Стокгольмский «лагом»: справедливость и архитектура. Исследуем развитие шведской столицы

Ирина Исаченко / Урбанистика /

Современный Стокгольм — один из наиболее инновационных городов Европы. Экологичный и «умный». Но в последних городских стратегиях шведской столицы акцентируется несколько иной приоритет — прежде всего Стокгольм развивается как «сплоченный город», где «все дети имеют одинаковые возможности для реализации своих способностей, квартиры доступны по разумной цене, пожилым людям гарантируется безопасная жизнь и равные возможности, а гендерное равенство никогда не ставится под сомнение». Швецию часто называют Lagomlandet, «страной умеренности» — за стремление к справедливости, равновесию. И столица просто обязана стремиться к тому, чтобы во всем соответствовать понятию «лагом». Протестантская трудовая и жизненная этика задает тон в образе жизни, но не в городском планировании. Чтобы Стокгольм стал настоящим Lagomcity, шведы готовы перекраивать и перестраивать его в масштабах, которые на первый взгляд могут показаться чрезмерными.

Европейские ценности задают тон

В 2018 г. мэром Стокгольма избрали Анну Кёниг Йельмюр, которая к тому же является президентом организации EUROCITIES и представляет столицу Швеции в международной организации C40 Low-Carbon Districts Network, занимающейся вопросами окружающей среды и климата, а также в OECD Inclusive Growth in Cities Initiative — глобальной организации, содействующей инклюзивному развитию городов.

Анна Кёниг Йельмюр, мэр Стокгольма с 2018 г. Фото: Peter Knutson

Эта изящная хрупкая блондинка входит в политическую партию Moderaterna (либерально-консервативная партия) и ратует за решающую роль городов в развитии Европы. Анна Йельмюр не скрывает, что является сторонником «феминистского урбанизма». «Инклюзивное городское планирование тоже базируется на гендере. Если общественные места безопасны для женщин, то они безопасны для всех», — говорит она в интервью стокгольмскому изданию The Local. Мэр считает, что путь к безопасности — это прежде всего создание зеленых, активных и привлекательных площадей и общественных пространств.

Панорама на остров Riddarholmen, Стокгольм. Фото: Ирина Исаченко

Современный Стокгольм должен конкурировать в привлечении новых талантливых жителей и стать максимально гостеприимным для высококвалифицированных специалистов из других стран, заявляет Анна. Мэр говорит, что ее вдохновляют примеры Хельсинки, Копенгагена и Амстердама, которые тоже отличаются высокими темпами урбанизации. Но главные стокгольмские проекты — реконструкция Slussen и развитие района Norra Djurgårdsstaden — беспрецедентны в масштабах Европы.

 

Фостер и Slussen

Сегодня, приезжая в Стокгольм, вы оказываетесь в эпицентре масштабной стройки, буквально на стройплощадке. Проект New Slussen является одним из крупнейших городских преобразований в Швеции и в Европе в целом. Дамба Slussen была построена еще в 1642 г. Это гидротехническое сооружение разделяет море и пресноводное озеро Mälaren и защищает старый город Gamla Stan и часть района Södermalm от подтопления. В 1935 г. дамбу и шлюз накрыли дорожной клеверной развязкой, превратив Slussen в гигантский транспортный хаб, где пересекались основные маршруты. Но вода критически подмыла основание всей этой многослойной конструкции, и к началу XXI в. стало очевидно, что ее необходимо реконструировать. А раз уж снос «клевера» неизбежен, то власти Стокгольма решили сделать это строительство отправной точкой и катализатором масштабного редевелопмента, который затрагивает сразу несколько центральных кварталов. Конкурс на разработку мастер-плана New Slussen выиграл сэр Норман Фостер и его многопрофильная команда специалистов Foster + Partners.

Стройплощадка Slussen, август 2019 г. Старая дорожная развязка уже демонтирована, начинается прокладка новых транспортных коридоров. Фото: Ирина Исаченко

Новый генплан перераспределяет баланс между транспортом, велосипедистами и пешеходами, отдавая приоритет последним без ущерба для первых. Главная задача — восстановить пешеходные связи между Gamla Stan и Södermalm, которым препятствовал дорожный узел с бетонным лабиринтом подземных переходов. При этом пропускная способность шлюза увеличивается в пять раз, а транспортная развязка будет соответствовать критериям XXI в. В плане мы видим новые общественные здания, площади и скверы. Непосредственно над шлюзом и вокруг него появится пешеходная зона Water Plaza — с набережной, бассейнами, ресторанами и кафе.

Автовокзал спрячут в скалу Katarina, где его объединят с выходами из метро и станцией пригородных поездов Saltsjöbanan. Необходимость взорвать и вынуть сотни тонн прочной скальной породы, преимущественно гранита и серого гнейса, что кажется нам нереальной по сложности задачей, шведов не смущает. В их распоряжении сверхмощная техника и навыки, отточенные при прокладке в толще скал стокгольмского метро. Собственно, весь транспорт опускается под землю, поезда и автобусы можно будет увидеть лишь на мостовых переходах через залив Riddarfjärden.

New Slussen — мастер-план Foster + Partners предполагает создание серии пешеходных общественных пространств на месте устаревшей транспортной развязки. Источник изображения: fosterandpartners.com

Со стороны острова Södermalm редевелопменту подлежит пространство вокруг Городского музея. Здесь разобьют несколько зеленых зон, а на террасированном склоне появятся коммерческие здания и торговая галерея. Параллельно автомосту через фьорд проложат пешеходный и велосипедные мосты.

 

Девелопмент как аттракцион

То, как город и горожане переживают эту стройку века, заслуживает отдельного рассказа. На сайте муниципалитета публикуются еженедельные отчеты о ходе строительных работ и анонсы, информирующие жителей прилегающих к стройплощадке районов о будущих действиях строителей. Например, поскольку прокладка тоннелей в скале Katarina сопровождается шумом при бурении и взрывных работах, муниципалитет не только обязал подрядчиков построить шумоизолирующие экраны из гонта, но и забронировал временное жилье в апарт-отелях для семей, которые страдают от дискомфорта.

Несмотря на масштаб строительных работ, власти и девелопер стараются минимизировать неудобства для горожан и туристов

Выделение временного жилья не обязывает людей переселяться, они могут продолжать жить в своих домах и пользоваться наушниками, которые им раздали. Но желающие могут в любое время переехать в апартаменты — на ночь, на несколько часов, на неделю или месяц, чтобы отдохнуть в тишине. При этом время проведения шумных работ строго нормируется: например, согласно актуальному расписанию, взрывы в горном тоннеле происходят два раза в сутки, в 14 часов и в 21:30. График плавающий, поэтому людей призывают чаще просматривать информацию на сайте. Там же указывается время кратких перерывов в автомобильном движении рядом с автовокзалом, вплотную к которому расположена скала.

Временные переходы для пешеходов и велосипедистов над Slussen. Фото: Ирина Исаченко

Следить за тем, как продвигается стройка, стокгольмцы и туристы могут не только читая информационные сводки. Есть возможность лично посетить строительную площадку во время ежедневной экскурсии с гидом. А если на экскурсию времени нет, то можно посмотреть, как создается New Slussen просто на бегу к метро. В заборах вокруг стройплощадки, в том числе в ограждении временных воздушных велосипедно-пешеходных мостов над территорией сделаны окошки на разной высоте — для взрослых и детей. Можно подняться на смотровую площадку популярного ресторана Gondolen, которая находится практически на уровне верхушек башенных кранов.

Пешеходный переход как выставочная галерея с фотографиями, посвященными реконструкции Slussen. Фото: Ирина Исаченко

Работы коснутся лестниц, спускающихся от улочек района Södermalm к набережной. Перед их демонтажем, намеченным на осень 2019 г., будет запущенно несколько лифтов, чтобы пешеходам или велосипедистам не приходилось тратить время, двигаясь в обход. Словом, несмотря на масштаб строительных работ, неудобства для людей — минимальные.

 

Разноцветные и устойчивые

Еще один масштабный проект развития Стокгольма — это Norra Djurgårdsstaden в районе Östermalm на месте промзоны, прилегающей к Королевскому порту. Он знаменит объектами промышленной архитектуры, историческими, такими как башни газового завода, и современными, например, крупнейшей в мире ТЭЦ, работающей на биотопливе, c плиссированным керамическим фасадом. Пространство между этими фокусными объектами распределено между несколькими новыми жилыми кварталами, каждый из которых примечателен по‑своему. Постепенно Norra Djurgårdsstaden превращается в территорию с высокой концентрацией выдающихся зданий, настолько оригинальных, что урбанисты организации Open House проводят здесь регулярные архитектурные туры с известными архитекторами и планировщиками в качестве гидов.

Площадь Storängstorget — главный common space нового квартала в Norra Djurgårdsstaden. Фото: Ирина Исаченко

Территория газового завода была закрытой до 2011 г. Остановка предприятия, где на протяжении 120 лет производили топливо для уличного освещения и домашних каминов, положила начало новой истории. Башни из красного кирпича, спроектированные архитектором Фердинандом Бобергом, превратились в культурные и образовательные центры. Сегодня в одной из них уже оборудован скалодром, а другая претерпевает конверсию в общественный и культурный центр, где будут проводить различные мероприятия и фермерские маркеты. Старые же линейные цеха реконструируются под школу, гостиницу, библиотеку, музей трамвая и офисы.

Купол «газовой башни» Фердинанда Боберга в Norra Djurgårdsstaden. Источник фото: jrkvartersfastigheter.se

Рядом с башнями и эфемерной структурой на месте старого металлического газгольдера возводят 28‑этажный небоскреб, спроектированный Herzog & de Meuron, — круглый в плане и с фасадом из стеклянных кирпичей. Его открытие запланировано на 2022 г. Как пообещал Жак Херцог, соучредитель Herzog & de Meuron, «этот дизайн будет максимизировать использование солнечного освещения и предлагать совершенно уникальный пространственный опыт». Прилегающая к небоскребу Gasklockan территория превратится в общественный парк с полевыми травами и многолетниками, проект которого уже разработал Пит Удольф в сотрудничестве с ландшафтными архитекторами LOLA.

Norra Djurgårdsstaden станет тестовой площадкой для цифровой стратегии SRS Smart City

Визуализации к проекту башни Gasklockan от Herzog & de Meuron с садами, разработанными Питом Удольфом в сотрудничестве с ландшафтными архитекторами LOLA. Источник изображения: Herzog & de Meuron

Визуализации к проекту башни Gasklockan от Herzog & de Meuron с садами, разработанными Питом Удольфом в сотрудничестве с ландшафтными архитекторами LOLA. Источник изображения: Herzog & de Meuron

К юго-западу от башен Gazverket ведутся подготовительные работы к строительству малоэтажного экоквартала Kolkajen. Судя по мастер-плану, здесь появятся ориентированные на фьорд таунхаусы с выходами к воде. Часть домов (жилье для студентов) построят на плавучих платформах. Kolkajen нельзя назвать курортным и дачным городком — проектом предусмотрено создание здесь объектов как локальной, так и общегородской инфраструктуры. В планах — строительство детских садиков, коммерческих зданий, парков и набережной с водной ареной.

Norra Djurgårdsstaden постепенно превращается в территорию с высокой концентрацией выдающихся зданий

К северо-востоку (если двигаться в сторону станции метро Ropsten) находится жилой квартал Västra с домами, сданными в 2013—2018 гг. и сконцентрированными вокруг площади Storängstorget. Прежде чем начать строительство на этом участке, потребовалось очистить грунт, загрязненный промышленными отходами. После того как экологи подтвердили, что территория безопасна, строители приступили к прокладке коммуникаций, в том числе подземной системы сбора и переработки бытовых отходов. Ее инновационность заключается в том, что предварительно рассортированный жителями мусор выбрасывается в контейнеры, после чего по принципу пневмопочты по трубопроводам отправляется в подземные измельчители и утилизаторы. Новая система функционирует довольно успешно, хотя ее создатели уже отметили недостатки: трубы мусоропроводов, которые старались сделать максимально незаметными, оказались слишком узкими в сечении, из‑за чего они часто забиваются.

Мастер-план экоквартала Kolkajen-Ropsten от студии ADEPT. Источник изображения: adept.dk

По квартальной сетке строители проложили ливневую канализацию, сопряженную с дождевыми садами. В целом зеленые насаждения в квартале занимают 1,7 га, а на каждую квартиру приходится 13,5 кв. м зеленого пространства. Здесь также спланировали пруд для амфибий — саламандр, которых переселяют из припортовой гавани Loudden, где вот-вот развернется строительство и работы по углублению дна. И лишь после этого в строгой очередности, согласно плану, на котором квартал был разбит на 10 блоков, началось возведение энергоэффективных зданий с садами и солнечными батареями на крышах.

В соответствии с пешеходоцентричной концепцией в Västra ограничили количество парковочных мест. Для жильцов норма — 0,5 на квартиру, а велопаркингов — 2,1 на квартиру. Общественный паркинг рассчитан на 128 велосипедов и всего 7 электромобилей.

Нестандартный оттенок глазури для Kvarteret Muddus специально разработан дизайнерами Wingårdhs и запатентован под кодом Chanel № 2. Фото: Ирина Исаченко

Что же касается самих зданий, то к их проектированию привлекли разные архитектурные бюро, что обеспечило кварталу визуальное разнообразие. Каждый из домов отличается архитектурой, цветом, но при этом выглядит гармоничной частью единого квартала, объединенного малыми архитектурными формами и элементами благоустройства, для которых был введен единый дизайнерский код.

Каждый из домов отличается архитектурой, цветом, но при этом выглядит гармоничной частью единого квартала

На фоне общей сдержанной колористической гаммы ярким акцентом выделяется жилой комплекс Kvarteret Muddus. Автор проекта архитектор Герт Вингорд, основатель бюро Wingårdhs, решил облицевать фасады семиэтажного дома глазурованным кирпичом яркого ало-малинового цвета. Нестандартный оттенок был специально разработан дизайнерами Wingårdhs и запатентован под кодом Chanel № 2. В Департаменте городского планирования Стокгольма сначала хотели отклонить проект Вингорда, опасаясь, что Muddus будет конкурировать с оранжево-красными газовыми башнями Фердинанда Боберга, расположенными в нескольких сотнях метров от него. Но архитектору удалось отстоять свое видение, и уже в 2017 г. жюри конкурса «Лучшее здание Стокгольма» отозвалось о проекте в исключительно позитивном ключе: «Это радикальный и смелый проект, последовательно осуществляемый от первого эскиза идеи до его завершения. Это дом, который выделяется и создает эмоции».

Так выглядят инновационные мусоропроводы в Norra Djurgårdsstaden. Фото: Ирина Исаченко

Кроме Muddus достопримечательностями квартальной площади Storängstorget стали интерактивные фонтаны, созданные известным датским художником Йеппе Хейном, и электроподстанция. Заключенная в перфорированную оранжевую оболочку из кортеновской стали, она имеет встроенную скамью и внешне похожа скорее на скульптурный павильон, нежели на утилитарное техническое сооружение.

Инвестиции в Västra составили около 65 млн евро. При этом в муниципалитете акцентируют внимание на предполагаемом инвестиционном доходе в 5 млн евро в год. Если воспринимать Västra как демонстрацию возможностей и спойлер будущего развития Norra Djurgårdsstaden — надо признать, что это выглядит впечатляюще.

Использование деревянной черепицы (гонта) на фасадах — распространенный прием в архитектуре Стокгольма. Фото: Ирина Исаченко

Электроподстанция в оболочке из кортеновской стали — один из фокусных объектов на площади Storängstorget. Фото: Ирина Исаченко

Рядом с метро Ropsten рабочие ведут снос старых офисных корпусов, освобождая площадку для сооружения крупнейшего в Швеции энергоэффективного и зеленого дата-центра Bahnhof, который будет работать одновременно как теплоэлектростанция: избыточное тепло, вырабатываемое при работе серверов, направится на обогрев жилых домов в Norra Djurgårdsstaden. Проектированием дата-центра занималось архитектурное бюро Urban Design, которому принадлежит также проект «керамической» ТЭЦ KVV8.

Также власти планируют, что Norra Djurgårdsstaden станет тестовой площадкой для цифровой стратегии SRS Smart City, которая предполагает создание информационной и сервисной платформы на основе открытых данных.

Ожидается, что новая архитектура и энергосберегающие технологии в Västra обеспечат инвесторам доход в 5 млн евро в год

Велопаркинг с зеленой крышей во внутреннем дворе Kvarteret Muddus. Фото: Ирина Исаченко

Деревянный холм и бетонная Башня

Архитектура Бьярке Ингельса очевидно узнаваема. Его здание 79 & Park, построенное напротив парка в районе Gärdet и заселенное в 2018 г., является развитием фирменной каскадной концепции, разработанной BIG для жилых зданий и реализованной ранее в проектах для Копенгагена (VM, Mountain Dwellings и 8 House). Благодаря перепаду высот большинство квартир имеют панорамный вид на парк, а пентхаусы — собственные террасы с садами на крыше. Здание облицовано кедровой доской. В сочетании с вертикальным озеленением это придает ему натуралистический вид. Со стороны парка оно выглядит словно холм, поросший деревьями. Остекление в пол может показаться избыточным, поскольку это делает квартиры проницаемыми для взглядов соседей и прохожих с улицы, но надо не забывать, что шведы стараются максимизировать инсоляцию, а также привыкли жить без заборов и штор.

Внутренние дворы жилого комплекса 79 & Park связаны с улицей серией арочных переходов. Фото: Ирина Исаченко

Строительство 79 & Park продолжалось 3 года. Для шведов, привыкших к тому, что жилые здания здесь возводятся стремительно, такой срок реализации проекта показался слишком долгим. Несколько инвесторов даже отказались от идеи выкупить свои квартиры и потребовали возврат авансовых платежей, что привело к скандалу и обрушило акции застройщика на внутреннем рынке.

Но теперь проект Ингельса считается архитектурной достопримечательностью района, а брокеры, публикующие объявления о продаже строящегося жилья неподалеку от 79 & Park, используют в своей рекламе выражения «квартира с видом на знаменитый и отмеченный наградами архитектурный объект». К слову, трехкомнатная квартира «с видом на 79 & Park» может стоить около 800 тыс. евро.

В самом 79 & Park цена недвижимости еще на этапе строительства по контракту «первой руки» с застройщиком, крупной девелоперской компанией Oscar Properties, стартовала от 11 788 евро за квадратный метр. За аренду трехкомнатной квартиры в самом 79 & Park сегодня просят от 2 тыс. евро и выше.

Сад трав во внутреннем дворе комплекса 79 & Park. Фото: Ирина Исаченко

Но жилье в самом высоком здании Стокгольма — башне Norra Tornen, спроектированной Рейниром де Граафом из ОМА и открытой в один день с 79 & Park, — еще дороже. Аренда квартиры площадью 118 кв. м стартует от 4 тыс. евро в месяц.

Здания от OMA и BIG – попытка девелопера Oscar Properties дополнить традиционный скандинавский архитектурный ландшафт акцентными объектами

Конструкция Norra Tornen — одна из вариаций на тему модульной системы из сборных бетонных элементов, когда фасад состоит из чередующихся эркеров и утопленных террас. Нарочито фактурные стены из бетона с включениями каменной крошки — это своего рода дань бруталистской архитектуре (родиной которой, по мнению Рейнира де Граафа, является именно Швеция).

Квартиры в брутальной башне Norra Tornen — самое дорогое жилье в Стокгольме. Фото: Laurian Ghinitoiu / OMA

Никаких барьеров — все входные зоны в Norra Tornen находятся на одном уровне с мостовой. Фото: Laurian Ghinitoiu / OMA

Здания от OMA и BIG, как и будущий небоскреб Gasklockan от Herzog & de Meuron — это попытка Оскара Энгельберта, основателя Oscar Properties, дополнить традиционный скандинавский архитектурный ландшафт акцентными объектами от мировых звезд. Как сказал Энгельберт: «Город никогда ранее не открывал два здания от двух всемирно известных архитекторов в один и тот же день. Norra Tornen и 79 & Park являются доказательством того, что можно изменить и улучшить городской пейзаж Стокгольма».

Соответствуют ли шедевр Бьярке Ингельса и брутальная башня Рейнира де Граафа шведскому понятию «лагом»? Эстетически — пожалуй, но если говорить о стоимости жилья, то вряд ли. Новые здания уже стали катализаторами джентрификации районов. Этот факт радует девелоперов, вдохновляет архитекторов и урбанистов. Но не рядовых стокгольмцев, многие из которых критически относятся к подобным тенденциям в развитии города.

 

Жилье в Стокгольме: доступное, но не очень

Стремление к справедливому распределению ресурсов и благ сформировало в Швеции совершенно особую модель рынка недвижимости, которую иногда называют «шведским социализмом». В 60‑х годах XX в. социал-демократы реализовали программу создания доступного жилья Miljonprogrammet, застроив пригороды Стокгольма безликими панельными многоэтажками и введя ряд условий для девелоперов. До сих пор большую часть квадратных метров застройщик передает в распоряжение государства и акционерных жилищных компаний, и уже они продают квартиры, распределяя их между очередниками. Да, в Швеции до сих пор существуют очереди на жилье — на социальное для льготных категорий из коммунальных фондов, а также на обычное от акционерных жилищных компаний. Желающие арендовать или купить квартиру по «разумной цене» могут ждать своей очереди десятилетиями. В свободном доступе квартир «от застройщика» буквально единицы.

Цена квартир в 79 & Park стартовала от 11 788 евро за кв. м. Фото: Ирина Исаченко

Очень часто арендодатель применяет «правило дохода» — это значит, что общий годовой доход семьи должен превышать арендную плату за 3 года. Студенты, к примеру, не могут снять такую квартиру, поскольку не могут подтвердить стабильный доход. Поэтому студенческое жилье в Швеции выделено в отдельную категорию недвижимости.

Что хорошо, так это самая низкая в Европе процентная ставка по кредиту на недвижимость — всего 2,7 % при сроках кредитования от 15 до 40 лет. Молодые семьи, которые торопятся жить сегодня и не готовы стоять в очереди, имеют возможность приобрести дорогое жилье в ипотеку.

Квартира в историческом центре Стокгольма может стоить дешевле, чем в новых комплексах на окраине

На ценообразование существенно влияет такой критерий, как «комфортность проживания». Это приводит к такому с нашей точки зрения парадоксу, когда квартира в центре может быть дешевле, чем на окраине. В то же время стремление капитализировать недвижимость, делая ее максимально комфортной, стимулирует девелоперов и власти развивать инфраструктуру, инвестировать в благоустройство и разрабатывать привлекательный дизайн.

В Швеции отсутствуют ограничения для иностранцев при покупке недвижимости, а в последние годы Стокгольм переживает приток высокооплачиваемых специалистов, который еще более стимулируется умеренными политиками, в том числе и мэром столицы.

Церковь Святой Гертруды в старом городе Стокгольма с неоготическим шпилем. Фото: Oğuzhan Dönmez on Unsplash

Станция стокгольмского метро Solna Centrum, оформленная художниками Karl-Olov Björk и Anders Åberg. Фото: Alexandr Bormotin on Unsplash

Крайняя зарегулированность строительной отрасли, дешевая ипотека, приток состоятельных экспатов и претендующих на льготы мигрантов — все это привело к серьезному жилищному кризису и дефициту жилья. Именно этот кризис подталкивает власти к поиску новых решений, рациональному планированию новых территорий и конверсии промзон.

 

Протестантская трудовая этика как стержень городского метаболизма

C 2010 по 2030 г. власти Стокогльма обязались увеличить городской жилой фонд на 140 тыс. новых квартир. Муниципалитет требует от застройщиков, чтобы половина квартир в новых домах соответствовала параметру «доступное жилье» и была предназначена для сдачи в аренду, в первую очередь студентам. Совершенно непостижимым с точки зрения украинца кажется тот факт, что девелоперы не просто выполняют, но превышают эту норму. К примеру, по данным за 2017 г., 63 % от объема нового жилья предназначено для аренды. «Лагом»?

Stortorget — площадь в историческом центре Стокгольма, вокруг которой формировался город. Фото: Ирина Исаченко

Также девелоперы в Стокгольме с 1963 г. вынуждены придерживаться «правила одного процента». Это означает, что один процент от инвестиционных затрат на строительство и реконструкцию в Стокгольме должен выделяться на художественный дизайн. Поэтому на улицах, в парках, жилых районах, площадях появляются все новые объекты рublic аrt. Например, фонтаны Хейна на площади Storängstorget были созданы благодаря «правилу одного процента». Регулированием процесса, проведением художественных конкурсов и контролем качества занимается специальный отдел мэрии — Stockholm konst. А местные архитекторы лоббируют увеличение нормы. «1 % — это не так много, 2 % — это на 100 % больше!» — утверждает архитектор Герт Вингорд (автор малинового здания Kvarteret Muddus).

Ко 2040 г. население шведской столицы достигнет 1,3 млн человек

Только на борьбу с мусором власти Стокгольма выделяют 17 млн евро в год. Часть из этих средств идет на пропаганду здорового образа жизни и защиту окружающей среды. К этому власти подходят весьма креативно. К примеру, на улицах Стокгольма можно увидеть фимпоматы — ящики для сбора сигаретных окурков. Окурки очень вредны для природы из‑за содержащегося в них кадмия и частиц микропластика. Фимпоматы имеют два отсека, и, выбросив окурок в один из них, вы одновременно становитесь участником соцопроса, поскольку в верхней части фимпомата написан вопрос дня, к примеру: «За что голосуете — за кебаб или халяльную пищу?» или «Где делаете покупки — в IKEA или ZLATAN?».

Эксперименты с цветом, формами и высотностью в современной архитектуре Стокгольма, хоть мы и уделили им в статье особое внимание, на самом деле довольно редки. Чаще новые дома стараются вписать в исторический пейзаж, используя для фасадов и крыш терракотовые, серые или ржаво-красные цвета.

Drotttninggatan - главная торговая улица в историческом центре Стокгольма. Фото: Ирина Исаченко

Ну а общественный транспорт в Стокгольме, несмотря на множество строительных работ, ходит с предельно точным соблюдением графика. На комфорте горожан не экономят — автобусы (кстати, подавляющее количество их заправляется биодизелем), трамваи и поезда почти никогда не бывают переполненными, скорее наоборот — количество пустых мест может навести на мысль, что транспорт используется недостаточно эффективно и можно бы сэкономить на количестве единиц подвижного состава на маршруте. Но понятия комфорта, целесообразности и эффективности у коренных шведов значительно отличаются от наших. Национальный транспортный план, который правительство Швеции презентовало в 2018 г., предусматривает в ближайшие 15 лет выделение на развитие транспортной сети страны 70‑ти млрд евро. При этом львиная доля — более 60 млрд — выделяется из бюджета столицы. В правительстве решили адаптировать железные дороги под высокоскоростные поезда, которые будут способны преодолевать 320 километров за час.

Один процент от инвестиционных затрат на строительство и реконструкцию в Стокгольме выделяется на художественный дизайн

Скейтпарк Rålis под мостом в Ralambshovsparken — одно из самых популярных мест отдыха жителей Стокгольма. Фото: Mikael Kristenson on Unsplash

Что касается «жестокого жилищного кризиса», то стоит сделать оговорку. Дефицит жилплощади по‑шведски — это когда разгневанная жительница Стокгольма пишет на правительственный сайт, что ее семья из пяти человек вынуждена жить в квартире с тремя спальнями. По демографическим прогнозам, ко 2040 г. население шведской столицы достигнет 1,3 млн человек. Но судя по масштабам и темпам городского строительства, нет сомнения, что жители не испытают особого дискомфорта от переуплотнения.

Навигация на станции метро Stadion, Стокгольм. Фото: Adrian Trinkaus on Unsplash

В сравнении с актуальной ситуацией в Украине, особенно в Киеве, стокгольмский кризис кажется какой‑то утопией. Как говорила Королева Алисе: «Видала я такие холмы, рядом с которыми это просто равнина». При этом открытость стокгольмских властей, их готовность внедрять инновации и честно делиться со всем миром своим уникальным урбанистическим опытом, прозрачность процессов и трепетное отношение к природе вызывают восхищение. Было бы непростительно игнорировать этот ценный экспириенс.

И если ключ к шведскому успеху кроется в их приверженности соответствовать понятию «лагом», возможно, Украине сегодня не помешало бы стать более «лагомной»?