Тайная жизнь домов. Как архитектору с достоинством пережить «взросление» проекта

Ольга Чернова / Архитектура /

Обычно архитектор живет объектом с момента получения от заказчика задания (иногда и аванса) и до публикации фотосессии построенного объекта в архитектурных медиа.

Зачастую внимание архитектора к объекту после сдачи возвращает его неожиданная номинация в архитектурных конкурсах, а иногда — рекламации заказчика или жителей, или подчас вызывающие уныние и досаду предложения «застеклить», «пристроить», «достроить».

Но идеальный проект, который рисуется в воображении архитектора, существует после сдачи в эксплуатацию безо всяких трансформаций. Разве что через несколько десятилетий бережливые реставраторы побеспокоят его в поисках исходных чертежей.

Ольга Чернова, главный архитектор проектов archimatika

Но для остальных все наоборот: жизнь дома начинается с момента его сдачи в эксплуатацию и заселения! Исключительно наивно, даже инфантильно предполагать, что не будут меняться обитатели дома, а с ними и их потребности, вкусы и возможности. Значит, изменится и функциональная, техническая и эстетическая программа дома.

Ведь не меняются только мумифицированные музейные экспонаты: если вы все еще надеетесь, что запроектированный вами дом никто из его обитателей не захочет изменить, просто представьте, что он заселен мумиями…

Как быть в такой ситуации автору проекта, если неизбежная объективная правда в том, что его произведение, говоря самым политкорректным языком, обязательно будет подвержено трансформации?

В этом случае не подходит опыт художника, скульптора и даже писателя (несмотря на «трудности перевода» на другие языки и подчас парадоксальную разницу прочтения одного и того же текста разными людьми). Но я позволю себе представить в качестве подходящей, на мой взгляд, аналогии опыт родителя, чей ребенок продолжает расти и меняется, даже если родители хотят «остановить мгновение».

ЖК «Времена года», Киев. Фото: Segodnya Multimedia

Так что же делает обыкновенный родитель, столкнувшись с задачей, непосильной для выдающегося писателя и художника?

Воспитывает!

Объясняет, что хорошо, а что плохо, и требует неукоснительно делать хорошее и не делать плохого! А когда ребенок благодаря выполнению предписанных правил оказывается и жив, и здоров, и грамотен, можно обсудить и «в какой вуз поступать».

Позволю себе в рамках этой аналогии предложить несколько советов по «первичному воспитанию жилья».

 

Внутреннее устройство

Перепланировка квартиры, построенной 60 лет назад, — закономерная составляющая капитального ремонта. Ведь наш образ жизни требует кардинально иной организации пространства квартиры, отличной от тех, в которых жили наши бабушки и дедушки. Но зачем же люди переделывают квартиры в новостройках или относительно недавно построенных домах? Этому есть 2 причины: а) архитектор вместе с девелопером схалтурили, не предоставив покупателю возможность выбрать именно тот вариант планировки, который соответствует его потребностям и возможностям, и вынудив приспосабливать неподходящее; б) состав семьи, проживающей в квартире, изменился, но ввиду каких‑то жизненных обстоятельств, вместо того, чтобы переехать в другую квартиру, эта семья оказывается подобно узнику заперта в том же пространстве и пытается спастись, «проковыряв подземный ход» — перекраивая ее доступными способами.

Если вы надеетесь, что запроектированный вами дом никто не захочет изменить, просто представьте, что он заселен мумиями

Что делать архитектору в этих двух ситуациях? В первом случае, очевидно, останавливаться и не выпускать в печать чертеж квартиры, если непонятно, кто и как в ней будет жить! Во втором — косвенный ответ тот же, поскольку никому не пришлось бы приспосабливать старое жилье к новым потребностям, если бы на рынке был больший выбор! И смена жилья не была бы сопряжена с таким количеством административной, юридической и фискальной мороки. Но даже в случае идеально соответствующих спросу планировок необходимо переписать законы так, чтобы процесс смены жилья стал максимально необременителен.

Спальный район на Позняках в Киеве. Фото: domik.ua

Внешние признаки

Наружные блоки кондиционеров на фасадах — это временная «аллергическая сыпь» как ответ на инженерную беспомощность в вопросах климатического регулирования жилых пространств. Это пройдет (ведь истинно Талантливые Инженеры найдут способ, как регулировать температуру воздуха в квартире иными способами).

Остекление балконов — откровенный идиотизм: проковырял из своей камеры тоннель на свободу и тут же его застеклил!

Надстройки «халабуд» над террасами — еще один пример воинствующего идиотизма! Терраса в многоэтажном доме — это роскошь, которую может позволить себе только очень обеспеченный человек. Главная особенность обеспеченного человека заключается именно в том, что он может себе позволить то, что хочет: не «приспособить, переделать, нагородить», а позволить, то есть получить желаемое СРАЗУ, а не приобрести уцененку и потом годами, закатав рукава, пыхтеть и морочиться!

«Царь-балкон» в доме по ул. Большой Васильковской 54 в Киеве. Фото: Евгений Никифоров / theБабель

Беспардонная парковка по всей территории, прилегающей к жилому комплексу, — это урбанистическое наследие рабского представления о коммунизме: так каждый «свободный парковщик» живет истовой верой в то, что земля никому не принадлежит, а значит, если его за это немедленно не бьют по ушам, он может оголтело ею пользоваться и даже этой «свободы» требовать. Однако правда заключается в том, что территория ЖК находится в коммунальной собственности жителей, и бросая свою колымагу на этой территории, наш «вольный парковщик» лишает своих соседей возможности использовать данную территорию по назначению. На это, во‑первых, стоит спросить разрешения, а во‑вторых, за это стоит и соседям заплатить! И дополнительная оплата за возможность размещать свою машину на территории ЖК позволит эксплуатирующей организации лучше ухаживать за территорией, а также повысит сравнительную экономическую целесообразность покупки или аренды парковочного места в паркинге, а к тому же ограничит количество свободно паркующихся на территории ЖК, что, собственно, и снимет проблему.

Многочисленные рекламные вывески и другие варианты нарушения архитектурного замысла владельцами встроенных коммерческих помещений — это попросту унижение жителей комплекса. Согласитесь: только представители самых малообеспеченных слоев населения готовы согласиться за деньги повесить на себя щит с рекламным предложением и расхаживать с ним в публичном месте. Фасад дома — это архитектурная проекция вашего внешнего проявления на публике. Разве вы действительно готовы даже за плату повесить на себя щиток с надписью «Пиво» или «Салон красоты» и так выйти на променад?

Многочисленные рекламные вывески — это попросту унижение жителей комплекса

Жилой дом в Киеве

Захламление мест общего пользования. Изначально это ошибка архитектора с девелопером, которые вместо качественного дизайнерского пространства создали серую утилитарную унылость. Но дальше включаются жители, которые эту унылость принимаются обживать! Собственно, теми же методами, с которыми они обживают унылые пространства своих дач, застекленных балконов и даже самих квартир, попросту заваливая их хламом. Не надо ставить в холлах и вестибюлях многоквартирных домов старые кресла и полудохлые растения-переростки, которые ваш эстетический ценз признал недостойным размещения в квартире! Поверьте, что у ваших соседей как минимум не менее высокая планка в этом вопросе! Если же вы действительно хотите облагородить пространство общего пользования (а не сэкономить на вывозе рухляди на свалку), потратьтесь и сделайте то, чем и вы, и ваши соседи будут гордиться!

Попустительское отношение к выполнению своих функций консьержами и другими сотрудниками эксплуатирующей организации — это, увы, почти повсеместный фактор деградационной трансформации жилья. Муниципалитет ограничивает верхнюю планку стоимости оплаты услуг по содержанию дома жителями якобы в защиту их интересов, но на самом деле просто делает невозможным достойную оплату работы людей, занимающихся обслуживанием домов, а, следовательно, попустительствует их деградации! Или вы знаете хоть одного садовника, сантехника или консьержа, согласных работать на альтруистических началах?

И, наконец, самое страшное — создание ОСББ клумб со старыми игрушками или «скульптурами» из шин… Если в нашей стране идет процесс передачи управления и обслуживания жилья постсоветскими ЖЭКами управляющим организациям, созданным самими жителями, то и культура управления должна создаваться новая! Иначе мы получим очередную инкарнацию «швондерства» — с песнями на собраниях и вечной разрухой в парадных. Бесспорный факт, что ЖЭКи — система, совершенно не способная к совершенствованию, и единственная сила, поддерживающая хоть какую‑то деятельность (в том числе частных ЖЭКов), — это инерция. Но оказалось, что такое положение вещей еще не самое худшее! Когда дело ЖЭКа перехватывают избранные соседями бравые активисты, на месте унылого инерционного движения вдруг возникает тотальный системный ступор!

Бесспорный факт, что ЖЭКи — система, совершенно не способная к совершенствованию

Если мои слова кажутся излишне категоричными, пожалуйста, приведите пример хотя бы одного ОСББ, которое своей деятельностью подчеркнуло или, не дай бог, улучшило архитектуру жилого комплекса. В данном случае архитектура отнюдь не самоцель — всего лишь индикатор качества их деятельности: к примеру, возведение вокруг территории ЖК забора, увенчанного колючей проволокой, «чтобы бомжи не ковырялись в мусорных ящиках», — не меньшее варварство, чем процесс уплотнения квартир «швондеровскими комитетами» сто лет назад.

Фото: by Lance Asper on Unsplash

Конечно, также, как и человек, вырастая из коротких штанишек родительских предписаний, начинает ставить свои собственные задачи и цели, — жильцы дома могут и должны со временем стать заказчиками трансформации своего жилья.

Но только после того, как станут воспитанными взрослыми!

А том, как внутренний мир архитектора влияет на город читайте в материале Ольги Черновой «Контроль сознания».