TOPIAR: как сделать городские парки территорией равенства

Ирина Исаченко / Ландшафт /

Городской лайфстайл XXI в. имеет свою специфику. Мы перестали лазить в окна к любимым женщинам, но стали чаще гулять в парках. В дискурсе современного города парку отводится роль зеленой гостиной. И постепенно, шаг за шагом, парки украинских городов меняются. Можно ли считать точечные позитивные изменения тенденцией? Или это пока всего лишь исключение из правил? Ответы на вопросы мы искали совместно с директором ландшафтного бюро TOPIAR Юрием Корольчуком и ландшафтным архитектором Анастасией Бардоновой.

PRAGMATIKA.MEDIA: Во всем мире зеленые городские зоны исторически являются местом, где все равны. К примеру, герцогиня Кембриджская Кейт иногда гуляет со своими детьми в общественном Кенсингтонском парке. Могут ли, по вашему мнению, зеленые парки Киева сегодня называться «пространством равенства»? Какими они должны стать, чтобы в них одинаково комфортно чувствовали себя представители всех возрастов и разных категорий населения?

Юрий Корольчук: Если говорить о парках с мировой известностью, то наиболее демократичным я бы назвал Централ-парк в Нью-Йорке. Каждый раз, когда я прилетаю в город, не могу преодолеть искушение прогуляться там. И, вероятно, именно из‑за его уникальной атмосферы. Это действительно место равенства, где рядом могут отдыхать и известный политик, и безработный с 20 долларами в кармане. Причин для такой популярности несколько. Во-первых, это исторически значимое место, которое привлекает всех. Во-вторых, он находится в самом центре города и имеет несколько входов с разных сторон, что является важным условием для комфорта пешеходов. В-третьих, все зеленые зоны парка ухожены и привлекательны.

Юрий Корольчук, директор ландшафтного бюро TOPIAR. Фото: Юрий Ферендович

Кенсингтонский парк имеет примерно такую же значимость для Лондона. А теперь давайте честно ответим: можем ли мы в парке «Наталка» или в Мариинском встретить прогуливающуюся семью президента или, к примеру, Рината Ахметова? Я готов морально к такой встрече. Но мне кажется — они не готовы. Вопрос безопасности? Но, позвольте, олигархов или политиков, которые гуляют в общественных парках США и Европы, не прикрывают телохранители и снайперы. Не исключаю, что первых лиц государства все же охраняют, но делают это совершенно незаметно для публики.

P.M.: Возможно, наши городские парки просто недотягивают до того уровня комфорта, безопасности и эстетики, чтобы в них захотели гулять семьи нашей элиты?

Ю. К.: Стоит начать с того, чтобы сделать хотя бы один крупный киевский парк образцом дизайна и культуры. Сегодня иностранных гостей везут то в Лавру, то на Крещатик, то на Андреевский спуск. Ну ок, в Мариинский парк. Мне, к примеру, очень нравится Парк партизанской славы, там лучшие пейзажные виды. Было бы желание — и его можно превратить в городской лендмарк, сделать «местом силы».

В Баку самое популярное место старого города — Бакинский бульвар. Весь город, да что там — вся нация в выходные и праздники выходит на Бакинский бульвар. Этот променад длиной в 5 км вдоль Каспия называли самой красивой набережной в СССР — «бриллиантовым ожерельем» столицы Азербайджана. В 2008 г. на уровне Кабинета министров приняли решение реконструировать и продлить променад до 25 км, создав цепочку тематических парков. Это был проект национального масштаба. И когда жители Баку называют свой город частью Европы, то у них есть для этого веские основания. А у нас в Киеве, в самом зеленом городе Европы — десятки парков, но ни один из них не отвечает высоким европейским стандартам.

Стоит сделать хотя бы один крупный киевский парк «местом силы» — образцом дизайна и культуры

Даже в межсезонье Кенсингтонский парк остается любимым местом отдыха лондонцев. Источник изображения: lonelyplanetimages.imgix.net

P.M.: В чем же, на ваш взгляд, заключается секрет такой сверхпопулярности бульвара в Баку?

Анастасия Бардонова: Причина успеха Бакинского бульвара — это не только история и национальный культ семьи. Прежде всего это комфорт и чистота. Я не знаю, сколько раз в сутки здесь убирают и моют. Но там нет мусора. А в нашем Мариинском, который находится рядом с правительственным кварталом, не на каждую лавочку можно присесть. Или она затоптана, или рядом с ней все заплевано и замусорено. У людей не возникает желания задержаться в этом месте, и сегодня Мариинский парк — это, скорее, транзитная зона.

Аллея славы на Арсенальной — в лучшем состоянии. Недавно ее обновили, и заметно, что персонал ухаживает за растениями, за состоянием мощения. Любой уголок природы можно сделать желанным для посещения, если за ним ухаживать. Уход — это обязательное условие.

Анастасия Бардонова, ландшафтный архитектор компании TOPIAR. Фото: Юрий Ферендович

P.M.: Но все‑таки подвижки заметны и в Мариинском парке. Теперь с Пейзажной аллеи можно пройти через Владимирскую горку к Арке дружбы народов по дорожкам, которые вымостили палубной доской, а оттуда и к Мариинскому парку. Но киевские урбанисты раскритиковали эти дорожки и террасы, обратив внимание, что покрытие быстро приобретает неопрятный вид…

А. Б.: Я считаю, что проект на самом деле очень удачный. Пейзажная аллея с ее террасами и переходами выглядит сейчас современно. Да, дерево быстро потеряет лоск, но сам каркас, конструкция там капитально сделаны. Дерево прослужит еще минимум лет пять и его можно будет заменить на более качественное покрытие. Полагаю, когда этот проект запускали, то слишком большой бюджет просто бы не прошел, а использование более долговечного материала увеличило бы его стоимость раза в три. При всем этом поток посетителей уже значительно вырос.

Ю. К.: Я недавно как раз разговаривал со своим знакомым, который долгое время работал в Администрации президента и занимался приемом иностранных делегаций. Он удивлялся, что так много критики звучит в адрес Кличко и архитектора Миргородского, который спроектировал вело-пешеходный мост. Вот как вы считаете — оправданы ли были серьезные финансовые вложения в проект, соединивший Владимирскую горку и Крещатый парк?

Парк «Новая Голландия» в Санкт-Петербурге. Проект ландшафтной архитектуры разрабатывали в архитектурной компании West 8. Источник изображения: afisha.ru

P.M.: Мост должен был появиться, его строительство продиктовано логикой. Другое дело, что реализация была небезупречной. К примеру, совершенно варварским образом уничтожены деревья для установки опор. Но сам переход замкнул важный прогулочный маршрут.

Ю. К.: Да, именно в этом его значимость. Потому что раньше те же делегации приходилось возить на автомобилях или в автобусах от одной достопримечательности к другой. Теперь люди могут пройти пешком по паркам, любуясь видами Днепра. Потрачены бюджетные средства и немалые — около 400 млн грн. Но это инвестиция не в мост, а в маршрут, в пешеходную связь, в другой уровень жизни и проведения досуга, в имидж украинской столицы. Нам необходимы такие проекты.

P.M.: И возвращаясь к теме равенства и паркам, которые объединяют всех. Вы отметили, что они должны быть чистыми, комфортными, имиджевыми и связывать город. Что еще нужно, чтобы представители нашей новой элиты гуляли рядом с простыми горожанами?

Ю. К.: Должно смениться поколение, я считаю. Возможно, вы со мной не согласитесь. Но в нашей политике до сих пор встречаются люди, которые чувствуют себя комфортно только за забором 5‑метровой высоты. Более того, они не желают, чтобы обслуживающий их закрытые парки персонал попадался им на глаза. Причем чаще всего сами эти люди выросли в простых семьях, но политика и власть настолько их изменили, что они ведут себя как средневековые князьки. И конечно, эти люди никогда не выйдут в общественный парк. Ну, разве ради пиара. Наше общество должно дозреть до равенства. И парки, безусловно, надо подтягивать до цивилизованного уровня.

До сих пор встречаются политики, которые чувствуют себя комфортно только за забором пятиметровой высоты

Благоустройство территории Полтавского ГОК. Источник фото: TOPIAR

Сегодня в списке «100 великих заповедников и парков» находятся всего три объекта из Украины. Это Софиевский, Тростянецкий и Алупкинский парки. Ни одна из столичных зеленых зон в этот топ не входит. Я завидую жителям Вены, которые могут посещать парк дворцового комплекса Шенбрунн, кстати, совершенно бесплатно. Это еще и полностью безбарьерная среда, доступная для людей в инвалидных колясках. Даже с собакой-поводырем можно зайти. Когда Вену в очередной раз признают в мировых рейтингах лучшим для жизни городом, я сразу вспоминаю, насколько комфортно мне в Шенбруннском парке.

P.M.: Муниципальные, национальные или частные — какая форма собственности, на ваш взгляд, предпочтительна и актуальна для городских парков в Украине? Шенбрунн находится в государственной собственности, Централ-парк — тоже. Украинцы негативно реагируют на предложение сделать парки частными. Считают, что они будут доступны не для всех, как минимум вход станет платным. Опасаются сегрегации. Насколько оправдано такое мнение?

Ю. К.: В Санкт-Петербурге недавно открылся частный парк «Новая Голландия». Он находится на искусственном острове, который со времен Петра I и до 2004 г. был закрыт для публики. В проекте реставрации исторических складских зданий и создании парковой зоны приняли участие такие лидеры ландшафтной архитектуры, как West 8. Парк «Новая Голландия» финансируется компанией Millhouse, которая принадлежит Роману Абрамовичу. Он инвестировал в «Новую Голландию» уже 6 млрд рублей, чтобы сделать качественный и современный ландшафтный дизайн и обеспечить соответственный уход. Вход в парк свободный, и он уже стал очень популярным. Да, это коммерческий проект, поскольку кроме общественного парка на острове есть и коммерческая недвижимость. Но этот проект — демонстрация того, как городские власти грамотно распорядились территорией, которая на момент передачи с баланса Балтфлота была в совершенно запущенном и диком состоянии. Итак — парк частный? Частный. Но общественный, доступный для всех? Да. Современный и качественный? Да.

К созданию имиджевых парков надо относиться как к проектам национального масштаба

У нас в Украине есть немало территорий, которые вроде бы и не частные, но тем не менее закрыты. Тот же военный лицей имени Богуна в Киеве располагает большой зеленой территорией в самом центре города. Но доступ туда закрыт. Есть зеленые зоны рядом с Олимпийским стадионом — в государственной и коммунальной собственности, согласно кадастровой карте. Казалось бы, самый центр, прекрасная возможность сделать общественный парк! Но все они — за высокими заборами.

Или вот вам пример государственного парка с платным входом. Вход в «Феофанию» сегодня обойдется в 30 грн взрослому. Но разве парку обеспечен достойный уход? В прошлом году погиб роскошный топиарий из самшита — его уничтожила моль-огневка. Этот топиарий находится не где‑то в углу территории — он расположен в самом центре. Как можно было не заметить или, заметив, не среагировать моментально? Для борьбы с этим вредителем действительно требуется мгновенная реакция садовников — за пару дней огневка может уничтожить весь массив растений. Если мы во время ревизии видим признаки поражения огневкой, то растения будут обработаны инсектицидами уже через два часа. Это вопрос ответственности. Если по нашей вине погибнут растения, мы обязаны выплатить компенсацию. Или произвести замену за свой счет.

Если в украинских городах будут парки обеих форм собственности — коммунальные и частные, то они неизбежно начнут конкурировать между собой. Так получилось с Киевским зоопарком. Это всегда была монополия. В мэрии давно обсуждали вопрос его реконструкции, но процесс шел откровенно вяло. Как только под Киевом появился коммерческий зоопарк «XII месяцев», который оттянул на себя часть посетителей, то в столичном закипела работа. Чиновники, конечно, будут говорить, что так совпало, но я уверен: появление частных парков — это еще и «волшебный пинок» власти.

Бакинский бульвар — главный променад столицы Азербайджана. Источник изображения: sputnik.az

P.M.: А ухоженные, закрытые территории новых жилых комплексов разве не составляют конкуренцию?

Ю. К.: Отчасти да. К примеру, зеленая территория «Тетрис Холл» — 50 соток отличного качественного ландшафта, спроектированного «Студией Максима Коцюбы». Закрытые территории ЖК — это, конечно, хороший пример для стимулирования чиновников. Но поскольку горожане не могут попасть в эти оазисы, то здесь конкуренция относительная.

P.M.: В США государственные парки находятся в прекрасном состоянии. Частные тем более, но государственные демонстрируют недостижимый для нас пока стандарт. Почему так происходит?

Ю. К.: Дайте возможность управлять парками частным компаниям. Я знаю, что эту тему уже обсуждают и в городской администрации, и уровнем выше. Но пока опасаются, что такую реформу люди не воспримут. Я думаю, нужно больше информации, больше примеров. У нас в практике был случай, когда мы для одного из украинских городов создали несколько парков, каждый из которых обошелся в 5 млн грн бюджетных средств. Но на то, чтобы оплатить нам сервисное обслуживание или передать его местной частной компании — в мэрии средств не нашли. Решили, что справятся силами местного коммунального предприятия. Через год мы приезжаем — парки убиты в хлам. Трава по пояс, деревья погибшие. Мы проектировали оригинальные элементы благоустройства — красивые керамические урны, кованые ограды, а это все заменили дешевыми аналогами из «Эпицентра». Это уже не реклама власти, а антиреклама. И сегодня такое отношение остается нормой. Политики относятся к паркам как к живой игрушке. Безответственно.

Герцогиня Кембриджская Кейт на прогулке в Кенсингтонском парке. Лондон, Великобритания. Источник изображения: Pacific Coast News

P.M.: Почему же в нашем случае власти и коммунальные предприятия не придерживаются стандартов? В чем системная ошибка, в чем именно проблема с коммунальными предприятиями, с тем же Зеленстроем?

А. Б.: Стандартов до сих пор нет. Нет и тех, кто может контролировать эти коммунальные предприятия, не выполняющие самые простые мероприятия по уходу. Сегодня они контролируют сами себя. Предположим, открыли парк «Наталка», в нем пропали 10 деревьев. Кто виноват? Коммунальное предприятие. Как наказать? Кто будет платить штраф? Коммунальное предприятие? Но оно же финансируется городом. То есть город понес ущерб, а штраф заплатят из городской казны в городскую казну. Очевидно, что в этом случае система штрафов бессмысленна. А вот частная компания компенсировала бы ущерб.

Еще одна причина некачественного ухода за городской собственностью — полное отсутствие мотивации выполнять свою работу хорошо, потому что у нас в этой сфере монополия закреплена за коммунальными предприятиями. Даже если уход за парками будет плохим, его продолжит осуществлять это предприятие. Это касается как рядовых садовников, так и руководителей. Рядовые получают низкую, совершенно нерыночную, но фиксированную зарплату. Им нет смысла стараться. С руководителями сложнее. Они привыкли объяснять любые проблемы естественными обстоятельствами. Погибли саженцы — что ж поделать, они такие нежные!

Коммунальные и частные парки неизбежно начнут конкурировать между собой

Ю. К.: Кстати, вера в то, что часть посаженных растений неминуемо погибнет просто потому, что «так всегда бывает». — это наша национальная черта. Я прогнозирую, что за предстоящим флешмобом «1 миллион деревьев за 24 часа», который проводится по инициативе Книги рекордов Украины и CEO Club Ukraine, последует массовая гибель этих саженцев. Акция громкая, масштабная. Ее цель — пиар, хайп. Каждый из нас хотел бы посадить в городе дерево, которое спустя 10—20 лет сможет гордо показать детям или внукам.

А. Б.: Предположим, мы с нашими офисными сотрудниками высадим 35 деревьев. И было бы идеально взять этот участок под опеку, предоставив дальнейший уход. В течение первого сезона нам необходимо обеспечить выезд сервисной бригады на место раз в неделю, с подвозом воды. Сейчас мы просчитываем и обсуждаем — взять ли на себя подобную общественную нагрузку? С одной стороны — затраты, с другой — это было бы хорошей наглядной иллюстрацией роли сервисного ухода. Мы уверены, что большая часть растений, высаженных во время акции, без ухода просто погибнет. А сервисное обслуживание обеспечивает приживаемость 99 %.

Кенсингтонский парк. Лондон, Великобритания. Фото: andrewe. Источник изображения: busy.org

P.M.: Вы считаете, что большая часть сегодняшних проблем в зеленой сфере — это недостаточная информированность стейкхолдеров?

А. Б.: Я считаю, что клиента и потребителей (не важно — идет ли речь о городской власти и горожанах, или же о руководстве частной компании и его сотрудниках) необходимо информировать и воспитывать. Очень подробно объяснять, в чем преимущества качественного благоустройства территорий. И моральные, и материальные. И главная отдача — это радость, которую приносят парки горожанам, жителям закрытого ЖК или сотрудникам предприятия.

Приведу в пример один из наших крупных проектов — благоустройство территории Полтавского ГОК. Мы занимались комплексным благоустройством: и проектированием, и земляными работами, и подводом полива, и высадкой. Это закрытая территория вокруг завода, посторонние туда не заходят, но штат сотрудников Полтавского ГОК — около 10 тыс. человек, что сравнимо с населением среднего поселка.

Результат нашей работы настолько впечатлил всех, что сегодня мы продолжаем благоустраивать новые участки, которые находились в заброшенном состоянии. Люди — и управленцы, и персонал — оценили, насколько выросло качество среды.

Руководитель предприятия — перфекционист в хорошем смысле. Он хочет видеть вокруг себя ухоженную, эстетичную обстановку и ответственных, мотивированных и довольных сотрудников. У него уже был негативный опыт: сначала предприятие пыталось сделать благоустройство собственными силами. Не сложилось. Поэтому обратились к профессионалам. В прошлом году пытались провести внутренний тендер и выясняли, способны ли сотрудники предприятия самостоятельно ухаживать за парком. Пришли к выводу, что нет, все‑таки слишком рискованно.

Один из рецептов счастья — повышать качество окружающей среды. К этому чувствительны все

P.M.: А сами потребители, рядовые сотрудники завода понимают важность вашей работы?

Ю. К.: Поняли не сразу. Когда мы только заключили контракт, сотрудники Полтавского ГОК знали, что благоустройство обойдется дорого. Руководство завода не делало тайны из своих планов. И кто‑то возмущался: «Лучше бы эти деньги раздали сотрудникам в виде премии!» Легко подсчитать: каждый сотрудник получил бы доплату в 500 грн. Но ходил бы на работу не через парк, а через пустырь. Сегодня любой из них, увидев сорняк на газоне, начинает возмущаться: «Срочно примите меры!» И теперь, когда мы готовимся облагородить еще 50 соток через дорогу, люди с этими намерениями полностью согласны.

Благоустройство территории Полтавского ГОК. Источник фото: TOPIAR

А. Б.: Для прогрессивных руководителей — предпринимателей и политиков — очевидна важность благоустройства вокруг офиса и дома. Они мыслят глобально — им важно, чтобы их окружали счастливые люди. А как сделать их счастливее? Повысить качество окружающей среды. К этому чувствительны все без исключения.

 

Беседовала: Ирина Исаченко