Архитектура войны. Старая и новая жизнь бункеров  

Здесь особая архитектура – засекреченная и загадочная, скрытая от глаз под землей, в скалах, песчаных дюнах, лесах и непроходимых болотах. Во время Второй мировой войны и холодной войны урбанизация получила другое лицо, некое двойное дно, потому что города и села росли не только вверх, но и вниз. Обращаясь к военным зданиям в мирное время, архитекторы и девелоперы увидели возможность наполнить холодные и мрачные пространства светом, словно «ковять мечи на пахоте». В этой статье мы поговорим об архитектуре бункера: географии расположения, типологии, конструктивных особенностях и формовании. Поговорим о том, как заброшенные бомбоубежища по всему миру превращаются в жилые комплексы, отели, рестораны, ночные клубы и музыкальные студии.

«Встреча сложных военных систем происходит в реальных местах, где событие и решение колеблются между рациональным и воображаемым, между точно известным и призрачным, между регулярным и случайным», — рассуждают о чувственном восприятии военизированных городских и природных ландшафтов инициаторы научного сборника «Ordnance: War + Architecture and Space» Гэри Бойд и Денис Линехан.

Фото: Алан Тейлор. Источник изображения: theatlanic.com

Ощущение места, которое подверглось насильственному разрушению, можно описать как эмоцию угнетения, нестабильности и тревоги. Но архитектура, созданная несмотря на это разрушение, вызывает чувство безопасности и надежды. Она наделена эстетикой, выходящей за рамки привычных канонов красоты. Пройдя через толщу времени, такие здания и сооружения вновь привлекают внимание, увлекая своей сутью, непонятной, порой волшебной, балансируя между красотой и ужасом.

Оборонительные валы, крепости и башни, точки и винтовочные бункеры, военные склады и ангары для подводных лодок, подземные бомбоубежища и секретные туннели - все это важные компоненты территорий, переживших войну. Но какое место занимают эти объекты в демилитаризованном пространстве? Какую роль они играют в новой жизни городов и сел?

 

Бункер. География спасательных капсул

Во время Второй мировой войны на территории нацистского блока было построено огромное количество бункеров. В Германии было создано около 8000 из них, полторы тысячи из которых были построены в Берлине. Вторым городом рейха по количеству бомбоубежищ является Гамбург, где количество укрытий составляло 700 объектов. Бункеры строились как в союзных странах, так и на просторах небольшого числа государств, сохранивших военный нейтралитет. Швейцария, которая все равно ни на кого не собиралась нападать, с 1940 по 1945 год построила около 21 тысячи подземных хранилищ. Но самые большие бункеры в мире были построены уже во время так называемой холодной войны. Лидерами их строительства были Китай, Советский Союз и США.

На территории Шанхая в 70-е годы было построено около 2000 бомбоубежищ и подземных убежищ. Холодная война и двадцатилетняя всеобщая «бункеризация» социалистической Албании во главе с Энвером Ходжем принесли государству 500 000 железобетонных точек (долгосрочных оборонительных пунктов), что стало гигантским пропагандистским проектом, убеждавшим местных жителей в том, что враги повсюду. Бункер стал спекулятивной метафорой для самой Албании, скрывающейся и смотрящей на мир через узкую щель амбразуры. Бункеры строились для разных целей и разных слоев населения: для правительственных руководителей, для защиты гражданского населения, для обороны и ведения боевых действий. Это определило географию их расположения.

Двадцать лет всеобщей «бункеровки» социалистической Албании принесли государству 500 000 железобетонных точек (долговременных оборонительных пунктов). Фото: Алан Тейлор. Источник изображения: theatlanic.com

Бункеры для правительства

Несколько важнейших бункеров для высокопоставленных чиновников Третьего рейха были построены вдали от городов, глубоко в лесах среди многочисленных озер и болот. Одним из наиболее подготовленных регионов для строительства хранилищ считалась Восточная Пруссия (современная Польша), где было много укреплений. Выбор локации был обусловлен близостью границы с СССР, удаленностью от коммуникационных артерий и характером природного ландшафта, пригодного для маскировки. Именно здесь оборудовали знаменитое «Волчье логово» – главный пруд фюрера.

Гитлеровская ставка «Вервольф», или «Вооруженный волк», в Винницкой области, существование которой до сих пор вызывает споры среди историков, была построена только для подготовки и осуществления Сталинградской битвы. На территории располагался гитлеровский аппарат, обслуживающий персонал, а также невиданные средства защиты и линии обороны. В радиусе пяти километров от бункера были выселены люди, по периметру следовали многочисленные огневые точки, зенитные комплексы и истребители. Строители здесь проложили водопровод, канализацию, сделали систему пожаротушения, но централизованного отопления не было, потому что планов остаться на зиму не было.

Гитлеровский вервольф, или «Вооруженный волк», в Винницкой области. Источник изображения: vinnytsia-museum.in.ua

Правительственные хранилища в городах часто располагались в непосредственной близости от административных зданий или входили в состав общего архитектурного ансамбля частных резиденций и содержали разнообразные удобства для комфортного длительного пребывания, включая коммуникации и коммуникации. Так, бункер фашистского диктатора Бенито Муссолини располагался на вилле Торлония в Риме. Он был построен в 1940 году на месте винного погреба владельца. Это тоннель длиной 60 метров, оборудованный системами вентиляции и связи.

Система укрытий для британского правительства представляла собой целый подземный город в Лондоне: туннели, бункеры, просторные центры управления и перекрестки перекрестков.

По мере приближения Второй мировой войны к Берлину Третий рейх осуществил строительство обширной сети подземных хранилищ для наиболее важных правительственных чиновников. Самый известный бункер в Берлине, Fuhrerbunker, был частью масштабного комплекса подземных хранилищ, простирающегося на многие километры под центром города. Собственно, бункер Гитлера располагался в 120 метрах от рейхсканцелярии и располагался на глубине 5 метров.

Система укрытий для британского правительства представляла собой целый подземный город в Лондоне. Он состоял из тоннелей, бункеров, просторных центров управления и перекрестков. Некоторые объекты были построены во время Второй мировой войны, другие — во время холодной войны в страхе перед ядерной угрозой со стороны Советов. Подземные хранилища располагались под Парламентской площадью, Грейт-Смит-стрит, Пелл-Мелл, Марш-стрит. Все приюты соединены с правительственными домами. Например, при Казначействе находилось бомбоубежище Кабмина. Эта масштабная структура сооружений подробно описана в книге «Подземный Лондон» Питера Акройда.

Бомбоубежище для королевских особ Савойской династии, построенное в 1940-1942 годах на территории их столичной резиденции – на вилле Ада в Риме. Источник изображения: latuaitalia.ru

Бункеры для гражданских лиц

Прежде всего, существующие подземные катакомбы и подвалы использовались для защиты гражданского населения. Ведь под землей можно не только ненадолго спрятаться от опасности, но и провести довольно длительное время. Будучи стратегическим объектом, такую возможность давало метро. А самым первым универсальным бункером Второй мировой войны стало лондонское метро, построенное в девятнадцатом веке.

Укрытия от воздушных налетов в городах были равномерно рассредоточены и разнообразны по объему. Одно из крупнейших гражданских бомбоубежищ в Берлине (в начале войны в городе проживало 4 миллиона жителей) называлось «Бункер матери и ребенка» (Mutter-Kind-Bunker) и было рассчитано на 6500 женщин и детей. Однако в конце войны здесь в невероятной тесноте скрывалось до 30 тысяч человек. Защитой немецкого населения от авиационных угроз интенсивно занимался Гамбург, так как в предвоенные годы этот город был одним из крупнейших промышленных центров Германии и насчитывал 1,7 млн жителей, из которых только 10 тыс. человек были обеспечены укрытиями до войны. Поэтому в 1940 году по особому приказу Гитлера в Гамбурге началось ускоренное строительство бомбоубежищ. Немецкий Франкфурт также имел широкую сеть бункеров — он принимал активное участие в боевых действиях. Франкфуртские своды располагались в восточной части города.

Военные типы бункеров не строились изолированно как точечные объекты: чаще всего они входили в состав общей системы обороны, содержащей, помимо самих хранилищ, различные сооружения, препятствующие проходу военной техники противника и пехоты.

Бункеры для военных

Хранилища, предназначенные для военных, служили разным целям. Бункер играл роль укрепленной крепости, откуда открывали огонь. Бункер был штабом, где составляли карты, следили за положением противника, планировали оборонительные операции, командовали боями. Бункер служил для солдат и укрытием, и складом, и военным госпиталем.

По сравнению с гражданскими, военные типы бункеров не строились изолированно как точечные объекты: чаще всего они были частью общей системы обороны, содержащей, помимо самих хранилищ, различные сооружения, препятствующие проходу военной техники противника и пехоты. Эта система включала в себя башни ПВО, рвы, траншеи, противотанковые сооружения и минные поля.

Размещение таких систем предполагалось вдоль оборонительных линий или колец, вблизи стратегических объектов, на местности, которая была видна. Прежде всего, это пограничные зоны, береговые линии, железнодорожные пути, точки вблизи мостов и тоннелей, на переходах и перекрестках дорог, а также в местах, где не было естественных препятствий для противника, то есть в наиболее подходящих местах для атак.

Фото: Алан Тейлор. Источник изображения: theatlanic.com

"Атлантический вал"

Одним из самых грандиозных укреплений Второй мировой войны был «Атлантический вал» — большая система береговой обороны и укреплений, построенная нацистами вдоль побережья континентальной Европы и Скандинавии, вдоль Атлантики от Норвегии до границы с Испанией, общей протяженностью более 5 тысяч километров. Укрепления имели колоссальные береговые орудия, батареи, минометы и артиллерию.

Важнейшим форпостом немецких войск на всем побережье был участок французской Бретани. Именно здесь Гитлер дождался высадки союзников и бросил львиную долю сил на построение сильнейшей линии обороны. Самым ценным и интересным объектом в этой местности является La Dome, секретная мина для ракет Фау-2, которым так и не суждено было поразить противника. Десятки ракет в день должны были заправляться, готовиться и запускаться с любой из двух открытых стартовых площадок в быстрой последовательности по всему Лондону и южной Англии. Комплекс состоит из более чем 7 километров подземных бункеров и тоннелей.

Одним из самых грандиозных укреплений Второй мировой войны стал «Атлантический вал» — большая система береговой обороны и укреплений вдоль побережья континентальной Европы и Скандинавии, вдоль Атлантики от Норвегии до границы с Испанией, общей протяженностью более 5 тысяч километров.

Красные зоны и маскировка

Каждое государство во время войны имело свои красные зоны, наиболее уязвимые и подверженные огню, где было сосредоточено основное строительство бункеров. Например, в Бельгии, где на большинстве позиций река и канал образовывали естественный противотанковый барьер, на востоке и северо-востоке развивалась система из нескольких оборонительных линий. В Испании зона риска была крупнейшим портом Альхесирас из-за его близости к Гибралтарскому заливу. По этой причине здесь был построен впечатляющий оборонительный комплекс, состоящий из трех линий обороны: «драконьих зубов» (пирамидальные противотанковые сооружения), минного поля, нескольких бункеров и пулеметных гнезд в приграничных районах.

При размещении бункеров большое значение имел ландшафт. При строительстве хранилищ и укреплений максимально использовался естественный рельеф, скрывающий большую часть объема сооружения под землей. Бункеры для наблюдений были устроены в полях и прибрежных зонах. В качестве маскировки наиболее успешными районами были леса и болота.

При строительстве хранилищ и укреплений максимально использовался естественный рельеф, скрывающий большую часть объема сооружения под землей. Фото: Алан Тейлор. Источник изображения: theatlanic.com

Ранее упомянутый секретный комплекс «Волчье логово» является одним из самых загадочных объектов Второй мировой войны. Он был построен в старом смешанном лесу Гёрлиц. Лес создавал идеальную маскировку, а озера, расположенные восточнее объекта, были серьезным препятствием для вражеских войск. Во время войны ни советские войска, ни союзная армия не знали о существовании этой бункерной системы. Даже местные жители понятия не имели, что на самом деле происходит в их лесах.

Бункеры чаще всего строились прямо в скалах — почти неуязвимом месте для вражеской артиллерии. Таким образом, уязвимая для массированных бомбардировок, Мальта использовала древние туннели — скалы выдерживали атаки. Одним из самых дорогих и масштабных проектов в нацистской Германии стал подземный комплекс «Гигант» (Riese), построенный в польских Совиных горах. Это девять километров подземных тоннелей площадью 25 000 квадратных метров и объемом 100 000 кубометров.

Многие бункеры спрятаны в горных хребтах Швейцарии. Например, трехуровневый бункер «Фуриген», рассчитанный на сотню солдат, на горе Бюргенберг позволял стрелять через все люцернское озеро. Некоторые швейцарские приюты были замаскированы под шале — было найдено около 250 таких предметов. До 2004 года существование таких хранилищ тщательно скрывалось. Фотограф Кристиан Швагер посвятил свою серию работ этой теме. Он называется «Поддельные шале».

Из серии работ «Поддельные шале» (Fake Chalets), посвященных секретным бункерам Швейцарии, фотограф Кристиан Швагер. Источник изображения: his.ua

Морфология и архитектура

Морфология и архитектура бункеров опять же зависела от того, для чего и для кого они строились, в каких природных условиях, в каких зонах боевых действий. Если подавляющее большинство подземных бункеров было построено в виде тоннелей или колодцев, то формы их наземных аналогов имели большее разнообразие.

Одним из самых распространенных видов наземных бункеров являются здания в виде саркофагов. Такие складские помещения массово строились в Гамбурге в рабочих помещениях. Это 3-4-этажные здания из железобетона. Они защищались от обломков и зажигательных бомб, но не защищали от прямого попадания тяжелых мин. В основном они служили укрытием на случай воздушной тревоги, также временно ночевали жители, которые остались без крова.

Другим типом бункера, распространенным в немецких городах, является башня. Он имел стены толщиной до двух метров. Внутри вместо лестницы был устроен пандус, поэтому конструкция бункера напоминала раковину улитки. Такие сооружения были построены в Гамбурге на станциях Barmbek, Rotenbaumhaussee, напротив станции Dammtor. То же самое можно найти в Штерншанце или между Баумваллем и Санкт-Паули, в районе набережной Ландунгсбрюккен.

Бункеры, такие как купол и призма, предназначались для стрелков. Они возводились в виде полусферического или параллелепипеда с горизонтальной щелью амбразуры, откуда открывался огонь. Имелись отверстия для воздухообмена. Они были построены из железобетона толщиной до 1,3 м, броня наружной двери составляла 3 миллиметра, внутренней двери – 5 миллиметров. Размер бункера для одного места стрельбы составлял 2 на 2 метра, высота — 1,85 м. Потолок обшивали оцинкованными гофрированными пластинами для защиты от мусора в случае попадания снаряда. Здесь не было ни водоснабжения, ни санитарно-гигиенических удобств, а освещение осуществлялось керосиновыми лампами. Этот тип бункеров был распространен в Бельгии и даже Албании, где они были построены повсеместно и слились с природной средой.

Тип бункера, такого как купол, был распространен в Бельгии и Албании, где они были построены повсюду и слились с природной средой. Фото: Алан Тейлор. Источник изображения: theatlanic.com

Бетонные бомбоубежища в форме ракет являются заметной деталью городского ландшафта и визитной карточкой немецкого Вюнсдорфа (район города Цоссен в Бранденбурге). Своим появлением этот тип бункера обязан немецкому инженеру Лео Винкелю, который зарегистрировал патент на изобретение в 1934 году. Ракетный бункер представляет собой цилиндрическое бетонное бомбоубежище с конусообразным наконечником. Такая форма была обусловлена функциональностью: при прямом попадании авиабомбы она должна была рикошетить от гладких стен без детонации при этом.

За весь период Второй мировой войны из всех бункеров Винкеля только один, построенный в Бремене, не справился с поставленной задачей. Остальные успешно пережили многочисленные бомбардировки. Всего Винкель разработал около 16 типов таких «ракет». Они строились на территориях промышленных и оборонных предприятий, на железнодорожных объектах и на объектах вермахта.

Бетонные бомбоубежища в виде ракет в Вюнсдорфе. Источник изображения: alamy.com

Авторы книги «Архитектура войны» Кейт Мэллори и Арвид Оттар подчеркивают влияние бункерной архитектуры на формирование стиля брутализма

Особое место в архитектуре бункеров занимают железобетонные конструкции «Атлантического стены» – гиганты обтекаемой формы, величественные и мощные. Описывая морфологию этих структур, хотелось бы на время отбросить функциональный аспект и рассказать об их эстетической составляющей, которая среди всех вышеперечисленных типов имеет важное значение. Истина. Если закрыть глаза на трагическую причину появления этого сооружения, отбросить логику появления формы, то можно увидеть вполне выразительный прототип бруталистской архитектуры.

На это влияние на формирование стиля брутализма и «особой эстетики» указывают авторы книги «Архитектура войны» Кейт Мэллори и Арвида Оттара. И подтверждение этому можно увидеть в фантастических снимках голландского фотографа Джонатана Эндрю, запечатлевшего заброшенные бункеры Атлантического побережья. В его объективе, в момент между закатом и наступлением темноты, они предстают как завораживающие космические существа, полные поэтики и драмы.

Голландский фотограф Джонатан Эндрю запечатлел заброшенные бункеры Атлантического вала. Источник изображения: plainmagazine.com

В объективе Джонатана Эндрю бункеры Атлантического побережья выглядят как завораживающие существа в мгновение ока между сумерками и тьмой. Источник изображения: plainmagazine.com

А что после?

После окончания Второй мировой войны большинство нацистских бункеров были высажены в воздух или разрушены, чтобы у неофашистов не было возможности создать из них места поклонения. Похожая участь постигла знаменитый бункер Гитлера в Берлине, где он, Ева Браун и семья Геббельсов покончили жизнь самоубийством.

Многие гражданские бункеры сохранились в послевоенный период и были переоборудованы для бытовых нужд: в них оборудовали склады или овощебазы. Для этого подземные хранилища имеют подходящий климат и площадь. Так, берлинский бункер «Мать и дитя» служил стратегическим продовольственным складом для Западного Берлина на случай повторения советской блокады 1948–1949 годов.

Современные музейные проекты демонстрируют огромный потенциал бункеров в новой культурной жизни городов, где архитекторы создают границу между прошлым и будущим с помощью инструментов формы, материала и композиции.

Значительное количество наземных многоэтажных бункеров стало использоваться и для других социальных функций. Качественная система вентиляции и толщина стен 1-3 метра, обеспечивающая высокую прочность, износостойкость и звукоизоляцию, позволили превратить эти объекты в спортивные комплексы, рестораны и ночные клубы, которыми, кстати, славятся Берлин, Лондон и другие крупные столицы. Для многих бомбоубежищ в Гамбурге уже в 90-е годы появились инвесторы, которые были готовы перестроить эти здания под магазины, музыкальные студии и жилые дома.

Одно из первых крупных бомбоубежищ на Шпильбюденплац превратилось в гараж для зрителей театра Опереттенхаус и гостей улицы Репербан. Бункер во Франкфурте был перестроен в городскую музыкальную студию. Некоторые бункеры в Албании были преобразованы в кафе, рестораны, бассейны и даже мосты.

 

Бункеры и новая культурная жизнь городов

Одним из самых популярных направлений в реновации бункеров являются музеи и арт-пространства. Именно ощущение места (по-немецки «ortsinn») наводит на мысль о превращении его в памятник истории и трагедии. Большая часть бомбоубежищ была превращена в музеи. Часто в Германии экскурсии проводят бывшие укрытия, где посетителям показывают работу бункеров во время войны, предлагают примерить противогазы и защитные костюмы от радиации. Но это лишь скудный набор вариантов, которые может предложить демилитаризованное пространство.

Современные проекты музеев и галерей демонстрируют огромный потенциал бункеров в новой культурной жизни городов, а архитекторы через инструмент формы, материала и композиции создают границу между прошлым и будущим.

Один из бункеров Вильгельмсхафена, где в 1853 году была создана база прусского флота, пережил бомбардировки Второй мировой войны, а затем был превращен в здание современного центра охраны наследия. Этот проект был выполнен датским архитектором Дорте Мандупом. Комплекс содержит конференц-залы и офисы, помещения для проведения выставок и культурных мероприятий. Новый архитектурный объем, который является непосредственно музеем, создает контраст со старым зданием.

Бетонный бункер «Тирпиц» в датском Блаванде, который был частью оборонительных систем Атлантического вала, был преобразован в культурное пространство архитектурным бюро BIG Bjarke Ingels. Новый музей площадью 2800 квадратных метров интригует зрителя — его территория находится под землей. Посетители сначала видят небольшое здание военного бункера, и только потом отверстия земли намекают, что есть что-то более скрытое от глаз.

Бетонный бункер «Тирпиц» в датском Блаванде, Дания, был преобразован в культурное пространство архитектурным бюро BIG Bjarke Ingels. Источник изображения: dezeen.com

Новый музей интригует зрителя – его территория в 2800 квадратных метров расположена под землей. Источник изображения: dezeen.com

Радары «Свет вместо темноты»

 Многие бункеры в первый послевоенный период использовались в качестве временного убежища для тех, кто остался без крова. Идея использования бункеров для постоянного жилья пришла не сразу. Можно ли сказать, что место идеально подходит для этого? Скорее любитель. Это довольно холодная, темная архитектура с мрачным прошлым. Прочность конструкций выше среднего, но такие объекты не отличаются гибкостью в планировке. Во-первых, бункер не проходит по нормам инсоляции для жилых помещений. Как правило, окон либо нет вообще, либо они представляют собой узкие амбразуры. Изменение этой ситуации требует трудоемкого и дорогостоящего демонтажа. Другая часть затрат – это обеспечение электроэнергией, отоплением и водоснабжением. Поэтому изначально такой вариант оживления бомбоубежищ вызывал скептицизм. Но когда-то все изменилось.

Немецкий архитектор по имени Райнер Мильке придумал идею обустройства жилища на крыше бомбоубежища в Бремене, прежде чем это стало мейнстримом. «У меня был сугубо личный интерес», — говорит архитектор. В 1993 году они с женой переехали в Бремен и сняли небольшую квартиру рядом с военным бомбоубежищем. Семья хотела иметь собственный дом, но семья Милке не могла позволить себе городские квартиры. «Каждое утро по дороге на работу я проходил мимо бункера, — вспоминает архитектор, — а потом подумал, что это хорошее здание с хорошим фундаментом, и я могу оборудовать квартиру прямо над ним». Архитектурно-строительная фирма mielke+freudenberg выкупила у государства и перестроила девять бункеров в Бремене, Ганновере и Гамбурге.

«Подчеркивая историю здания, окна создают ощущение современного, самодельного, высокотехнологичного и экологичного здания, которое отражает и принимает не излучение тьмы, а свет», — пояснил архитектор Эдвард Липтон.

Другой немецкий архитектор, Йенс Каспер, стал сторонником этой традиции. Одним из самых известных его проектов стала реконструкция берлинского бункера, построенного в 1945 году недалеко от станции Фридрихштрассе, которая входила в состав инфраструктуры метрополитена. Архитектор превратил его в пространство для частной художественной коллекции и резиденцию самого владельца.

Еще одним интересным случаем является бункер, построенный в 1939 году в Дорсете, недалеко от Уэймута, на южном побережье Великобритании. Созданный как часть системы радиолокационного обнаружения Chain Home (кольца радиолокационных станций, построенных Королевскими ВВС во время Второй мировой войны), бункер площадью 76 квадратных метров простоял в заброшенном состоянии в течение 70 лет, пока его не заняла британская студия Lipton Plant Architects. В результате интерьер бункера был преобразован в две спальни, кухню, гостиную и ванную комнату. Поскольку в комнате не было окон, архитекторам пришлось создавать дыры взрывами.

«Подчеркивая историю здания, окна создают ощущение современного, самодельного, высокотехнологичного и экологически чистого здания, которое отражает и принимает не излучение темноты, а свет», — пояснил главный архитектор проекта Эдвард Липтон.

Фото: Алан Тейлор. Источник изображения: theatlanic.com

Вид на океан

Постоянная жизнь в бункере подходит не всем. Но если человек не готов сделать хранилище своим постоянным домом, он может попробовать себя в роли романтика-отшельника во временном жилище. Нескольких дней будет достаточно, чтобы понять, насколько близок к нему этот тип архитектуры, окунуться в необычную атмосферу и получить сильное эмоциональное впечатление.

Именно такой отель был построен на атлантическом побережье во Франции. Заброшенное здание площадью 400 квадратных метров во время Второй мировой войны было куплено местным предпринимателем, а теперь владельцем гостиницы Сержем Колю, и переоборудовано в гостиницу. Во время войны в бункере проживало 30 сотрудников ВВС Люфтваффе, и сейчас отель может вместить 25 гостей. Потребовалось почти полтора года, чтобы сделать здание пригодным для жизни. При проектировании интерьеров подземных помещений дизайнеры искали нестандартные решения из-за ограниченного пространства. Авторы проекта сохранили мебель, одежду и личные вещи, которые оставили после себя немецкие военные: их сделали частью экспозиции. В отеле можно не только переночевать, но и отведать блюда французской кухни и полюбоваться видами океана на свежем воздухе.

В конце хотелось бы рассказать еще о нескольких впечатляющих проектах, которые не попадают в прежние категории ревитализации, но демонстрируют неисчерпаемый потенциал бункерной архитектуры.

 

Молитва вместо убийства

Церковь Святого Таинства в Дюссельдорфе – это бывший бункер времен Второй мировой войны, а сейчас это действующий храм, памятник трагическим событиям и памятник архитектуры. Это свойство имеет репутацию «самой сильной церкви в мире» и «самой уродливой церкви в Дюссельдорфе».

В 1926 году по просьбе жителей района Хейердт была основана католическая община под названием Святое Таинство. Поскольку единственный храм в округе находился достаточно далеко и не вмещал всех прихожан, через два года был выделен земельный участок под строительство новой церкви, но из-за экономического кризиса строительство не было завершено. В 1940 году территория общины была оккупирована войсками национал-социалистов. Чтобы защитить местное население от авиаударов, построили здесь «высокий бункер», а чтобы замаскировать его, придали его облику черты настоящего храма.

В ноябре 1944 года здание временной церкви было полностью разрушено бомбардировками, а бункер оказал сопротивление и спас около 2300 человек в его стенах. В 1947 году новый настоятель прихода Святых Таинств Карл Клинкхаммер захотел превратить бункер в церковь.

Церковь Святого Таинства в Дюссельдорфе. Источник изображения: Википедия

Реконструировать бункер было непросто: наружные стены были толщиной 1,2 м, внутренние полы имели толщину около двух метров, а для всей конструкции не было ни одного окна. Изначально необходимо было снять перекрытия пола и прорезать окна в сплошные стены — необходимо было пробурить около пяти километров скважин и убрать с объекта около тысячи тонн строительного мусора. При этом они решили не менять подвал и башню бункера — оставить память о прошлой жизни обновленной церкви. 30 октября 1949 года храм был освящен кёльнским кардиналом, а его духовной эмблемой стала цитата пророка Исаии: «... и выковать мечи их в плуги».

Важным историческим напоминанием стал символический барельеф работы Берта Хересхайма над фасадом новой церкви: Христос разбивает свастику, стены бункера взрываются на оконные проемы, а прихожане вместе с пастором разгребают обломки.

 

Мистическое окно

В заброшенном бетонном полуподземном бункере 1980-х годов под Прагой, на бывшей территории Дрновской ПВО, которая была построена для защиты города во времена холодной войны, чешская студия Petr Hájek Architekti создала крематорий для домашних животных. Поскольку главный бункер объекта был превращен в военный музей, дизайнеры студии переоборудовали один из небольших служебных бункеров.

Архитекторы стремились внести минимальные изменения в бункер, сохранив большую часть функций и добавив всего несколько стен, чтобы разделить пространство и организовать новые функциональные зоны: офис, туалеты, прихожую и выставочный зал.

Крематорий для домашних животных в бывшем бункере под Прагой, спроектированный чешской студией Petr Hájek Architekti. Источник изображения: Dezeen

Архитекторы покрыли единственный фасад здания небольшими шестиугольными зеркалами, чтобы создать отражающую стену. Источник изображения: Dezeen

Бункер находился почти полностью под землей, имел только один открытый главный бетонный фасад, на котором сосредоточились архитекторы. Они покрыли его небольшими шестиугольными зеркалами, чтобы создать отражающую стену высотой более шести метров и длиной 11 метров. Сооружение не только гармонирует с окружающими деревьями, но и создает своеобразное символическое «мистическое окно», отражающее воспоминания. «Наблюдатель видит бесчисленные реальности, — объясняет архитектор Петр Хайек, — учитывая ограниченную скорость света, отражение в зеркале показывает прошлое. Посетитель, приближающийся к крематорию, чувствует меняющееся состояние мира».

«Колеблясь между рациональным и воображаемым, между точно известным и призрачным, между регулярным и случайным», архитекторы военного периода намечают оборонительные линии на карте городов и деревень для защиты физического пространства. В мирное время эти структуры продолжают жить на стыке прошлого и будущего. И тогда архитекторы нового времени преобразуют эти объекты, желая защитить и без того ментальное пространство. Таким образом, постепенно места, где тысячи людей когда-то прятались в страхе и ужасе под звуки сирен и взрывов, внезапно наполняются покоем и светом. Хотелось бы, чтобы нам больше никогда не приходилось использовать «тревожную архитектуру» по прямому назначению. Однако реальность такова, что сегодня необходимо снова стать «архитекторами войны» и создать безопасные хранилища. Но это совсем другая история, о которой мы поговорим в следующем материале.

/Материал является частью специальной темы «Хаос и реконструкция. Будущее противоположно войне»/

 

 

Смотрите также

Путешествие по Украине: превращение Херсона и Запорожья в туристическую Мекку

Александр Горбань: «23-го я заснул как архитектор, а 24-го проснулся волонтером»

Пришло время научиться урбанизму. Ирина Соловей об условиях и составляющих послевоенной трансформации

Цветы на руинах. Декоративный лук как основа послевоенного городского ландшафта