ПРОЕКТ 900. Архитектура женского рода

Наше лето началось с жаркой дискуссии «Видимый фронт — невидимые бойцы. Кто боится Женщин в архитектуре» в гостеприимном пространстве шоурума «Проект 900». Касалась она, как вы уже догадались, темы горячей и многогранной — судьбы женщин в профессии в целом и нынешнему положению вещей. Приводим самые яркие моменты панели.

PRAGMATIKA.MEDIA неоднократно изучала данный вопрос с разных сторон и в свое время посвятила ему целый цикл материалов. Главный редактор нашей платформы Константин Ковшевацкий прочитал лекцию о выдающихся женщинах, оставивших заметный след в истории архитектуры и о том, как на протяжении последних ста лет им приходилось бороться с шовинистическими взглядами и непониманием общества, отстаивая право состоятся в профессии. А затем участницы дискуссии поделились личным опытом.

Катерина Васильева, архитектор

«Если человек в профессии идентифицирует себя как профессионал, то независимо от его положения, от гендерной принадлежности, как архитектор он состоятелен и будет услышан. Зависит все только от личности. Поставить оппонента на место своими профессиональными знаниями, навыками, опытом, харизмой, в конце концов, убежденностью в собственной правоте может и мужчина, и женщина.

Уважение к другому лежит внутри самого человека. Если нет внутреннего стрежня уважительного отношения к себе как к человеку и профессионалу, то ожидать его от кого‑либо извне не стоит. И я в этом абсолютно убеждена.

Катерина Васильева, архитектор

Огромное спасибо Елене Фатеевой — молодой женщине, которая ведет ожесточенную борьбу и с руководящими органами, и с титушками, и со всеми остальными (речь идет о защите заказника «Горбачиха» — прим. ред), а также Юлии Кононенко. Они отстаивают «зеленые легкие» города, и тот факт, что они женщины — им нисколько не мешает. Это внутренняя сила, характер и абсолютная убежденность в правоте — в том, что именно так должно быть.

Я по рождению женщина, и этого не изменить, но по жизни и по призванию я — архитектор. Потому что в мире ты тот, кто ты есть в каждый отдельный момент, а дальше — выбирай сам, как и с кем тебе больше нравится взаимодействовать.

Я абсолютно убеждена, что в любом человеке есть как мужские, так и женские качества. Исходя из того, насколько гибким он может оказаться в той или иной ситуации, он проявляет либо те, либо другие. От этого я как человек не становлюсь в большей степени мужчиной или женщиной. В зависимости от того, как я воспринимаю ситуацию, я выбираю ту модель поведения, которая будет решающей в данной конкретной задаче. Конечно, я живой человек, могу ошибаться, могу не просчитать оппонента, но, повторюсь, во мне есть как одно, так и другое».

 

Антонина Капля, Архитектурная группа ЦЕХ

«С эйджизмом я столкнулась в первом же своем проекте. 15 лет назад мы случайно попали в тендер на серьезный объект и выиграли его. Тогда я была совсем молоденькой, худенькой девочкой в джинсах и кедах, с детским личиком. Можете представить, как воспринимали меня прораб и строители на объекте. Но я решила, что такой шанс в начале карьеры выпадает раз в жизни и я обязательно доведу проект до конца во что бы то ни стало. Именно тогда я научилась повышать голос, отстаивать свою правоту, заставлять делать на объекте то, что нужно, при этом носить каблуки, не появляться на площадке без макияжа — и 50 % прессинга тут же исчезло. Я сделала выводы и на последующие проекты приходила уже с определенным багажом.

Антонина Капля, Архитектурная группа ЦЕХ

Долго женщин не пускали в эту профессию, и, если сравнивать, то процент успешных женщин-архитекторов до сих пор критически мал — всего 6 %. И у мужчин, и у женщин отложилось в подсознании, что архитектор — мужская профессия. И если женщина хочет добиться успеха в современном мире, ей приходится примерять на себя роль мужчины. Уверена, что со временем эта ситуация кардинально изменится. Во-первых, у женщин сегодня есть возможность получить соответствующее образование, а также значительно облегчить свой семейный быт. Во-вторых, не будем забывать о технологическом прогрессе: сейчас архитектор — это компьютер, мозги, образование и талант, независимо от пола. В чем‑то мужчины нам уступают: мы, например, многозадачны. Может быть потому они и боятся нас в профессии.

Надо научиться — в разумных пределах — пользоваться тем, что ты женщина. В чем‑то мы умнее и хитрее, и некоторые вопросы можем пролоббировать изящнее и легче. Если же чисто женские приемы не срабатывают — давить аргументами и профессионализмом. По этой причине в глобальном масштабе я не вижу проблемы шовинизма в архитектурной среде. Девчонки у нас очень умные, все на своем месте. Самое важное — быть способной принимать ответственные решения».

 

Елена Фатеева, Fateeva Design

«Давление, которое я на себе испытываю, начинается в тот момент, как только мы подходим к принятию серьезных решений на уровне города. Вопросы жизнеобеспечения городской среды, ее функционирования у нас решают мужчины, которые «заточены» на то, чтобы заработать денег, и неважно какой ценой. При этом мы, как архитекторы, как матери, которые вынуждены разбираться с тем, в каких экологических условиях жить и чем дышать нашим детям, почему‑то продолжаем молчать.

Елена Фатеева, Fateeva Design

Давайте вместе сделаем что‑то, чтобы обеспечить себе будущее

Когда меня спрашивают, почему я трачу время на вещи, которые мне не приносят денег, а лишь проблемы, и съедают часть моей жизни, я объясняю так: в какой‑то момент я четко поняла, что жизнь коротка, и пришла к мысли, что могу и должна чем‑либо заниматься по двум причинам. Первая — потому что не могу этого не делать. И вторая — потому что не могу без этого жить. Так и поступаю. Семья, любимый человек, проектирование интерьеров — то, без чего я жить не могу, это часть меня. И тут меня уговаривать не надо. Если же говорить о «Горбачихе», о наших социальных проектах, — это важные вещи, которыми я не могу не заниматься, просто потому, что не вижу, на чьи еще плечи их взвалить. Давайте вместе сделаем что‑то, чтобы обеспечить себе будущее».

 

Ольга Новикова, Martin’s

«Много лет назад, одержав победу в каком‑то очередном отечественном конкурсе, мы довольные и с дипломами в руках стояли с Игорем (Игорь Мартин, архитектор, сооснователь студии Martin’s, супруг Ольги Новиковой, — прим. ред), и тут к нам подошла женщина-дизайнер и поздравила с победой мужа, хотя проект мы делали вместе. Обращаясь же ко мне, она спросила: «А вы муза?». В принципе — да. Несмотря на то, что автором 85 % идей в том проекте была я. Я дипломированный архитектор и работаю со 2‑го курса университета. И я отнюдь не являюсь только музой для своего супруга и партнера. Имея троих детей, я фактически не была в декрете, а продолжала вести проекты, глубоко погружаясь в каждый из них.

Ольга Новикова, Martin’s

В нашей компании направления разделены: Игорь занимается больше архитектурой, а я отвечаю за дизайн. Одно время я активно продвигала бренд Martin’s, занималась пиаром, написанием статей, публикациями, но, когда поняла, что это бьет по мне лично, стала громко заявлять о том, что проект делала я».

 

Ольга Богданова, Bogdanova Bureau

«Борьба за право существования начинается с нашей семьи. Как только мы выходим замуж, мужчины решают, что, мол, раз это моя женщина — она будет хранительницей очага, домохозяйкой, будет рожать детей. 8 лет я сражалась со своим собственным мужем за право работать. Мы швырялись паспортами, я угрожала разводом. Он понял всю неизбежность момента и перестал заикаться о моей работе. В итоге мы счастливы вместе уже 14 лет.

Ольга Богданова, Bogdanova Bureau

Надо следовать за собой, слышать себя. Это не всегда легко и иногда действительно нужно серьезно покопаться в себе, чтобы понять, чего же ты хочешь. Но мне бы очень хотелось, чтобы мы не перегибали палку и не ударялись в крайности. Важно соблюдать баланс между мужчиной и женщиной. Мне, как жене и матери, нравится чувствовать себя иногда маленькой хрупкой девочкой рядом с сильным мужчиной, и я не хочу выбирать между мужем и работой, между белым или черным, глупым или умным. Я буду выбирать по моему внутреннему ощущению тех, с кем я хочу работать. Главное — оставаться верной себе».

 

Жанна Киселева, JK Lab Architects

«Я думаю, что самое главное, чего не хватает тем 20 % женщин (статистика из прочитанной главредом PRAGMATIKA.MEDIA Константином Ковшевацким лекции перед дискуссией, — прим. ред), которые «нырнули» куда‑то из профессии, получив образование архитектора, — это смелости, храбрости, некого мальчишества. Мы все маленькие мальчики и девочки внутри, и вот этого внутреннего ребенка важно помнить. Еще, думаю, проблема славянских женщин — в неумении разделять с мужчинами свои обязанности. Меня не было бы здесь на этой встрече, если бы мой муж не брал иногда на себя мои функции, а я — его. Мы сами не даем им мыть посуду, убирать, то есть помогать нам по дому, с детьми, потому что считаем, что должны делать это исключительно сами. Так мы отбираем у себя возможность расслабиться и побыть той самой маленькой девочкой, о которой заботятся.

Жанна Киселева, JK Lab Architects

В нашей компании все основные функции мы разделили пополам. Мой муж оказался гениальным финансистом, поэтому всем, что связано с деньгами, занимается он. Я же отвечаю за творческую сторону проектов. И думаю, что, если бы его не было, мне было бы куда сложнее.

У меня есть любимейшая чета архитекторов, которыми я восхищаюсь — создатели великолепных объектов дизайна Рэй и Чарльз Имзы. Они вместе на всех фотографиях! Они, наверное, первыми показали миру, что можно быть успешными архитекторами и при этом счастливой парой. Это тот вектор, который стоит выбирать».

 

Рина Ловко, Rina Lovko Design

«Когда я поняла, что жизнь коротка и количество проектов, которые я могу сделать качественно, — ограничено, я приняла решение заниматься только тем, что умею делать хорошо, где смогу принести пользу. Это характер. Кто‑то назовет его мужским. Не то чтобы я это выбирала — ты таким рождаешься, потом тебя воспитывают, в том числе и твои оппоненты.

Рина Ловко, Rina Lovko Design

Я всегда полагала, что если бы миром управляли женщины, то у нас вообще не было бы войн

Я не вижу вообще никакой проблемы в целом. Все зависит от тебя самой. Наша профессия — большой труд. Это призвание. Есть силы — работай. Ты либо архитектор, либо нет. Не верю, что можно прийти домой и отключить голову. Или мне еще предстоит этому научиться. Поэтому, наверное, я и боялась в свое время беременеть: это означало бросить все дела, оставить проекты. Но тогда получается, что ты вообще не найдешь времени на материнство! И мое самое большое пожелание тем, кто остается в профессии и не имеет пока детей, — не бояться рожать. Потому что работа никуда не денется, а дети как раз стимулируют тебя осознанно относиться к вещам. Я всегда полагала, что если бы миром управляли женщины, то у нас вообще не было бы войн. Для нас противоестественно убивать окружающую среду. Мы умеем созидать и при этом «жонглировать» двумястами делами одновременно».

/Материал опубликован на страницах #32 тома PRAGMATIKA.MEDIA/