Сад малого ухода. Опасный миф, в который так легко поверить

Ирина Исаченко / Ландшафт /

«А что у вас с озеленением вокруг объекта? — А мы сделаем здесь цветущий луг! Как в Лондоне и Чикаго. Модно, красиво и, главное, почти бесплатно в обслуживании!» — такой диалог теперь не редкость при обсуждении новых проектов. Почему «красивый сад малого ухода для ленивых» — это не безобидный оксюморон, а опасное заблуждение, которое программирует ошибочную парадигму в управлении городскими проектами, объясняет основатель бюро Beloded Landscaping, действительный член Society of Garden Designers (SGD) Людмила Белодед.

Последние годы набирает популярность и постепенно трансформируется в тенденцию идея создания безуходного сада. Эту внешне новаторскую идею настолько активно и эмоционально пропагандируют садоводы-любители, что уже сегодня она вторгается в сферу профессионального ландшафтного проектирования и планирования. Проявляясь в лексиконе застройщика, инвестора и девелопера, «сады малого ухода» превращаются в практическую проблему уже сейчас и станут миной замедленного действия для следующего поколения садовников и городских служб, отвечающих за озеленение.

Людмила Белодед, ландшафтный дизайнер, директор и основатель бюро Beloded Landscaping

Бесконечно жаль развеивать красивые иллюзии и развенчивать мифы, но сделать это придется. Итак, сразу поставлю вопрос ребром: почему я не верю в малоуходные ландшафты с низким уровнем технических затрат и минимумом инвестиций?

Не секрет, что у заказчика часто возникают нереальные пожелания, к примеру — получить цветущий сад к марту месяцу или высадить камелии с кедрами в открытом грунте. Подобное, конечно, вызывает удивление, но не является критичным: объяснить, почему такие пожелания невозможно реализовать, довольно легко. Но когда я вижу в техническом задании к проекту формулировку «создать сад, за которым не надо ухаживать», это  действительно звучит странно. А такие формулировки я встречаю все чаще и чаще, идет ли речь о частных садах или общественных проектах. За таким требованием стоит мнение непрофессионала — человека, который не знаком с разумным подходом к работе с растениями в городских условиях. Но вот опровергнуть его, объяснить, что это невозможно, с каждым днем все сложнее. Потому что миф укрепился — появилось множество статей с броскими заголовками вроде «Сад без хлопот», а идеи, которые являются прекрасным подспорьем для дачников, желающих минимизировать расходы средств и время, затраченное на уход за посадками, теперь экстраполируются и на крупные проекты.

Стремительно ворвавшиеся в лексикон застройщика, инвестора и девелопера «сады малого ухода» превращаются в практическую проблему

Приходится тратить все больше слов и аргументов, чтобы восполнить дефицит информации. Есть, конечно, доказательный способ, но правильно ли будет выполнять работу, зная, что желаемый результат недостижим? Со временем заказчик поймет, что ошибся, но он, вероятнее, будет негодовать: почему его все‑таки вовремя не переубедили?

В Украине почему‑то воспринимают садовников, ландшафтных дизайнеров как низкоквалифицированный обслуживающий персонал — что‑то вроде дворника, охранника и мальчика на побегушках одновременно. Между тем садовники, которые выполняют конкретные виды работ по уходу за реализованным в соответствии с проектом ландшафтного архитектора садом / сквером / зеленым пространством, должны обладать основными знаниями о дизайне, компоновке растений и, конечно, агротехнике. Ведь садовнику предстоит поддерживать сад в рамках оригинальной идеи, иногда принимать ситуативные решения, не выходя за границы проекта.

«Ландшафтная архитектура», «ландшафтный дизайн» и «садоводство» — это специализированные дисциплины в вузах, а в Великобритании — и в университетах. Чтобы стать дипломированным ландшафтным архитектором, который может быть допущен к работе с масштабными городскими проектами, надо получить академическое образование, к примеру, в University of Sheffield. А чтобы стать членом высшего профессионального органа Landscape Institute — необходимо выдержать сложные экзамены и получить рекомендации от мэтров.

Во Французском École Nationale Supérieur de Paysage Versailles, чтобы получить диплом пейзажиста (ландшафтного архитектора DPLG), придется учиться 4 года.

Аналогично — в Германии, Дании, да почти во всех странах Западной Европы. Обучение садовников и ландшафтных дизайнеров продолжается минимум 2 года.

Частный сад Пита Удольфа Hummelo Garden красив даже в демисезон за счет куртин сухих злаков. Фото предоставлено Piet Oudolf

У нас считается, что основами профессионального мастерства можно овладеть, пройдя трехмесячные курсы. Сможет ли такой «специалист» аргументированно объяснить суть своего проекта и необходимость соблюдения технологии при посадке, перспективы в плане содержания и ухода, стоимости этих работ и необходимых материалов? Поэтому заказчик, с одной стороны, не воспринимает ландшафтного архитектора, ландшафтного дизайнера и садовника как специалиста и не доверяет его авторитетному мнению, а с другой — просто не понимает, что у нас пока отсутствует институт профессиональных садовников, которые подготовлены должным образом и получили навыки, «заточенные» под актуальную ситуацию. И в реальности профессионалов, которые способны создавать современные сады новой волны — единицы.

 

Удольфианство,

New Perennial movement и New Wave

В последние годы в британском, европейском и американском садоводстве произошли огромные изменения, и одним из самых крупных стало возрождение интереса к травяным многолетникам и злаковым. Но было бы неверно называть это «натуралистической революцией». Корни дизайна садов, которые мы сегодня причисляем к садам New Perennial и New Wave, на самом деле в далеком прошлом. Еще 100 лет назад немецкий ученый-селекционер Карл Форстер сфокусировался на изучении потенциала декоративно-цветущих многолетников для привнесения естественных акцентов в академические ландшафты. Он работал над тем, чтобы сделать многолетники более устойчивыми к болезням, вредителям и климату и селекционировал более 300 новых сортов.

Жесткий скелет частного сада Пита Удольфа Hummelo Garden составляют живые изгороди, а объемы между ними заполнены многолетниками и низкорослыми декоративно-цветущими кустарниками. Фото предоставлено Piet Oudolf

Но «натургартен» Карла Фостера, как и «английский цветочный сад» ирландского садовника и писателя Уильяма Робинсона — это прежде всего не слепое копирование природы, а создание садов-долгожителей, в которых декоративные и дикие растения вегетируют во взаимовыгодном симбиозе и при этом формируют эмоциональные и высокоэстетические ландшафты. И Фостер, и Робинсон экспериментировали с рельефами и сумели доказать, что возможно проектировать эффектные сады без «версальской театральщины» и бесконечных дорогих партеров.

Как любое искусство, садоводство эволюционирует. Пита Удольфа, чьи натуралистичные сады и ландшафты вызывает восхищение и глубокое уважение, часто называют родоначальником и главным идеологом садов New Perennial или садов New Wave.

Чужие сады растут быстро, и большая часть хлопот по уходу за ними остается за кадром

Но сам Пит не претендует на пафос — с огромной самоотдачей он оттачивает свое мастерство и четвертый десяток лет совершенствует частный сад в голландской деревне Хуммело.

Hummelo garden стал иконой, но он при этом находится на стадии постоянного эксперимента. И Пит не скрывает, что сталкивается со все новыми сложностями и вызовами — это прежде всего меняющийся климат, который вынуждает садовников искать новые подходы, а селекционеров выводить более устойчивые растения.

Невозможно слепо копировать дизайн и агротехнические приемы хедлайнеров — Пита Удольфа, Дэна Пирсона, Найджела Даннета, Сары Прайс и других. Их сады надо изучать с пониманием, что это произведения современного садового искусства, которые стали таковыми в том числе благодаря тщательному уходу. Они не могут стоить копейки или оставаться без ухода.

К весенней обрезке многолетних злаков в нью-йоркском парке High Line приходится привлекать волонтеров. Источник фото: s3.amazonaws.com

Чужие сады растут быстро, и большая часть хлопот по уходу за ними остается за кадром. Между тем, содержание нью-йоркского парка High Line, ставшего иконой городских натуралистических ландшафтов, обходится почти в $ 5 млн ежегодно. Муниципалитет берет на себя лишь незначительную часть расходов, а основную сумму собирают за счет пожертвований меценатов, банков-доноров и добровольцев. Чтобы сохранить целостность первоначального дизайна Удольфа, садовники High Line выполняют множество ежедневных операций — пропалывают, обрезают, удаляют погибшие растения, контролируют распространение самосева и так далее.

Современные сады стали более экономичными и экологичными, но они все также требуют заботы и значительных инвестиций

Ковер из многолетников на крыше лондонского Барбикана, «сотканный» Найджелом Даннетом, особенно эффектно смотрится на фоне брутальной архитектуры. В какую сумму обошелся высокотехнологичный «пирог», послуживший основой для сада на крыше, могли бы рассказать мои коллеги из ZinCo, ведь сады Барбикана создавались на основе их систем кровельного озеленения. Но только для создания биоразнообразного, радующего глаз и вроде бы природного луга потребовалось высадить 40 тыс. растений. А проектное многолетнее растение из питомника стоит от $ 10—30 и выше, в зависимости от сорта. Возможно ли представить, что такие затраты на реализацию проекта могут быть проигнорированы и шедевр можно оставить без ухода до полного «одичания»?

«Низкий уровень обслуживания» в применении к саду — это термин, который используют в Европе и Америке, подразумевая, что сегодня финансирование на создание и содержание зеленых зон значительно скромнее, чем выделялось на содержание дворцовых или общественных садов и парков в XIX в. Да, действительно, современные сады стали более экономичными и экологичными. Но они все также требуют заботы и значительных инвестиций.

Ранней весной High Line выглядит не так декоративно — необходимо время, чтобы многолетники вошли в силу. Источник фото: kriofskemix.wordpress.com / flickr.com

В природе тысячи лет естественного отбора создают относительно стабильную среду обитания — те самые биотопы, которые мы пытаемся имитировать. И садовые «природные ландшафты» требуют интенсивного ухода, чтобы выглядеть таковыми. Легкая небрежность естественного сада — результат тщательного труда. Со временем контуры зон озеленения расплываются, сорняки неизбежно проникают в плотные посадки — и чем плотнее ваш луг, тем сложнее будет от них избавиться. Растения нуждаются в плодородном грунте, и эту плодородность необходимо поддерживать удобрениями или заменой почвы. Необходим деликатный и корректный полив — иначе неделя аномальной жары уничтожит даже самые засухоустойчивые травы.

 

Дачный подход в крупном масштабе

Итак, следуя за модой, мы решаем посоревноваться с природой в создании естественного зеленого уголка в городских бетонных джунглях. Но почему‑то решаем, что для этого будет достаточно просто… пустить все на самотек. Просто заполнить объемы дешевыми растениями, назвать это «диким садом» и позволить природе урегулировать их?

Если мы проецируем «дачный подход» на городские зеленые ландшафты, давайте вспомним о том, к чему приводил этот подход на той же даче.

Начинающий садовод-любитель обычно не понимает, почему взрослые проектные растения стоят достаточно дорого. И если он решает по фотографиям воссоздать сад Lurie у себя на участке, то, вероятнее всего, попробует сэкономить, вырастив пышную прерию из покупных семян. Но многолетники из семян вырастают даже не за два-три сезона — им необходимо продолжительное время для того, чтобы войти в силу. К тому же большинство из многолетников цветут короткий промежуток времени, и чтобы воссоздать палитру всесезонных садов Удольфа, необходимо иметь огромный практический опыт в подборе ассортимента.

Для создания биоразнообразного, радующего глаз и вроде бы природного луга потребуется высадить десятки тысяч растений

Еще одна распространенная ошибка — использовать дешевые саженцы. «Вечнозеленые растения в качестве почвопокровных растений» — как часто говорят заказчики — «чтобы черной земли не было видно». На старте это можжевельники диаметром 40—50 см, высаженные на расстоянии метра друг от друга, но заказчику никто не говорит о том, что взрослые можжевельники разрастутся до 2—3 м в диаметре. И вот уже через пару лет никто не понимает, что делать с сомкнувшейся бесформенной массой. В надежде любоваться зеленой хвоей круглый год обнаруживаешь, что «карликовые сосны» вытянулись до невероятных размеров. Их не там и не так высадили, их никто не формировал, не проводил чистку, не защищал от вредителей и болезней! В итоге на участке вместо симпатичных вечнозеленых карликов красуются огромные побуревшие инвалиды. А спилить — жаль.

Популярные почвопокровные растения, которые быстро «закрывают черную землю», заполняя большие участки, без контроля и ухода превращаются в агрессоров, которых еще надо потрудиться загнать в обозначенные границы.

Решили отказаться от прополки? В итоге клумбы заполонили сорняки, которые всегда агрессивнее и жизнеспособнее культурных растений. А фавориты натуралистического стиля — злаки, например, щучка, или луговик дернистый (Deschampsia cespitosa) — без весенней обрезки превратились в сухостой и почему‑то выглядят совсем не так, как на фотографиях из Hummelo Garden.

Ничего случайного: расстановку растений на участке профессор Найджел Даннет считает одним из самых важных этапов. Озеленение крыши в Барбикане, Лондон. Источник фото: nigeldunnett.com

К популярному заблуждению о том, что городские сады способны выжить без помощи садовника, добавляются рассуждения о вреде традиционного технического обслуживания — удобрения и применения средств химической защиты. «Пусть ландшафты растут и существуют сами по себе, «как в природе», и мы получим и чистое с точки зрения экологии пространство, и при этом бесплатно», — так рассуждает любитель. Желание получить большее, потратив меньше — это довольно распространенный подход, характерный не только для ландшафтной отрасли.

Что ж, работа над ошибками на небольшом участке хоть и обойдется уже недешево, но три-четыре человека под руководством грамотного руководителя справятся с обслуживанием небольшого сада. Когда речь идет о публичных пространствах, придомовых территориях жилых комплексов, то «дачный подход» несомненно приведет к катастрофе. Не факт, что последствия отсутствия ухода можно будет исправить, потребуется полностью перепланировать участок и создавать новый проект с нуля.

Желание получить большее, потратив меньше — это довольно распространенный подход, характерный не только для ландшафтной отрасли

И все же миф о «садах без ухода» — слишком привлекателен, чтобы его сторонники легко сдавали позиции. Когда мы информируем заказчика о реальных затратах — это часто воспринимается как «нагнетание» проблемы. Особенно если изначально стоит задача сэкономить любой ценой. В ответ на наши доводы мы довольно часто слышим: «Ваши аргументы несостоятельны», «Так никто не делает». Обычно в рукаве у службы заказчика уже есть смета с более низкой стоимостью обслуживания зеленой территории. Кто ее составлял? Какое образование и опыт у тех, что обещает сделать быстро, дешево и качественно? Не важно. Если заказчик не заинтересован в долголетии и эффективности проекта, его волнуют лишь затраты.

Конец июня — начало июля — период, когда натуралистичные сады выглядят особенно эффектно. Сад на крыше, Барбикан, Лондон. Источник фото: zinco-greenroof.co.uk

Дискуссия с заказчиком, не располагающим знаниями о техническом обслуживании зеленых пространств и не желающим прислушаться к профессиональному мнению, обычно заканчивается подобными фразами:

  1. «Я на самом деле не хочу этим заниматься и вникать во все эти ландшафтные проблемы. Общественное зеленое пространство — та же дача, только большая».
  2. «Меня все устраивает, я не обращаю внимания на вашу зелень, капитальные строения гораздо важнее и ценнее».
  3. «Да, не все нравится, но мне вообще многое не нравится, с этим надо смириться, может быть, потом когда‑нибудь, когда времена изменятся, мы все поменяем».

Если бы речь шла о капитальных строениях или проблеме с машиной, неужели подобный подход был бы оправдан? Почему же девелоперы и городские чиновники рассуждают таким образом, когда мы обсуждаем проекты наших городских пространств?

 

Изменились ингредиенты, но не рецепт

Создание и обслуживание натуралистичных ландшафтов ничем кардинально не отличается от традиционных. Можно сказать, ингредиенты изменились, а рецепт остался прежним. Безусловно, мы стремимся к тому, чтобы наши ландшафты были устойчивыми и экономичными — таков рациональный подход. Для этого подбираются растения, приспособленные к городским условиям, используются современные проектные решения, благодаря которым сад потребует меньших затрат ресурсов — времени, техники и труда. Но как и с архитектурой, в нашей сфере одновременно «быстро, дешево и качественно» не бывает.

Вместо мифических «садов малого ухода» нам нужны высокотехнологичные, повышающие инвестиционную привлекательность ландшафты

Вместо мифических «садов малого ухода» нам нужны высокотехнологичные инвестиционные ландшафты. Повышение инвестиционной привлекательности объекта — весомый аргумент для сознательных владельцев недвижимости, и они склонны принимать разумные решения о комплексном профессиональном уходе.

Правильный выбор растений — видов, сортов, размеров; применение современных технологий, которые обеспечивают грамотную реализацию проектных решений, — все это улучшает состояние растений и ландшафта в целом. И позволяет точно спрогнозировать затраты на обслуживание в долгосрочной перспективе.

Hummelo Garden Пита Удольфа в разгар лета. Фото предоставлено Piet Oudolf

Взяв курс на создание долговечных, гармоничных и самодостаточных зеленых пространств, стараясь вернуть природу в нашу урбанизированную реальность, мы должны помнить, что новые натуралистичные сады невозможны без тщательно спроектированного жесткого каркаса, аксессуаров и регулярного круглогодичного обслуживания. При этом современный городской ландшафт сфокусирован на вечных человеческих ценностях. Даже самый устойчивый в плане экологии зеленый ландшафт, созданный без творчества — не может называться садом. «Мы живем на грани существования и небытия, — писал Джеймс Голден, один из моих любимых садовых блогеров. – Наши сады — одно из проявлений того, что мы выбираем жизнь, надежду и заботу».