Небезупречная осень. Интерьер в стиле джапанди от Татьяны Денисенко

Тип
Дизайн интерьера квартиры
Год
2021
Площадь
65 кв. м

Хюгге, лагом или ваби-саби? Как ни пытайся описать ощущение уюта и правдивости интерьера, ни одна формулировка не поможет до конца понять то, что можно только почувствовать. В проекте киевской квартиры, оформленной Татьяной Денисенко, читается и японская мудрость, и северный рационализм, и покой, и неспешность, и красота увядания, присущая осени. Удивительно, как за декорациями образов дизайнеру удалось поместить полноценную функционально-техническую составляющую, не претендующую на внимание, но качественно работающую на результат.

«Ничто не вечно, ничто не закончено и ничто не совершенно», — так в своей книге «Ваби-саби — путь простоты» Ричард Пауэлл описывает реалии, на которых строится старинный японский способ поиска гармонии. Если верить древним мудрецам, красота — в мимолетности и неподдельности, аутентичности и небезупречности. Глиняный горшок неправильной формы, пожелтевшие страницы старой книги, занавески из грубого льна и мешковины, деревянный стол в царапинах — иногда «пороки» предметов и материалов не омрачают жилище, а придают ему ценность, наполняя пространство особой правдивостью и сентиментальностью.

Эта философия близка украинскому дизайнеру Татьяне Денисенко. Одну из киевских квартир она оформила в стиле japandi (джапанди). Это популярное направление, сочетающее несовершенства ваби-саби и скандинавский уют.

Ничто не вечно

Однако такой образ жилья сформировался не сразу. Сначала заказчик видел свой будущий дом как продолжение архитектуры жилого комплекса: динамичные линии, строгость, черно-белая палитра. Но ситистайл показался дизайнеру навязчиво доминирующим, давящим, и в процессе проектирования характер жилья кардинально поменялся. «Однажды, поднимаясь на этаж квартиры, я рассмотрела панораму за окном, а в ней — безмятежную непобежденную даль горизонта, способную гипнотизировать наблюдающего, замедляя скорость бегущих машин. Это состояние меня вдохновило на создание иной атмосферы — оазиса покоя», — поделилась дизайнер.

Пока квартира превращалась из делового пространства в теплое семейное жилище, перемены происходили и в самой жизни его хозяина. Дело в том, что клиент приобрел жилье еще на этапе котлована. За время стройки заказчик успел уехать в другую страну, встретить свою любовь, жениться, стать отцом, получить гражданство, купить недвижимость и даже начать ремонт. Эти обстоятельства вынудили его буквально оторвать от сердца полюбившееся пространство, не прослужившее ему и дня. Несмотря на сильные эмоции и восхищение дизайном, было принято решение о сдаче квартиры в аренду. «К счастью, интерьер получился функциональным и ненавязчивым, и поэтому универсальным: в нем будет удобно и мужчине, и женщине, и одинокому человеку, и семье», — комментирует Татьяна Денисенко.

Процесс проектирования занял 5 месяцев. По плану застройщика это однокомнатная квартира площадью 65 кв. м. Совершенствуя существующую планировку, дизайнеры организовали 2 гардеробные: в прихожей и спальне. Появление вместительных систем хранения освободило остальные комнаты от громоздких шкафов, а размещение стирально-сушильной машины в гардеробе для верхней одежды позволило уйти от шума в жилых помещениях. Кроме того, увеличилась площадь ливинг-зоны, и «вытянутый коридорчик» превратился в пропорциональную комнату.

В результате получилось пространство с перетекающими взаимосвязанными зонами. Гостиная, кухня, столовая и прихожая — все работает как одно целое, а многие объекты в интерье­ре выполняют двойственную функцию. Теперь подробнее.

Ничто не закончено

Прихожая всегда рискует остаться самой скучной частью жилого пространства, но только не в этом интерьере. Здесь она выполняет свою функцию, но не претендует на большую площадь, не образует коридоров, не выглядит проходной или темной. Попадая в квартиру, трудно определить, где начинаются, а где заканчиваются границы прихожей. Зеркало на всю стену служит неким окном и расширителем пространства, зрительно удваивающим объем гостиной. Смежная с ванной стена из стеклоблоков усиливает этот эффект. «В процессе работы над планировкой мы получили небольшой выступающий угол санузла. Он не был критичным, но вызывал желание с ним как‑то поработать, — рассказывает Татьяна, — так родилась идея использовать стеклоблок с различными текстурами. В результате мы получили притягательный акцентный элемент. В тандеме со сценариями освещения он дарит невероятное разнообразие декоративных эффектов и настроений, причем как со стороны гостиной, так и в самой душевой комнате».

Кухня взяла на себя ту же миссию, что и прихожая — быть, но не кричать о своем присутствии. Она как будто растворилась в общем жилом спейсе. Вот зона TV, вот диван с креслами, вот круглый стол для семейных обедов и посиделок с друзья­ми, а еще вазоны, светильники, кухонная утварь из глины и стекла. Но где кухня? Татьяна отметила, что ей хотелось уйти от «кухонно-рабочих» настроений. И у нее получилось: вся встроенная техника и поверхность для готовки спрятана за сдвижными фасадами, никаких навесных шкафов и баз в пол — только легкие, консольные конструкции, парящие в пространстве.

Интересным решением было объединить столовую и лаунж общим элементом — неглубокой полкой, проходящей вдоль всей стены. Оснащенная декоративной подсветкой, она служит своеобразной галерейной зоной, позволяющей будущим жильцам все время создавать новые композиции из книг, картин, различного декора, посуды, арт-объектов. Атмосфера гостиной в целом напоминает мастерскую или арт-пространство. «Общий нейтральный фон комнаты служит холстом для дальнейших проб пера», — поясняет дизайнер.

Татьяна относится к искусству с особым трепетом. Ее отец, ныне пенсионер, всю жизнь работал художником-оформителем. Таня с теплотой вспоминает свое детство и то, как папа привил ей любовь к творчеству: «Сегодня мне очень хочется сказать о том, что мой самый любимый художник — это мой отец. Я родилась и росла в окружении невероятного количества его работ и произведений в нашей домашней обстановке, в детском саду, в школе, в домах пионеров в те времена, в различных учреждениях нашего города, его улицах, площадях, скверах и парках, а также на различных мероприятиях, которых было огромное множество!» Его талант передался и внуку — он увлекается рисунком и живописью, и, к слову, одна из его работ украшает интерьер.

Ничто не совершенно

«Этот цвет, эта дрема уходящих в землю черешен, это струенье дыма, наплывающего бесконечно и меняющего окраску влаги и поцелуев. Я не знаю, понятно вам это? Ночь нисходит, поэт одинокий слышит осени конский топот…»

Пабло Неруда «Возвращается осень»

Для стиля джапанди очень важны природные фактуры, поэтому при ограниченном бюджете дизайнеры расставили приоритеты в пользу применения паркетной доски из натурального дуба и отказались от финишных штукатурно-малярных работ. «Несовершенства и неровности стен и потолков сыграли на руку, с их помощью мы усилили образ пространства», — поясняет Татьяна.

Дизайнеры использовали единый цвет для многих элементов. Мебель, стены и даже встроенная кухонная мойка — здесь все словно вылеплено из единого теста, создано из одного материала. «Это делалось для того, чтобы избежать дробления, излишней детализации и визуального шума, чтобы получить максимально спокойный фон для тех предметов, которые нужно подчеркнуть», — делится дизайнер. Стены «одели» в выбеленный цвет из палитры земляных оттенков. Общее цветовое решение разнообразили акцентами: оранжевым (в психологии он обозначается как дружественный и объединяющий) — в обивке дивана, и оливковым — в обивке кровати, изготовленной по авторским эскизам Татьяны.

Общая целостность и даже некая скульптурность, рукотворность пространства ощущается благодаря матовым текстурам. «Вот уже несколько лет я умышленно избегаю глянцевых поверхностей, по крайней мере, пытаюсь минимизировать их количество на проектах, — рассказывает Татьяна, — с глянцем жилые интерьеры выглядят парадно и торжественно, но подсознательно вынуждают жильцов соответствовать и держать себя в определенном «дворцовом тонусе». Я же, наоборот, стремлюсь к тому, чтобы домашняя обстановка способствовала расслаблению, восстановлению сил и обретению душевного равновесия».

Льняные скатерти, светлые стены, декоративная композиция из сухоцвета…Чувства, вызванные этим интерьером, в философии ваби-саби описывают как светлую меланхолию или духовную жажду, а в понимании северных стран такой дизайн граничит с понятием хюгге. «Здесь возникают ассоциации с осенью — с ее самым теплым, уютным, наполненным солнцем, мягким и каким‑то особенным неспешным периодом», — размышляет Татьяна Денисенко.

История проекта не закончена, дом ищет новых жильцов, но уже сейчас он может рассказать о многих вещах и людях. На вопрос, хотела ли бы сама автор дизайна жить в такой квартире, Таня ответила утвердительно: «Конечно, мне близка эта стилистика. Сложно создавать то, что тебе не знакомо по духу». Представляется: здесь бы она заваривала чай, размещала живописные полотна, а на прикроватной тумбочке держала произведения любимых писателей — Стефана Цвейга, Проспера Мериме и Никколо Макиавелли…

 

Фото: Сергей Савченко

Текст: Мария Голубка