Приходи на меня посмотреть. В Генте открывается центр для посетителей Собора Святого Бавона

editor / Арт /

Есть смысл вписать дату 8 октября 2020 г. в свое расписание для посещения Гента. В этот день в городе будет открыт новый центр для посетителей собора Святого Бавона. Что делает это событие, которое произойдет в небольшом городе с населением чуть больше 248 тыс. человек знаковым для современной архитектуры? Почему оно стоит особняком в череде исключительных мероприятий, посвященных Ван Эйку?

По порядку.

Семья майордома, то есть старшего сановника франкского королевства, Пипина Ланденского, сплошь состояла из святых, причем в прямом смысле этого слова. Его жена — святая Идуберга, дочери — святые Бегга Анденская и Гертруда Нивельская, сыновья — святые Бавон и Гримоальд, единственный из детей, последовавший по стопам отца. Святой Бавон при рождении был назван Алловином и упоминается как человек с довольно гибкими моральными принципами, склонный к разгульному образу жизни и подлости. Смерть жены поменяла его, и он сменил имя и образ жизни, раздав имущество, начал скитаться и проповедовать. Жил Бавон в дупле дерева. Позже, когда он уже построил аббатство недалеко от Гента, переселился туда. Дата рождения его неизвестна, зато день смерти — 1 октября — знали все: в этот день оплачивались налоги, поэтому святого часто изображали с кошелем в руках. Святой Бавон почитается как католической, так и православной церквами. Он стал главным защитником Гента и всей Бельгии.

По числу достопримечательностей Гент в Бельгии стоит на втором месте после Антверпена

Собор Святого Бавона в Генте. Фото: Mylius

Да, Гент не назовешь большим городом. Хотя в средневековье он был вторым после Парижа: расцвет Генту обеспечили ремесленники, которые ткали из британской шерсти первоклассное сукно. Позже в Европе стали ценить и кружево местных мастеров. А где деньги — там архитектура. Где архитектура — там художники. По количеству достопримечательностей Гент в Бельгии стоит на втором месте после Антверпена, и оба города оставили далеко позади столицу государства Брюссель. А вот главной национальной ценностью в Бельгии стал именно гентский собор Святого Бавона. Таковым его делают и останки стоявшей на том же месте деревянной часовни Иоанна Крестителя, и воплощенная в новом соборе брабантская готика, и 295 лет, в течение которых его возводили, что, впрочем, не редкость по тем временам. Спешить было некуда. «У моего заказчика уйма времени», — так гораздо позднее и в другой стране объяснит собственный «долгострой» Антонио Гауди. А еще в часовне Йоса Вейда гентского собора находился алтарь работы братьев Ван Эйков.

Ян ван Эйк, портрет Бодуэна де Ланнуа, 1435 г., Берлинская картинная галерея. © KIK-IRPA, Brussel

Чтобы сделать Гентский алтарь доступным для всех желающих, были потрачены 30 млн евро, 4,5 млн из которых поступили от Visit Flanders. © www.lukasweb.be — Art in Flanders vzw

Алтарь вызывает интерес не только у ценителей Северного Возрождения, а и у любителей разгадывать исторические шарады, и у фанатов детективных историй. Чего стоит хотя бы тот факт, что украденная в ночь с 10 на 11 апреля 1934 г. створка «Праведные судьи» так и не была найдена. Периодически город лихорадит от очередных свидетельств ее местонахождения — и все снова подключаются к ее поискам.

Алтарь был написан для часовни Йоса Вейда. Осенью его перенесут в часовню Святого Причастия

Перед собором находится инсталляция художника Криса Мартина, воспроизводящая формы Гентского алтаря. © Storm Calle

Монументальное произведение начал (возможно) Губерт Ван Эйк, старший брат Яна. Свидетельство тому — надпись на алтаре, которая прямо называет его «величайшим из великих». После смерти брата работу продолжил Ян Ван Эйк, «второй в искусстве» — так его характеризует все та же надпись. На алтаре-складне, чьи размеры составляют 3 м в высоту и 5,5 м в ширину в раскрытом виде, изображены 258 фигур. На 12‑ти внешних частях алтаря находятся портреты Йоса Вейда, который заказал алтарь, его жены, изображения мраморных статуй Иоанна Крестителя и Иоанна Богослова, сцена Благовещения, городской пейзаж Гента, а также образы пророков и пророчиц, предсказавших пришествие Христа.

Здание собора было и остается центром духовной жизни города

Центральную часть из 12 внутренних композиций занимает сцена поклонения Агнцу, символу Христа. Над ним — Бог-Отец, Богоматерь, Иоанн Креститель, ангелы, Адам и Ева. Внизу — те самые исчезнувшие праведные судьи, пилигримы и отшельники. При реставрации оказалось, что 50 % поверхности внутренних створок и 70 % внешних были не просто реставрированы, а переписаны в середине XVI в. Алтарь, как бы нелепо это ни звучало, был еще и рекламой Гента и его ткацкого производства. Ван Эйк тонко передал все оттенки и качество тканей, которыми славился город и в которые он эффектно одел героев алтаря. При реставрации эти роскошные материи были упрощены. Однако главное открытие современных исследователей касалось отнюдь не сукна. Общественность, те, для кого алтарь является сакральным символом, те, кто увлечен искусством средневековья и искусством в принципе, а также те, кому не чужд гуманизм вообще, были потрясены открытым после реставрации «Агнцем». Как оказалось, Ван Эйк трактовал его лик подобным человеческому — в нем читается понимание и принятие своей жертвенной судьбы. Художник, переписавший лик Агнца, придал ему характерные черты животного. Магия исчезла, и гуманистический посыл Ван Эйка был забыт на долгие 5 веков.

Реставрация алтаря «Поклонение мистическому агнцу» началась в 2012 г. Фото: Lukas – Art in Flanders via [email protected]

Реставрация, которую проводил Королевский институт исторического наследия при поддержке экспертов со всего мира, вернула «Агнцу» первоначальный облик. Ожидаемо, что к Гентскому алтарю, который и до реставрации был целью толп паломников разных конфессий и интересов, потянутся легионы посетителей со всего мира. А это несомненно станет проблемой для тех верующих, которые, невзирая на ажиотаж, относятся к собору Святого Бавона как к религиозной институции.

Неизвестный художник переписал «Агнца» в середине XVI в., изменив его человеческие глаза и выразительные губы. Фото: Lukas – Art in Flanders via [email protected]

Реставрация вернула «Агнцу» первоначальный облик

Междисциплинарная реставрационная команда Королевского института культурного наследия работала вместе со специалистами из университетов Гента и Антверпена при поддержке ученых со всего мира. Фото: Lukas — Art in Flanders via [email protected]

Собор и сейчас открывает свои двери для художников — в нем проходит приуроченная к году Ван Эйка выставка «Возвращение Агнца» Лиса Кайерса и Софи Куйкен, которые посвятили свои работы возвращению в собор отреставрированных нижних створок алтаря. А на площади перед святыней расположена инсталляция скульптора Криса Мартина, которая представляет собой конструкцию, повторяющую по форме раму оригинального алтаря Ван Эйка. Однако такая демократичность и принятие творчества современных художников не означает, что основная функция собора забыта. Вовсе нет — работы современных художников, экспонирующиеся в нем, лишь подчеркивают, что здание было и остается центром духовной жизни города.

В соборе проходит приуроченная к году Яна Ван Эйка выставка «Возвращение агнца» Лиса Кайерса и Софи Куйкен

Софи Куйкен окончила Академию изобразительных искусств в Генте и более 20 лет прожила в изоляции. Фото: Courtesy Sophie Kuijken & Galerie Nathalie Obadia © we document art

Архитектурной практикой Bressers Architects руководят представители пятого поколения семьи Брессер. В 1855 г. художник Адриан Хуберт Брессер открыл ателье, где создавал детали интерьеров в неоготическом стиле. За плечами всех представителей семьи — громадный опыт работы с историческим наследием, и этому бюро была поручена непростая задача по проектированию здания для посетителей гентского сокровища. Архитекторы понимали, что и сам собор, и алтарь должны сберечь свое сакральное предназначение.

Музей изобразительных искусств Гента организовал ретроспективу работ Яна ван Эйка

Ян ван Эйк «Благовещение», 1430—1435 гг., Национальная галерея искусств, Вашингтон

Ян ван Эйк, «Мадонна у фонтана», 1439 г., Коллекция Фрика. © Courtesy of the Frick Collection

Изначально алтарь находился в часовне Вейда в соборе, откуда его в 80‑х гг. прошлого века перенесли ближе ко входу, чтобы туристы не мешали верующим. Тем не менее обе эти локации не были идеальными — там недостаточно благоприятный микроклимат для живописи. Шедевр решено было установить в дальней восточной части апсиды, а именно в часовне Святого Причастия. И когда вопрос о новом месторасположении алтаря был закрыт, возникли два новых — как избежать трансформации собора исключительно в витрину для алтаря и как позволить всем без исключения желающим его увидеть? Под «всеми без исключения» подразумевались и родители с детскими колясками, и люди с ограниченными возможностями.

Архитекторы понимали, что и сам собор, и алтарь должны сохранить свое сакральное предназначение

О том, чтобы строить подъемники или пандусы внутри средневекового архитектурного памятника, речь не шла. Было принято решение возвести внешнюю структуру Центра для посетителей, которая благодаря лифту и лестницам позволит всем желающим увидеть алтарь. Филипп Депоттер, архитектор и владелец Bressers Architects, так описывает проект: «Мы руководствовались четырьмя принципами — «меньше, значит, лучше»; концепцией непрерывности пространства; интеграции; конфронтации. Первый принцип реализовали, разработав минималистичный дизайн с максимальным уважением к старой архитектуре. Вмешательство в ее органику будет произведено только там, где это действительно необходимо. Концепция непрерывности выражается в едином архитектурном языке нового и старого зданий. Новые материалы идентичны тем, что использовались в соборе и обеспечивают интеграцию современной структуры в историческую постройку. А под конфронтацией мы понимаем современную архитектуру, которая и противостоит готической, и подчеркивает ее».

После реставрации алтарь будет находиться в самой восточной части собора, которая носит название часовня Святого Причастия. © Bressers Architects

В числе материалов, предназначенных для Центра посетителей Гентского собора, — стекло, дерево, латунь и медь. Из них в старом здании были выполнены алтари, рамы витражей, подсвечники, а в новом — лестницы, перила, колонны. Современное сооружение будет также нести образовательную функцию — в нем будет представлена экспозиция, посвященная истории алтаря и реставрационным работам, а технологии дополненной реальности помогут еще глубже погрузиться в тайны шедевра еще до того, как посетители увидят его собственными глазами.

© Bressers Architects

Ван Эйка называют мастером оптических иллюзий. Одна из самых ярких — на створке алтаря с изображением Адама. Кажется, он готов покинуть живописное пространство, перешагнув через раму. Так и вся наша жизнь состоит из шагов — навстречу друг другу. И самыми важными оказываются те из них, что мы совершаем в направлении того, кто не может идти самостоятельно.

 

Текст: Ирина Белан