Спасти рядового Рихерта. Украинская студия подготовила проект реновации бывшего промпредприятия

Елена Панченко / Архитектура /

Заброшенный замок в неприветливой промзоне. Так прохожие воспринимают здание с башней по улице Кирилловской в Киеве. Строение 1908 г. в стиле модерн, которое некогда было частью пивоваренного завода купца Михаила Рихерта, находится в запустении и продолжает разрушаться. Чтобы привлечь внимание к памятнику архитектуры, которого может лишиться Киев, молодая украинская студия SHOVK подготовила проект ревитализации объекта.

Архитекторы предложили сделать из бывшего пивзавода многофункциональное общественное пространство, которое стало бы точкой притяжения для жителей Подола. К слову, их должно прибавиться после возведения рядом крупного жилого комплекса. PRAGMATIKA.MEDIA обсудила с сооснователем студии и одним из авторов проекта Антоном Вергуном их концепцию и необходимость объединяться ради спасения подобных архитектурных шедевров.

Завод Рихерта, проект студии SHOVK

Проект реновации завода Рихерта от студии SHOVK
Адрес: Киев, улица Кирилловская, 35
Дата возведения: 1908 г.
Архитектура: Руслан Литвиненко, Антон Вергун, Андрей Лесьо
Ландшафт: Инна Добровольская, Анна Васильева

Чтобы спасти завод Рихерта от разрушения, авторы проекта хотят заинтересовать им частных инвесторов. А для этого, соответственно, считают необходимым превратить его в перспективный с коммерческой точки зрения объект. Проект студии SHOVK предполагает реставрацию здания 1908 г. и демонтаж большинства сооружений, пристроенных к нему в 1930—1960‑х гг., а также в годы независимости. Вместо них архитекторы предлагают возвести два новых строения — одноэтажное со стеклянными фасадами (его займет ресторан) и трехэтажное с фасадами из нержавеющей стали, которое будет связано с главным зданием через подземную часть. Таким образом, территория бывшего промпредприятия станет общественным пространством, которое объединит сразу несколько функций: с одной стороны — культурную (музей, галерея, библиотека), с другой — коммерческую (офисы, мастерские, коворкинги, торговые залы, заведения общепита).

Завод Рихерта, 1940 гг. Фото из ЦГА КФФД им. Пшеничного

Завод Рихерта находится в исторической части Киева, на Подоле, в пешей доступности от станций метро «Контрактовая площадь» и «Тараса Шевченко»

Справка

В XIX в. этими землями у подножья горы Юрковица владела семья Псиол, которая и организовала здесь пивоваренное производство. В 1879 г. усадьбу приобрел купец Михаил Рихерт. Он заказал архитектору Владимиру Николаеву проект реконструкции пивоварни. В ходе строительных работ, которые велись в 1892—1895 гг., деревянные сооружения были заменены на кирпичные. В частности, в 1895 г. построена дымовая труба (одна из самых старых сохранившихся в Киеве). А вот знаменитое здание с сушильной башней появилось позже — в 1908—1909 гг., автор проекта — архитектор Николай Казанский.

В советское время на этой территории размещался солодовый завод, в 1961 г. комплекс пережил серьезную реконструкцию, а в 1986 г. его признали памятником архитектуры.

В 1990‑е гг. здание было приватизировано, там работал Киевский завод солодовых экстрактов, но в 2006 г. предприятие прекратило существование.

На данный момент объект находится в собственности украинского бизнесмена и коллекционера Игоря Воронова. В 2012 г. владелец провел закрытый архитектурный конкурс на проект музея современного искусства своего имени, который выиграло бюро ZOTOV&CO. Архитекторы предложили реконструировать старое здание и возвести новое строение, облицованное оригинальным кирпичом. Авторы проекта предполагали использовать материал вторично, разобрав другие сооружения на участке и взяв запасы соседней кирпичной фабрики. Отметим, в конкурсе также участвовали студии O.S.A., Drozdov&Partners, FORMA. Однако до реализации проекта дело не дошло. Собственник выставил здание на продажу. Активисты и урбанисты давно жалуются на состояние, в котором находится памятник архитектуры.

Антон Вергун, сооснователь студии SHOVK

PRAGMATIKA.MEDIA: Расскажите немного о вашей студии. На чем специализируетесь?

Антон Вергун: Мы архитектурная студия. Одно наше направление — частные и коммерческие интерьеры, частные дома. Второе — мы сотрудничали с некоторыми застройщиками, разрабатывали для них фасады зданий и места общественного пользования. А вот то направление, которое мы сейчас развиваем, и то, чем стремимся заниматься, — это городские, культурные, общественные проекты.

Р.М.: Почему решили обратиться к проекту реновации завода Рихерта?

А. В.: Здание сложно не заметить, оно находится практически в центре города, на Подоле. Атмосфера, которая там сейчас царит, впечатляющая, но немного грустная. Это очень красивый заброшенный замок. Мы изучили, что это за здание. Оказывается, оно все‑таки имеет охранный статус, что уже нас порадовало, но находится в частной собственности. Несмотря на то что наше законодательство предусматривает определенные требования к владельцам памятников архитектуры, к их содержанию, мы знаем, что иногда даже по каким‑то объективным причинам у владельцев не получается их содержать.

Нужно искать какое‑то применение для здания и территории, чтобы этот объект мог быть полезен обществу и бизнесу

Понятно, что с этим нужно как‑то бороться, но это не наша специализация. Это вопрос к городской власти. Мы подумали: чем мы можем быть в данной ситуации полезными? Что можем сделать, чтобы дать новую жизнь этому зданию и уберечь его от разрушения (естественным путем или с чьей‑то помощью, как это часто бывает)? Мы решили, что нужно искать какое‑то применение для здания и территории, на которой оно находится, для того чтобы этот объект мог быть полезен обществу, но также и бизнесу.

Р.М.: Получается, это полностью ваша инициатива. Почему готовы тратить время на проекты, из которых может ничего не получиться?

А. В.: Потому что хочется, чтобы что‑то получилось.

Р.М.: А вы разговаривали с собственником или потенциальными инвесторами?

А. В.: С собственником мы не разговаривали. У нас есть достоверная информация, что собственник выставил это здание на продажу. Когда он его покупал, то имел определенные планы — в 2012 г. даже состоялся закрытый конкурс на реконструкцию этого объекта. Однако что‑то пошло не так. Мы проанализировали конкурсные проекты. И на наш взгляд, эти проекты не вписываются в сегодняшний контекст, потому что ситуация с тех пор изменилась, появились новые вводные. Теперь мы знаем, что окружает эту территорию. На соседней с заводом Рихерта территории строится небольшой ЖК «044». А за этой территорией был кирпичный завод, там теперь планируется строительство большого жилого комплекса. Мы проанализировали ситуацию и решили, что заинтересовать своим проектом можно этого большого застройщика. Но нужно найти аргументацию, почему ему может быть выгодно заняться нашим проектом. Собственно, чем мы и озаботились.

Студия SHOVK предлагает возвести на территории бывшего пивзавода трехэтажное строение с подземной частью. Варианты функционального назначения: галерея, музей, библиотека, ивент-холл, торговля. На визуализации — вход в галерею

Р.М.: Расскажите подробней о вашей концепции.

А. В.: Основа нашей концепции заключается в том, что сейчас есть красивый объект, который имеет форму, определенное состояние, но абсолютно лишен функциональной нагрузки. И для того чтобы объект был не просто красивой скульптурой, чтобы он наполнился жизнью, нужно наделить его функцией. И мы начали поиски этой функции. Учли, что рядом будет масштабный ЖК, скорее всего, не эконом-, а комфорт- или бизнес-класса. А для того чтобы такое жилье в Киеве продавалось, оно должно быть дополнено развитой социальной инфраструктурой — детские садики, общественные пространства, коворкинги, кафешки, места для встреч, торговля. И застройщику нужно выделить квадратные метры и определенные ресурсы для того, чтобы это все организовать.

Вот мы и решили, что эти квадратные метры и ресурсы можно сэкономить на территории кирпичного завода — там пусть будет только жилье, а всю общественную функцию можно вынести на территорию завода Рихерта. Таким образом мы экономим место для жилья. Но сносить завод Рихерта и строить на его месте еще больше жилых домов вовсе не нужно. Давайте разделим: здесь будет общественная функция, а там — жилье. Так вы сможете повысить ценность своего ЖК и при этом сделать классное дело для города, за что люди вам будут благодарны.

Если у нас состоятся переговоры с потенциальными инвесторами, мы не будем настаивать именно на этом варианте проекта

Р.М.: Вы предлагаете на территории завода Рихерта найти место для всех этих перечисленных функций или все‑таки сосредоточиться на чем‑то?

А. В.: Дело в том, что мы не экономисты и не бизнесмены, точно не скажем, что конкретно там было бы интересно разместить. Мы можем пытаться искать направление чуть более крупными мазками, и в своем проекте постарались перечислить по максимуму то, что здесь можно разместить — кафе, рестораны, музеи, галереи, небольшие офисы, коворкинги, вплоть до того, что отдел продаж там может разместиться временно, — все на свете.

Р.М.: Тем не менее вы подготовили конкретный проект — отреставрировать главное здание, снести более новые постройки и возвести новое здание.

А. В.: Почему так? Сейчас объект состоит из главного здания, трубы и кучи пристроек, которые появились в советские времена. Существуют определенные подходы к работе с памятниками архитектуры. Это в первую очередь должна быть реставрация. Мы отфильтровали стихийные пристройки, которые мешают воспринимать памятник архитектуры и обесценивают его.

Проект также предусматривает строительство одноэтажного стеклянного здания. Варианты использования: торговля, ресторан. Проход между ним и главным корпусом сделан в виде пандуса

Р.М.: И в Facebook уже получили комментарии, мол, зачем эта коробка возле исторического здания.

А. В.: Наш проект — это наше видение. Если у нас таки состоятся переговоры с владельцем, потенциальными инвесторами, покупателями, застройщиками, мы не будем настаивать на этом проекте. Это лишь один из вариантов развития событий. Опять же, мы не можем сейчас точно выделить функции, определить, как именно использовать данную территорию. Нужно изучить интерес потенциальных инвесторов и адаптировать проект под тех, кто захочет разместить там свой бизнес. Но, конечно же, не отступая от принципов реставрации памятников архитектуры, интересов города.

Новая архитектура должна соответствовать своему времени, а не подражать историческим постройкам, потому что подражание обесценивает

Что касается комментариев типа «Зачем эта стеклянная коробка?», «Зачем эта нержавейка?», есть базовые принципы реставрации памятников архитектуры и застройки в исторической среде, принятые во всем мире. Новая архитектура должна соответствовать своему времени, а не подражать историческим постройкам, потому что таким образом она их обесценивает. Мы допускаем, что наша стеклянная коробка может кому‑то не нравиться, но это дело вкуса. В принципе, было бы круто, чтобы для таких проектов, даже когда они находятся в частной собственности, владелец объявлял открытые или полузакрытые конкурсы. Было бы классно, чтобы по этому объекту был оглашен конкурс и в нем приняли участие крутые украинские студии, а возможно, не только украинские. Может, в этом конкурсе победит не наш проект, а чей‑нибудь еще. И супер! Таким образом можно найти то решение, которое всех удовлетворит.

Завод Рихерта, проект студии SHOVK. Вид сверху

Р.М.: А если победит проект, который будет представлять собой несовременную архитектуру?

А. В.: Такого не может быть. В Украине сейчас есть опыт проведения архитектурных конкурсов. Практика такова, что жюри состоит из классных зарубежных архитекторов. И они всерьез не воспринимают это подражательство.

Р.М.: Как думаете, когда наше общество уже примет современную архитектуру и не будет критиковать «стеклянные коробки»?

А. В.: Не думаю, что все произойдет резко. Это постепенный процесс. Я полагаю, что нужно побольше разговаривать друг с другом, не проявлять вражду, а просто раз за разом объяснять принципы, тратить на это время, в реальной жизни или в соцсетях, давать примеры из зарубежной архитектуры. Чем больше люди будут путешествовать и видеть удачные примеры такого подхода, тем быстрее пойдет этот процесс.

Р.М.: Как вы считаете, в процессе реконструкции и перепрофилирования здания важно сохранить его предыдущую функцию, дать на нее какое‑то указание?

А. В.: Если возвращаться к какой‑то функции, то только к функции исходной. Это здание было построено как пивзавод. Если мы взглянем в Генплан Киева, который равняется закону, то увидим, что территория завода Рихерта обозначена как застройка общественными сооружениями. То есть по закону там производство нельзя размещать.

По задумке архитекторов, обновленный завод Рихерта должен стать местом проведения фестивалей, концертов, выставок и других культурных мероприятий. Концепция территории предусматривает гибкость и адаптивность пространств. На иллюстрации — визуализация интерьера выставочных залов

Р.М.: Я не имею в виду возвращаться к старой функции, а лишь как‑то указать на нее в новом проекте. Допустим, было предложение сделать там музей пива.

А. В.: Это очень классно. Думаю, в любом случае историческая часть должна быть отражена. Полностью сделать это здание музеем можно, только если найдется меценат. Но надо оценивать шансы на появление такого мецената. Возможно, это произойдет, а возможно, нет. Если так — то супер. Но здание действительно в тяжелом состоянии. Если выбирать между сносом или разрушением здания и размещением музея, то выбор очевиден. Но хотелось бы еще какие‑то варианты найти посередине, чтобы сделать вариант снесения наименее вероятным.

Р.М.: Когда вы работали над проектом, вам удалось побывать на территории?

А. В.: Да. Мы не могли провести экспертизу, потому что не являемся специалистами, глубокие исследования не проводили. Но сделали обмеры, зафиксировали фасады, планировки, выполнили точную 3D-модель здания. И если вдруг оно будет снесено, то мы станем собирать людей и требовать, чтобы это здание воссоздавалось по собранным нами материалам.

Момент, когда можно было безболезненно отреставрировать завод Рихерта, уже, конечно, далеко позади

Р.М.: В насколько тяжелом состоянии здание и как критично уже сейчас начинать с ним что‑то делать?

А. В.: На самом деле сейчас все плохо. Поэтому, очевидно, чем раньше — тем лучше. Тот момент, когда можно было безболезненно его отреставрировать, уже, конечно, далеко позади.

Р.М.: Сейчас это уже будет очень затратно и сложно с технической точки зрения?

А. В.: Скорей всего, да. Если, допустим, мы сравниваем реставрацию и новое строительство, то реставрация обойдется гораздо дороже, чем строительство нового суперутилитарного объекта из пеноблока. Но если мы сравниваем реставрацию этого объекта, который уже имеет высочайшую эстетическую и историческую ценность, который действительно производит впечатление, и возведение нового объекта, сравнимого с ним по эффектности, по какой‑то эмоциональной составляющей, то, наверное, это будут сопоставимые цифры.

Р.М.: Мы уже знаем успешные примеры ревитализации промышленных зон и предприятий в Киеве. Какие вы бы еще могли назвать интересные объекты, в которые стоило вдохнуть новую жизнь?

А. В.: Такие объекты на каждом шагу! У нас просто не так много рук, чтобы за все это взяться. Нужно концентрировать усилия на чем‑то. И еще — нужно объединяться. Классный пример — проект «тарелки», который сделали ребята из Save Kyiv Modernism. Молодцы, что объединились и разработали очень классный проект, который имеет надежду на какое‑то будущее.

Проект SHOVK предполагает реконструкцию несущих конструкций, перекрытий, кровли, инженерных сетей и реставрацию фасадов главного здания (1908 г.). Варианты использования: музей, галерея, офисы, коворкинг, мастерские, торговля, кафе

И таких объектов по городу очень много. Первое, что приходит на ум и от чего просто хочется плакать, — это автобусный парк № 7 на левом берегу. Его еще называют «цирк». Это такое огромное круглое сооружение: посредине опора, натянуты ванты, а по периметру стена. И внутри куча поломанных автобусов. Абсолютная фантастика. Кстати, это сооружение с конструктивной точки зрения уникально — представляет собой вантовое сооружение с одним из самых больших пролетов в Европе. И оно под снос. Эта территория уже в частной собственности, там будет строится ЖК. Мы думали над тем, чтобы тоже предложить какой‑то концепт по ревитализации этой территории, но тут есть сложности. Например, очень неудобная транспортная развязка, инфраструктура, рядом с этим объектом ничего нет. Как туда заманить людей? Есть реально слабые стороны. Плюс оно уже подлежит сносу. Наверное, с этим тоже можно как‑то бороться, но в любом случае нужно объединяться.

Также студия SHOVK стала рекордсменом по количеству наград на всеукраинском конкурсе архитектуры и урбанистики Ukrainian Urban Awards.