Том Мейн: беспощадный деконструктивист

Сегодня Том Мейн, Притцкеровский лауреат 2005 года, отмечает свое 77-летие. Не юбилей, но, согласитесь, красивая дата. Несмотря на титулы и награды именинника, архитектурное сообщество не раз содрогалось от его деконструктивистских жестов. И когда мы искренне поздравляем Тома Мейна с днем рождения, то все равно не можем отрешиться от навязчивого вопроса: «Вот зачем архитектор разрушил дом писателя Рея Бредбери?»

Враг традиционных форм, скандалист и грубиян, позволявший себе повышать голос на клиентов, злодей с хваткой пойнтера. Удивительно, как этот человек не разрушил весь Лос-Анджелес! Видимо только потому, что не так много построил в родной Калифорнии. Большинство объектов, проектированных студией Morphosis, которую Мейн основал еще в 1972 году как «гаражную практику», разбросаны по всему миру.

Комплекс Kolon One & Only Tower, Сеул, Южная Корея. Фото © Jasmine Park

Gates Hall – зал Билла и Мелинды Гейтс в Корнелльском Университете, Нью-Йорк, США. Фото: © Roland Halbe

Инновационный центр Bloomberg Center в Нью-Йорке; Perot Museum of Nature and Science в Далласе; здание парламента Болгарии с зияющим разрывом на фасаде; кампус 41 Cooper Square на Манхеттене; Gates Hall – зал Билла и Мелинды Гейтс в Университете Корнелла – Мейн спроектировал десятки знаковых объектов. А награды в сфере архитектуры и дизайна, которые он получил за свою карьеру, исчисляются даже не десятками, а сотнями. Притцкеровский комитет отметил заслуги Мейна также как педагога и теоретика архитектуры.

Музей природы и науки, Даллас, США. Фото: Aaron Dougherty

Emerson College, Лос-Анджелес, США

Через 10 лет после получения наивысшей в архитектурной сфере премии, имя Тома Мейна прогремело по всему миру в негативном ключе. Причина – в новом доме архитектора на Чевиот-Хиллз в Лос-Анджелесе, куда он с женой переехал после 30-лет проживания в Санта-Монике.

Лучшей характеристикой здания, где теперь проживают Том и Блайт Мейны, было бы определение «легкая ненормальность». Интерьер их виллы в Санта-Монике была довольно нетрадиционным, а новый дом целиком “выходит за рамки”. Стены, отклоненные от вертикали на полградуса, потолки с гранями, множественные перфорации, бассейн-ванна, который слишком тесен для плавания, но излишне огромен для ежедневного купания и так далее.

Особняк архитектора Тома Мейна в Лос-Анджелесе, построенный на месте снесенного дома писателя Рея Бредбери. Источник фото: departures.com

Супруги Том и Блайт Мейны на фоне своего особняка в Лос-Анджелесе. Источник фото: kcrw.com

Кабинет архитектора Тома Мейна в его доме, обставленный мебелью, разработанной в Morphosis. Источник фото: departures.com

Если присмотреться внимательнее, то понимаешь, что дом ненормален абсолютно. Том создавал его как отрицание всех общепринятых норм. Даже сам факт появления здания был ознаменован громким скандалом.

Свой дом, первый жилой особняк за 50-летнюю карьеру, Том Мейн построил, разрушив дом всемирно известного писателя Рея Бредбери!

В 2014 году Мейн выкупил виллу Бредбери, где тот прожил полстолетия, за $1,7 миллиона. Пасторальный домик с желтыми стенами и патио с цветочными кадками Том безжалостно уничтожил, не оставив на участке не то, что кирпича, даже горсти прежней земли. Прежде чем приступить к застройке, Мейн поручил выкопать котлован, из которого вывезли более 400 грузовиков грунта. Ни одна из горшечных камелий, которые выращивал писатель – не уцелела.

Пасторальный домик Рея Бредбери, проданный и разрушенный после смерти писателя

Разрушение дом Бредбери. Источник фото: kcrw.com

Мировая общественность (на этот раз не только архитектурная) содрогнулась. Los Angeles Times, а вслед за ним и другие таблоиды, разразились горестными некрологами. Фонд Рея Бредбери выразил надежду, что, возможно, сумеет воссоздать кабинет писателя из его личных вещей в каком-либо из музеев. А что Мейн?

«Не мог найти связи между необыкновенной природой писателя и невероятной, необычайной банальностью здания!» – заявил Мейн. И удивленно пожал плечами

Кстати, если милый домик Бредбери был лишен забора по периметру участка, то демонстративно «не_милый» дом Мейна отгородился от улицы двойной линией обороны – глухими стенами и металлическим фасадом, напоминающим танковую броню, а затем металлическим забором из кортена с перфорациями. Архитектор еще и вторгся в общественное пространство – прямоугольный объем, обшитый металлом, нависает над тротуаром. Но, видимо, по законам Калифорнии, подобная интервенция ненаказуема. Словом, за Morphosis недаром закрепилась репутация агрессивных ребят. И личный дом основателя компании – наглядное тому подтверждение.

И все же Мейном невозможно не восхищаться! Как любой разрушитель традиций, Том обладает мощной харизмой. Свобода его действий и творчества вдохновляет студентов-архитекторов и дизайнеров на смелые эксперименты и поиск новых выразительных решений.

Музей природы и науки, Даллас, США. Фото: Aaron Dougherty

Центр инновация Bloomberg Center, Нью-Йорк, США. Источник фото: tech.cornell.edu

По мнению американских критиков, именно деконструктивизм Тома Мейна спровоцировал у Дональда Трампа яростный порыв взять архитекторов под контроль  – в итоге появился указ «О красивых зданиях», предписывающих строить все правительственные объекты в соответствии с принципами классицизма. Надо ли говорить, с каким негодованием восприняли этот указ в  Американском институте архитекторов и Национальном фонде охраны памятников старины?

Том Мейн часто сравнивает себя с исполнителем джаза – рваный ритм, модуляции, нарушение классических гармонический схем… Но это сравнение человека, родившегося в середине XX века. С точки зрения миллениала,  работы Morphosis – это чистой воды архитектурный панк. Но история полна парадоксов и не исключено, что через пару-тройку десятилетий, кто-то из архитекторов новой волны назовет здания Мейна «невероятно, необычайно банальными». Или никогда?

 

Читайте также:

Алвар Аалто: несколько интересных фактов

Acqua alta. Высокая вода Карло Скарпа