Спойлер: Киев — Манхэттен. Александр Попов об американской экспансии ARCHIMATIKA

Ирина Исаченко / Архитектура /

 

Зачем украинским архитекторам американские рынки? Полгода назад украинская архитектурная компания ARCHIMATIKA открыла офис на Манхэттене в Нью-Йорке, чем обозначила не только свои амбиции, но и готовность к «игре по новым правилам».

Речь вовсе не идет об эмиграции успешного украинского бизнес-проекта — это закономерное расширение, к которому в ARCHIMATIKA стремились и готовились уже давно. И хотя официальная презентация проектов, которые киевляне разрабатывают для жителей Нью-Йорка, еще впереди, мы подготовили небольшой спойлер о том, зачем и с чем ARCHIMATIKA выходит на американский рынок — нам рассказывает сооснователь и директор компании Александр Попов.

Александр Попов, сооснователь и директор компании ARCHIMATIKA
Фото: Владимир Дягель

PRAGMATIKA.MEDIA: Полгода назад ARCHIMATIKA открыла официальное представительство в Нью-Йорке. Сразу стало интересно: с какой целью? Что украинские архитекторы могут предложить жителям Манхэттена?

Александр Попов: Существуют сразу три причины, три аспекта. Первый — творческий. Даже просто поехать туристом в другую страну — уже интересно. Еще интереснее попробовать там жить и погрузиться в другие правила и культуру. Но в превосходной степени интереснее проектировать для другой страны. Потому что это опрокидывает привычное мировоззрение, что можно сравнить со здоровым холодным душем для мозга архитектора. Когда живешь и работаешь в локальной, замкнутой системе, многие аспекты жизни уже не подвергаешь сомнению, ведь все, кажется, настолько незыблемо… И крайне полезно столкнуться с тем, что люди живут по‑иному: к примеру, они не прочь пройтись к парковочному месту за несколько кварталов, а то и проехаться на метро, и не считают это «несправедливым ухудшением комфорта».

Варианты архитектурного решения фасада. Разработка ARCHIMATIKA для нью-йоркского проекта

На Манхэттене далеко не все жилые новостройки оснащают паркингом, потому что многие жители не ездят на собственных автомобилях, а пользуются общественным транспортом, почти никто не ест дома и, соответственно, не готовит «первое, второе, третье и компот». Большинство людей живут поодиночке, а семьи создают значительно позже, чем это принято у нас. Стирают в прачечных. И рады всю домашнюю работу передать на аутсорсинг и платить за это, а освободившееся время тратить на бизнес и хобби. И как только ты понимаешь эту логику, которой подчинена их жизнь, то начинаешь задумываться: а ведь что‑то из нашего опыта можно предложить современным американцам.

Проектирование для другой страны опрокидывает мировоззрение архитектора

К примеру, если вспомнить о советской-постсоветской квартирографии, то «формат общежития», как мы его называем, — это атавизм с нашей точки зрения, но не для жителей Нью-Йорка. Coliving для многих сегодня вынужденный формат. И совершенно непонятно, как рационально использовать общую комнату (семейную гостиную) в квартире, где живут люди, мало друг с другом связанные. Для сoliving’а гораздо удобнее формат апартаментов, состоящих из небольшой совместной кухни и отдельных блоков, подобием которых являются доставшиеся нам в наследие от СССР двух-трехкомнатные «квартиры-общежития». Так что первая причина нашей экспансии — удовлетворение творческого интереса и любознательности.

Источник изображения: unsplash.com

P. M.: Но стоит ли это усилий на акклиматизацию, которые надо предпринимать, выйдя из зоны комфорта?

А. П.: Сегодня для ARCHIMATIKA подобное «архитектурное путешествие» уже не воспринимается как выход из зоны комфорта, для нас это, как для бывалого туриста — очередная поездка в другую страну. Если ты выезжаешь за границу впервые, то, конечно, чувствуешь дискомфорт. Но когда ты уже научился ориентироваться в аэропортах, гостиницах — чувствуешь себя уверено и полностью открыт для нового опыта. Но, конечно, мы все это делаем не только ради удовлетворения любознательности. Второй аспект, выталкивающий нас на рынок США, — коммерческий. Яйца надо раскладывать в разные корзины. Украина — страна с сырьевым типом экономики. И если мы будем развивать бизнес в стране с аналогичным типом экономики, к примеру, в Казахстане, то можем сильно пострадать в результате следующего кризиса, когда энергоносители и другие commodities станут дешеветь.

Мы готовы предложить американскому потребителю концепцию  PRO-apartments

Как правило, цены на нефть и другие виды сырья (металл, например) колеблются сонаправленно — с некоторым разбросом по времени. В периоды, когда у нас высокие цены на сырье — в стране много денег, как в 2000‑е. Цены на сырье упали — и у нас мало денег, как было в последние годы. А в контрфазе с нами находятся страны с экономиками технологического типа, где из сырья что‑то производят. Для них низкие цены на сырье — новое окно возможностей, когда можно строить гиперлуп, покорять Марс и находить новые невероятные решения, поскольку ресурсы подешевели. А когда ресурсы дорожают — американский рынок сжимается, бизнесмены ведут себя более консервативно и сдержанно. Экономика США очень разная, многоплановая, но прежде всего — высокотехнологическая.

План этажа коммерческого назначения. Разработка ARCHIMATIKA для нью-йоркского проекта

Третья причина, заставляющая нас двигаться вперед, — возможность командного роста. Я имею в виду качественный рост внутренней системы организации. Гораздо проще работать, когда твоя стройка находится в двух кварталах от офиса. Сложнее, когда стройка и заказчик в другом городе. Когда мы в 2014 г. начали работать во Львове, то уже вынужденно вышли на новый уровень. Дистанционно не так просто договориться с заказчиком, с подрядчиками, необходимо более четко фиксировать решения, думать заранее о возможных проблемах, чтобы их предотвратить. И чем больше расстояние, тем более четко и слажено должна работать команда.

Сейчас параллельно с выходом на американский рынок мы осваиваем международную глобальную систему ведения делопроизводства. Например, если в Украине деловой человек неделю не отвечает на электронное письмо, то «видимо, занят и стоит напомнить». Но если ты не отвечаешь контрагенту в США в течение дня, то это уже воспринимают с беспокойством. А ведь нужно не просто ответить, необходимо дать исчерпывающий и конкретный ответ, отдавая себе отчет о возможной ответственности. В США все ищут слабые места и изъяны у партнера. Как мы понимаем партнерство? «Быть партнерами» — это играть в одной команде, значит прикрывать друг друга, и если партнер где‑то напортачил, то мы подтянем, прикроем, мы ж партнеры… Вот такое у нас «славянское» партнерство. А в США партнерство означает наличие доступа к внутренней кухне друг друга, и если появляется повод подать в суд иск о нарушении интересов, то этим обязательно воспользуются, никто не будет церемониться.

План жилого этажа и PRO-apartments. Разработка ARCHIMATIKA для нью-йоркского проекта

P. M.: Итак, с причинами все понятно. А с какими предложениями выходит на американский рынок ARCHIMATIKA? С абстрактными или же конкретными?

А. П.: Предложения более чем конкретны. Да, конечно, из серии общего и обязательного — мы сделали отдельный сайт для USA, где представили проекты, которые могут быть теоретически интересны той аудитории, но по большому счету сам факт реализации этих проектов в иной локации, за пределами CША, уже делает их малоинтересными для американцев.

Поэтому наш второй этап — разработка пилотных проектов, новой концепции, которую мы реализуем за свой счет и на примере которой показываем наш уровень, наш класс на конкретных участках, с учетом конкретных нормативов и условий. Мы готовим эти проекты, консультируясь с американскими сертифицированными архитекторами и экспертами. И хотим продемонстрировать, что не только знаем нормативную базу, понимаем логику американского архитектурного, девелоперского и строительного бизнеса, но и готовы предложить новое качество. Потому что украинские архитекторы в профессиональном плане уже стали частью Европы — наши проекты котируются на европейском рынке, и это подтверждается наградами и признанием, которые получает не только ARCHIMATIKA, но и целый ряд прогрессивных украинских архитектурных компаний.

В мире огромнейший спрос на качественный европейский дизайн

Все новые идеи сегодня рождаются в Европе, а если быть точнее — в Северной Европе. А потом они экспортируются в США, в Японию, в Китай. С разной скоростью, с разным уровнем трансформации, с тем, что называется «трудностями перевода». Фокус изменился — ведь в 60—70 гг. XX в. постмодернизм появился в США и был экспортирован оттуда. И постмодернистская логика повлияла на архитектуру даже тех зодчих, которые вслух презирали постмодерн.

Да, американец Фрэнк Гери построил одно из самых замечательных зданий Европы — Музей Гуггенхайма в Бильбао. Но сейчас не американские архитекторы открывают офисы в Европе, а европейские — в Америке. Например, тот же BIG и многие другие. Потому что огромное количество идей, которые накопила в последнее время европейская архитектура, востребованы и актуальны сейчас во всем мире. Так же как в свое время интернациональный стиль Гропиуса, Миса ван дер Роэ, Ле Корбюзье привезли из Европы в США — так и сейчас в мире огромнейший спрос на качественный европейский дизайн, на «умную» социально-ориентированную архитектуру, и взяв эту планку в нашей стране, мы открываем для себя возможности реализовывать свои идеи в других странах.

Музей Гуггенхайма в Бильбао, Испания, спроектированный архитектором Фрэнком Гери и открывшийся для публики в 1997 г. Источник изображения: spain.lpsphoto.us

P. M.: Говоря «новая концепция», вы имеете в виду дизайн или же за этим понятием стоит что‑то более масштабное?

А. П.: Мы готовы предложить американскому потребителю концепцию PRO-apartments, которая призвана решить проблему индивидуализации массового жилья. А эта проблема в разных фазах актуальна для любого уголка мира.

Массовое жилье, жилье не премиум-класса, после Второй мировой войны строилось стандартизированным, унифицированным — как бесконечный повтор модулей, типовых квартир, домов, каким, к примеру, был проект одноэтажной Америки. И американские многоквартирные дома тоже строились по шаблону. Когда мы проанализировали квартирографию Нью-Йорка, то выявили большее разнообразие, чем в нашей постсоветской квартирографии, но тем не менее, это достаточно ограниченный ассортимент форматов. Мы обнаружили не то что ниши — целые блоки вариантов жилья, которые абсолютно не представлены на рынке. Например, односпаленная квартира может иметь площадь 60 кв. м или 90 кв. м. А есть ли квартиры по 70, 80 или 85 кв. м? Нет, их не существует. Полвека назад девелоперы отследили интерес к двум форматам и на протяжении полувека штамповали их. Закономерно, что на рынке уже переизбыток этого стандартного американского дискомфорт-класса.

Вид на историческое ядро Нью-Йорка – Манхэттен.
Источник изображения: peakpx.com

Американские PRO-apartments — это, конечно, не повторение PRO-квартир, которые разрабатывали для постсоветского пространства (PRAGMATIKA. MEDIA подробно описывала концепцию PRO-квартир в мартовском томе издания. — Прим. ред). Они совершенно другие и ориентированы на людей с иным образом жизни. И понятно, что разработка этих принципиально новых предложений занимает немало времени. Мы продолжаем изучать стиль жизни американцев для того, чтобы лучше понять их потребности. Архитектору, который решил проектировать в новой среде, необходим непосредственный контакт с теми, кто в ней живет. Сейчас я могу поддерживать контакт по электронной связи, но человек, который способен ответить на вопрос, к примеру, «а почему стиральная машина запланирована в гардеробном шкафу?», должен жить в Нью-Йорке, он должен досконально понимать такой образ жизни. Поэтому наш американский партнер Myk Veret не просто коммерческий партнер, а непосредственный участник творческого процесса и бесценный консультант, потому что сам — резидент Нью-Йорка.

P. M.: Когда пилотный проект для Нью-Йорка будет официально презентован? И планируете ли вы представить его в Украине?

А. П.: Мы планируем показывать проект в США в середине декабря и, безусловно, представить его в Киеве. Сделаем электронную презентацию. Нам интересно будет узнать мнения со стороны.