Villa West: сохранить неуловимое содержание

Архитектор
MASA architects
Тип
резиденция
Статус
реализовано
Год
2020
Площадь
605 кв. м

Будучи японцем по происхождению и занимаясь практикой в странах Европы, архитектор Хироки Мацуура комбинирует подходы, впитанные им в разных школах. Синергию двух типов ментальности можно уловить и в проекте индивидуального жилого дома Villa West, реализованного бюро MASA architects в 2020 г. Впечатляющее масштабом и вместе с тем уютное, спрятанное от соседского взгляда и обращенное к солнечному свету, наполненное состоянием покоя и хранящее историю места, пространство этой виллы стало воплощением восточной мудрости и голландского прагматизма.

Хироки Мацуура (Hiroki Matsuura) — архитектор, дизайнер, урбанист, родился в Японии, живет и работает в Нидерландах, окончил факультет архитектуры Токийского университета искусств (Tokyo Geijutsu Daigaku) и Южнокалифорнийского университета архитектуры в Лос-Анджелесе (Southern California Institute of Architecture), основатель бюро MADMA urbanism+landscape, с 2015 г. — сооснователь мастерской MASA architects (компании, ориентированной на архитектуру, интерьеры и промышленный дизайн), преподаватель Академии архитектуры (Academy of Architecture) в Роттердаме, читал лекции в Делфтском техническом университете (Technical University in Delft). Хироки Мацуура часто принимает участие в международных воркшопах и выступает с лекциями и мастер-классами по развитию современного градостроительства.

Рене Сангерс (Rene Sangers) — архитектор, инженер, урбанист, имеет степень магистра архитектуры Делфтского технологического университета (Technical University in Delft), с 2015 г. — сооснователь бюро MASA architects в партнерстве с Хироки Мацуура.

«Я бы хотел творить вне времени. В самом сердце Роттердама, в гавани стоит множество безымянных построек: глядя на них, думаешь, что они были здесь всегда. Мне не важно, будут помнить меня или нет, но очень бы хотелось, чтобы мои объекты создавали подобное впечатление. Формируя новое, важно сохранять неуловимое содержание, которое дают дух места и материалы, выбранные при проектировании», — рассказывает архитектор Хироки Мацуура. Исторический или культурный контент, о котором с таким трепетом говорит Хироки, стал отправной точкой в работе над проектом Villa West.

История места и цели реконструкции

В 40‑х гг. XX в. в одном из центральных кварталов Роттердама (Нидерланды) было построено здание спортивного комплекса, которое со временем переоборудовали в радиостанцию, а затем в детский сад. Долгое время дом находился в заброшенном состоянии. От сноса его спас частный заказчик, который смог оценить потенциал, казалось бы, непривлекательного и бесполезного пространства. Когда этот объект стал фокусом работы бюро MASA architects, обе стороны — и клиент, и архитекторы — были тронуты «грубой красотой» здания. Его выразительная тектоника, лаконичные формы и природные текстуры — то, что вдохновило команду на создание будущего интерьера, в котором архитекторы стремились максимально использовать имеющиеся ресурсы и подчеркнуть уникальность аутентичных материалов и конструкций. Но как, сохраняя характер архитектуры, адаптировать это пространство к жилым условиям, создав ощущение уюта и защищенности?

Архитектурная композиция и планировочное решение

Ощущение масштаба здания меняется от ракурса обзора. Со стороны улицы фасад выглядит соразмерным по отношению к соседствующей застройке, так как вход расположен по короткой стороне дома. Однако этот обманчивый характер физических габаритов сразу же разоблачает открывающаяся дверь: перед зрителем в этот момент предстает пространство, развивающееся вглубь участка, и оно оказывается гораздо более обширным, чем представлялось на пороге дома.

Характерная для спортивных сооружений структура большепролетных конструкций сыграла положительную роль в трансформации объекта. Большие расстояния между несущими элементами позволили архитекторам работать со свободной планировкой и создавать максимально открытые пространства.

Новая планировочная схема здания задана существующим каркасом: железобетонные колонны условно делят пятно дома на два блока — северную и южную зоны, разделенные центральным коридором. Когда здесь располагалась спортшкола, этот коридор находился между залами для мальчиков и для девочек.

Сейчас в северной части размещаются небольшой кабинет, прачечная, гардероб верхней одежды и две крупные спальни, одна из которых — мастер. Жилые комнаты имеют выход на узкую террасу, устроенную вдоль северной границы дома. Обе спальни — двухуровневые с атриумом, второй ярус которых используется как дополнительный гардероб. В южной части виллы расположились небольшая гостевая комната со своей ванной, еще одна хозяйская спальня и living space — сердце дома, объединяющее кухню, столовую и гостиную, открытые в сторону широкой южной террасы. В ходе реконструкции специалисты увеличили высоту проемов со стороны двора, запустив в дом еще больше воздуха и света, сделав природу полноценным участником интерьера. В восточной части дома находится SPA-зона, включающая тренажерный зал и бассейн.

Масштаб и масштабность

«Одна из отличительных черт нашей работы заключается в том, что мы используем практически один и тот же подход при реализации архитектурных, градостроительных, ландшафтных и дизайнерских проектов. Конечно же, их масштаб, а также используемые нами приемы отличаются, но метод во многом схож», — поясняет автор проекта Хироки Мацуура.

Иногда масштаб — это то, что становится определяющей характеристикой в работе с пространством. Так, в проекте Villa West масштаб здания рассказывает об истории места, на которой сфокусировались архитекторы. Сохранить и подчеркнуть физические параметры объекта и при этом создать уютную, домашнюю среду, соразмерную человеку, — это непростая задача, для решения которой архитекторы обратились к похожему, но не равнозначному понятию — масштабности. Если масштаб рассказывает о фактических габаритах объекта, то масштабность скорее связана с чувственным восприятием. Иными словами, пользуясь масштабностью как инструментом архитектурной композиции, можно менять ощущение реальных размеров здания. В этом проекте архитекторам удалось увязать между собой два пространства с разными масштабами: в существующий объем здания поместили новую структуру со своими пропорциями. Границы проектируемого пространства сформированы перегородками, выполненными не на всю высоту помещения, — так они задали новые антропометрические ориентиры, определяя пропорции всей последующей экосистемы интерьера: мебели, света, предметов декора, домашних растений. Кроме всего прочего, описанный прием позволил визуально объединить все помещения, создав ощущение плавного перетекания функциональных зон, которое стало еще более выразительным с использованием зеркала и светопрозрачных конструкций.

Предметы и материалы

Первым шагом в трансформации заброшенного здания в уютное жилье стало создание комфортного температурного режима. Для этого архитекторы создали теплоизоляционную прослойку, выполнив обшивку фасадов из гофрированных металлических панелей темно-бронзового цвета.

В работе с внутренним пространством и экстерьером архитекторы стремились максимально использовать существующие ресурсы. Так, объем кирпича, полученный при демонтаже, применили для дополнительных кладочных работ, бетонная брусчатка и плитка для проезжей части и бордюров тоже использовались повторно. Чтобы подчеркнуть красоту первозданных поверхностей, во время реконструкции была удалена вся внешняя обшивка со стен и потолка. «На снятие штукатурки с кирпича и краски с бетона ушло много человеко-часов, — говорит Мацуура, — затем кирпич был покрыт лаком, чтобы отталкивать пыль». Характер грубых фактур родных материалов усиливается в сочетании с гладкими поверхностями новых предметов и отделок. Отполированный монолитный пол, блестящая нержавеющая сталь, из которой выполнена столешница с умывальником в ванной комнате, зеркала, помещенные над рабочей поверхностью кухни, отшлифованный и промасленный кварцит, из которого выполнен кухонный остров, работают на контрасте и создают баланс с аутентичными материалами здания.

Кроме противоположностей в материалах интерьер уравновешен разностью стилей. В холодный строгий минимализм, преобладающий в формах, архитекторы привнесли теплые этнические нотки, продиктованные пожеланием заказчика, который интересуется искусством и ремеслами, ценит качество натуральных материалов и шарм предметов, отмеченных временем. Поэтому в гостиной мы увидим диван, обитый натуральной кожей, бамбуковые перегородки и декоративные подиумы для цветов, выполненные из цельного спила дерева, в кабинете — мебель и декор, купленные на голландском антикварном маркете, а в детской комнате — подвешенное плетеное кресло.

Играя с противопоставлениями, Хироки будто намекает на симбиоз двух ментальностей, определивший его подход в работе. Даже глядя на кресла у обеденного стола, испытываешь впечатление, будто архитектор приглашает сесть по его разные стороны голландских прагматиков и японских философов.

Некоторые изделия в интерьере были изготовлены по авторским эскизам команды MASA architects. Среди них — легкие перегородки и системы хранения из прессованного бамбука, рабочая зона кухни, включающая базы, шкафы, остров и обеденный стол и ванная в мастер-спальне, выполненная в мраморе.

Но предметы мебели, которыми наполнен интерьер, выполняют не только свою утилитарную задачу или создают определенные образы — они играют роль и в формировании пространства, создании сценария для жизни. Так, двусторонний модульный диван обеспечивает гостям дома «зрительные места», обращенные к плоскости TV-экрана — с одной стороны, и комфортный лаунж для всей семьи, направленный к живой природе за окном, — с другой. Кухонный остров служит интерактивным мостом между кухней и столовой. Вазоны с крупными растениями, выставленные вдоль длинной стороны ливинга, создают визуальный барьер между общественной и приватной зонами дома.

Спасительный оазис

Хироки Мацуура — большой профессионал в области ландшафтного проектирования. Множество своих работ он посвятил созданию спасительных оазисов в городской среде, которые, по его мнению, так нужны современному жителю. «По сравнению со скоростью роста любой растительности ее вырубка занимает считанные минуты. Это просто глобальная реальность нашей планеты, где бы вы ни находились. И самую главную роль касательно частоты вырубки зелени имеет система принятия решений. В случае Нидерландов зелень строго охраняется как законом, так и общественным мнением», — отмечает архитектор. Создание островков живой природы посреди городской структуры — это способ вернуть человеку внутреннюю гармонию и силы, поэтому для Хироки озеленение — важная составляющая в создании любого пространства.

Проект Villa West не стал исключением. Прилежащую территорию дома нельзя назвать просторной для собственного сада, однако архитекторы позаботились об озеленении участка и сделали виллу обособленным, уютным местом, сформировав буфер между зданием и соседними участками из пятиметровых зарослей бамбука, а крупные растения внутри дома стали прекрасным дополнением интерьера.

 

Руководители проекта: Хироки Мацуура, Рене Сангерс

Ландшафтный дизайн: MADMA urbanism+landscape

Площадь участка: 1340 кв. м

Площадь застройки: 605 кв. м

Фото: Tim Van de Velde

Текст: Мария Голубка