Прекрасный новый мир. Как забрать с собой музеи в будущую эпоху?

Почему Тильда Суинтон отсыпается в музеях, а Уэс Андерсон приглашает взглянуть на мумию землеройки? Зачем брать с собой акваланг в Датский национальный морской музей и как устроить модный показ среди могил титулованных особ? Посетить галерею не выходя из дома — легко! Снять клип вместе с Моной Лизой — пожалуйста! Поужинать в Лувре — конечно. В этом материале мы разбираемся, как унести с собой культурное наследие из монументальной эпохи в новый мультимедийный мир, не потеряв ощущения радости от прикосновения к искусству, как способствовать популяризации объектов культурно-образовательной сферы и спасать от разрушения памятники архитектуры, страдающие от недостатка финансирования.

Современный мир меняет подходы к строительному проектированию. Архитектура становится мобильной, пространства — гибкими, интерьеры — сезонными. Мы уже не строим на века. Уходящая монументальная эпоха ценна тем, что оставила в наследие ряд памятников архитектуры. Классические дворцовые комплексы, усадьбы и особняки нередко становятся «одеждой» для объектов с культурно-образовательной функцией. Здесь размещаются музеи, галереи, выставочные пространства, библиотеки или арт-центры.

Фото: Derick Mckinney / Unsplash

Однако изменяется и отношение к потреблению культурного контента. Среднестатистический горожанин не идет в музей. Ему скучно. Современного жителя не удивишь аккуратно развешанными картинами времен Ренессанса и стоящими по углам артефактами мезозойской эры.

Исследователь музейного дела Джон Фальк в классификации посетителей выделяет следующие типы: ищущие впечатления и интересного опыта, ищущие «подзарядки», искатели или исследователи, проводники, профессионалы или увлеченные темой. Если в обществе мало тех, кто относится к последним трем категориям, то музеи начинают страдать от недостатка финансовой поддержки. В этом году ситуация с COVID-19 усугубляла положение музеев не только в нашей стране, но и во всем мире. Если музеи США с начала карантина потеряли почти 30 млрд долларов, так как их треть оставалась закрытыми, то что говорить о нас?

© РИА Новости / Руслан Кривобок

Проблему сохранности памятников и популяризации объектов с культурно-образовательной функцией решают путем реновации. Символично, что первыми шагами выздоровления этих институций становятся изменения в нейминге. Вспомним, как в советское время традиционными были жуткие аббревиатуры, нереальные для использования в жизни. Мысль о том, что свой досуг ты проведешь в НМИУ, навевает тоску. Поэтому в 2020 г. Национальный музей истории Украины представил новое название и обновленную айдентику. Теперь МІСТ (сокр. от «музей історії») символизирует объединение левого и правого берега Украины, а также связь между прошлым и будущим.

Но как забрать с собой в будущее культурное наследие, перевезти через этот символический мост, не разрушив ценности и актуальности предметов искусства? Ответы традиционно ищем у западных друзей.

 

1 способ

Работать с формой

Реконструкция с расширением функции

А где буфет?

Первый затратный, но эффективный метод реновации — физическое вмешательство в форму, то есть грамотная реконструкция зданий. Так, не уничтожая культурное наследие, архитекторы пытаются привнести свежесть в восприятие старых объектов, а новое дополнительное пространство позволяет добавлять те функции, которых не хватает современному обществу. Ивент- холл, сувенирный магазин, ресторан — это уже традиционная часть сценария культпохода. Удачные проекты реконструкции демонстрируют, как открываются новые возможности для кураторов культурных программ и для гостей музея.

В 2019 г. завершилась реализация WA Museum Boola Bardip в Западной Австралии. Проект разработали архитектурная группа HASSELL и OMA Design.

WA Museum Boola Bardip. Hassell и OMA Design. Фото: Peter Bennetts

Здания, представляющие культурную и историческую ценность, были отреставрированы и стали частью современного комплекса. Достроенные футуристические объемы сочетаются с красным кирпичом классического фасада существующих зданий одновременно контрастно и органично. Новый музей открывается посетителю, как сборник рассказов о разнообразии и богатстве Австралии, который можно прочитать в самой «вкусной» зоне — так называемой городской гостиной. Этот пабликспейс был создан для проведения культурных ивентов и всевозможных мероприятий. В течение девяти дней здесь проходил фестиваль, посвященный открытию.

Музей изобразительных искусств в Филадельфии, США. Фото: Graydon Wood

Центральный холл в Музее изобразительных искусств в Филадельфии, США. На дальнем плане: культовая статуя «Диана» (1892 – 1893 гг.) скульптора Августа Сен-Годена — подарок от нью-йоркской страховой компании в 1932 г. Фото: Elizabeth Leitzell

В том же году, но уже в Филадельфии (США) завершился первый этап масштабной реновации Музея изобразительных искусств (Philadelphia Museum of Art), здание которого было построено в 1928 г. Над проектом реконструкции работал известный архитектор Фрэнк Гери. Новые помещения для сотрудников, залы для образовательных программ, ресторан и другие новые зоны отнюдь не нарушают гармонию интерьера в духе неоклассицизма. Историческая кладка, каменные полы, сводчатые потолки, дорические колонны, массивные деревянные двери были отреставрированы и по‑прежнему вызывают трепет у всякого пришедшего сюда за искусством зрителя.

 

Использование оболочки

Фасад-хамелеон

Когда реконструкция здания невозможна по финансовой причине или нельзя нарушать целостность объекта из‑за его исторической ценности, то «гибкой материей» для трансформации музея становится оболочка здания, то есть его фасад.

В период проведения фестиваля художественной подсветки, начиная с 2005 г., в Берлине (Германия) улицы, мосты и фасады старинных зданий превращаются в фоны для креативных инсталляций. То же происходит на подобных фестивалях в Генте (Бельгия) и Лионе (Франция). В Нюрнберге (Германия) во время Ночи музеев можно увидеть город совсем в других красках. Он освещается синим светом, а на ратушу проецируют видеошоу.

Фестиваль света в Берлине (Германия)

В период проведения фестиваля художественной подсветки в европейских городах улицы, мосты и фасады старинных зданий превращаются в фоны для креативных инсталляций

Художница Чила Кумари Бурман, чей вклад в культуру был оценен присвоенной ей в 2018 г. степенью доктора Университета искусств Лондона, этой зимой в рамках четвертого ежегодного спецпроекта создает световую инсталляцию для фасада лондонской галереи Tate (Великобритания). В своей работе художница воплотила мотивы индийских мифов, собственные детские воспоминания о фестивале огней и отголоски романа Олдоса Хаксли «О дивный новый мир».

Художница Чила Кумари Бурман, доктор Университета искусств Лондона. Фото: Joe Humphrys

Инсталляция для фасада галереи Tate, Лондон, Великобритания, Чила Кумари Бурман. Фото: Joe Humphrys © Tate photography

Художник Фабрицио Плесси, проживший в Венеции 60 лет, использовал 15 окон первого этажа венецианского музея Correr для своей инсталляции L’età dell’oro, отсылая зрителя к сияющим мозаикам базилики Сан-Марко. Цифровые технологии создают эффект струящегося из окон чистого золота. Ослепительный свет, который наиболее эффектно отражается в мокрой мостовой, сопровождается музыкальной композицией со звуками фортепиано и шумом дождя.

Художник Фабрицио Плесси

Инсталляция для фасада музея Currer, Венеция, Италия, Фабрицио Плесси. Фото: Alessandro Garofalo

 

2 способ

Работать с пространством

Интеграция новых объектов

Заносите рояль

Оживить пыльные архивы монументальных сооружений ушедших эпох, заставить памятники «проснуться» без хирургического вмешательства в архитектуру можно, поместив в них некий элемент неожиданности — яркий неординарный арт-объект, инсталляцию, скульптуру или же художественное действо, которые одним фактом своего существования «заразят» собой все пространства и придадут им новое звучание.

Так сделал художник и скульптор Винсент Лерой в проекте Boreal halo. Лерой создал завораживающее динамичное зрелище с помощью надувного высокотехнологического кольца, которое вращается под музыку внутри французской церкви XVII в.

Инсталляция Boreal halo, Арле, Франция, Винсент Лерой. Фото: Винсент Лерой

По просьбе Эмманюэля Макрона немецкий художник Ансельм Кифер поднимает тему нацизма, фиксируя ее в стекле, бетоне, колючей проволоке, ржавом оружии и стали в шести созданных им витринах во французском Пантеоне. Кифер — первый автор, который создал инсталляцию в этом историческом памятнике.

 

Старые декорации для новых действий

Абстрагируясь от классических музеев, позволим себе еще пару примеров, где памятники архитектуры и истории становятся площадкой для новой деятельности, порой довольно вызывающей и дерзкой. Но, может, этот электрошок нужен умирающим нервным волокнам архитектурных сооружений для возвращения их к жизни после векового сна?

Модный показ Fendi, фонтан Треви, Рим, Италия

В 2013 г. модный дом Fendi вложил 2,4 млн долларов в реставрацию одного из главных римских памятников — фонтана Треви (Рим, Италия), а в 2016 г. на свой юбилей устроил показ коллекции от кутюр на стеклянном подиуме, установленном прямо в бассейне фонтана. Таким образом часть фасада Палаццо Поли стала фоном для модного шоу. В том же году другой модный дом, Gucci, пошел на дерзость, избрав для показа своей круизной коллекции Вестминстерское аббатство, не смутившись, что место является музеем, историческим памятником и служит местом захоронения титулованных английских особ.

Музей катакомб, Париж, Франция

Музей катакомб, Париж, Франция

Еще более смелая и вызывающая история — с парижскими катакомбами. Музей Catacombs de Paris — самая, наверное, страшная достопримечательность французской столицы. Эта сеть подземных туннелей, созданная когда‑то для добычи известняка, позднее превратилась в монастырские винные погреба. В XVIII в. сюда стали переносить останки умерших. Во время Второй мировой войны катакомбы были убежищем партизан. Сейчас в подземных ходах насчитывают около 6 млн умерших. Вдохновившись вечеринками и приемами, которые здесь в свое время устраивал Наполеон III, смелая молодежь, относящая себя к панк-культуре в 80‑х гг. XX в., устраивала здесь подпольные вечеринки, кинопоказы и даже наркопритоны. Несмотря на многократные запреты и штрафы, патрули полиции и другие меры, интерес к андеграундным пати не ослабевает. Даже сейчас здесь проводят театральные представления и выставки, а Airbnb за 350 тыс. евро организовали необычный концерт для романтической пары.

 

3 способ

Работать с подачей содержания

Опция интерактивности

Экспонаты категорически можно трогать руками!

В первых европейских музеях XVII и XVIII вв. не только разрешалось, но даже предполагалось, что посетители будут касаться артефактов и взаимодействовать с ними. В XX в. от этой практики ушли во имя продления жизни произведениям искусства, и на экспонатах появились таблички «Руками трогать запрещено». Сегодня интерактивность — важнейшая часть познавательного процесса, привлекающая молодую аудиторию и частично решающая вопрос инклюзивности.

Фото: Sam Barber / Unsplash

В Британском музее уже давно существует программа Hands on Desks — отдельные зоны (столы) в рамках постоянной экспозиции, где под присмотром администратора можно подержать в руках не только реплики, но и некоторые реальные артефакты, узнать о них больше, обменяться своими впечатлениями. В Лувре создана так называемая Touch Gallery, где проходят тематические экспозиции для слабовидящих, а также для детей и просто всех желающих изучить на ощупь слепки музейных произведений искусства. В экспозиции таиландского Музея керамики Юго-Восточной Азии есть отдельная секция, где любой может подержать в руках старинные гончарные изделия.

Программа Hands on Desks в Британском музее: в отдельных зонах экспозиции можно подержать в руках некоторые артефакты

Первые шаги к привлечению аудитории через игровые и интерактивные форматы делают столичные музеи нашей страны. В Киеве еще не повсеместно, но все же начали вводить некоторые форматы тактильных и интерактивных экспозиций. Национальный художественный музей, Музей Ханенко, Национальный исторический музей, Национальный музей украинского народного декоративного искусства уже используют этот метод.

 

Новые технологии

Залезть в саркофаг и нырнуть на дно океана

С восторгом прокручиваю в голове одно из самых ярких впечатлений в лондонской галерее Tate в зале, посвященном Амадео Модильяни, когда, надев очки виртуальной реальности, оказываешься в мастерской художника, можешь прикоснуться к его холстам и даже услышать шум дождя за окном…

Использование мультимедийных средств в работе музеев — перспективная тенденция развития выставочного пространства. Это помогает нам больше узнать об экспозиции; влияет на наше настроение и эмоции с помощью дополнительных спецэффектов; показывает предметы, которые вживую показать невозможно; делает процесс общения с искусством доступным для разной аудитории. Большой популярностью пользуются информационные киоски, touch-панели, сенсорные столы, проекции, медиааудиогиды, видеостены, 3D-маппинг, технологии VR / AR.

Музей истории польских евреев Полин, Варшава, Польша. Фото: M.STAROWIEYSKA, D.GOLIK. Polin.pl

Музей истории польских евреев Полин в Варшаве отправляет нас в школу, синагогу, таверну, в городской трамвай благодаря используемому видеоряду и музыкальному сопровождению. Фото: M.STAROWIEYSKA, D.GOLIK. Polin.pl

Музей истории польских евреев Полин в Варшаве

В лондонском Музее Виктории и Альберта (Великобритания) можно послушать аудиоинтервью с экспертами-искусствоведами о некоторых представленных объектах, отправить послание сотрудникам музея, создать свое произведение, распечатав его или отправив по электронной почте. Смитсоновский музей дизайна Купер-Хьюитт в Нью-Йорке (США) дарит посетителям возможность оказаться в виртуальном интерьере выбранной эпохи. Музей истории польских евреев Полин в Варшаве «отправляет» нас в школу, синагогу, таверну, городской трамвай благодаря используемому видеоряду и музыкальному сопровождению. В Датском национальном морском музее 11 проекторов создают иллюзию морской пучины. Только бы не забыть прихватить с собой акваланг и воспользоваться баллоном кислорода, когда от удивительных эмоций перехватит дух! В шведском Музее истории Средиземноморья в Стокгольме 3D-технологии позволяют послойно изучать содержимое египетского саркофага и анатомию мумии. В музеях Греции и Франции существует проект, который предусматривает создание индивидуального маршрута. При выходе из музея кроме впечатлений и воспоминаний посетитель получает фото или видео своего посещения.

Фото: ©JENS LINDHE NYHAVN3 COPENHAGEN

Фото: LUCA SANTIAGO MORA

Использование мультимедийных средств в работе музеев — перспективная тенденция развития выставочного пространства

В Датском национальном морском музее (Хельсингер, Дания) 11 проекторов создают иллюзию морской пучины

 

Виртуализация контента

Если человек не идет в музей, то музей пойдет к человеку

В прошлом году по понятным причинам как никогда актуальным стал переход на виртуальный формат коммуникации в тех сферах, которые мы привыкли понимать как физически неизменяемые. Даже монументальные музеи стали гибким пространством.

VOMA (Virtual Online museum of Art) — первый виртуальный художественный музей, открывшийся в 2020 г.

«Неверие апостола Фомы», 1601 – 1602 гг., Микеланджело Меризи да Караваджо

VOMA (Virtual Online museum of Art) — первый виртуальный художественный музей, открывшийся в 2020 г. Директором и куратором стал арт-критик Ли Кавальер. Теперь достаточно загрузить бесплатное приложение, которое дает доступ к произведениям около 20 художников, представленных в музее. Рассмотреть работы Эдуарда Мане, Анри Матисса, Джаспера Джонса можно в двух виртуальных залах, интерьеры которых изменяются на протяжении дня в зависимости от погоды и времени суток.

 

4 способ

Работать с людьми

Изменение формата

Видели ночь, гуляли всю ночь до утра…

Музейные и выставочные комплексы популяризируются с помощью введения нового формата мероприятий. Мы привыкли считать, что музеи — объекты «дневного режима», но переведя их на ночное время работы, общество получает возможность интересно и культурно провести время после рабочего дня.

Именно с этой целью, впервые в Берлине, а после и по всему миру, возникла акция «Ночь музеев», призванная разрушить миф о последних как о скучных культурных местах.

Каса Мила, Каталония, архитектор Антонио Гауди

Проведения концертов, перформансов, шоу в зданиях музеев — это уже норма. В Барселоне, например, практически в каждом музее после шести часов гости собираются, чтобы послушать живую музыку. В Каса Мила, построенном когда‑то великим Антонио Гауди (дом ныне частично относится к жилому фонду и частично — к музейному) на крыше можно не только полюбоваться удивительным закатом, но и насладиться джазовой музыкой и бокалом кавы. В лондонском Музее Виктории и Альберта устраивают открытые мероприятия художники и дизайнеры. Это могут быть торжественные открытия выставок, показы фильмов, инсталляции, дискотеки с участием модных диджеев. Под стеклянными пирамидами Лувра можно отведать ужин от именитых шефов, а в Италии в рамках фестиваля «Римские ночи» театры и музейные комплексы преображаются под звуки органа и фортепиано.

Ночные экскурсии в музее-театре Сальвадора Дали в Фигеросе (Каталония), которые традиционно проходят в августе под музыкальное сопровождение, открывают новый взгляд на пространство

Театр-музей Сальвадора Дали, Фигерас, Каталония

Ночные экскурсии в Театре-музее Сальвадора Дали в Фигерасе (Каталония), которые традиционно проходят в августе под музыкальное сопровождение, открывают новый взгляд на пространство. По ночам полусфера крыши отражается в огромной стеклянной стене, и кажется, что двор накрыт еще одним куполом. Окунувшись в ночную магическую атмосферу, зритель будто сам становится частью сюрреалистической экспозиции художника.

В классицистическом здании Британского музея в Лондоне проводятся тематические экскурсии, а четыре раза в году устраиваются интересные ночные квесты для детей. Они всю ночь проводят в музее, слушая истории и играя в игры. Каждая ночь имеет определенную тему, посвященную той или иной мировой культуре.

Художник Александр Ройтбурд. Фото: Евгений Карев / «Бабель»

Одесский художественный музей, Украина. Фото: Евгений Карев / «Бабель»

Акция «Ночь музеев» популярна и в Украине, а многие культурные площадки становятся более гибкими для изменения формата мероприятий. Недавно свое 120‑летие отпраздновал Одесский художественный музей. Этот памятник архитектуры начала XIX в. насчитывает около 10 тыс. произведений и является одним из старейших музеев города. Во время юбилея кураторы создали интересную программу, включающую дневные и ночные экскурсии, живую музыку от приглашенных джаз-бэндов. За время управления музеем художником Александром Ройтбурдом, который ввел формат мастер-классов, концертов и других мероприятий, музей стал популярным среди одесситов, а уровень его доходов вырос в три раза.

 

Творческие коллаборации

Позвать богатых и знаменитых

Ярким способом трансформации музея, переосмысления его содержания и интеграции в новую эпоху является создание всякого рода творческих коллабораций. Иными словами, сотрудничество с селебритис популяризирует культурные места и привлекает свежую волну аудитории.

Актриса Тильда Суинтон во время перфоманса The Maybe в музее МоМА (Нью-Йорк, США)

Так, Парижский национальный музей восточных искусств (Франция) пригласил для работы над выставкой музыканта Фаррела Уильямса, а снятый в стенах Лувра клип певицы Бейонсе и музыканата Джей Зи значительно увеличил количество посетителей после выхода видео с «участием» Джоконды.

Тут еще можно вспомнить Тильду Суинтон с ее «спящими» перформансами сначала в 1995 г. в Лондонской галерее Serpentine, затем в 1996 г. в римском музее Barracco и, наконец, в 2013 г. в нью-йорском МоМА. В ходе художественного акта The Maybe актриса сама выступает в роли музейного экспоната, выбирая себе стеклянный куб вместо кровати, и просто спит как ни в чем не бывало на глазах у изумленной публики.

Режиссер Уэс Андерсон и его жена, дизайнер и писательница Джулиан Мануф. Фото: Courtesy of Kunshistorisches Museum

Экспонат выставки «Мумия землеройки в гробу и другие сокровища» в Музее истории искусств в Вене (Австрия). Фото: Courtesy of Kunshistorisches Museum

Самая большая выставка, которую когда‑либо провел Музей истории искусств в Вене (Австрия), под названием «Мумия землеройки в гробу и другие сокровища» — результат совместной работы кураторов выставки и харизматичной пары: режиссера Уэса Андерсона и его жены, дизайнера и писательницы Джулиан Мануф. Творческая чета представила самые непредсказуемые экспонаты из фонда музея в неожиданных ракурсах. Выставка явно отсылает нас к известным работам режиссера, таким как «Отель «Гранд Будапешт»», «Королевство полной луны», «Семейка Тененбаум».

 

Фонды и благотворительность

Музеи открыты на ремонт!

В 1946 г. Музей искусства Метрополитен собрал средства на реконструкцию и расширение здания в Центральном парке за счет благотворительных фондов. В 1957 г. музейный фандрайзинг «Друзья Тейт» собрал деньги на покупку произведений искусства. В Сент-Луисе (США) в 2018 г. средства, собранные в штате в качестве налога на имущество в размере 85 млн долларов, разделили между собой городской зоопарк, Художественный музей и Исторический музей. Сегодня в трех округах американского штата Мичиган налог на недвижимость помогает финансировать Институт искусств Детройта, вследствие чего жители могут посещать его бесплатно. В 2020 г., несмотря на плачевное состояние из‑за последствий пандемии, 64 % жителей Джерси-Сити (США) проголосовали за введение налогов для финансирования сектора культуры. Какой вывод мы можем сделать?

Фонды и благотворительность, предпринятые местными инициативами или созданные на уровне городских властей, работали и продолжают работать всегда! Тот факт, что даже в самое сложное время люди помогают музеям, говорит о том, что искусство невероятно важно для общества.

Фото: Dannie Jing on Unsplash

Уже традиционно почти в каждом томе нашего издания мы так или иначе затрагиваем тему волонтерства. В одной из статей о ландшафтном дизайне рассуждали о том, как в Украине трудно заниматься благотворительностью. Да, это так. Наши жители помогают участникам АТО, пенсионерам, инвалидам, спасают бездомных животных и сажают деревья в городских парках, реконструируют замки, моют городские площади, памятники и станции метро. Тема оказания помощи объектам культурно-образовательной сферы не становится исключением.

«Музей открыт на ремонт» — это инициатива поддержки региональных музеев при участии Украинского культурного фонда. С 2016 г. кураторы проекта исследуют объекты культурного наследия. Приглашая к работе творцов из разных сфер, инициаторы проекта осуществляют образовательно-методические воркшопы, выставки современного искусства, исследовательские мероприятия, различные тематические события.

Участниками проекта могут стать музеи государственной и коммунальной форм собственности, в которых сохранилась государственная часть Музейного фонда Украины. В конце июня 2020 г. в результате экспедиции «Музей открыт на ремонт 2020» были выбраны новые объекты для сотрудничества. Остается верить, что оно будет плодотворным и подтолкнет к действию других кураторов.

В Лувре (Париж, Франция) разрешено фотографировать произведения искусства. Фото: Fabrizio Verrecchia on Unsplash

В так называемую эпоху монументальности за произведениями искусства ходили в музеи. Сегодня общение с живописью, скульптурой, дизайном осуществляется банальным скроллингом, иногда, к сожалению, не совсем осмысленным, а покупка или оценка арт-объектов сводится к нажатию клавиши. Легкий доступ к культурному контенту, с одной стороны, помогает современному человеку, с другой — обесценивает общение с великим и обрекает на забвение музейные комплексы. Сочетая преимущества «дивного нового мира» (здесь уместна интонация Олдоса Хаксли, говорящего в своем романе-антиутопии о проблеме неразумного потребления) с ценностью культурного наследия, пришедшего к нам из прошлого, можно получить изящный и свежий симбиоз. При этом и овцы остаются целыми, и волки… посещают арт-площадки.

 

/Материал опубликован на страницах #28 тома PRAGMATIKA.MEDIA/