Deprecated: Функция class-oembed.php с версии 5.3.0 считается устаревшей! Используйте wp-includes/class-wp-oembed.php. in /var/www/pragmatika.media/wp-includes/functions.php on line 5513

Lualdi. Истинные миланцы или путешествие к истокам

Миланская школа воспитала целые поколения архитекторов-универсалов, исповедующих контекстуальный подход. Во всем, что они проектируют, чувствуется отсылка к своим корням: создавать человекоцентричные предметы и пространства, встраивая любой объект в сложную систему взаимосвязей. Этого же принципа придерживаются и итальянские фабрики, наследуя умения своих отцов, черпая вдохновение в genius loci и постоянно обращаясь к великим мастерам разных эпох. Lualdi — это история маленькой мастерской, превратившейся в знаменитый бренд благодаря своей постоянной связи с Миланом.

Многослойные города. Разрушать и строить

Что считать архитектурными пороками, а что примером совершенства городской застройки? Если фашистский режим — это порок, то должна ли его архитектура подвергаться сносу, уступая место новым зданиям? Архитектор Роберт Стерн восхищается зодчеством тоталитаризма и оправдывает творения Альберта Шпеера тем, что одни и те же стилистические, формальные и технологические решения могут служить радикально разным политикам.

«Когда я был студентом, меня учили, что форма и содержание — это не одно и то же», — поясняет Стерн. Если сама по себе архитектурная форма не несет никакой идеологии, а значит, и порока, то являются ли порочными городские бесформенные руины, нередко порождающие хаос и разруху вокруг? А если эти руины — единственная связь с прошлым, историческое архитектурное наследие, вызывающее трепет и чувство ностальгии? Строить или разрушать — задаваясь этим вечным вопросом, человек применяет противоборствующие силы: сначала создает, затем уничтожает и снова возрождает утраченное, латая бреши городской ткани после войн, стихийных бедствий и ошибок проектировщиков.

Фото: Wilhelm Gunkel / Unsplash

В результате мы имеем «города-франкенштейны»: порой дисгармоничные, порой сбалансированные. Но во всем этом процессе интересно вот что: в самые сложные времена в жизни человека именно города и государства, как ни парадоксально, активизируют резервные силы, превращаясь в очаги новых идей. Так случилось с Миланом. Сегодня это центр искусства, дизайна, моды, архитектуры. Как и многие города он пережил смену разных режимов, но феномен Милана — в его удивительном балансе между старым и новым, в его неповторимой многослойности.

Миланский кафедральный собор строился 6 веков, меняя облик фасада под влиянием разных эпох и стилей. Но характер многослойности не только у визитной карточки Милана, но и в разнообразии его городской застройки. Здесь смешались и ар-деко 20‑х, и архитектура диктата, и реабилитированные после стагнации промышленные комплексы, и авангард, и радикализм, и суперсовременные небоскребы. Однако, все это сосуществует в удивительной гармонии.

В чем причина? Во-первых, в Милане, в отличие от других итальянских городов, всегда сдержанно относились к сносам и новым застройкам. Во-вторых, дело в тех самых сложных временах, которые привели к экономическому подъему, стали почвой для нового искусства, взрастили архитекторов-гуманистов, оказавших огромное влияние на сферу проектирования по всей Италии и за ее пределами. Речь о послевоенном периоде 40–50 ‑х гг.

 

Сложные времена

Разруха, экономический спад, бедность — после Второй мировой Италия пытается вернуться к нормальной жизни. И активизируя все силы, она понимает, что нужно не просто вернуться, а сделать прежний быт лучше, то есть комфортнее, удобнее, красивее — создать dolce vita. В это время, как огни в черном бездонном небе, на карте Италии вспыхивают точки маленьких производств, и к шестидесятым «небо» так сильно заполняется звездами фабрик, мануфактур, заводов, что получает вспышку яркого света — экономический бум.

Фото: Flavio Amiel / Unsplash

В свою очередь, Милан формируется как индустриальный город. Но его большая архитектура уступает теперь место «маленьким объектам» — этим термином знаковый архитектор эпохи Вико Маджистретти окрестил изделия фабричного производства. Вот что он говорит по этому поводу: «Именно в промышленном дизайне может быть найдена свобода творчества! Сейчас люди хотят покупать много маленьких предметов вместо больших домов». И он абсолютно прав. Только к этому утверждению следует прибавить факт, что одновременно с производствами по всей Италии вспыхивают и звезды архитектурной мысли: Альдо Росси, Карло Скарпа, Луиджи Качча Доминиони и уже выше упомянутый Вико Маджистретти. Многие из них родились в Милане, поэтому впитали базовые принципы местной архитектурной школы.

В тот период новые учителя провозглашают новый итальянский стиль для нового человека (uomo nuovo). И когда обе стороны — архитекторы и фабрики — начинают взаимодействовать, вот тут и происходит настоящий большой культурный прорыв. О переломном моменте в итальянской культурной жизни рассказывает Пьеро Лиссони (к этой фигуре мы еще вернемся позднее): «Наши мастера в середине прошлого века заложили основы двусторонней связи с фабриками, создав тем самым трамплин в будущее, когда производители, отойдя от прежних традиций, стали привлекать к дизайну своей продукции архитекторов» (подробнее читайте в интервью для PRAGMATIKA.MEDIA в томе № 25).

Фото: Ilaria de Bona / Unsplash

Кроме диалога между фабриками и архитекторами, о котором говорит Лиссони, существует еще иная связь — связь семейных компаний со своими корнями. И это тоже трамплин в будущее. Чтобы понять успех знаменитых современных брендов, следует искать ответ в истории — истории их предшественников, истории города, истории целого государства.

 

История фабрики в истории города

Lualdi начала свой путь как маленькая семейная мастерская. Она была открыта в далеком 1859 г., а ее основателем стал ремесленник Карло Луальди. Сначала компания занималась обработкой дерева и изготовлением мебели на заказ, но после 100 лет ручного труда вышла на новый уровень. Сегодня фабрика Lualdi — мировой лидер производства высококлассных дизайнерских дверей и перегородок, занимающийся комплектацией интерьеров по всему миру. Ею управляет уже четвертое поколение, но своим успехом компания обязана Милану.

Альберто Луальди, CEO Lualdi Porte; Филипп Старк; Ольга Луальди, менеджер по коммуникациям Lualdi; Перуджи Луальди, руководитель отдела контрактов Lualdi.
Фото: Omar Boccuto

 

«Милан — это город, с которым наш бренд сохраняет неразрывную связь с момента своего рождения, — рассказывает Ольга Луальди, менеджер по коммуникациям. — Милан имеет для нас строго символическое значение, ведь наша история началась и развивалась благодаря тесным отношениям с архитекторами, которые были движущей силой реновации города в пятидесятые. И наши иконические модели, созданные в сотрудничестве с этими архитекторами — идеальные маркеры поворотного момента, определившего вступление компании в мир дизайна».

Welcome — первая коллекция, разработанная в сотрудничестве с легендарным архитектором и дизайнером Филиппом Старком для Lualdi. На фото: Филипп Старк во время презентации коллекции. Фото предоставлено компанией Lualdi. Фото: Omar Boccuto

 

Вернемся к истории. Пятидесятые. Сильно разрушенный, «опороченный» послевоенный Милан восстанавливается по следам предшествующей застройки. В отличие от других городов, подчиняющихся новым генеральным планам, здесь чтут связь со своим историческим прошлым, и руины классических фундаментов служат задающим вектором для новой архитектуры. В это время компания Lualdi помогает возрождению города — производит и поставляет для реконструируемых зданий большие партии окон.

Буазери и раздвижные панели Matrix

 

И Милан платит фабрике той же монетой: шестидесятые становятся очень плодотворными для Lualdi, она начинает сотрудничать с крупными архитекторами эпохи: Игнацио Гарделла, Анной Кастелли Ферриери, Роберто Менги, Марко Дзанузо. И выстраивая с ними особые отношения, компания поддерживает концепт новой итальянской линии, достигает промышленного размаха и вырастает в крупный бренд.

 

Welcome to the hotel

В основе философии Lualdi — не только обращение к прошлому, но и визионерский взгляд в будущее. Коллекция Welcome, созданная вместе с легендарным Филиппом Старком — это проект о прогрессивных технологиях. Разработанная специально для отелей серия Welcome представляет собой не двери, а интеллектуальную систему. Кроме самого полотна, она включает в себя ручку, свет, панель с номером комнаты и сенсорный экран для того, чтобы помочь клиенту с целым рядом полезных услуг.

Кроме дверного полотна, система Welcome включает декоративную подсветку, панель с номером комнаты и сенсорный экран

Старк сравнивает систему с интеллектуальными дверями из научно-фантастического романа Филипа К. Дика «Убик». Умные двери Welcome приветствуют и защищают гостя, обогревают номер и отправляют сообщения. Сенсорный дисплей включает функцию распознавания лиц, а еще с его помощью можно зарегистрировать дату заселения, выбрать настройки условий номера и связаться с персоналом. Все это делает пребывание в отеле максимально комфортным.

Shoin — система раздвижных дверей и стационарных стеклянных панелей с одной или двумя направляющими, предназначенная для создания перегородок в пространстве

«Гостиничный сектор очень сложный, — сказал Перуиджи Луальди, менеджер по контрактам Lualdi, — потому что он требует исключительной способности настраивать продукт, которым мы давно славимся». Welcome отличается простым дизайном и небольшими эффектными деталями. Система дверей устанавливается заподлицо со стеной и может быть выполнена в широком диапазоне отделок: дерево, алюминий и матовый лак. Это позволяет легко адаптировать дверь к пространству гостиницы, включающему предметы различных брендов. Форма ручки напоминает речной камень, сглаженный водой — трехмерность формы подчеркивает декоративная подсветка. Ручка очень приятна тактильно, что позволяет чувствовать себя в отеле как дома.

“Дверь — это не объект, это момент, действие, начало истории. это загадка, драма, опера… Дверь — это граница между реальностью и миром грез, между публичным миром и частной сферой, и мы можем провести ее тысячами различных способов”. Филипп Старк

«Я всегда стараюсь найти точку соприкосновения архитектора и дизайнера, — рассказывает Филипп Старк. — Возможность спроектировать дверь (любимый символ сюрреалистов) позволила мне еще раз испытать это». «С Филиппом Старком мы установили плодотворное сотрудничество, — добавил Перуиджи Луальди. — Нам нравится его остроумие и его умение создавать предметы оригинальной формы».

 

Двери в старый Милан. Луиджи Качча Доминиони

Ценным опытом для Lualdi стала работа с культовым архитектором, отцом итальянского модернизма Луиджи Качча Доминиони. Человек аристократического происхождения, он был воплощением истинного миланца: спокойный, трудолюбивый, считавший работу государственной службой. Доминиони культивировал интеллект и безошибочный стиль, а своей миссией видел «строить для человека и вокруг человека». Он никогда не признавал готовых решений и считал, что человек должен чувствовать себя в доме, как в костюме, сшитом на заказ.

Луиджи Качча Доминиони, миланский архитектор

Архитектор ставил во главу угла функциональность и вот что он говорил о своем подходе к проектированию: «Архитектура должна начинаться изнутри, а не снаружи. Расстановка мебели определяет конфигурацию пространства комнаты. Это, в свою очередь, влияет на расположение окон и дверей. Все вместе формирует квартиру, а сумма квартир задает форму зданию. И только потом можно подумать о фасаде».

Проектируя изнутри наружу, Доминиони наделяет дверь важной пространственной формообразующей ролью. Такую роль выполняет дверь LCD, созданная архитектором для Lualdi в 1962 г. Это очень простая, на первый взгляд, дверь, которая «незаметно» встраивается в тело стены — она имеет скрытые петли. Реверсная система открывания отменяет иерархию комнат или наличие доминирующего направления движения: дверь как будто поддается человеку, не являясь препятствием на его пути. Ее телескопическая накладка позволяет менять толщину полотна, адаптировать изделие к стенам и перегородкам любой толщины.

Луиджи Качча Доминиони: «Архитектура должна начинаться изнутри, а не снаружи»

Спустя 50 лет эта модель остается актуальной. В новом каталоге компании она претерпела некоторые технические и эстетические изменения (пропорции и отделку), но все же современная дверь LCD отсылает к своему совершенному историческому прототипу.

 

От ложки до города

Мы видим, как современный Милан интенсивно застраивается, однако часто новые здания так гармонично интегрируются в структуру города, что не спорят со старой застройкой, а образуют с ней единое целое. Переход из старого в новый Милан символично воплощен в работе Чино Дзукки — оформлении входа в итальянский павильон на XIV Венецианской биеннале. Чино неоднократно использует образ двери или портала для выражения связи новых объектов с историческим прошлым (подробнее читайте в материале «Рефлексия как метод. Архитектура и дизайн с фабрикой De Castelli», том № 29). В чем секрет магического портала между тем и этим Миланом?

Чино Дзукки, миланский архитектор

Дзукки принадлежит к поколению профессионалов-универсалов, которые учились у мастеров послевоенной Италии. Современные архитекторы Антонио Читтерио, Марко Пива, Пьеро Лиссони — выпускники Миланского политехнического института, исповедуют контекстуальный подход и проектируют все: «от ложки до города». Находя эту философию близкой, Lualdi тесно сотрудничает со многими из них, а легендарный Пьеро Лиссони является нынешним арт-директором компании.

 

Пьеро Лиссони. Загадочный объект, золото и художественный лабиринт

«Описание двери, — рассуждает Пьеро Лиссони, — серьезное дело. Двери — это дело серьезное. Загадочный объект, переносящий нас из одного измерения в другое, из одной среды в другую. Это не просто отверстие в стене: дверь — это элемент, полный смысла, истинная сущность сама по себе, которая формирует и держит пространство». Легендарный архитектор, энергичный и трудолюбивый «творческий осьминог» Пьеро Лиссони, креативная движущая сила Lualdi в 2014 г. приносит бренду «Золотой циркуль», разработав для фабрики знаменитую дверь L16. Предмет Лиссони был отмечен премией «за придание архитектурной значимости элементу интерьера».

Пьеро Лиссони, миланский архитектор

Дверь L16 даже вне интерьера служит ценным арт-объектом, тонким, изящным, богатым образами. В его реализации Лиссони применяет StoneOak® — материал, запатентованный компанией Zanuso Legno. Он напоминает природный камень, покрытый слоями земли, глины, наслоившейся на нем в результате обвалов или землетрясений. Обогащая поверхность двери такой сложной интересной фактурой, Лиссони наделяет предмет смысловым бэкграундом, собственной историей. И эта история вызывает эмоции — дверь L16 стала самым популярным объектом фотосъемки на ежегодной выставке в Милане, где была впервые представлена.

Пьеро Лиссони: «Двери — это загадочный объект, переносящий нас из одного измерения в другое»

Для Lualdi Лиссони разрабатывает и дизайн главного монобрендового шоурума. Он находится в символичном для Милана бывшем театре «Олимпия» — здании начала XX в. Главной целью оформления интерьера архитектор сделал связь с его историей. «Олимпия» — это место, которое по своей природе поддается повествованию. При разработке нового оформления мы не более, чем отдали дань уважения духу этого места, превратив его в театральную обстановку, готовую стать фоном для новых историй», — поясняет Лиссони.

Шоурум состоит из двух основных зон. В одной из них представлены модели коллекций бренда, где можно ознакомиться с образцами, поэкспериментировать с сочетанием отделок и деталей, в другой — почувствовать, как изделия работают в живой среде: кухне, ванной комнате, офисе. «Наша цель заключалась в том, чтобы передать реальную концепцию образа жизни, воплощающую в себе то, что может предложить Lualdi», — поясняет генеральный директор компании Альберто Луальди.

Shoin Pivot — это стеклянная поворотная дверь с алюминиевой рамой, выполненная в минималистичном дизайне

Кроме изделий бренда, представленных в экспозиции, отдельного внимания заслуживают двери, функционирующие в пространстве. Они задают сценарий, направляя гостя и погружая в атмосферу Lualdi. «В одном случае — центральные персонажи, а другом — скрытые, все двери создают последовательность среди художественного лабиринта», — рассказывает Альберто Луальди.

 

Марко Пива. Архитектурная пластика

Марко Пива

Марко Пива: «Когда я берусь за проект, я увязываю его с окружающей обстановкой. Прежде всего я стремлюсь сохранить сильную связь с местом, в котором располагается объект»

В семидесятые в Италии появляются радикалисты. В период зарождения новой эстетики миланский архитектор Марко Пива открывает студию Studiodada, которая становится одной из самых известных творческих мастерских того времени, а спустя 15 лет он возглавит Studio Marco Piva, современное бюро, разрабатывающее жилые и офисные комплексы, общественные пространства, туристические городки и предметный дизайн для множества известных брендов.

«Я всегда считал архитектуру многозадачной дисциплиной, самостоятельной и сложной формой самовыражения. Мне нравится, что в ней сочетаются наука и искусство, пересекаются математика и геометрия, природа и искусственно созданные объекты. Мне нравится исследовать строительные материалы, которые могут передавать формы и объемы, игру света на поверхностях и вдоль очертаний зданий», — рассказывает Марко.

Shoin — система раздвижных дверей и стационарных стеклянных панелей с одной или двумя направляющими, предназначенная для создания перегородок в пространстве

Исследование архитектурной пластики оставляет почерк на всем, что проектирует Пива. В коллекции дверей Edge, разработанной архитектором в сотрудничестве с Lualdi, отражено желание мастера создать визуальный объемный эффект на плоской поверхности.

 

Милан: путешествие к истокам

У Милана огромный градостроительный потенциал. Как справедливо заметил архитектор Чино Дзукки, это город, который ищет и находит ресурсы внутри себя, не имея возможности безгранично расти вширь: архитекторы реанимируют архитектуру классицизма и барокко, здания эпохи тоталитаризма, наследие ар-деко и заброшенные промышленные здания. Фабрика Lualdi становится участником этого процесса, занимаясь не только производством отдельных изделий, но и оформлением интерьеров масштабных пространств. Это гостиницы, офисы, торговые площадки.

Раздвижные панели Koan, стекло, алюминиевый профиль

Нередко резидентами реновационных пространств становятся именитые бренды, среди которых и заказчики Lualdi: Armani, Versace, Rolex, Barclays, Deutsche Bank, Citibank… Так, многофункциональный комплекс модного бренда Gucci (Gucci Hub), над интерьерами офисов которого работала компания Lualdi, расположился в знаковой для Милана локации, обладающей истинным genius loci. Речь о бывшем авиазаводе Caproni, названном в честь знаменитого инженера Джанни Капрони, одного из пионеров мировой авиации. Здесь в 1911 г. был собран первый итальянский самолет, в период Второй мировой производились бомбардировщики, а после 1950 г. здание превратилось в склад. В 2013 г. у этого пространства появляется новая жизнь: на территории ангаров и рабочих помещений, открытого внутреннего двора и сада создаются офисы, подиумы, шоурумы фэшн-брендов, рестораны и зоны отдыха для посетителей.

Монобрендовый шоурум Lualdi в Милане
Монобрендовый шоурум Lualdi в Милане
Монобрендовый шоурум Lualdi в Милане
Монобрендовый шоурум Lualdi в Милане

Другой пример — обращение к классической архитектуре в проекте современного отеля. В самом центре Милана, в одном из самых престижных мест города, в районе Брера, в здании, самая старая часть которого относится к началу XVII в., был обустроен гостиничный комплекс Bulgari Hotel Milano. Автором проекта в 2003 г. стал Антонио Читтерио. Знаменитый миланский архитектор всегда борется за минимализм, функциональность и чистоту пространства. Он считает, что элементы интерьера должны служить человеку, избавляя его от лишних хлопот, быть «скромными и тихими».

«Дверь моделирует пространство, намечает траекторию движений, и это ее единственная задача, поэтому ей нужно быть незаметной и бесшумной», — считает Антонио Читтерио. В проекте Bulgari Hotel Milano Читтерио выстраивает эфемерный портал между исторической и современной архитектурой, а фабрика Lualdi интегрирует порталы в пространство в буквальном смысле слова. Мастера компании выполняют все межкомнатные двери в интерьере отельного комплекса.

Раздвижные панели Koan Plus, разработанные Kokaistudios для Lualdi, — результат вдохновения азиатской культурой

Входные двери в комнаты снабжены боковыми панелями, чтобы декоративная отделка дверей и стен работали как одно целое. В ванных комнатах проектировщики ушли от традиционных решений — здесь двери выполнены из нержавеющей стали. Интерьер, продуманный до деталей, богатый сочетанием контрастных стилей, превращает пребывание гостя в очень комфортное времяпрепровождение и эстетическое удовольствие от окружающей обстановки.

 

Стерн и Роквелл. Портал в Америку и Европу 

Переломный момент для компании Lualdi наступает в 1990‑е, когда бренд начинает сотрудничать со Штатами и Великобританией. Lualdi открывает представительство в США, шоурумы в Нью-Йорке и Майами. Это становится точкой отсчета в интернационализации бренда. Кроме итальянских архитекторов, фабрика работает с зарубежными архитекторами и дизайнерами.

Чино Дзукки: «Милан — это город с большим потенциалом, который ищет и находит ресурсы внутри себя»

Американец Роберт А. М. Стерн проектирует для Lualdi модель, напоминающую по стилю двери нью-йоркских квартир тридцатых годов. Архитектор из Нью-Йорка Дэвид Роквелл — автор дверей UPtown, MIDtown, DOWNtown, отсылающих к его авторскому интерьеру в отеле Chambers. Вместе с французом Эриком Морваном Lualdi создает дверь Outline — чистый архитектурный элемент, способный моделировать пространство.

Что считать пороками, а что совершенством в мире архитектуры? Эти противоположные понятия постоянно меняются местами, когда сменяют друг друга эпохи, стили, государственные режимы. Интереснее понять, как проявляются пороки и добродетели в профессии отдельных гениев, творческих единиц: архитекторов, производителей, дизайнеров, руководителей крупных брендов, фабрик. Их ценность мы видим в создании актуальных и стойких вещей в любые времена, в каждый из периодов своей истории. У итальянских мастеров это получается виртуозно. Истинные миланцы… Тихие, трудолюбивые, элегантные, считающие свою профессию службой и миссией. И дело не только в совершенстве технологий и мастерства, а в особенностях характера и отношении к делу, в преданности собственным истокам. 

Юрий Порубченко, руководитель компании Dominio Group

Компания Dominio Group, сотрудничая с ведущими итальянскими брендами, создает свой портал в мир Lualdi: скоро в Киеве появится монобрендовый шоурум, где будут представлены знаковые модели и последние новинки компании. Этой новостью делится руководитель Dominio Group Юрий Порубченко: «Мы разработали проект шоурума вместе со специалистами из команды Пьеро Лиссони, легендарного архитектора и креативного директора компании».

Логика организации пространства здесь такая же, как в миланском офисе. Это будет не экспозиция образцов Lualdi, а модель целостного интерьера, включающего спальни, ванные комнаты, офисы, где изделия работают в живой среде. Шоурум будет очень светлым и открытым, а раздвижные системы и буазери — максимальной высоты, чтобы продемонстрировать технические возможности производства.

Проект монобрендового шоурума Lualdi в столичном ТЦ “Домосфера”

«Lualdi предлагает новое понимание дверей и декоративных панелей — это не отдельные объекты, а формообразующие элементы пространства. Их установка избавляет человека от строительства капитальных перегородок», — рассказывает Юрий. При этом широкий выбор «родственных» деталей, отделок, текстур для разных изделий помогает создать визуальное единство. Юрий отметил, что компания имеет большое влияние на дизайн и сотрудничает с ведущими архитекторами и брендами. Lualdi разработала сеть отелей вместе с Филиппом Старком; в отделке дверей и панелей фабрика нередко использует металлы De Castelli, а в международных экспозициях соседствует рядом с Poliform и Flexform.

«Во всемирно известной миланской выставке Isaloni обычно не принимают участие фабрики дверей, однако свои объекты Lualdi здесь представляет всегда, — акцентирует внимание Юрий, — и это является еще одним доказательством того, что Lualdi — не просто двери».

 

Текст: Мария Голубка