Сергей Махно. Миланский дебют

Елена Панченко / Дизайн /

Студия Sergey Makhno Architects прошла серьезный отбор и в этом году дебютировала на крупнейшей европейской дизайн-выставке i Saloni в Милане, получив право представить свои объекты на площадке Euroluce.

В целом стенд занимал площадь 100 кв. м, а главная экспозиция спряталась внутри подвешенного к потолку куба. Идея стенда Inside. Out в том, что самое важное — внутри. Первый опыт Sergey Makhno Architects в i Saloni не остался незамеченным: о продуктах студии написали сразу несколько престижных профильных изданий. О впечатлениях от Недели дизайна в Милане и подводных камнях участия в большом европейском дизайн-ивенте основатель компании Сергей Махно рассказал в интервью PRAGMATIKA.MEDIA.

PRAGMATIKA.MEDIA: Вы впервые участвовали в i Saloni. Расскажите, на какие грабли наступили в ходе подготовки к выставке?

Сергей Махно: Граблей было много. Основное — транспорт, логистика. Казалось бы, должно быть самое простое, но вышло одно из самых сложных. Мы везли все в трех машинах — две 15‑тонные фуры и одна поменьше. У нас были оформлены все документы. Все, что мы везли туда, обязаны были доставить обратно. Но в одной машине везли сыпучую смесь, которой нужно штукатурить стены. Понятно, что она там останется, мы ж ее не заберем обратно.

Сергея Махно, основатель Sergey Makhno Architects. Фото: Юрий Ферендович | PRAGMATIKA.MEDIA

Вот на таможне нам говорят: «Мы не пропустим». Мы говорим: «Как? У нас же все лицензировано». Они говорят: «Нет, давайте сертификаты, куда вы будете это сплавлять». А у нас все рассчитано даже не день в день, а час в час. И тут задерживают машину! Пришлось идти покупать новые материалы на месте. Пропустили только через два с половиной дня.

Из глобальных проблем: мы спроектировали конструкцию для стенда — куб, который висел в воздухе, показали организаторам предварительные эскизы, отправили расчеты. Они отвечают: «Да, все прекрасно, но вы не можете это повесить». Мы говорим: «Как не можем?» — «У вас 4 тонны конструкция, а максимальный допуск — 1,5 тонны». Все, что придумали, нужно было чуть ли не из бумаги делать, чтобы повесить. Мы глину заменили на ткань, все быстро переделали. И за то, что они повесили эту конструкцию, мы заплатили 10 035 евро. Только за то, что они ее повесили!

Или, например, кабель у нас выходил в одном месте, и все через него спотыкались. Основной свет выставки засвечивал наш стенд. Эти вещи предсказать было невозможно.

Стенд студии Sergey Makhno Architects на i Saloni. Концепция: архитектор Александр Ковпак и дизайнер Игорь Гавриленко. Фото: Сергей Кадулин

P.M.: Насколько сложно участвовать в Миланской выставке представителям стран, не входящих в ЕС?

С. М.: Мы 3—7 лет назад участвовали в украинских выставках и это уже было сложно! А тут проехали туда-обратно 2 тыс. км, везли это все, монтировали. Только монтажом занимались 9 человек.

P.M.: А технические моменты?

С. М.: Второй день монтажа. Собрали кусок стены. Тут заходят карабинеры на выставку и говорят: «По правилам вы не можете без шлема и тапок с металлическим носком работать на стенде. Покупайте шлем и тапки». И выводят нашу команду на хрен с выставки. А каска — 9 евро, тапки — 105 евро. Можем прикинуть, во сколько нам обошелся один бзик карабинеров.

Фото: Юрий Ферендович | PRAGMATIKA.MEDIA

Светильники PRIANYK BIG, KHMARA, PITA, зооморфная скульптура DIDO, вазы Travelers. Фото: Сергей Кадулин

P.M.: То есть выставка вам обошлась гораздо дороже, чем вы предполагали?

С. М.: Я бы сказал, что мы даже не ожидали такого. Ну ничего, справились, победили. Например, под потолком на нашем стенде висела зелень. Мы посчитали, сколько ее нужно, сделали макет — отлично. Привезли, начали собирать на экспозиции, а зелени не хватает. В чем оказалась сложность: когда мы делали на картонке, все было идеально, а когда повесили на потолок, оказалось, что верхний свет сильно засвечивал, приходилось вешать зелень более плотно. Докупили зелень на месте, вывесили.

P.M.: Расскажите о концепции своего стенда Inside. Out.

С. М.: Все очень просто: истина внутри. Обертка, как правило, не самое главное. Хотя иногда это тоже очень важно. Но то, что лежит внутри, самое ценное. И концепция стенда Inside. Out — это о том, что находится внутри. Светильники были спрятаны в кубе. Нужно было наклоняться, чтобы зайти и увидеть то, что внутри куба. Это срабатывало. Люди нагибались, остальные интересовались, а что же там происходит? Но мы сделали и обычный проход, чтобы и те, кто не может нагибаться, могли тоже зайти.

То, что лежит внутри — самое ценное. И концепция стенда Inside. Out — о том, что находится внутри

Основная идея стенда — это украинская керамика. У нас были львы — я коллекционирую зооморфную керамику уже много лет. Я брал образы настоящих украинских львов и создавал из них что‑то новое — персонажей XX—XXII в., которые сейчас в нашей коллекции зооморфной скульптуры. Мы сделали целую серию из 20 штук, но повезли туда только три. Они вызвали достаточно большой интерес, что было приятно.

P.M.: Как вы выбирали объекты, которые будете представлять на i Saloni?

С. М.: Очень сложно. На самом деле мы повезли на выставку примерно на 30% больше предметов, чем нужно. Это было аргументировано еще и тем, что мы боялись боя, не знали, как они доедут. Упаковано было идеально, но все равно перестраховывались. Плюс мы могли поменять экспозицию на выставке, потому что в макете это одно, а вживую — абсолютно другое.

Фото: Юрий Ферендович | PRAGMATIKA.MEDIA

P.M.: Читала, что вы давно мечтали поучаствовать в Миланской мебельной выставке…

С. М.: Очень. 11 лет назад, когда я туда приехал впервые, то еще боялся мечтать об этом. 5 лет назад я уже задумался, а 3 года назад мы хотели участвовать, уже писали заявку. Не могли потянуть i Saloni, но подавали заявку в зону Superstudio, на Tortona. Мы даже получили ответ. Но посчитали стоимость экспозиции и поняли, что не потянем. 2 года мы с ними вели диалог. За 2 месяца они нам дали 100‑процентное подтверждение. До тех пор мы не знали, будем ли участвовать. При этом я знаю, что есть компании, которые 5 лет пишут — и 5 лет им не дают представить свой стенд на этой выставке.

Нужно было наклоняться, чтобы зайти и увидеть то, что внутри куба. Это срабатывало

Фото: Юрий Ферендович | PRAGMATIKA.MEDIA

P.M.: Теперь, когда вы поучаствовали, когда ваша мечта сбылась, вы удовлетворены?

С. М.: Мы уже рассматриваем вариант участия в следующем году. В этом году был Euroluce, а в следующем году будет мебель. Если показатели сойдутся (то, что мы потратили, против того, что нам принесут продажи), то мы хотим участвовать в следующем году. В этом есть смысл. Там представлены сильные компании, но люди говорят, что мы на фоне остальных смотрелись не хуже, а в некоторых моментах даже лучше. Понятно, есть интересней и креативней. Было много вещей, которые повторяются из года в год. А мы были чем‑то новым. Мне хотелось, чтобы это было новое дыхание. Поэтому мы не ехали ни с чем банальным, а старались повезти все самое интересное, то, чем мы болели и жили последние 10 лет.

Светильники VOLCANO и CRUST. Фото: Сергей Кадулин

P.M.: Еще читала у вас в Facebook, что вы много внимания уделили подготовке: что говорить, как презентовать, что надеть. Вы верите, что хороший продукт сам себя продает или все‑таки презентация важна?

С. М.: Я считаю, что должно быть все в комплексе. Вот вы приходите в галерею и видите там вещь, которая вас цепляет. Вы можете найти вещь, которая вас зацепит, и в каморе, но вероятность того, что вы придете в эту камору во второй раз или в десятый, гораздо меньше. Сейчас мир уже настолько избалованный и настолько видевший, что его нужно не просто удивлять, его нужно шокировать. Все эти вещи работают в симбиозе. Сначала мы должны что‑то из ряда вон выходящее придумать, а потом презентовать это так, чтобы было «вау». И важно все — как мы одеты, что говорим.

Вот вы пришли ко мне, я вам говорю: «У меня мышка от Apple». У беспроводных мышек проблема, постоянно надо батарейки менять, это жесть вообще! А вот они, красавцы, сделали новую мышку, у которой не надо батарейки менять. Вы обычной зарядкой для iPhone заряжаете ее — и это кайф! Что бы ни произошло, за две минуты зарядили — и у вас работает мышка. Вот я вам только что презентовал мышку. Если бы я просто сказал: «Вот мышка», вы бы на нее не обратили внимания. Все эти вещи имеют значение. Понятно, кто‑то говно делает и красиво о нем рассказывает. А кто‑то делает крутые штуки и продает их круто. Для того чтобы стать номер один, ты должен думать обо всех этих вещах одновременно.

Три года назад мы хотели участвовать в выставке, но посчитали стоимость экспозиции и поняли, что не потянем

P.M.: У вас была возможность посмотреть, что происходило в Милане вне вашего стенда?

С. М.: Немного было. Раньше я ездил минимум на 4 дня и все время проводил на выставке, сейчас я был там 10 дней, но не смог себе позволить все время ходить. Но 2 дня по половинке я выделил себе на бренды, которые я люблю.

P.M.: И какие у вас впечатления?

С. М.: Люди, которые приезжают в третий раз на i Saloni, говорят: «Та, все одно и то же». Ну окей, зачем ты туда едешь? Философия ваби-саби — это видеть в простоте идеал, а кто‑то в чем‑то идеальном не видит вообще ничего. Я вам говорю: я езжу туда 11 лет, год за годом, и я кайфую! Это классное время! Я устаю. Но, бывая там, напитываюсь. Но это не так происходит, что, допустим, FLOS презентовал на выставке полностью все новое — новый свет, новые решения, новые технологии. Это могут быть два-три новых предмета, а основную экспозицию ты уже видел — либо в интернете, либо пришла рассылка на почту. Но ты это новенькое либо замечаешь, либо говоришь: «А что там? Еще один светильник повесили? Ну я уже все это видел». Вот взять, к примеру, тренды. Экотема, крафтовость, кастом-дизайн — это тренды 2019 г. Но кто‑то этого вообще не заметил. Прошелся по всей выставке и не увидел.

P.M.: А если более конкретно?

С. М.: Например, B&B Italia впервые за 10 лет представила свою экспозицию, объединившись с FLOS и Louis Poulsen. Это было «вау»! Там были объекты Nendo, Патрисии Уоркиолы — для разных брендов они создают разные вещи. Знаете, такой прикол, когда ты ездишь на Micra — и везде видишь Micra или идешь с сумкой и везде видишь такую же? Вот я занимаюсь керамикой и везде вижу керамику. Где б я ни был, везде обращаю на это внимание — плитка, вазы, скульптуры. Это уже неосознанно происходит. Так вот на выставке я это отслеживал. Например, новые вазы Bouroullec для Vitra. Кто‑то их мог даже не заметить. А я был мегавдохновлен. У компании Vibia был на i Saloni стенд на 1 000 кв. м. Я прогулялся, постоял у каждого предмета, посмотрел, как он сделан. Конечно, можно и у них найти недостатки.

P.M.: За 11 лет, которые вы бываете в Милане, выставка как‑то изменилась?

С. М.: А если я вам скажу, что кардинально поменялась? Например, классических павильонов раньше было шесть, а сейчас — один. Минималистичной мебели был один павильон, а сейчас — 70 %. Тенденции диктуют. Например, у брендов типа Fendi раньше все было такое резное, а сейчас уже ровненькое, квадратненькое, а-ля неоклассика, ар-нуво. Понятно, что они тоже имеют свою нишу — лакшери-дизайн, но все равно изменяются. Они не хотят вымереть как динозавры. Я думаю, что вот эта тенденция с каждым годом набирает обороты.

P.M.: А давайте теперь подробнее о тенденциях.

С. М.: Я вам могу рассказать о том, что мне интересно. Я выделяю для себя два направления — это крафтовость и кастом-дизайн, то есть дизайн не для масс-маркета, не миллионными тиражами, а короткими сериями и для отдельных людей.

Дерево, камень, стекло — мы уже не обсуждаем, это тренд из года в год. Натуральность никуда не девается. Меняются текстуры, меняются отношение к ним, но сами материалы остаются. Вот я за этим вижу будущее.

Что касается цветов и форм, видим, что «рулит» минимализм, направление суперпростоты. Это все четко отслеживается у всех брендов. Просто есть уже так называемый «рафинированный минимализм» — стол, стул и одна лампочка. Но многие еще не понимают этого. А может, никогда и не поймут.

Светильники PINA и VITAMIN M. Фото: Сергей Кадулин

Фото: Юрий Ферендович | PRAGMATIKA.MEDIA

P.M.: На Неделе дизайна в Милане были и другие украинские представители, вы заглядывали на их стенды?

С. М.: Да, на зоне Tortona (это не сама i Saloni, а площадка Superstudio) был стенд Prostir 86 и Оли Богдановой. Молодцы ребята. Мы поддерживаем тех, кто вместе с нами продвигает украинский дизайн.

P.M.: Какие бы вы советы дали другим компаниям, студиям, дизайнерам, которые тоже мечтают поучаствовать в i Saloni, но пока еще не решились на это?

С. М.: В i Saloni есть зона SaloneSatellite — для молодых дизайнеров. Ты реализуешь вещь, отправляешь им фотографии, пишешь концепцию и просишь, чтобы тебя там выставили. И вероятность того, что тебя отберут, очень высока, если твой товар интересен. По-моему, дается 6 кв. м на стенд. Для старта это вообще бомба. Грубо говоря, все можно увезти в двух коробках, то есть это обойдется в 2 000 долларов. Это не баснословная сумма, а посильные деньги, которые можно собрать, если у тебя есть мечта, желание и цель. Понятно, что сделать свой стенд по силам мало кому. А те, кому по силам, почему‑то не делают его.

Экотема, крафтовость, кастом-дизайн – тренды 2019

P.M.: Но вы же тоже долго решались на это.

С. М.: Да, абсолютно.

P.M.: Если вы в следующем году будете участвовать, какие ошибки учтете?

С. М.: Конструкция, скорее всего, не будет подвесная, пол, скорее всего, будет деревянным, свет — чуть‑чуть другой. Мы все свои уроки извлекли. Я целый список пишу для себя. Высота стенда, как оказалось, имеет большое значение. Например, у нас стенд был 3 м высотой плюс на 4 м был поднят куб. А средняя высота стенда на выставке — 6 м. А у многих было и 9, и 12 м. Здесь нельзя потеряться на фоне остальных. Нам повезло на этот раз — возле нас были соседи с 4‑х- и 5‑метровым стендами, вроде на их фоне мы не сильно низко смотрелись. Но было бы полным поражением, если бы мы стояли чуть в другом месте и рядом с более высокими стендами. Это была бы катастрофа. Если вы участвуете, очень важно узнать, кто рядом с вами и какой они высоты. К слову, за все свыше 3‑х метров нужно доплачивать и немало.

Фото: Сергей Кадулин

P.M.: Подытожим: вы назвали бы успехом свое участие?

С. М.: Абсолютно честно и искренне — да. Я получил даже больше, чем мог рассчитывать. Хотя, конечно, мечтал, чтобы мы продали все и приехали с выставки пустыми машинами.

 

/Опубликовано в #11 томе Pragmatika, май 2019/