Постпромзоны. Неформальные провайдеры новой парадигмы в поисках агентов

Ирина Исаченко / Урбанистика /
По эффекту влияния деятельность киевской агенции Urban Curators можно сравнить с воздействием номадов, но от креативных кочевников их отличает ясность планирования и краткосрочность интервенции, проведение исследований на стыке социологии, архитектуры и урбанистики и неприятие джентрификации. Урбанисты и культурные менеджеры пытаются преобразить городские пространства, выступая архитекторами процесса и опираясь на низовые инициативы.

«Иногда мне кажется, что люди, повторяя слово «партисипация», уже считают, что действуют. Но это не мантра! Оттого что ты твердишь «партисипация», она не происходит, если не построить процесс правильно», — говорит Анастасия Пономарева, соосновательница агенции Urban Curators.
Партисипация (в урбанистике — включение жителей в процесс проектирования) уже десятилетиями является одним из условий стратегического планирования в мире. В прогрессивном Амстердаме, к примеру, власти после кризиса 2008 г. пригласили жителей к созданию Selfmade City в районе Бьюкслотерхам, о чем мы писали в октябрьском томе PRAGMATIKA.MEDIA.

Анастасия Пономарева, соосновательница агенции Urban Curators. Фото: Владимир Дягель

Киевские Urban Curators опираются на принципы, сформулированные еще в конце XX в. критиками модернистского подхода к планированию городов — Колином Роу, Рэмом Колхасом, Дениз Скотт Браун, Джейн Джейкобс. Кстати, Джейкобс, которую называют «матерью нового урбанизма», автор множества книг, в том числе бестселлера «Смерть и жизнь больших американских городов», не была профессионалом в буквальном смысле: она не имела ни архитектурного, ни градостроительного образования, но обладала потрясающим «чутьем места» — тонко чувствовала город и сама как активист участвовала в процессах, происходящих в нем.

Джейн Джейкобс, активистка и основоположница «нового урбанизма»

Вот что писала Джейкобс о кризисе модернистской модели, в частности, об устоявшемся мнении, что развитие городов прямо зависит от бюджета, вложенного в проектирование и гонорары «звездным» архитекторам: «Согласно бытующему тоскливому мифу, если бы мы располагали достаточной суммой, то за десять лет расчистили бы все трущобы, остановили загнивание и обеспечили процветание огромных унылых «серых поясов», поставили на якорь блуждающий средний класс и блуждающие налоговые поступления от него; возможно, мы даже решили бы транспортную проблему. Но посмотрите, что мы сотворили на первые несколько миллиардов.

Жилые массивы для малообеспеченных, ставшие худшими рассадниками преступности, вандализма и общей социальной безнадежности, чем трущобы, которые они собой заменили. Жилые массивы для людей со средними доходами — подлинные образчики скуки и регламентации, наглухо закрытые от всего бодрого и живого, что имеется в городской жизни. Роскошные жилые массивы, пытающиеся компенсировать бессодержательность безвкусной вульгарностью. Культурные центры, не способные окупить существование приличного книжного магазина. Общественные центры, посещаемые только бездельниками из бездельников, которым совсем уж некуда пойти. Торговые центры, представляющие собой тусклые подобия стандартных пригородных сетевых магазинов. Променады, которые ведут из ниоткуда в никуда и где никто не совершает променадов. Скоростные магистрали, которые выхолащивают большие города. Нет, это не реконструкция городов. Это их разграбление».

Украинское общество созрело для смены дискурса в планировании городов

Анастасия Пономарева из Urban Curators уверена, что сегодня украинское общество созрело для смены дискурса в планировании городов: «Старая модернистская парадигма говорит нам, что 1) знает где, когда и как трансформация должна произойти; 2) предлагает план без возможности компромисса; 3) подразумевает абсолютный авторитет профессионала. В ответ возникают неформальные проекты как реакция на коллапс этой модернистской модели. Они отличаются горизонтальной структурой построения команды и отвечают в том числе на запрос и маргинальных групп, и меньшинств, и реализуют их желания».

Трансформация художественного салона в Кременчуге в открытое пространство. Источник фото: urbancurators.com.ua

При этом бюджет проекта может быть символическим, в частности, преображение заброшенного художественного салона в Кременчуге в открытое пространство, по словам Анастасии, обошлось всего в $?500: «Эта сумма была потрачена на строительные материалы и скромный гонорар архитектора. Работа местной команды из Кременчуга (общественная организация «Культурный диалог» Ирины Каць и Виктории Миронюк) была волонтерской, без нее проект бы не реализовался. Команда занималась поиском пространства и ресурсов, затем строительными работами и после — наполнением пространства жизнью».

Говоря о том, насколько полезна кооперация усилий местных активистов с их глубинным знанием условий и «варягов-урбанистов», имеющих иной визионерский взгляд и опыт быстрой трансформации даже заброшенных руин в общественное место, Анастасия Пономарева подчеркивает, что именно присутствие местных агентов — маркер жизнеспособности города и его готовности к трансформации.

За последние 3,5 года Urban Curators занимались и стратегическими (велоконцепция Киева), и неформальными проектами, реализовав серию урбанистических сценариев в шести городах на востоке Украины в рамках проекта «МЕТАМIСТО: СХIД». В Доброполье, Покровске, Лисичанске, Константиновке, Бахмуте, Северодонецке провайдеры провели по нескольку дней, поставив каждому из городов «диагноз» и составив краткую дорожную карту урбанистической и культурной трансформации.

Одно из главных условий успешной трансформации — правильный выбор места, особенно если речь идет о маленьком городе. В проекте «МЕТАМIСТО: СХIД» Urban Curators оценивали перспективы развития сквозь призму заброшенных территорий и «серых зон». Они сфокусировались на изучении идентичности, пространственных, социальных и культурных характеристиках места, стараясь определить, возможно ли превращение заброшенной промплощадки или руинированного здания в магнит и «точку сборки» для жителей.

«Активисты местной общественной организации «Гараж Генг», пригласившие нас в Константиновку, поставили перед нами задачу подобрать место, которое станет идеальным для трансформации и сможет решить насущные проблемы города. Мы попытались оценить потенциал города сквозь призму заброшенных территорий. Такой метод мы назвали «Призма Пинк Флойд», потому что возникли ассоциации с обложкой знаменитого альбома.

Проект «МЕТАMIСТО: СХIД» — исследование: Urban Curators, активизация пространства: Garage Gang Formorgafia, вільний простір Druzi. Источник фото: urbancurators.com.ua

Мы погрузились в местную историю, услышали много мифов, изучили территорию заброшенных заводов. В Константиновке «серая» территория, образовавшаяся на месте разрушенных заводов, разделяет город на две части. И ее большая часть выглядит как пустыня. Там не осталось ни труб, ни стен, только территория. Но мы приняли этот вызов и предложили местным активистам реализовать культурный сценарий в самом центре этой «серой зоны». Саму точку мы выбрали не случайно: нашли кратчайший пешеходный маршрут из одной части города в другую, решив, что если сегодня промзона разделяет город, она же может его и объединить.

«Местные агенты являются индикаторами жизнеспособности города. Если таких людей нет, то у этого города нет будущего», — Анастасия Пономарева

Местные организации провели в заброшенном ангаре бывшего завода «Автостекло» уже два молодежных фестиваля The Most Fest. На первый фестиваль пришли всего 500 человек, а на второй — уже более двух тысяч посетителей! Для всех нас эта зона превратилась в зону эксперимента. Но, чтобы вы понимали, весь этот энтузиазм окружен стеной скепсиса. Большинство жителей считают, что там ничего нельзя сделать и что эту территорию можно использовать только как место для строительства новых заводов. И переубедить их вероятно, только продолжая подобные эксперименты», — рассказывает Анастасия.

Проект MARIUPOL PLAYERS. Источник фото: urbancurators.com.ua

Целью проекта MARIUPOL PLAYERS, который Urban Curators реализовали в 2016 г. в Мариуполе, была активизация местных агентов. В этом случае киевляне выступали прежде всего связующим звеном между активистами, бизнесом и властью, поскольку координация является одним из самых ценных ресурсов в неформальной урбанистике.

Анастасия Пономарева: «Мы изучали город в кооперации с мариупольскими активистами и выбрали в качестве объекта для трансформации старый разрушенный детский садик в неблагополучном по местным меркам районе Слободка. С помощью приемов малобюджетного проектирования мы буквально за три дня превратили руины в летнюю площадку, где можно проводить публичные мероприятия и концерты. Большая часть времени и усилий (около недели) ушли на то, чтобы обезопасить эти руины, сделав пространство доступным для детей.

Проект MARIUPOL PLAYERS. Источник фото: urbancurators.com.ua

Проект MARIUPOL PLAYERS. Источник фото: urbancurators.com.ua

А затем установили временные архитектурные элементы, такие как сцена, скамейки, места для сидения. Все это время мы находились в процессе постоянного общения с местными жителями. Учили их тому, что сами знали как урбанисты, а они делились с нами знаниями о местных реалиях. И уже после того, как мы вернулись в Киев, они самостоятельно продолжили работу. Коммуницируя с мариупольскими бизнес-игроками и представителями власти, мы в дополнение к стартовому бюджету, который получили в виде гранта от CANactions и Western NIS Enterprise Fund, еще 75?% средств, потраченных на трансформацию, покрыли за счет местных ресурсов».

«Мы не только архитекторы пространства, мы архитекторы системы. Архитекторы системы уезжают, а процесс продолжается», — Анастасия Пономарева

Впрочем, не все урбанистические эксперименты Urban Curators оказались удачными. Иногда местные власти демонстрируют неготовность к поддержке неформальных инициатив, иногда местные агенты сдаются под валом скептических мнений большинства.
Анастасия Пономарева считает это абсолютно нормальным: «Сам архитектор — тоже агент, который учится. Вот сейчас мы возвращаемся в Мариуполь с новой идеей трансформации школьного двора. Мы будем делать это вместе с учениками, учителями, родителями. Мы тщательно готовимся и планируем, с кем и как станем коммуницировать, где будем искать ресурсы.

Очистка территории в рамках проекта MARIUPOL PLAYERS. Источник фото: urbancurators.com.ua

Постоянное совершенствование — это природа неформальных проектов. Архитектор тоже постоянно учится. В Украине неформальная урбанистика еще не легализована. Мы лишь в половине случаев согласовывали свои проекты с властью или с собственниками зданий и участков, но в мировых центрах низовые инициативы не просто поддерживают, а включают в планы стратегического планирования. В Германии действует банда крутых урбанистов Urban Catalyst Studio, которые позиционируют себя как адвокаты неформального. И все, что нам нужно — это учиться».
В подтверждение своих слов Анастасия цитирует Дональда Шона, автора концепции рефлексивной практики: «Профессионал должен избавиться от иллюзии контроля и стать «агентом, который учится».

Постоянное совершенствование — это природа неформальных проектов

Сейчас Анастасия в агенции Urban Curators работает над проектом деиндустриализации постпромышленного Подола в Киеве. Используя свой опыт работы с местными жителями, международными грантами, малым бизнесом и городской администрацией, агенция играет новую для себя роль общественной девелоперской организации. Выполняя такие функции, организация ставит на перед собой задачу не только презентовать запрос от жителей для девелопера, но и предложить практические инструменты реализации этого запроса.

Аэрофотосъемка киевского Подола. Источник фото: urbancurators.com.ua

Проект начался с интенсивного исследования, которое провели 6 студентов-магистров Массачусетского технологического института. Анастасия Пономарева, соинициатор этой студии, вместе с профессором MIT Брентом Райном ставят перед собой задачу не только предложить свежие идеи для трансформации Подола, но и реализовать пилотные проекты на основе этих идей. Для достижения цели свои усилия объединили одна из ведущих кафедр городского планирования, девелоперская компания и общественная девелоперская организация из Киева.

Несмотря на то что в Штатах, где находится институт, уже давно существуют подобные общественные девелоперские организации, в Украине такая практика только зарождается. Тем не менее, данный подход становится жизненно важным в условиях взаимного недоверия горожан и девелоперов.