Deprecated: Функция class-oembed.php с версии 5.3.0 считается устаревшей! Используйте wp-includes/class-wp-oembed.php. in /var/www/pragmatika.media/wp-includes/functions.php on line 5513

Александр Попов: «Ключевая постсоветская киевская ошибка – попытка определить застройку города без архитектора»

Кто провоцирует турбулентность на строительном рынке Украины и могут ли архитекторы выступать арбитрами в конфликтах между бизнесом, чиновниками и общественными активистами? Экспертное мнение Александра Попова, сооснователя и директора компании archimatika, продолжает магистральную инвестиционную тему тома.

PRAGMATIKA.MEDIA: В последние годы Украина и особенно Киев вошли в зону турбулентности — любая градостроительная инициатива, любая информация об инвестициях в недвижимость предают новый толчок перманентному конфликту между обществом, властью и бизнесом. Кто именно из этих трех сторон виновен в такой ситуации?

Александр Попов: В целом, причина в том, что от архитектурной и градостроительной политики города отстранили архитекторов. А в каждом конкретном случае виновен тот, кто, неверно оценив ситуацию (а он и не может верно оценить архитектурные аспекты, потому что не архитектор), подталкивает людей к неправильным действиям. Неправильным — значит неконструктивным, которые создают больше проблем, чем решают.

Например: «превратим все резервные территории в парки, неважно кто их будет содержать», «нигде не нужно строить высотки, высотки — это априори зло!», «вот вам договор на реконструкцию здания, в котором не прописано никаких ограничений, следовательно, вы можете снести и построить на том же пятне что угодно, даже если общественность будет против, но это уже вы с общественностью решайте сами».

Фото: Жилой комплекс Respublika в Голосеевском районе Киева создан по концепции «город в городе»

Да, это в частности о «Квітах України». Некоторое время назад заказчик этой «реконструкции» запрашивал у нашей компании коммерческое предложение на разработку П и Р по их эскизу. Мы сказали, что в таком виде эскиз вызовет скандал, и надо идти принципиально другим путем, сохраняя полюбившийся киевлянам архитектурный образ. Заказчик не прислушался, и имеет сейчас скандал и противостояние с общественностью, ставящее под угрозу реализацию бизнес-проекта. Любопытно, почему чиновникам, которые подписывали договор на реконструкцию без требований сохранить исторический облик, не очевидно было, что будет скандал? Потому что они не архитекторы!

Только архитектор, причем архитектор талантливый и просвещенный, может нащупать правильный архитектурный выбор! Чтобы максимально были «и волки сыты, и овцы целы». Но внутри городской власти архитекторов исключили из процесса принятия решения что и как строить на конкретной площадке. И вместо архитектурного муниципального чиновника за сохранение неоформленного памятника советского модернизма борется общественность. Борется, как умеет, и, уж конечно, совершенно не учитывая интересы бизнеса!

P.M.: Чтобы не стать жертвой манипуляций, людям надо на что‑то опираться. Что является мерилом правильной и неправильной позиции? Ведь действительно существует проблема с хаотичной застройкой, которая противоречит концепции плотного человекоцентричного города, и это вызывает гнев жителей.

А. П.: Прежде всего просто задать себе и специалистам вопрос: данная инициатива решает общественную городскую проблему или ее создает?

P.M.: К примеру, высотная однотипная застройка с улицами-каньонами — это разве не зло?

А. П.: Это просто неправильное архитектурное решение. Можно реализовывать проекты с меньшей плотностью застройки и при этом зарабатывать хорошие деньги. Но архитектор совместно с застройщиком выбирает даже не более легкое, а более примитивное решение — просто штамповать однотипные квадратные метры, зарабатывая исключительно на количестве. В результате застройщик продает квартиры на гране себестоимости, поскольку единственное, что привлекает покупателя в таком проекте — цена. К тому же застройщик получает общественный негатив. С точки зрения бизнеса этот подход обречен. Дело совсем не в том, что вокруг «Укрбуда» и «Аркады» так звезды сложились — любой застройщик, который пойдет по пути создания «дискомфорт-класса» рано или поздно получит фиаско.

P.M.: То есть, застройщику всегда следует идти тем путем, на котором настаивает общественность?

А. П.: Общественность не является носителем истины в специфических архитектурных и градостроительных вопросах, но должна и может определять ценности.

P.M.: Кто тогда является носителем истины?

А. П.: В архитектурных вопросах ближе всего к истине находятся архитекторы. При этом общественность отнюдь не должна исключаться из процесса. Общественность формирует ценности, определяет что хорошо, а что плохо, что важно, а что нет. А следом в пространстве этих ценностных координат профессионалы находят максимально оптимальные решения.

P.M.: Нас регулярно обвиняют в том, что мы неправомочно пытаемся спроецировать европейский опыт на Украину. Как будто мы расположены на разных полюсах или живем в разных реальностях. Так ли это?

А. П.: Любая страна должна дозреть до определенного уровня развития общества, уровня организованности власти, цивилизованности бизнеса. И практика, которая эффективна в просвещенных странах, может не сработать в наших условиях. Как принцип европейский опыт нам подходит, но в качестве практики — требует адаптации. Так же, как архитектурный проект иностранного бюро требует адаптации с помощью локального архитектора, любая урбанистическая инициатива требует того же. Необходимо проанализировать удачное европейское решение и что‑то в нем трансформировать, изменить с учетом нашей специфики. Во многих европейских городах власть и бизнес тесно сотрудничают в сфере городской политики: чиновники отвечают за инфраструктуру, бизнесмены — за частные качественные проекты. У нас подобное сотрудничество пока не складывается. Как не действует и система преференций, которые бизнес может получать за человекоцентричные решения.

Фото: Жилой комплекс Respublika в Голосеевском районе Киева создан по концепции «город в городе»

Если мы хотим, чтобы украинские города совершенствовались подобно европейским, то необходимо начинать с основ. К примеру, свежий скандал у нас в Киеве с проектом высотной застройки на Минском массиве, где будут проживать десятки тысяч людей. Это весомая часть городской общины. И что, город (муниципалитет) со своей стороны какие‑то инициативы по данной территории выдвигает? Что‑то планирует там реализовать? Ничего! А если власти там ничего не планируют делать, то почему они считают себя вправе что‑то требовать от бизнеса?

Я считаю, первое, с чего должна начать общественность, чтобы изменить ситуацию, — это потребовать от власти реализовать в районе то, что необходимо для комфортного проживания новых 10 тысяч жителей: те же детские сады, школы, инфраструктурные объекты, благоустроенное публичное пространство. Конструктивная задача общественности — не запрещать застройщикам строить, аргументируя, что это, мол, приведет к коллапсу, а добиваться от власти, чтобы она внесла свой вклад в создание комфортного города. Безусловно, хорошо, что кто‑то еще инвестирует в такие крупные территории — это большие деньги, большие мощности, новые рабочие места, налоги. Другой вопрос — как это сделать хорошо и правильно? И вот в компетенции города не только оперировать запретами, контролируя плотность. Это один из ключевых моментов. Но и предложить: «Мы можем организовать транспорт, скверы, парки, публичные пространства, мы готовы их содержать. А исходя из инфраструктурной основы, здесь можно строить частное жилье с такой‑то плотностью, с такими‑то параметрами, такой‑то градостроительной компоновкой и даже с такой‑то архитектурой». Но если город сам ничего не вкладывает — и потребовать ничего не сможет.

Фото: Жилой комплекс Respublika в Голосеевском районе Киева создан по концепции «город в городе»

P.M.: Полярность между обществом с его низовыми инициативами и химерой, в которую срослись власть и бизнес, — она действительно существует, или противостояния как такового нет?

А. П.: Мы сегодня живем в мире всеобщего взаимного проникновения. Хотели мы того или нет — это факт. Все организации и общества срастаются между собой. Можно с тем же успехом сказать, что и бизнес сросся с общественностью, но только определенная часть бизнеса и определенная часть общественности. Проплаченные рейдерами манифестации — это тоже часть нашей реальности. Один бизнес борется с другим, используя общественность. Точно так же один бизнес борется с другим, используя власть. Бизнес — это самый мотивированный игрок, он как вода, всегда найдет лазейки и возможности для своей реализации. Кто‑то использует коррупционные связи, кто‑то — общественное мнение, чтобы прикрыть им свои бизнес-интересы. А вот действительно опасной химерой я бы назвал ситуации, когда общественность, власть и бизнес вместе или порознь пытаются решать архитектурные вопросы без архитекторов. Представьте, что решение как вас лечить принимает консилиум юристов, экономистов и еще несколько активистов с флагами и транспарантами. Застройка города, которую определяют экономисты, юристы, активисты и политики без архитекторов, — эксперимент не менее рискованный!

 

/Материал опубликован на страницах #32 тома PRAGMATIKA.MEDIA/