Это маленький камерный театр. Он должен стать местом для всех, продуваемый людьми и событиями.

P.M.: Вас как архитектора задевают негативные комментарии?

О. Д.: Все, что произошло после открытия, имеет законное основание. Общество сегодня требует большей информированности и обсуждаемости всего, что происходит в городе. И я мог бы для этого сделать больше. Например, убедить заказчика в необходимости публичных дебатов до начала работ. Нам нужно научиться обсуждать, иначе мы вообще перестанем строить. В Роттердаме, например, в местных газетах существует соответствующая рубрика, где все значимые архитектурные события освещаются в полном объеме. Все дебаты проходят на фоне давно сформировавшегося гражданского общества. Работать в Европе — одно удовольствие!

Интерьеры Театра на Подоле отличают артикулированная простота и демократичность. Фото: Андрей Авдеенко

P.M.: Олег, у вас собственная школа, где вы готовите не только будущих практиков, но, скорее, теоретиков в архитектуре. Это можно считать шагом в направлении образовательных процессов в обществе?

О. Д.: Это и мое личное образование тоже. Все известные практики стремятся быть при университетах, ведь сколько ты даешь, столько и берешь. Проблема в том, что у нас сейчас теоретиков нет. Мы же углубляемся в технику и технологии. Те, кто учится в нашей школе, получат такую базу, которая позволит им стать подкованными теоретиками.

Марина Черкашина, основатель Marina Cherkashyna Design, дизайнер жилых и общественных интерьеров с 2002 г., арт-директор фабрики ELIO, куратор брендов ELDOOR, ELNOVA, член Союза дизайнеров Украины. Эксперт и лидер мнений в архитектурной среде

Марина Черкашина

Компания ELIO — один из бесспорных лидеров отечественного мебельного рынка.

С 2005 г. ELIO специализируется на реализации интерьерных проектов широкого спектра — от небольших частных до крупных корпоративных.

В портфеле ELIO не только реализованные кейсы для таких весомых брендов, как Toyota и Lexus, НСК «Олимпийский», гостиниц Premier Palace, Kharkov Palace, ТЦ 4Room, Ocean Plaza, IQ Business Сenter, Baby Dior, Hermes, Monnalisa, но и собственные торговые марки ELIO HOME / ELDOOR и ELNOVA. Компания принимает участие в целом ряде европейских выставок, привлекая беспрецедентное внимание и продвигая украинский дизайн на мировом рынке. О формуле популярности бренда, архитектуре торговой марки, проблемах ценообразования мы говорим с Мариной Черкашиной, арт-директором ELIO.

P.M.: Марина, расскажите подробнее о своей работе.

М. Ч.: Я архитектор, дизайнер и арт-директор компании ELIO. Торговая марка ELIO HOME создана специально для выхода на зарубежный рынок, под этим брендом мы выставляемся на международных выставках.

P.M.: Каков был путь бренда ELIO на зарубежный рынок?

М. Ч.: Мы впервые приняли участие в европейской мебельной выставке в январе 2017 г. Это была Living Kitchen в рамках немецкого форума Imm Cologne. К слову, это одно из самых значимых событий в мире дизайна, конкурировать с которым может только миланская выставка i Saloni. Чтобы продемонстрировать украинский дизайн в Германии, нам необходимо было пройти серьезный отбор и доказать свою компетентность. А в апреле этого года стенд ELIO HOME дебютировал на выставке EuroCucina в рамках i Saloni Milano. Нам удалось получить там место благодаря успешной выставке в Кельне, серьезной подготовительной работе и рекомендациям нашего друга и партнера Stefano Adriani (итальянское дизайн-бюро Adriani & Rossi).

Для каждой выставки мы стараемся разработать инновационный продукт, который не имеет аналогов в Европе и мире

P.M.: Какова была реакция публики на экспозицию ELIO HOME?

М. Ч.: Первые четыре дня выставку Living Kitchen в Кельне посещают только профессионалы — архитекторы и байеры. И только в последние дни туда приходят рядовые ценители мебельного дизайна, так называемая розничная публика. Нам сразу стало понятно, что реакция гостей стенда на нашу экспозицию более чем положительная. Мы глубоко продумывали стратегию, готовились к интересу со стороны частных клиентов, но неожиданно для себя получили от участия в выставке колоссальное внимание со стороны агентов, которые уже представляют интересы ELIO HOME в нескольких странах.

В Милане у нас был совершенно бешеный успех! И мы до сих пор получаем лестные отзывы. Во время выставки нам постоянно приходилось подчеркивать, что приехали из Украины, но нам никто не верил. Они говорили: «Хорошо, вы из Украины, а где расположены производственные мощности вашей фабрики?».

P.M.: Как обстояли дела на этих выставках с другими участниками из Украины?

М. Ч.: В Кельне на выставке Living Kitchen принимала участие только наша компания. В другом павильоне размещался общенациональный стенд Украинской ассоциации мебельщиков.

Единственной украинской компанией, которая выставлялась на выставке EuroCucina в Милане, были мы. Пройдя жесткий конкурсный отбор, мы вошли в число 4‑х новых брендов, которые были допущены к участию в выставке. И только один из них был украинским.

P.M.: Марина, как по‑вашему, чем вы взяли иностранного покупателя?

М. Ч.: Скажу без ложной скромности — дизайн продает. Понимая, что наш бренд новый и еще не так хорошо известен, я как автор стенда и мебели стремилась проектировать экспозиционное пространство максимально привлекающим внимание, приглашающим зайти внутрь. Конечно, огромное значение имеет качество изделий и совершенство технологий. Для каждой выставки мы стараемся разработать инновационный продукт, который не имеет аналогов в Европе и мире. Для EuroCucine таким продуктом была кухня WIND со smart glass.

Стенд ELIO HOME на EuroCucinа/i Salone 2018, Милан

P.M.: Что вы можете сказать по поводу ваших цен? Насколько они были привлекательными для иностранного покупателя?

М. Ч.: Да, нам пришлось столкнуться со стереотипами. Посетители думают, что если продукт украинский, то он автоматически становится дешевым, с ценником ниже польского. В нашем случае это совсем не так, и узнают они об этом в процессе диалога, после того как успевают влюбиться в наше качество и дизайн. К тому же мы предлагаем комплексные решения для интерьера — кухни, ванные комнаты, гардеробы, панели, двери. Это очень привлекательно для архитекторов.

P.M.: Что в планах? Дальнейшая экспансия в страны Европы?

М. Ч.: Все мои мысли сегодня заняты предстоящим в январе 2019‑го участием ELIO HOME в выставке Living Kitchen на Imm Cologne — уже во второй раз и совсем в новом качестве. У нас полностью сформирована торговая марка, продуктовая линейка, глубокое понимание целевой аудитории. До начала выставки должна быть открыта экспозиция ELIO HOME в мебельном шоуруме в центре Гамбурга. С нами на стенде будут работать представители по Германии и странам Бенилюкса. Но самое главное — мы не понижаем планку. В январе планируем продемонстрировать совершенно инновационный продукт: Air Nano — одна секция гардеробной системы AIR, задача которой — очищать одежду и предметы от бактерий.

 

 

Текст: Юлия Шемякова