Futago. Ты мне брат?

Архитектор
Sergey Makhno Architects, Александр Ковпак, Александр Махно, Марина Гречко, Ольга Собчишина, Сергей Махно
Тип
Частный дом
Статус
реализован
Год
2020
Площадь
5000 кв. м

20 тыс. т залитого бетона, 30 тыс. т досыпанного грунта, прямоугольные формы и симбиоз двух культур — архитектурная мастерская Сергея Махно построила в Киеве жилой дом в духе минимализма, назвав его красивым японским словом Futago. Проект призван стать ни много ни мало новым словом украинской архитектуры частного жилья.

Те, кто знаком с разносторонним творчеством Сергея Махно, знают о его увлечении культурой Японии. Данный проект — своего рода оммаж японской архитектуре и в частности работам Притцкеровского лауреата и «настоящего поэта бетона» Тадао Андо. Погрузившись в эксперименты с бетонными объемами, команда Сергея сконструировала частный дом под названием Futago, что в переводе с японского означает «близнецы». Он состоит из двух идентичных частей, чем и оправдывает свое название. Они и впрямь похожи на две одинаковые фигуры в духе кубизма, возвышающиеся на холме и пристально всматривающиеся друг в друга глазами-окнами.

«Заказчик очень четко выразил свои пожелания: получить современный минималистский дом, который станет для него новым этапом жизни после выдержанной классики», — делятся авторы. Все остальные вопросы он отдал на откуп команде Сергея Махно, полностью доверившись ей и решив не вмешиваться в творческий процесс.

Когда архитекторы студии оказались на участке будущего дома, им стало очевидно, что отправной точкой дизайна будет именно окружающий ландшафт. «Локация побуждала нас сделать все возможное, чтобы вид из окон стал главной изюминкой проекта. Для этого мы досыпали 30 тыс. т грунта и подняли обе части дома на пятиметровую высоту. Так мы избавились от препятствий на линии горизонта, чтобы можно было сполна наслаждаться живописным пейзажем», — делятся авторы. Такое решение вполне отвечает главному принципу ориентальной философии — созерцательности. «Этот дом — продолжение природы и наоборот — антитеза к ней. Futago — чистый лист бумаги, в котором слились тонны бетона, стекла, страсти и силы человеческого духа. Все для того, чтобы любоваться красотой вокруг и учиться видеть красоту внутри», — комментирует основатель студии Sergey Makhno Architects архитектор Сергей Махно.

«Я не знаю наверняка, стал бы я именно тем украинцем, каким ощущаю себя сейчас, если бы не Япония. Она помогла мне осознать глубину и ценность украинского наследия. В моем мире — в мыслях, быту и творчестве — эти две культуры создали магический, неразрывный симбиоз. У них одно сердцебиение на двоих. Как у наших «близнецов», — продолжает Сергей.

Каждый из «братьев-близнецов» по сути — массивные прямоугольники из бетона и стекла, поставленные друг на друга. Верхний консольно опирается на нижний, а тот, соответственно, играет роль опоры. Его горизонтальная плоскость служит террасой с зеленым газоном, «приютившим» работы современных украинских художников: «Простір навколо» Назара Билыка, бронзовый «Атлант» Егора Зигуры и уютно устроившиеся на траве Kroli Сергея Махно.

Монолит дома решен в бетоне, что потребовало 20 т материала. Следуя линии экологичности и связи с природой, заказали его у украинского производителя, поскольку логистика бетона, особенно в таких количествах, сложна и к тому же небезопасна для окружающей среды. Вертикальная опора зданий скрыта за мощным забором, поэтому при приближении к Futago испытываешь ощущение, что его правильные геометрические формы парят в воздухе.

Пока готов интерьер того из «близнецов», который предназначен для владельцев. Он расположен слева от центрального входа на территорию. А смотрящий на него «брат» станет гостевым домом. У них схожая планировка и равная площадь — 2 500 кв. м.

Нижний объем хозяйского дома занимает общая зона, которая представляет собой единое открытое пространство с абсолютно белой гостиной-кухней. Вместо стен — панорамные окна, а на потолке — огромный итальянский светильник весом в полторы (!) тонны, похожий на сотни раскрытых шляпок бумажных японских зонтов-вагаса. Кухня со стеклянными фасадами цвета индиго устроена так, что и готовить, и принимать пищу можно не отрываясь от созерцания природных красот вокруг.

Верхний объем дома отведен под спальни. В каждой имеется отдельный санузел и гардеробная комната, а вместо одной из стен — стекло, чтобы, просыпаясь, можно было наслаждаться видом природы из окна. При этом помещения отличаются по колористике — от карамельно-пшеничного до темного медового. К слову, все они носят имена. Например, спальня «Скала» называется так из‑за объемной скалистой поверхности, изображенной на стене за изголовьем кровати. Теплые оттенки карамели этой «Скалы» гармонично сочетаются с цветом дерева прикроватных тумб и паркетной доски в палубной раскладке. Светлые бетонные стены, молочные оттенки, предметы современного украинского искусства — интерьер хозяйской спальни «День и ночь» построен на контрастном сочетании черного и белого как символ выбора между светом и тьмой. В «Сумерках» преобладают оттенки черного и меди. В круглых отверстиях в потолке, напоминающих то ли сыр маасдам, то ли лунные кратеры, спрятаны светильники.

Мощная система вентиляции с фильтрацией воздуха и технологией сбора пыли, терморегуляция, подогрев пола и стекла — эти и другие высокотехнологичные вещи скрыты за вуалью литого бетона и управляются системой «умный дом».

Все технические помещения — от гаража и постирочных комнат до технической кухни — располагаются в цокольном этаже. Есть здесь и особое место — скрытый от посторонних глаз американский бар, где хозяева дома могут уединиться, забыв ненадолго о повседневных заботах, гаджетах, мессенджерах и срочных встречах. Деревянные столы с круглыми столешницами, кожаные кресла и барные стулья, панели из дерева, кессонный потолок с зеркальными вставками — атмосфера здесь напоминает обстановку нью-йоркских или чикагских баров 40—50 гг. с их явно мужским характером и живой джазовой музыкой на фоне клубов сигарного дыма и гула низких голосов, но в современном прочтении. А завершают визуальный образ пинап-постеры.

Барная стойка декорирована авторской плиткой Ripple по дизайну Сергея Махно. Сверху на ней — две керамические емкости для имбиря: дух Японии ощутим и в этом помещении. Потолочные подвесные светильники в индустриальном стиле — от Eichholtz, а если хочется праздничного настроения, то стоит сделать одно нажатие кнопки на пульте системы «умный дом» — и начнется настоящее светодиодное шоу.

А соединяет все три уровня дома огромная белая винтовая лестница из бетона, тянущаяся до самых спален наверху. Своими мощными витками и изящной формой она больше напоминает скульптурную композицию в стеклянном обрамлении, чем архитектурный элемент.

«Мы построили этот проект, чтобы сломать все существующие рамки, — говорит главный инженер студии Ольга Собчишина. — Нет задач, которые невозможно решить. Нет проектов, которые невозможно реализовать. Futago — яркий тому пример».

 

Текст: Надежда Богатая

Фото: Сергей Кадулин