Тис Вахтер: «Здания говорят со мной»

Надежда Богатая / Интервью /

17 мая в Киеве в рамках 12‑го Международного архитектурного фестиваля CANactions 2019 при поддержке посольства Швейцарии в Украине состоялось открытие выставки High-Rises and High Places («Небоскребы и высоты») цюрихского фотографа и архитектора Тиса Вахтера, посвященной современной швейцарской архитектуре. Она проходит в галерее современного искусства ЦЕХ и продлится ровно месяц.

PRAGMATIKA.MEDIA: Как получилось, что вы стали заниматься архитектурной фотографией?

Тис Вахтер: У меня архитектурное образование и я работаю как архитектор, который, помимо прочего, фотографирует городские пейзажи. Еще будучи студентом, я получил свою первую работу — фотографа макетов. Тут многое совпало, плюс объекты фотографирования, и в итоге я увлекся этим. А когда переехал в Цюрих, получил уникальный шанс работать на одну из самых известных в Швейцарии архитектурных практик Gigon / Guyer Architects в качестве приглашенного фотографа, фрилансера. К слову, PRAGMATIKA.MEDIA писала о проектах этого бюро в своем октябрьском томе. Поскольку Gigon / Guyer Architects оплачивали мою работу, я мог поддерживать и развивать свое увлечение фотографированием городской архитектуры.

В экспозиции Тиса Вахтера в Киеве представлено 150 фотографий из 15 проектов

На открытии киевской выставки Тиса Вахтера High-Rises and High Places в галерее «ЦЕХ». Фото: Тис Вахтер

Р.М.: Расскажите о вашей выставке в Киеве. Она проходит в рамках Международного архитектурного фестиваля CANаctions 2019, верно?

Т. В.: Это мое первое участие в фестивале CANаctions. Должен сказать, мне не нравятся обычные выставочные или музейные фотографии. Как правило, они не оказывают сильного воздействия на зрителя. Это довольно скучно. Потому что в большинстве случаев фотографии, даже если они хороши, представлены очень просто: в рамках, длинными рядами на стенах, с примитивной подсветкой. В таком виде у меня лично они не вызывают никаких чувств. Выставка в Киеве для меня важна потому что здесь я мог сделать это совсем по‑другому, так, как нравится лично мне. Я всегда мечтал об этом. Все киевские ребята, причастные к этому процессу, — и из галереи ЦЕХ и те, кто занимался печатью, — оказались очень открытыми. Благодаря этому мы смогли сделать презентацию фотографий, наполненных мощной художественной силой. Они огромного размера, контрастны, в них много черного. Думаю, зрители, посетившие открытие, были впечатлены и даже поражены. Именно из‑за размера они легко «цепляют» людей.

Комплекс Löwenbräu Areal на месте бывшей одноименной пивоварни в Цюрихе. Вид на жилую башню со стороны внутреннего двора пивоварни. Архитекторы Gigon / Guyer Architects, 2012—2017 гг. Фото: Тис Вахтер

Другой момент — технический. То, что для меня глубоко связано с чистой фотографией — это классический метод контактной печати аналоговой эры. Когда на фотобумагу выкладывают негативы пленки, экспонируют и в итоге получают серию позитивных изображений на черном фоне (при этом их размер совпадает с размером негатива). Панели, представленные на киевской выставке, сделаны схожим образом, только в очень большом масштабе, крупнее, чем при обычной контактной печати. Они передают особое чувство. Это было ново для меня, и Киев позволил мне это сделать.

Как архитектор я имею свое особое виденье, но в конечном итоге принимаю в кадр те углы и те контуры, что подсказывают мне сами здания

Р.М.: Какие именно изображения вы включили в вашу выставку в Киеве?

Т. В.: Темой, главным предметом выставки, является швейцарская архитектура. Организована она посольством Швейцарии в Украине в рамках 12‑го фестиваля CanActions, чтобы дать украинцам представление о том, как выглядит архитектура нашей страны сегодня. Итак, мы отобрали 14 проектов и представили их на 14‑ти больших панелях. А та, что под номером 15, рассказывает обо мне как о фотографе, то есть о фотографии в целом, вне архитектурного контекста. Она служит неким дополнением в свободной форме. Всего представлено около 150 фотографий.

Как архитектор я имею свое особое виденье, но в конечном итоге принимаю в кадр те углы и те контуры, что подсказывают мне сами здания. Я осматриваюсь, изучаю окрестности, прислушиваюсь к нему, и оно само говорит мне что надо делать. Все просто. Здания говорят со мной. Иногда, конечно, этого не происходит, но в основном это так.

Помещение в одном из зданий комплекса Löwenbräu Areal в Цюрихе. Фото: Тис Вахтер

Р.М.: Какие характерные черты швейцарской архитектуры вы бы отметили?

Т. В.: Название выставки звучит как High-Rises and High Places. В переводе это означает что‑то вроде «Высотки и высоты». В ней представлено, то, что я фотографировал чаще всего в последние годы — небоскребы и маленькие дома на одну семью на больших (или малых) высотах. Мне кажется, это типично для Швейцарии сегодня. Для меня. Конечно, другой человек, другой фотограф, возможно, выбрал бы другие объекты, но я включил в экспозицию именно такую комбинацию — серию знаковых высотных зданий и три небольших особняка в горной местности. Один из них, например, расположен в высокогорье, на знаменитом горнолыжном курорте Швейцарии Ленцерхайде-Ароза. Мощное основание и фундамент из бетона — он не слишком открытый и в тоже время отделан традиционными материалами, например, превосходно обработанным деревом, — это отличная современная интерпретация типичного швейцарского маленького домика в горах.

Частная резиденция Tgiesa Crapera на швейцарском курорте Ленцерхайде-Ароза. Архитекторы — SAM Architects, 2015 г. Фото: Тис Вахтер

Р.М.: Что вы успели посмотреть в Киеве? Поделитесь впечатлениями.

Т. В.: Первое из них связано тем, что, когда я прилетел, то неожиданно для себя понял, что аэропорт расположен далеко за городом. Поэтому для меня знакомство с ним началось с шоссе из Борисполя. Я отметил для себя что Киев — это город небоскребов и даже в большей степени, чем Берлин или Цюрих. (Берлин — второй после Цюриха любимый город Тиса, где он проводит много времени, в том числе по работе: тут находится филиал его студии. — Прим. ред.). А еще, мне кажется он очень теплый, и не по температуре, а по ощущениям, по атмосфере. Думаю, даже в глубокую зиму.

Я остановился в самом центре города в отеле «Дніпро», в номере на 10‑м этаже, пусть и старомодном, но с отличным видом на Днепр. Именно отсюда я сначала исследовал Майдан и Крещатик, а затем отправился гулять дальше. Я всегда стараюсь немного «потеряться» в новом городе, свободно «дрейфую» по нему, чтобы прочувствовать его, ощутить себя местным. Например, я сажусь в любой автобус или трамвай и еду до конечной станции.

Одна из 15‑ти панелей экспозиции Тиса Вахтера в Киеве с фото частного дома на лесистой возвышенности Цюрихберг. Архитекторы — Moka Architects, 2016 г. Фото: Тис Вахтер

Фрагмент здания новой штаб-квартиры Allianz Suisse в Валлизеллене, кантон Цюрих. Архитекторы — Wiel Arets Architects, 2014 г. Фото: Тис Вахтер

Р.М.: А что вы скажете о виденных вами памятниках модернизма, в защиту которых выступают активисты движения #savekyivmodernism?

Т. В.: Я посмотрел всего несколько зданий, например, концертный зал УкрИНТЭИ или как его называют — «тарелку», крематорий на Байковом кладбище, дворец «Украина». В них прослеживается сильная связь с модернизмом. Скажем, в Берлине есть много подобных интересных объектов, потому что он тоже пережил эру коммунизма, оставившую свой след и в названиях улиц и в их архитектуре. Эти здания составляют важную часть истории вашего города и должны быть сохранены, я думаю. Но этот вопрос нужно обдумать и с экономических позиций, в том числе. Эти здания имеют традицию, когда строили не ради денег, а ради чего‑то другого. Это кажется странным, именно потому что они созданы не ради заработка, в них заключена своя поэтика, то есть мы имеем дело с некой поэтической архитектурой. И мое сердце подсказывает мне, что ее нужно беречь при любых обстоятельствах, в то же время, я понимаю, что все это очень дорого стоит, и те, от кого это зависит, чаще делают выбор в пользу чего‑то другого.

Тис Вахтер на фоне нашей знаменитой «тарелки» — концертного зала УкрИНТЭИ. Фото: Юрий Ферендович

Портрет: Юрий Ферендович