Природа за твоим окном. Принципы ландшафтного дизайна для дворов в жилых комплексах

Не «тихий зеленый двор», а парковка с детской площадкой. Почему ко дворам даже в новых жилых комплексах украинских городов редко можно применить определение «благоустроенный»? Кто виноват — проектировщики или застройщик? Существуют ли четкие критерии «благоустроенного двора»? Чем европейские подходы и практика отличаются от украинских? Раскрывает тему директор и основатель ландшафтной компании TOPIAR Юрий Корольчук.

PRAGMATIKA.MEDIA: Недавно в соцсетях опубликовали фотографии «озелененного» двора в жилом комплексе, построенном на месте снесенного Сенного рынка, — с туями и можжевельниками, высаженными квадратно-гнездовым способом. В итоге двор, по мнению комментаторов, «напоминает кладбище». Почему в Киеве, столице Украины, которая должна, по идее, задавать стандарты всей стране, вдруг появляются новые жилые комплексы с совершенно карикатурным озеленением?

Юрий Корольчук: В Украине ландшафтным архитекторам сегодня непросто отстаивать свою точку зрения. Мы пока являемся второстепенными агентами влияния, игроками второго плана. Мнение и пожелания заказчика и архитектора остаются на первом месте, играют первую скрипку. В Украине привыкли, что ландшафт должен быть полностью зависимым от архитектуры. Хотя мы каждый раз напоминаем, что это не европейский стандарт. Сегодня важность качественного озеленения возросла в разы.

Юрий Корольчук, директор ландшафтного бюро TOPIAR

Я не уверен, что к «озеленению», о котором вы говорите, приложил руку ландшафтный архитектор. Возможно, на услугах специалиста решили сэкономить. Часто застройщик принимает смелые и дорогие решения, но не готов нести ответственность за них. Иногда на стадии утверждения проекта бюджет его реализации заказчика устраивал, а на стадии, когда мы уже приступили к работам, вдруг: «Дорого!» В итоге договор расторгался, а озеленение и благоустройство реализовывалось силами подрядчиков. Действительно, подумаешь, что там пару скамеек поставить и газон посеять…

P.M.: А что такое европейский стандарт? Что значит качественное благоустройство двора или, как его называют в документах, придомовой территории? Можно поставить несколько горшков с цветами или посадить несколько туй, а затем сказать: «Вот вам благоустройство!» Можно создать целые променады, как в жилых комплексах украинских девелоперов KAN и SAGA.

Ю. К.: Качественное благоустройство — это прежде всего законченное благоустройство. Я бы назвал это условие главным. Часто планы девелопера меняются по мере того, как продвигается строительство и как наполняется инвестиционный портфель. Можно стартовать с роскошными визуализациями, а к финишу прийти с неработающими лифтами, сбоящей канализацией и пустырем на месте, где клиентам обещали парк.

Украинцы, запуганные печальным опытом «Элита-центра», Войцеховского, «УкрБуда», рады, когда жилье в оговоренный срок сдается в эксплуатацию. Если во дворе установлены скамейки — о, это уже почти джекпот! Так быть не должно, но будем честны: в эконом-сегменте ни застройщик, ни клиент обычно не фокусируются на благоустройстве. А вот в сегментах бизнес- и премиум-класса девелопер просто обязан ориентироваться на мировые тренды.

В Украине привыкли, что ландшафт полностью зависит от архитектуры

Жилой комплекс Obolon Residences, Киев. заказчик: Dragon Capital, соавтор проекта: Алексей Шадыря, архитектор, руководитель компании Capital Construction. Ландшафт и озеленение: компания Topiar

P.M.: Давайте поговорим об этом подробнее. Трендов множество, и хочется понять, каким именно необходимо следовать?

Ю. К.: Что касается актуальных трендов, то сегодня я бы выделил три основных. Первый: «природы» не может быть много. К примеру, Дэвид Чипперфилд, разрабатывая мастер-план и дизайн для жилого комплекса Georg-Knorr-Park в бывшей промзоне Берлина, стремится к тому, чтобы ландшафт оправдывал название. Просторные парковые дворы с обилием зелени и гаревыми дорожками спланированы таким образом, чтобы отвечать интересам разных возрастных групп — то есть это прежде всего доступная, безбарьерная и безопасная среда. Никакого регулярного дизайна — все посадки имеют максимально неформальный вид. При этом каждый двор имеет особый дизайн. Обратите внимание, что таков подход знаменитого британского архитектора, лауреата премий RIBA, который всегда считался «голосом элит».

Еще один пример: девелопер Penta Real Estate, компания с активами более 1 млрд евро, строящая жилье бизнес- и элит-класса в странах Восточной Европы, возводит жилой комплекс Residence Nádraží ižkov на 450 квартир. И один га территории участка в третьем округе Праги (а это почти центр) отводит под парк. Притом что Прага — один из самых зеленых городов Европы и только в этом районе уже есть три крупных парка.

Место для отдыха во дворах новых кварталов Norra Djurgårdsstaden. Стокгольм, Швеция. Фото: Ирина Исаченко

Последнее десятилетие в австрийской столице ведется строительство жилого района Sonnwendviertel, рассчитанного на проживание 13 тыс. человек. И хотя это муниципальное жилье, 8 га территории в самом сердце Вены отводят под парк Гельмута Зилка — крупнейший австрийский парковый проект за последние 40 лет. В нем предусмотрены все возможные функциональные зоны вплоть до игровых площадок для взрослых. Такой вот подход со стороны городских властей и застройщиков. Для нас это космос! Но европейский рынок недвижимости диктует новые правила — искусственная среда должна быть максимально зеленой. Больше и больше природы!

Сегодня в лексикон входит такое понятие, как exo-spatial — это концепция, разработанная для высотных зданий, когда для активизации жизни вертикальной деревни-сообщества благоустраиваются и озеленяются все плоскости — крыша, балконы, мосты и переходы, а также фасады. Зелень, выплескиваясь за пределы традиционного двора, поглощает архитектуру.

Европейский рынок диктует: искусственная среда должна быть максимально зеленой

Сад трав во внутреннем дворе жилого комплекса 79&Park, построенного по проекту BIG. Стокгольм, Швеция. Фото: Ирина Исаченко

Еще один глобальный тренд — двор как «точка сборки» комьюнити. Современный двор — это не транзитная зона, которую мы пересекаем быстрым шагом, чтобы быстрее добраться от автомобиля до квартиры. Это территория, где завязываются социальные связи, место для общения. И это еще один важный тренд, который на самом деле для нас не нов: вспомните старые дворы Одессы.

Люди разных возрастов, представители всех поколений нуждаются в социальном взаимодействии. А для поколения миллениалов (самой платежеспособной прослойки общества) потребность в общении и социальных связях является жизненно необходимой. И архитектору надо рассматривать двор прежде всего не как витрину для амбиций застройщика, а как идеальное место для общения соседей. При этом чем выше здания, тем больше соседей и больше вкусов, мнений и пожеланий необходимо учитывать проектировщикам.

Еще один глобальный тренд — двор как «точка сборки» комьюнити

И третий, ведущий тренд: двор — это экосистема. Несмотря на то что сегодня чаще всего дворы, особенно внутренние закрытых кварталов, являются, в сущности, островами, важно создание связей между ландшафтом этих courtyards и городским ландшафтом. В идеальном городе двор остается открытым для любого пешехода. В реальности он остается коммунально-приватным пространством, которое визуально, дизайном, связано с городской средой, а также играет важную роль как экорекреация. Речь не только о людях. Знаменитые своими прорывными проектами специалисты нидерландской студии LOLA landscape architects, работая над дизайном дворов жилых комплексов и резиденций, акцентируют внимание на том, что сегодня человек лишается монополии на использование своих зеленых островов. Описывая проект для жилого комплекса The Green Cape в районе Роттердама Katendrecht, LOLA landscape architects провозглашают: «В городской среде территория The Green Cape станет частью природы. Она предназначена не только для людей, но и для птиц, пчел и ежей — это идеальное место для представителей флоры и фауны. Таков наш подход к проектированию искусственной среды».

Если вы посмотрите на проект, то увидите, что во дворах The Green Cape нет привычных спортивных и детских площадок с песочницами и качелями. Роль аттракционов для детворы выполняют старые механизмы и предметы из порта — гигантские якоря, гребной винт старого корабля, погрузочный комбайн. Очищенные от ржавчины и острых небезопасных частей, эти предметы выглядят как арт-объекты и предлагают малышам множество новых игровых сценариев. Плюс они напоминают об истории портового района. Высокие травы и цветочные газоны-millefleur дают пристанище птицам и насекомым. Предусмотрены места, где можно поставить небольшие столы с шезлонгами. Вообще проекты LOLA landscape architects рекомендую отслеживать. Они являются пионерами популярного направления, когда ландшафтный дизайн искусственной среды становится своего рода приглашением ко знакомству с дикой природой.

Проект благоустройства жилого комплекса The Green Cape в Роттердаме (Нидерланды) от LOLA landscape architects

P.M.: Тогда расскажите, каких принципов придерживаются ландшафтные архитекторы TOPIAR в своей практике?

Ю. К.: Мы прежде всего реалисты. Нельзя приступать к проектированию с установкой сделать внутренний двор ЖК объектом архитектурного и ландшафтного искусства. Надо понимать, насколько людям будет удобно жить в такой обстановке. Имиджевые моменты вторичны, а комфорт жителей — на первом месте. Нет смысла проектировать клумбы-витрины и потом возмущаться, что дети что‑то вытоптали. Двор должен быть «юзабл».

В нашем портфолио — работа над проектами для ЖК Park Avenue, Obolon Residences и RiverStone. И для нас приоритет в проектировании придомовых территорий ЖК — это всегда комфорт будущих жильцов, функциональность территорий. Поскольку мы занимаемся комплексным благоустройством, то обязательно продумываем логичную и удобную дорожно-тропиночную сеть. Обычно это бывает одна или несколько магистральных дорожек и примыкающие к ним дополнительные, которые желательно размещать по самому короткому пути, чтобы потом не столкнуться с протаптыванием тропинок, так скажем, вернакулярных.

Имиджевые моменты вторичны, а комфорт жителей — на первом месте

Да, безусловно, важны индивидуальность, уникальность и узнаваемость — даже когда речь идет о благоустройстве внутреннего двора. Важно создать такой ландшафт, чтобы он был узнаваем и ассоциировался именно с этим местом. Так формируются когнитивные связи, чувство собственности, чувство права на место, на город. Не должно быть типовых проектов. Типовое, шаблонное озеленение вполне может убить все достоинства архитектуры. А наша цель — как раз подчеркнуть эти достоинства.

И, конечно, мы тщательно продумываем все детали озеленения. Сегодня главным требованием для любого городского ландшафта является его малоуходность. Потому в зависимости от особенностей территории — качества и толщины слоя грунта (возможно, это стилобат), освещенности, возможности регулярного полива — мы подбираем ассортимент растений: оригинальных, но неприхотливых. Стараемся не использовать растения-аллергены, понимая, насколько чувствительны наши люди и то, что воздух в Киеве в целом далек от идеала.

Жилой комплекс RiverStone, Киев. Ландшафт и озеленение: компания Topiar

Жилой комплекс RiverStone, Киев. Ландшафт и озеленение: компания Topiar

P.M.: Когда вы говорите о дворах как экосистемах, сразу хочется переспросить, готовы ли украинцы принять подобный подход? У нас даже нет сформированного общественного мнения, косить или не косить газоны, о чем рассказывала ваша коллега, ландшафтный архитектор Людмила Белодед в статье «Косить или колосить? Газоны в большом городе». И не звучат ли слова «двор как экосистема» для подавляющего большинства абстрактно?

Ю. К.: Ментально, наверное, украинцы еще не готовы принять подобный подход. Экономически — еще не готовы себе его позволить. И, что важно, существующие украинские строительные нормы этому подходу противоречат.

Когда мы возмущаемся разницей во внешнем виде дворов в украинских ЖК и, к примеру, шведских, надо понимать, что главная проблема не в дизайне. Проблемы начинаются с несовершенства законодательной базы и отсутствия стратегии развития городов.

Те же голландцы или немцы могут отказаться от спортплощадки в общем дворе, поскольку рядом, в пешей доступности, есть шикарная набережная с зоной для пикников, спортивными площадками, тренажерами, скейт-парком, детскими аттракционами, а на ближайшей городской площади — фонтаны и амфитеатр для мероприятий и концертов. И у них даже с учетом небольшой площади двора появляется достаточно места, чтобы создать стильный массив из многолетников или газон-millefleur, радующий глаз.

Оригинальные детские площадки во дворах жилых кварталов района Хафенсити. Гамбург, Германия. Фото: Андрей Ветошкин

В условиях отсутствия стратегического планирования украинские девелоперы пытаются восполнить дефицит общественной инфраструктуры, наполняя дворы жилых новостроек спортивными и детскими площадками. У застройщика нет иного выхода, иначе люди просто не купят квартиры в районе, где отсутствуют стадионы, спорткомплексы, парки и водоемы. А чтобы жители других окрестных домов, тоже страдающие из‑за отсутствия этой инфраструктуры, не оккупировали дворы ЖК мидл- и элит-класса, появляются барьеры в виде заборов. В итоге жители нового ЖК оказываются в резервации, а по другую сторона забора проживают старожилы района, которых, конечно, оскорбляет наличие преград. Люди воспринимают ограждения новых ЖК как визуальное подтверждение социального неравенства в обществе. О каком добрососедстве может идти речь в такой токсичной обстановке? О каких ежах и птицах?!

Этот конфликт спровоцирован не застройщиками, а прежде всего полным градостроительным нигилизмом со стороны формальных городских планировщиков.

Важно создание связей между ландшафтом courtyards и городом

Проект благоустройства жилого комплекса Georg-Knorr-Park в Берлине, разработанный David Chipperfield Architects. Источник изображения: David Chipperfield Architects

P.M.: Об отсутствии стратегии мы уже не раз говорили. Даже целый ряд статей посвятили будущему генплану Киева. А чем именно наши нормативы, ДБН, не соответствуют современным подходам и принципам благоустройства? Многие считают, что решить все проблемы можно, просто убрав все запаркованные во дворе автомобили. И уже станет хорошо.

Ю. К.: Как только исчезнут автомобили, вопрос дизайна встанет еще более остро. Но начнем с того, что Киев — автомобилецентричный город, и в один момент таковым быть не перестанет. Наши проектировщики согласно ДБН обязаны предусматривать во дворах проезд для транспорта и автопарковки.

В человекоцентричных городах Швеции и Нидерландов неотъемлемый элемент дворов в новых кварталах — велопарковка. Она может быть как открытой, так и спрятанной под перголой с вьющимися растениями или навесом с зеленой крышей из трав и суккулентов.

Площадки для сбора мусора совершенно не похожи на те, что мы видим в наших дворах. Они тоже спрятаны за озелененными ширмами и перголами. Чаще система сбора мусора в кварталах работает по принципу пневмопочты, когда контейнеры находятся под землей, а на поверхность выходят только аккуратные раструбы, предназначенные для того, чтобы опустить в них мусорный пакет. Такая площадка содержится в чистоте, и от нее не исходит никакого зловония. Поэтому даже в небольшом дворе она может соседствовать с детской песочницей.

Внутренние дворы жилого комплекса 79&Park связаны с улицей серией арочных переходов. Стокгольм, Швеция. Фото: Ирина Исаченко

Автопарковки во дворах новых европейских ЖК может не быть вообще. Она или находится под землей, или расположена вдоль проезжей части, либо правила квартала изначально ограничивают использование частного автотранспорта. Заехать во внутренние дворы машиной нереально в принципе — ни мощение, ни размер дорожек этого просто не предполагают. Все обслуживание зданий, требующее использования автотехники, происходит со стороны улицы. Поскольку здания оборудованы встроенными системами пожаротушения, то нет необходимости в аварийных проездах внутри дворов.

Наши строительные нормы по благоустройству придомовых территорий (ДБН Б. 2.2—12:2019) требуют от проектировщиков предусматривать во дворах проезды для пожарной и мусороуборочной техники с площадками для разворота 12 х 12 м.

 

Велопаркинг с зеленой крышей во внутреннем дворе Kvarteret Muddus. Стокгольм, Швеция. Фото: Ирина Исаченко

Площадки для сбора бытовых отходов в украинских ЖК по нормам должны находиться на расстоянии минимум 20 м от детских, физкультурных площадок и мест отдыха. Но, учитывая наши реалии, их всегда стараются разносить как можно дальше.

До сих пор в ДБН существует норма о площадках для сушки белья и выбивания ковров. В редакции от 2019 г. она перестала быть обязательной и теперь регулируется решениями местной власти. Но вычеркивать ее из ДБН так и не решились. Предполагается, что у горожан остается потребность сушить белье во дворе и выбивать ковры!

И вот когда архитектор начертил мастер-план по благоустройству придомовой территории, в котором предусмотрел все обязательное функциональное зонирование, нормативные отступы, проезды, автопарковки, в том числе и гостевые, то оказалось, что под озеленение, собственно, остались какие‑то жалкие метры. Поэтому озеленение реализуется по остаточному принципу.

И упрекнуть проектировщика сложно. Ведь площадь озеленения двора многоэтажного дома, в отличие от размеров площадок для сбора мусора, детских и физкультурных площадок, парковок и проездов, законодательно не обозначена! ДБН Б. 2.2—12:2019 нормирует ее только в масштабах микрорайона: согласно статье 6.1.25, площадь озелененных территорий ограниченного использования в микрорайоне должна составлять не менее 6 кв. м на одного жителя. Но когда у нас последний раз строились микрорайоны? В 70—80 годах XX в.?

Место для отдыха в жилом комплексе района Хафенсити. Гамбург, Германия. Фото: Андрей Ветошкин

Детская площадка в районе Хафенсити. Гамбург, Германия. Фото: Андрей Ветошкин

P.M.: Но, насколько мы знаем, строительные нормы регулярно пересматриваются, и ДБН по благоустройству как раз в прошлом году обновлялись. Какое‑то движение в сторону цивилизованных подходов все‑таки существует?

Ю. К.: Движение есть. Вот недавно разрешили размещать детские игровые площадки на стилобатах или эксплуатируемых крышах. Теперь можно крышу паркинга использовать для рекреации и под озеленение. Это уже шаг вперед. Но идти долго. И все‑таки я оптимист. Обратите внимание, как эволюционирует новое жилое строительство. Даже если мы сравним проекты одного девелопера и одного проектировщика. К примеру, качество ландшафта в ЖК «Комфорт Таун» и в ЖК «Файна Таун» от archimatika. Я чувствую разницу в качестве благоустройства. Да, в «Файна Тауне» более дорогие метры. Но, думаю, нам нужен какой‑то собственный стандарт качества, ниже которого застройщику уже опускаться запрещено.

ДБН нормируют площадь озеленения двора только в масштабах микрорайона

Рано или поздно будут перепланированы и дворы в панельных микрорайонах. Место, освободившееся после изгнания автомобилей, будет использовано под озеленение и архитектуру — в том числе малые детские сады и кафе. Когда я слышу, что кварталы с застройкой 70—90‑х безнадежны, мол, эту маргинальную среду обитания нереально привести в соответствие с требованиями к комфорту и благоустройству XXI в., то удивляюсь. К примеру, Рейнир де Грааф из OMA не боится перепланировать в жилой комплекс даже тюрьму Bijlmerbajes в Амстердаме. Все реально.

Зеленые дворы квартала Гарфиттан в Norra Djurgårdsstaden. Стокгольм, Швеция. Источник изображения: aj-landskap.se

P.M.: По ландшафту двора, да, впрочем, любого объекта, можно судить — то ли застройщик просто хотел максимально быстро заработать, то ли заботился о собственной репутации. Где разумная середина между желанием сэкономить и желанием сделать хорошо и лучше других?

Ю. К.: Разумная середина вполне исчисляема. Рассчитывая бюджет на благоустройство, инвестор должен закладывать не только стоимость ландшафтного проекта, растений и работ по реализации, но и уход хотя бы на 3 года вперед. Как минимум на каждые 100 долларов, потраченных на реализацию, надо закладывать еще 100 долларов на три года обслуживания. А возможно, и больше!

И вот здесь все зависит от опыта ландшафтников, уровня коммуникации и доверия между инвестором или застройщиком (тем, кто выдает ТЗ и утверждает проект) и ландшафтным архитектором. Можно сделать дорого, богато и пафосно на момент продаж и сдачи объекта в эксплуатацию, но потом управляющая компания разорится на поддержании этого ландшафта или махнет рукой на уход — экзотические растения погибнут, а скамейки из белого камня покроются несмываемой грязью и пятнами. А можно запроектировать малоуходный ландшафт, который не станет потрясать роскошью идеальных партерных газонов, зато будет комфортным для жителей.

Так выглядят мусоропроводы в Norra Djurgårdsstaden. Стокгольм, Швеция. Фото: Ирина Исаченко

При этом люди должны понимать, что в центре города, где максимально плотная застройка, уже не может быть просторных, огромных дворов. В столицах Европы, в США жители центра тоже довольствуются очень скромной площадью. Это может быть всего несколько десятков квадратных метров зелени. А может и вообще не быть двора. Зато в двух шагах от дома — огромный общественный парк. К примеру, если ты живешь в суперплотном центре Чикаго, то все равно можешь гулять вокруг озера Мичиган.

Да, если речь о кварталах на окраине, где не развита городская зеленая инфраструктура, но и участки под жилье гораздо просторнее, — двор может быть большим. Настолько большим, насколько жильцы через ОСББ или управляющую компанию способны поддерживать порядок на этой территории. Если не способны — надо застраивать, поскольку пустыри у нас перерождаются в совершенно маргинальное пространство, которое потом токсично влияет на всех проживающих и на город в целом.

Я живу на Оболони, и неподалеку есть застройка «УкрБуда», где среди уже построенных домов остался участок, который планировался под возведение «свечки», но так и остался пустым. Он не очень удобный, там овраг, яр, видимо, поэтому застройщик оставил его на потом. Жильцы уже заселенных домов установили баннер: «Тут буде сквер!» Но там не сквер, а полный хаос — невозможно пройти. Пустырей в городе, особенно рядом с жильем, быть не должно. Или качественная и функциональная архитектура, или доступная зеленая зона. И уже сами жители должны решать, потянут ли они содержание этой зеленой зоны, или пусть застройщик распоряжается квадратными метрами на свое усмотрение.

Можно запроектировать малоуходный ландшафт, который будет комфортным для жителей

P.M.: К примеру, отличная идея урбанистов — поднять реку Глыбочицу, освободить ее из коллектора и создать рекреационную линию вдоль Валов. Но реализовать такой проект невозможно силами жителей Подола. Так где границы — когда город должен брать на себя затраты на создание новых рекреационных зон, а когда жители?

Ю. К.: Надо оценивать, насколько район недоозеленен. Если есть явный дисбаланс, то, очевидно, это ошибка городских планировщиков и ее исправлять надо за счет города. Если жители хотят озеленения сверх нормативов, то такие проекты они могут продвигать и реализовывать, собирая средства из разных источников.

Есть участки, представляющие ценность для всех горожан, к примеру, незастроенная территория возле Олимпийского, там, где грунтовые воды просочились в котлован под фундамент и получилось озеро. И наши активисты-урбанисты совершенно закономерно подняли вопрос: возможно ли эту территорию вернуть на баланс города, оставив в виде сквера с озером? Здесь киевляне и власть должны объединить усилия. Горожане могут собрать средства на краудфандинговой платформе, а город — найти способы, чтобы, не нарушив прав собственника, изъять этот крайне сложный для строительства участок и превратить его в сквер. Нам давно необходима юридическая схема для решения подобных вопросов, и это дело Киевсовета и мэрии. Но земля не должна «гулять» годами и десятилетиями.

Просторный двор в квартале Дракенберг. Стокгольм, Швеция. Источник фото: temagruppen.se

P.M.: Заключительный вопрос будет в рамках нашей магистральной темы тома «Градус благополучия». Зеленые зоны — дворы, скверы, парки — могут считаться маркерами благополучия?

Ю. К.: Конечно. Обратите внимание: у нас все городские парки в центре — исторические. А где новые зеленые зоны за 30 лет? А их нет. Виноваты в этом жители города? А официальные планировщики и архитекторы? Кто‑то же выдавал разрешение на хаотичную застройку и закрывал глаза на отсутствие благоустройства. Кто‑то разрешил снести Сенной рынок, чтобы на его месте появились многоэтажки и кошмарное озеленение. Кто‑то разрешает вырубать сосны и строить там жилье. И кто‑то молчал безропотно, наблюдая за всеми этими процессами. Мы должны быть честными: имеем то, что заслужили. Важно осознать ошибки и не повторять их. И да, хотите порядок в собственном городе и стране — начните со своего двора.

 

 

Экспертное мнение

Вам парков мало?

Ольга Чернова, главный архитектор проектов компании archimatika

PRAGMATIKA.MEDIA: Современные украинские строительные нормы ДБН Б. 2.2—12:2019 очень обтекаемо регламентируют площадь озеленения во дворах жилых комплексов. Насколько зеленым должен быть современный двор и как избежать конфликтов между застройщиком и жителями, требующими уменьшить процент застройки участка, но увеличить долю территории под благоустройство?

Ольга Чернова: Действительно, у нас отсутствует норма, которая четко регламентировала бы, какой именно процент площади участка должен отводиться под озеленение во дворах жилых комплексов. Такая норма существует для школ и детских садиков, где 50 % площади территории должно быть озеленено. Отмечу, что значение имеет не столько площадь, сколько качество. Иногда достаточно высадить три крупномера, чтобы у людей появилось ощущение контакта с природой. А наши застройщики обычно поступают так: высаживают маленькие, лысые кустики и засевают реденький газончик. Конечно же, людям кажется, что благоустройство и озеленение просто отсутствуют. И в стремлении восполнить этот дефицит они требуют выделить дополнительные участки под очередной лысый газон. Им кажется, если добавить квадратных метров, то это как‑то спасет ситуацию. Но в действительности лучше уж компактный сквер со взрослыми деревьями, раскидистыми кустами и массивом зелени. Кстати, застройщики также считают, что зеленая зона должна быть обязательно вечнозеленой, поэтому: «А посадим‑ка мы везде елки и самшиты!» На самом деле это скучно, не чувствуется смены сезонов, нет никакого биоразнообразия. И, как следствие, жильцы остаются неудовлетворенными. Так что важен прежде всего грамотный проект и высокое качество посадочного материала.

Дождевые сады в Norra Djurgårdsstaden. Стокгольм, Швеция. Фото: Ирина Исаченко

P.M.: Жилые комплексы обычно сдаются по сериям, и довольно распространенная ситуация, когда уже заселившиеся люди начинают блокировать дальнейшее строительство. Они требуют выделения новых территорий под зеленые зоны, которых не было изначально в проекте ЖК. Насколько их действия оправданы?

О. Ч.: В таких ситуациях я полностью на стороне застройщика. Люди видели, что именно планируют строить, они выбирали квартиру, ориентируясь на проект, визуализации и планы. Ошибочно считать, что как только ты заселился, у тебя появились какие‑то сверхправа и теперь можно блокировать дальнейшее строительство. Хороший пример — это скандально известная, наверное, всем киевлянам, ситуация на улице Генерала Жмаченко. Жители высоток заблокировали участок, требуя присвоить ему статус парка. В нескольких десятков метрах от домов находится гигантский парк «Победа». Но люди массово требуют, чтобы по адресу Жмаченко, 20 был сквер. Вам парка мало? Это первый вопрос. Второй: а вы забыли, что на месте домов, где живете, тоже росли сосны? То есть вырубить сосны, чтобы построить дом для одних, — это нормально, а для других — уже нет. Где логика? Логики нет, но люди рассчитывают, что если переведут конфликт в политическую плоскость, то местные депутаты обязаны будут им помочь.

Не стоит новоселам рассчитывать, что они смогут присвоить участок с нарушением градостроительных планов. Лучше направить энергию в позитивное русло — навести порядок в своих дворах, которые они же полностью заставили автомобилями. Убрать авто, высадить нормальные взрослые деревья, установить качественное, нешаблонное спортивное оборудование. Но требовать от застройщика поступиться его правами — совершенно нелогично и незаконно.

 

/Материал опубликован на страницах #28 тома PRAGMATIKA.MEDIA/