Проблемы роста. Зачем украинским городам европейские деревья

Ирина Исаченко / Ландшафт /

Десятилетиями городские озеленители работали в условиях, когда погибшие деревья можно было заменить только саженцами, возраст которых не больше 10 лет. Более взрослые растения приживались тяжело, с огромным процентом выпада. Но сегодня все изменилось — на вооружении у ландшафтных фирм и коммунальных предприятий появилось специальное оборудование, позволяющее высаживать крупногабаритные деревья, разработаны особые приемы подготовки посадочного места (о которых мы писали в февральском томе). И уже буквально через несколько лет украинские питомники станут поставщиками взрослых саженцев. А пока взрослые деревья в Украину приходят из Европы. О практическом взаимодействии с европейскими арбористами, садовниками и менеджерами питомников рассказывает основатель бюро Beloded Landscaping, действительный член Society of Garden Designers (SGD) Людмила Белодед.

Людмила Белодед, ландшафтный дизайнер, директор и основатель бюро Beloded Landscaping

Необходимость высаживать взрослые деревья в городской среде продиктована здравым смыслом. Зрелые деревья — это гигантские кондиционеры, создающие комфортный микроклимат. Даже старые деревья, которые горожане сегодня воспринимают как источник проблем, — одна из ключевых экологических структур. Обломки коры и веток, опавшие листья — это не мусор, а естественные удобрения, строительный материал для птиц и животных. Дупла, которые образуются только в старых деревьях, жизненно необходимы некоторым видам птиц. Таким образом, нам нужно начать следовать экологическому смыслу зеленых насаждений в городах и, используя современные знания и опыт, усилить общественный контроль. Преступно лишать город взрослых деревьев, лишь потому что они помешали кому‑то припарковать автомобиль или поставить очередной МАФ. Но если это уже произошло, у нас есть выбор: ничего не делать (это бесплатно), высадить молодой саженец (это дешево) или сразу взрослое дерево — это дорого, но целесообразно. И я объясню почему.

Аллейные деревья, подготовленные сотрудниками питомника к отправке на новое место жительства. Источник фото: Beloded Landscaping

Чтобы заменить взрослое растение с обхватом ствола в 50—60 см, нам придется высадить полсотни молодых саженцев. Такие «равноценные» замены в профессиональном сообществе называют «деревьями, которые никогда не вырастут». То есть один тоненький прутик не компенсирует утрату старой липы. При этом даже если мы высадим целую рощу, эффекта придется ждать несколько лет — молодые растения больше озабочены собственным ростом и выживанием, чем переработкой СО2.

Нам необходимо высаживать не «карандашики» (это лишь имитация действий по озеленению города), а взрослые деревья в грамотно подготовленную почву. Они мгновенно заполняют объем, который архитектор планировал выделить под озеленение, и почти сразу начинают «работать» — обеспечивать тень, поглощать шум и углекислый газ и выделять кислород, то есть выполнять те практические функции, за которые мы ценим городские зеленые насаждения.

Рыночная площадь в городке Тата, Венгрия. Ландшафтный дизайн основан на использовании «стриженых форм» — деревьев с формованными кронами из питомника Bruns Pflanzen. Фото: Grépály András Zoltán. Источник изображения: bruns.de

Сегодня украинские питомники уже могут предоставить ассортимент с обхватом ствола более 25 см. Это почти то, что нужно. Почти. Наши питомники работают на перспективу, и я уверена, что лет через 5—6 мы будем иметь грамотно выращенный по европейским стандартам взрослый посадочный материал.

Я могу отметить киевский питомник «Ева», который основал Роман Золотаревский, «Сад вашей мечты» в Днепре, «Наталіс» в Забучье и еще многих, объединившихся в ассоциацию АУРІ, которые демонстрируют грамотный серьезный подход. У них на вооружении уже и современная техника, и серьезные планы.

Lohsepark называют «зеленым сердцем» района HafenCity в Гамбурге. С 2013 по 2019 гг. в парке были высажены более 500 взрослых деревьев (декоративных и плодовых) из питомника Bruns Pflanzen. Источник изображения: jufa.eu

Хотела бы, чтобы и наши городские зеленстрои исповедовали ту же религию, на практике использовали опыт доказательного проектирования. Наше такое популярное «взять за копейки» на деле означает купить растение «с сомнительной родословной», за которым не ухаживали, не кормили, не формировали. Я имею в виду стандартную формировку дерева с ровным стволом и пропорциональной красивой кроной, не говоря о специальной формировке плоской кроны платана или формирования грабов и лип в шпалеру. Для этого нужна техника, дорогостоящее оборудование, профессиональные инструменты и навыки работы с ними, а также специалисты. Если чиновники муниципалитетов хотят сделать коммунальные питомники конкурентоспособными, необходимо инвестировать бюджетные средства в их развитие, в повышение квалификации сотрудников.

Взрослые деревья заполняют объем, который архитектор планировал выделить под озеленение, и почти сразу начинают «работать»

Итак, через несколько лет мы смело сможем обращаться в украинские питомники за выращенными здесь и, соответственно, идеально акклиматизированными крупномерами. Конечно, там еще не будет деревьев высотой выше 7 м, но не стоит забывать, что европейские питомники — предприятия с вековыми традициями, которые создавались несколькими поколениями садовников.

Так в немецком питомнике Bruns Pflanzen готовят корни и крону дерева к транспортировке. Источник фото: Beloded Landscaping

Зеленые фабрики Европы

Сегодня основными поставщиками посадочного материала в Европе и в Украину в частности являются Голландия и Германия. Там питомники — это высокотехнологичные фабрики, а растениеводство — одна из важнейших отраслей экономики. Недавно Леон Смет, секретарь Королевской торговой ассоциации питомников Нидерландов (Anthos), в своем выступлении на конференции Green Сities в Киеве привел ошеломляющие цифры: в 2017 г. голландские предприниматели выручили 1,2 млрд евро за продажу луковичных, 1,4 млрд евро принесла продукция питомников и 3,7 млрд евро — продажа и импорт срезанных цветов.

Ассортимент, который предлагают голландские и немецкие питомники, потрясает воображение. Каталог немецкого питомника Bruns Pflanzen — это тысяча страниц мелким шрифтом основной информации. Десятки тысяч видов, десятки сортов, десятки форм — солитеры, высокие штамбы, кусты. И отдельная позиция — эксклюзивные единичные экземпляры.

Основными поставщиками посадочного материала в Европе являются Голландия и Германия

Питомник, площади которого сегодня составляют более 600 га, был основан еще в 1876 г. Это семейное предприятие. Выращенные семьей Брунс деревья украшают площади и правительственные кварталы Берлина, балтийские курортные променады, международный квартал Лондона, общественные и частные парки. 60 лет назад Bruns Pflanzen создали парк рододендронов в Гристеде, круглый год открытый для посещения. Здесь под защитой соснового леса произрастают более 1 000 видов рододендронов и азалий, цветение которых — ежегодное незабываемое шоу. Впрочем, даже производственные площадки, которые можно посетить с экскурсией, производят впечатление своими масштабами.

Легкий и прозрачный павильон в парке рододендронов в Гристеде используется для проведения различных мероприятий, в том числе симпозиумов и семинаров, на которые съезжаются арбористы и садовники со всего мира. Источник изображения: bruns.de

Взрослые растения имеют уже развитую, правильно сформированную крону. При этом дерево одного и того же сорта может быть сформировано несколькими способами — как солитер (акцентное дерево), аллейное дерево, у которого крона начинается на строго определенной высоте, или иметь форму куста. Но даже широкая крона не помеха для транспортировки. Например, мы привозили дубы высотой 8—9 м, диаметр кроны которых достигал 5—6 м. В питомниках перед тем, как вынуть деревья из земли, крону несколько дней готовят, постепенно утягивая и фиксируя веревками.

Корни деревьев тоже подвергаются формовке. Два раза в год они подрезаются, и работающая, кормящая масса корней концентрируется на безопасном расстоянии от ножей пересаживающей машины. Сначала раз в год, а затем раз в несколько лет дерево пересаживают. В результате получается соответствующий европейским стандартам компактный объем корневого кома. Соответствие стандартам — это не только подтверждение качества посадочного материала. Это помогает архитектору рассчитать, какой объем в пространстве займет зеленая масса кроны, а ландшафтнику — вычислить размеры посадочной ямы, определить технологию высадки и подготовить необходимую технику.

Даже взрослое 7—10‑метровое дерево из европейского питомника имеет компактный корневой ком. Источник фото: Beloded Landscaping

Игра по правилам

Согласовав и утвердив с архитектором ландшафтную часть организации пространства, мы согласовываем ассортимент растений, размеры и форму, цвет листьев и коры. Каждое растение детально описывается с указанием высоты, обхвата ствола, диаметра кроны в соответствии с принятыми в отрасли стандартами. Мы формируем заказ и отправляем его в питомник.

Менеджеры питомника обрабатывают наш заказ и присылают оферту, уточняя детали и отвечая на все наши вопросы. После согласований с заказчиком полученного от питомника предложения мы занимаемся организацией поставки. В Украине работают логистические компании, которые организуют и координируют доставку растений и таможенную очистку. Процесс этот отработан и предсказуем в понимании затрат — транспортные расходы в среднем 2—3 тыс. евро за трак плюс таможенные затраты.

Питомник отвечает за надлежащие условия выращивания деревьев и их здоровье

Лучший результат дает личный отбор растений для проекта ландшафтником / автором ландшафтного проекта. Это желательная опция. Особенно когда речь идет о выборе солитеров, дальнейшая роль которых — быть в фокусе внимания. Все происходит очень четко: мы с менеджером проезжаем поля, выбираем растения, вешаем бирки с названием проекта, контактной информацией ландшафтной компании. Затем мне готовят пакет необходимых документов для оплаты, фитосанитарные разрешительные документы, транспортные документы. Обычно весь процесс от формирования заказа до отправки транспорта занимает неделю. Иногда в эти сроки даже вписывается доставка.

Аллея, ведущая от входной зоны парка рододендронов в Гристеде, созданного основателями питомника Bruns Pflanzen. Источник изображения: bruns.de

Контракты европейских питомников всегда четко прописаны. Питомник отвечает за качество посадочного материала, за то, что дерево выращивалось в надлежащих условиях и оно здорово. Мы можем контролировать любой этап. Если при погрузке дерево повредили из‑за того, что какая‑то ветка была неправильно подвязана, был разбит корневой ком — я имею право подать рекламацию. А вот дальнейший контроль за разгрузкой, посадкой растений и уходом за ним — уже наша ответственность. Если контракт с заказчиком включает и обслуживание посадок, то мы не только составляем агротехнические карты с указанием, как ухаживать и когда необходимо стричь деревья, но и сами выполняем эти работы. Потому что формирующая обрезка, позволяющая дереву оставаться элементом архитектурной среды, требует специальных навыков. К примеру, если верхушку сломало ветром, нет необходимости сразу заменять пострадавшее растение. В большинстве случаев специалист сможет восстановить форму, использовав в качестве лидирующего побега кроны дублирующую ветку.

 

Слишком дорогое удовольствие?

К сожалению, заказчиками качественного и эксклюзивного европейского посадочного материала становятся преимущественно частные лица и компании. Мы очень редко сотрудничаем с муниципалитетами. Коммунальные предприятия стараются обслуживать городские насаждения исключительно своими силами и в меру своей квалификации. Они не готовы платить за обучение специалистов, и даже на выставки и фестивали, которые проводятся у нас в столице, коммунальные службы из регионов чаще всего делегируют кого‑то из руководства.

Marco Polo Terrassen — площадь в развивающемся районе Гамбурга HafenCity. Для озеленения общественного пространства использованы взрослые деревья из питомника Bruns Pflanzen. Источник изображения: hamburg-invest.com

Сотрудники зеленстроев по какой‑то нелепой причине уверены, что иностранные специалисты очень скрытные и не станут бесплатно делиться опытом и технологиями. Я считаю, что коммуникация необходима, при этом вовсе не стыдно говорить «я не знаю». Ведь подавляющее большинство сотрудников коммунальных служб, которые занимаются ландшафтным дизайном и озеленением наших городов, даже в глаза не видели настоящий профессиональный питомник. Мне кажется, у них был бы культурный шок.

Частные ландшафтные компании могли бы стать медиаторами между муниципалитетами, которые уже обозначают запрос на современный ландшафтный дизайн, и западными партнерами. Но основным критерием выбора поставщика и подрядчика в Украине, если речь идет о бюджетном финансировании, до сих пор является не качество услуг и материала, а цена. Не понимают люди, почему дерево может стоить 600 евро! Такова цена бука, выращенного как солитер и 6 раз пересаженного. А девятиметровый канадский тополь «Робуста» с обхватом ствола 50—60 см обойдется в 3 500—4 000 евро. Мало кто из украинцев способен представить, что тополь может быть очень дорогим деревом! Ведь у нас их почему‑то воспринимают как сорняки.

В Украине, если речь идет о бюджетном финансировании, основным критерием выбора является не качество услуг и материала, а цена

Если изучить прайсы европейских питомников, становится понятным трепетное отношение европейцев к своей «живой архитектуре»: миллионы евро тратятся на то, чтобы сберечь старые деревья. Яркий пример — реконструкция исторического дворца Кампофранко в тирольском Больцано, где особенностью архитектурного проекта является сохранение 250‑летнего дерева гинкго, символа города. Дерево — подарок императрицы Елизаветы Баварской ее дяде эрцгерцогу Генриху — не рискнули пересаживать, а вместо этого поместили корневую систему в колоссальный контейнер из бетона. Дерево стало фокусной точкой общественного пространства.

В Украине, если речь идет о частной усадьбе и создании частного сада, найдутся деньги и на растения из европейских питомников, и на полноценный ландшафтный проект. К городскому же озеленению подход иной. Жаль, что часто эти же заказчики и формируют бюджеты для городской зеленой среды.

В центре Стокгольма взрослые деревья создают зеленую завесу между площадью, где доминирует скульптурная архитектура станции Odenplan (проект студии 3xn) и барочной Gustaf Vasa Church. Источник фото: burohappold.com

К примеру, в новостях пишут: «Весной 2019 г. сотрудники «Горзелентреста» Одессы собираются высадить 350 крупномерных деревьев». И все. Нет ни информации о происхождении этих деревьев, ни о том, что в понимании сотрудников «Горзелентреста» значит «крупномерные».

Да, у нас теперь есть система закупок ProZorro. При этом даже в тендерной документации технические требования к посадочному материалу — символические, формальные, которые описывают абстрактное растение. Например, указан не обхват ствола, а только рост саженца. В результате приобретаются «хлыстики» — юные растения, которые вырастили в тесноте, из‑за чего они вытянулись. Главным критерием для поставщиков является стоимость.

Покупая взрослое дерево, мы прежде всего приобретаем время

Мне нравится, как четко в этой сфере работают городские власти, например, в Германии. Муниципалитеты еще на стадии концептуального проекта просчитывают смету, открывая цифры общественности. Так, на сайте Международной федерации ландшафтных архитекторов iflaeurope.eu можно ознакомиться с лучшими ландшафтными проектами, реализованными в последние годы. С указанием авторства, подрядчиков и, что немаловажно, бюджетов. Это очень полезная для наших чиновников информация. Я бы рекомендовала им обратить на нее внимание. И изменить устаревший и нелепый подход.

Нужно помнить, что, покупая взрослое дерево, мы прежде всего приобретаем время. Мы покупаем работающее, полноценное дерево, которое сразу начинает зарабатывать деньги и меняет условия нашей жизни в лучшую сторону.

Со ступеней Marco Polo Terrassen в Гамбурге открывается вид на гавань и новый лендмарк района HafenCity — здание Эльбской филармонии. Источник изображения: hamburg.com

Мы можем приобрести маленькое, как делают наши коммунальные службы, и выхаживать его много лет, расходуя силы, защитные препараты, удобрения. Но это объективный, арифметически обоснованный убыток, потому что эксплуатационные расходы до сих пор считать не принято.

В этом смысле мы недалеко ушли от дачников, которые считают, что выращенные самостоятельно помидоры и картошка нам достаются бесплатно. Забывая, что всей семье пришлось тратить свои выходные дни на перекопку, прополку, сбор колорадского жука.

 

А об особых приемах подготовки места для посадки деревьев в городских условиях читайте в нашем материале.