Дневник их жизни. HayLoft Олега Волосовского и Елены Логвинец

Архитектор
Елена Логвинец, Олег Волосовский
Тип
Жилой дом
Статус
реализовано
Год
2019
Площадь
197 кв.м

Жилое пространство архитектора — это не только очень личностный и индивидуалистичный проект, наиболее полно раскрывающий характер владельцев.

Это настоящий манифест, который вполне способен задать высочайшую планку и продемонстрировать потенциал творческой энергии профессионалов.

Нам удалось узнать, как звездная архитектурная пара — Олег Волосовский и Елена Логвинец — формулируют саму суть современного семейного дома, выполненного в стилистике, которой оба владеют виртуозно.

Много лет подряд на страницах издания мы вступали в непримиримую борьбу с теми, кто брал на себя смелость утверждать, что работает «в стиле лофт». Вслед за признанными авторитетами — украинскими и зарубежными — мы говорили о том, что такого стиля не существует, и лофт — это всего лишь тип недвижимости, другими словами, оболочка которую счастливый владелец пространства и его архитектор способны наполнить иной функцией.

Старые и ушедшие в отставку промышленные цеха с огромными окнами и высокими потолками, административные помещения со снятыми этажными перекрытиями, кажется, самой своей архитектоникой в прямом смысле слова призывают вдохнуть в них новую жизнь. Так произошло и с объектом, на который Олегу и Елене посоветовали обратить внимание друзья. Новый дом для семьи архитекторов, которые уже имели опыт жизни за городом на природе, но уверенно хотели бы располагать всеми достоинствами урбанизированной локации, должен был соответствовать тем представлениям о пространстве, который Олег культивирует в своих проектах уже около 18 лет. Все это время он не устает поражаться возможностям лофта как стилистического вектора. Неликвидное, заброшенное некогда административное здание с окнами-бойницами использовалось под тренажерный зал (на втором этаже постройки) и магазин (на первом уровне). «Это была любовь с первого взгляда, — говорит Елена, — Идеи по преобразованию пространства появились сразу, как только мы перешагнули его порог».

Конечно, предстояла колоссальная и непростая работа по реконструкции. Но для Олега этот вызов — еще и способ продемонстрировать столь же колоссальный опыт. По словам архитектора, главное осознать, что один из главных принципов проектирования состоит в нащупывании тектоники помещения, понимания его пропорций: «Пространство — диктует». И только потом приступить к борьбе с конструктивом, реализации инженерии, проектированию звука и световых сценариев.

С видимой гордостью и удовольствием Олег и Елена вспоминают, как в уже законченном доме они принимали друга семьи, фотографа Андрея Авдеенко, который, подготавливаясь к съемке интерьера, произнес: «Это настоящий дневник вашей жизни»!

И действительно, в каждой детали, в каждой из тщательно продуманных зон само пространство рассказывает об индивидуальности авторов проекта больше, чем они говорят о себе сами. Специализация и большое жизненное увлечение Олега Волосовского — проектирование едва ли не лучших ресторанов в стране. И потому центральная ось первого этажа сформирована оппозицией двух «горячих точек» — профессиональной кухни с полнофункциональными баром, вок-станцией, тепан-яки и индукционной поверхностью, собранными на острове из нержавеющей стали, и роскошной печи с подлинным старинным французским сердечником и типичной для старого Киева керамической облицовкой, решенной в благородном зеленоватом оттенке.

Елена рассказывает, как сражалась с Олегом за каждый сантиметр рабочего пространства кухонного острова, в котором барное оборудование (владения супруга) спрятаны под подъемной столешницей. При этом полноценным баром будет доволен любой миксолог-профессионал, несмотря на его чуть уменьшенные размеры (90 см против традиционных 120‑ти). Второй фланг — царство и гордость хозяйки дома с духовкой и даже вакууматором для технологии приготовления су-вид.

Зона столовой — сердце дома и фокальный центр пространства чистой архитектуры под шестиметровым потолком, поддерживаемым колонной из бетона-брют, которая также является несущим элементом для стальной лестницы, подвешенной на вантах. Здесь реализован второй свет — благодаря правильному армпоясу. Свет из окон, отражаясь от белого потолка, буквально заливает массивный иконический стол дизайна Юрия Рынтовта, окруженный металлическими стульями, созданными Олегом Волосовским, и пуфами в обивке с принтами от Елены Логвинец. Лена уверена: декор в доме вполне может носить формообразующий характер. Увлеченный охотник за антиквариатом, она виртуозно демонстрирует, как объекты, несущие отпечатки времени, приковывают внимание: купленные спонтанно старинные восточные скульптурные деревянные блоки, подвешенные на цепях к потолку, послужили основой для светильника, который сформировали выполненные вручную из гутного стекла колоссальные «капли» украинского стеклодува. В той же мере «собирает» пространство вокруг себя столешница с большой историей, найденная владельцами дома в военной части. Когда‑то она служила верстаком, на котором мастерили табуретки. Богатую текстуру старого дерева постарались проявить еще ярче — столешницу обработали, затерев бетоном, затем отполировали. А чтобы придать зоне для отдыха выразительности Лена разместила здесь скульптурную группу из терракотовых скифских баб под стеклянным колпаком — оммаж южным корням хозяйки.

К пространствам второго этажа дает доступ стальная лестница на вантах. Однако взгляд стремится туда и вслед за подлинным «памятником электрике» — так называет этот узел Олег: провода, спрятанные в тонкие металлические водопроводные трубы, вздымаются к потолку подобно органным регистрам, создавая к тому же богатую игру теней.

Две лаунж-зоны во втором уровне, оформленные азиатскими антиками и диваном Mah Jong от Roshe Bobois (для которого хозяева разработали специальную платформу) дополняют предметы искусства. В числе прочего полотно художницы Инги Макаровой, заказанное специально для нового дома и ожидавшее своего места на стене целых два года. На тибетской консоли — давно купленная у мастерицы на Андреевском спуске кукла со швейной машинкой в руках и пуанты дочери Олега и Лены Елизаветы. Кто бы мог подумать тогда, что швейная машинка станет в руках Лизы важнейшим профессиональным инструментом.

Еще одна гордость родителей спрятана за роскошными храмовыми индийскими дверями в приватной зоне мастер-спальни. Там напротив кровати размещен арт-объект, созданный Елизаветой на первом курсе Королевской академии изящных искусств в Антверпене. Архитектурное монохромное платье со сложнейшими драпировками произвело эффект разорвавшейся бомбы и получило огромный отклик сразу после публикации в европейской фэшн-прессе.

В пространствах мастер-спальни — самые низкие потолки во всем доме. Над зоной ванной комнаты — перелом кровли. И чтобы не возникало ощущения замкнутости и ограниченности, стеклянные перегородки обеспечивают сквозной обзор из самой дальней точки до окон на противоположной стене. Здесь много внимания уделено самым тонким тактильным удовольствиям — на полу богатый фактурный сланец, стена над ванной оформлена украинским лабрадоритом, бетон в изголовье кровати превращен в живописное полотно и украшен панно из старинной китайской резьбы с золоченым орнаментом. И, конечно, много теплого, живого дерева.

К слову, над паркетом в обоих уровнях дома более года трудились мастера из Ровно, используя традиционные французские технологии и ювелирный микс современного массива дуба со старинными, тщательно собранными по всей стране столетними образцами.

По словам Олега и Елены, само пространство способно многому научить архитектора. Этот дом, по всей видимости, можно приравнять к докторской диссертации для обоих, которую они защитили с блеском. Ведь действительно, комфорт и притягательность лофта как стилистического вектора определяют правильная температура, правильное освещение, открытость воздуху и свету и тонкая декораторская работа, способная отразить индивидуальность владельцев — а этого часто так не хватает современному интерьерному дизайну!

Фото: Андрей Авдеенко