Принц Чарльз – гроза современной архитектуры

Елена Панченко / Архитектура /

Принцу Уэльскому, старшему сыну королевы Великобритании Елизаветы II, наследнику британского престола, 14 ноября исполняется 70 лет. Будущий король – по натуре ретроград, известен нападками на современную архитектуру и вмешательством в градостроительный процесс.

Принц на тропе войны

Атаку на архитекторов принц Чарльз начал более 30 лет назад. В 1984 году на праздновании 150-летия Королевского института британских архитекторов (RIBA) Чарльз разнес в пух и прах предложение по расширению Национальной галереи, назвав его «чудовищным карбункулом на лице любимого изящного друга». После такого уничижительного отзыва от проекта, предложенного архитекторами ABK, отказались, отдав предпочтение псевдоклассическому дизайну Venturi Scott Brown.

Новое крыло Национальной галереи в Лондоне, построенное по проекту Venturi Scott Brown. Фото: Richard George

В той же речи принцу удалось «убить» проект офисного здания легендарного немецкого архитектора Миса ван дер Роэ, который должны были построить рядом с Банком Англии. Вместо него было возведено постмодернистское здание No 1 Poultry, которое архитектурный критик Хью Пирман сравнил с курицей.

No 1 Poultry. Фото: Alastair Rae

Позже, в 1987 году, Чарльз подверг критике проект площади Патерностер лауреата Притцкеровской премии, одного из основоположников стиля хай-тек Ричарда Роджерса, к которому испытывал особую неприязнь. Принц заявил: «Надо отдать должное люфтваффе, когда они бомбили наши здания, они не заменяли их чем-то более оскорбительным, чем руины». Проект Роджерса быстро отбросили.

Ричард Роджерс, главный противник принца Чарльза

В последующие годы принц Уэльский продолжал нападать на современную архитектуру: Центральная библиотека Бирмингема Джона Мадина (теперь снесена), по его мнению, выглядела как «место, где книги сжигаются, а не хранятся», Британская библиотека Колина Сент-Джон Уилсона была «больше похожа на актовый зал академии охранки», а театр университета Эссекс, спроектированный Patel Taylor, напоминал «мусорную корзину».

Актовый зал университета Эссекс, по мнению принца Уэльского, похож на мусорную корзину. Фото: Rwendland

При этом принц пользовался своим высоким положением, чтобы вмешиваться непосредственно в процессы строительства. В 2009 году он связался с королевской семьей Катара, владеющей компанией Qatari Diar, которая собиралась строить жилой комплекс в Лондоне на месте бывших казарм Челси. Принцу не понравился проект все того же Ричарда Роджерса, и он настоял, чтобы катарская компания отказалась от услуг архитектора.

«Мы надеялись, что принц Чарльз отступил от своей позиции по современной архитектуре, но он в одиночку уничтожил этот проект», — заявил Роджерс.

Событие не осталось не замеченным. Известные мировые архитекторы и влиятельные деятели написали открытое письмо, в котором осудили действия британского престолонаследника. Среди подписантов были лауреаты Притцкеровской премии Норман Фостер, Заха Хадид, Жан Нувель, Ренцо Пиано, Фрэнк Гери, Жак Херцог и Пьер де Мерон, а также арт-куратор Николас Серота, урбанист Ричард Бердетт, архитектор Дэвид Аджайе и арт-эксперт Деян Садджик.

Но и это не остановило борьбу Чарльза с современной архитектурой. Во время строительства крупного торгового центра One New Change принц Уэльский обратился к компании-девелоперу, чтобы те отказались от сотрудничества с выдающимся французским архитектором Жаном Нувелем. Чарльз опасался, что новое здание не впишется в среду: место строительства выбрали в непосредственной близости от Собора Святого Павла XVII-XVIII веков. В этом случае инвестор не прислушался ко мнению наследника британской короны – Нувель поучаствовал в проекте One New Change.

Собор Святого Павла отражается в здании One New Change. Фото: Acabashi

Но слишком часто застройщики уступали давлению. В недалеком 2017 году Роджерс заявил, что ему известно о нескольких случаях, когда строительные фирмы консультировались с принцем по поводу выбора архитектора, опасаясь критики со стороны представителя королевского семейства.

Впрочем, есть надежда, что ситуация изменится. В новом документальном фильме BBC, снятом к 70-му юбилею принца Уэльского, он заявил, что прекратит вмешиваться в архитектурные вопросы, когда станет королем. Отметим, что Чарльз – рекордсмен по длительности пребывания в статусе наследника британского престола: уже 66 лет он ждет, когда место на троне освободится.

 

10 принципов градостроительства от принца

Свои взгляды на современную архитектуру принц Чарльз (к слову, магистр искусств) изложил в ряде трудов на эту тематику. В статье для журнала The Architectural Review он описал свои 10 принципов градостроительства. В кратком изложении они выглядят так:

  1. Строительные фирмы должны внимательно относиться к ландшафту.
  2. Архитектура – это язык. Нужно соблюдать грамматические правила, иначе будет путаница. Поэтому важное значение имеют строительные нормы.
  3. Масштаб также имеет ключевое значение. Мало того, что здания должны отвечать человеческим пропорциям, они еще и должны соответствовать масштабам других зданий и элементов вокруг них.
  4. Гармония – это взаимодействие всех частей целого. Внешний вид каждого здания должен быть созвучен соседним, но это не подразумевает однообразия.
  5. Создание хорошо спроектированных огороженных пространств. Закрытые пространства не только визуально более привлекательны, но они также способствуют прогулкам и внушают чувство безопасности.
  6. Важное значение имеют и материалы. В Великобритании, как и в других странах, слишком много бетона, пластика, металла и стекла. Нужно использовать местные строительные материалы и региональные традиционные стили.
  7. Дорожные знаки нужно ограничить. Можно убрать с улицы почти всех указатели, используя изгибы дороги или деревья, которые заставляют водителей замедляться.
  8. При проектировании нужно учитывать прежде всего потребности пешехода. Улицы нужно по возможности освободить от машин.
  9. Плотность. Земля обходится дорого, но не стоит прибегать к строительству небоскребов, которые отчуждают и изолируют. У террас и невысоких зданий есть гораздо больше преимуществ.
  10. Гибкость. Жесткие нормы и правила делают это невозможным, но многие из нововведений, которые мы испробовали за последние 20 лет, уже отражены в технических руководствах.

Паунтбери. Фото: Richard Dorrell

Интересно, что подход принца Уэльского к урбанистике и градостроительству нашел свое отражение в Паундбери. Это экспериментальный, с точки зрения урбанистики, город в пригороде Дорчестера, который начали строить в 1993 году. Основной принцип – ориентация на человека, а не на автомобиль, создание единого пространства с частным жильем, магазинами, предприятиями, отсутствие зонирования. Треть жилья в городе является социальным. В какой-то степени проект близок концепции «нового урбанизма». На данный момент в Паундбери проживает 3000 жителей. Ожидается, что проект будет завершен к 2025 году, а численность населения увеличится вдвое.