План А: Вся власть архитекторам

editor / Урбанистика /

Киев как город болен. Стихийная некачественная застройка, транспортные проблемы, изношенная и непропорциональная инфраструктура, исчезающие зеленые зоны, постоянные протестные движения общества. Ключи спасения у тех же, кого винят горожане во всех проблемах, — у архитекторов.

Проблема – в неполной реформе

Вступивший в 2011‑м Закон о регулировании градостроительной деятельности обещал старт цивилизованных правил на рынке. Им убирались процедуры, которые на тот момент вызывали больше всего критики как коррупционные — обязательные общественные слушания и утверждение проекта на градсовете. Все города должны были получить современные продуманные и согласованные с горожанами генпланы с зонингами, с просчитанной транспортной схемой и т. д. За качество проекта должен отвечать персонально заказчик и архитектор.

Максим Барбаш, глава совета директоров компании GEOS

В принципе, правила, прописанные в Законе, аналогичны тем, что действуют во всем мире: прозрачная градостроительная документация, простые процедуры плюс ответственность профессионалов-исполнителей.

К примеру, так описывают процедуру взаимоотношений с городскими властями в Европе в компании GEOS, которая реализует проекты в Венгрии и Испании. «Находим участок и сразу в реестре смотрим, что можно построить. Например, участок находится в зоне, где можно строить жилье, отели, офисы. Там же четко прописывается высота и плотность застройки, требования по паркоместам и др. После этого заказываем проект архитектору, а он сам согласовывает подготовленное с районным и городским архитектором», — поясняет глава совета директоров компании GEOS Максим Барбаш.

За качество проекта должен отвечать персонально заказчик и архитектор

Пример замечания: компания создавала проект в исторической зоне Будапешта, город попросил откорректировать фасад, отметив на нем контур дома, что стоял до этого. Так же районный или городской архитектор может попросить проработать озеленение.

Кстати, как отметил Максим Барбаш, на месте снесенного здания попросту не разрешат строить в «историческом» стиле, ведь сейчас другие технологии и новое здание будет выглядеть как подделка. «Мы строим в самом центре Будапешта. Город стимулирует появление в исторической застройке современных зданий. Еще один момент — не приветствуются комплексы с закрытой территорией, это признак дурного тона», — подчеркнул Барбаш.

Фото: Алексей Федоров. Источник фото: Shutterstock

«В Испании процедура тоже похожа, да и во всей Европе. Есть мастер-план города, получаешь выписку из него и строишь. В Киеве должно быть то же самое — генплан и зонинг, которые дадут понимание того, где что можно строить. Да, это длинная история, во многих странах генпланы принимались на референдумах, но без разработки и принятия этого документа мы получаем ситуацию вечного «ручного» режима», — говорит Барбаш.

Киев за 10 лет не дождался ни историко-архитектурного опорного плана, ни генплана, ни зонинга

К сожалению, в Украине пока позитивных подвижек нет, законодательные изменения не привели к гармоничному развитию территорий. Новые генпланы, учитывающие осовремененные строительные нормы, так и не приняты. Стихийная застройка городов усилилась, конфликты обострились. Ускорить создание и обновление градостроительных документов не смогли даже многочисленные моратории на застройку, которые время от времени объявлял Минрегион.

Особенно остро стоит проблема в столице, которая за эти почти 10 лет не дождался ни историко-архитектурного опорного плана, ни генплана, ни зонинга…

Татьяна Григорова, архитектор ООО «БИП-ПМ»

«Ситуация плачевная. За последние 10 лет появилось очень много спорных жилых зданий, которые, честно говоря, мало чем украшают наш город. Особенно это касается новых микрорайонов, где хотелось бы видеть современную архитектуру и планировочные решения, а не реплики проектов полувековой давности. А бывает, что уже реализуемые проекты попросту нарушают строительные нормы. И этих ошибок можно было бы избежать, если бы эти все планы обсуждались профессиональным сообществом», — отмечает архитектор ООО «БИП-ПМ» Татьяна Григорова.

Георгий Духовичный, вице-президент киевской организации НСАУ, руководитель «Творческой архитектурной мастерской Г. Духовичного»

«У нас постоянно пытаются отнести архитектора к сфере услуг — наподобие ресторатора или парикмахера, мол, чего изволите, любой каприз за ваши деньги. Во всем мире именно градостроители определяют судьбу развития города, их задание — сбалансировать все сферы жизни города, определять разумные темпы, направления и масштабы его развития.

Мониторинг показал, что решениями Киевсовета и городской администрации, с благословения действующего градсовета, Генплан-2020 в части развития инфраструктуры был выполнен на 30 %, а в части застройки жильем — на 130 %. То есть свою функцию обеспечения гарантированного гармоничного развития города он с треском провалил», — констатирует вице-президент киевской организации НСАУ, руководитель «Творческой архитектурной мастерской Г. Духовичного» Георгий Духовичный.

Александр Свистунов, главный архитектор Киева

Главный архитектор столицы Александр Свистунов напоминает, что с 2011 г. градсовет имеет лишь консультативные полномочия.

«В полномочиях градсовета осталось обязательное рассмотрение документов, связанных с долгосрочным планированием, — генпланов и ДПТ. Все остальные объекты объемного проектирования заходят к нам только после обращения застройщика. Именно эти объекты больше всего интересуют простого киевлянина. Сегодня именно застройщик принимает решения, как будет выглядеть объект на той или иной территории. Архитектор получает от него задание с исходными данными и создает проект в угоду заказчику. К сожалению, очень часто создание нового объекта — это бизнес, где главное — выгода, а заказчикам зачастую все равно, какое влияние будет оказывать их объект на окружающую среду и комфорт жителей. Есть редкие исключения, когда кроме экономики в приоритете еще и качество архитектуры, когда пекутся о формировании образа города и о взаимосвязях с тем пространством, в которое они входят, когда пытаются создать действительно интересные объекты.

Генплан-2020 в части развития инфраструктуры был выполнен на 30 %, а в части застройки жильем — на 130 %

Фото: Asya Tes on Unsplash

В итоге мы достигли пика возмущений и сумасшедшего резонанса не только среди жителей города, а непосредственно среди архитекторов и профессиональной общественности. Всем очевидно, что необходимо срочно менять систему, чтобы мы смогли конструктивно обсуждать очевидные ошибки в работе непрофессионалов», — подчеркивает Свистунов.

 

Как должен работать градсовет

Георгий Духовичный убежден в необходимости возвращения к международным стандартам в системе нормообразования и регулирования архитектурно-градостроительных процессов формирования среды в интересах города и горожан. «В сегодняшней Украине все происходит с точностью до наоборот — большинство законов и норм принимаются исключительно в интересах бизнес-застройщиков-временщиков. Этому способствует их мощнейшее лобби в Верховной Раде, Кабмине, Киевсовете, прокуратуре, судах и т. п. Я убедился в этом не понаслышке во время работы с новой редакцией Закона о столице. Нигде в мире нет главных архитекторов в «нашем понимании». Абсолютно порочная практика создания двуликих Янусов, докторов Джекилов и мистеров Хайдов — это человек, с одной стороны, подчиненный госслужащий до обеда, а с другой — радетель за архитектуру во второй половине дня. Они нигде, кроме нашей благословенной земли, юридически не возможны», — говорит Духовичный.

Фото: Юрий Ферендович

Выход из патовой ситуации он видит в создании «подлинного градсовета — коллегиального профессионального органа с правом решающего голоса. «Его решения передаются Киевсовету и городской администрации как руководство к действию, а там уже депутаты и чиновники решают, «за красных они или за белых», следовать им решениям профессионалов или нет», — подчеркивает Духовичный.

Татьяна Григорова считает, что достаточно обязательными сделать рассмотрение на градсовете проектов СС3: «Это те проекты, которые влияют на город и его жизнь. Точечная малоэтажная застройка, скорее всего, может решаться только на уровне заказчик — архитектор».

Образ города формируют амбициозные имиджевые проекты, когда в приоритете не только экономика

ЖК «Комфорт Таун», Киев. Проект: archimatika

Выдавать ГУО посте утверждения архитектурного эскиза

Нужно вернуть городу архитектурную позицию — убежден Александр Попов, CEO, сооснователь archimatika. «Для каждого конкретного объекта город что‑то должен хотеть: где‑то парцелляции или благоустройства, где‑то отодвинуть первый этаж и дать немножко больше территории улице и др. Во всех городах, как в Европе, так и в Азии, которым небезразличен свой облик, власти действуют по одним правилам — открыто обсуждают архитектурные эскизы. Местная власть или главный архитектор города оценивает их на основе важных для развития территории факторов. Именно утвержденный эскиз является опорным для дальнейшего ведения проекта. Какие позиции важны городу? Плотность, высота, развитие инфраструктуры (инженерия, социальная, транспорт). Архитектурный облик? Ситуативно, но чаще да», — подчеркивает Попов.

Александр Попов, CEO, сооснователь archimatika

При этом он напоминает, что согласно общемировой практике, большая часть этих требований прописана в зонинге и Генплане. «Так и должно быть у нас согласно Закону о градостроительной деятельности, урезавшему права градсоветов. Однако прошло уже почти 10 лет, и надо признать, что шансы принятия Генплана и зонинга в столице мизерные. Поэтому необходимо включать компенсирующие механизмы: градостроительные условия и ограничения выдавать исключительно после обсуждения и корректировки архитектурного эскиза. Будет это обсуждение узкопрофессиональным или широким общественным — будет решать администрация, исходя из важности и масштабности проекта», — предлагает Попов. И предоставить градсовету такие полномочия в столице возможно. «Не нужно менять законодательство. Надо на уровне города изменить порядок выдачи ГУО, но только после обсуждения на градсовете. Так сделали во Львове, к примеру. И одновременно двигаться по разработке зонинга», — говорит Попов.

Какие позиции важны городу? Плотность, высота, развитие инфраструктуры

«Деятельность градсовета должна быть неангажированной и абсолютно открытой. При этом градсовет должен рассматривать совершенно не то, что рассматривает сейчас. Необходимо обсуждать не проекты, а градостроительные условия и ограничения, — подчеркивает Духовичный. — Почему идет такое бешеное сопротивление выполнению корректного цивилизованного зонинга? Просто им будет определена характеристика каждого участка, возможности его градостроительного применения. Участки будут не «добывать», а подбирать… И все махинации немедленно канут в Лету. Пожалуйста, выбирай участок, на котором ты можешь построить то, о чем мечтал всю предыдущую жизнь. Именно так работают в цивилизованном мире».

Александр Попов считает, что даже зонинг не панацея, чтобы убрать с рынка низкокачественные проекты. «Эта практика отлично работает в зрелом обществе, с высокими критериями профессионального сообщества, которое находится в согласии с тем, «что такое хорошо-плохо», и все движутся примерно в одном направлении. Мы же пока на пути к этому. И чтобы отсечь «динозавров по мышлению», мы не имеем право полностью «диджитализировать» выдачу ГУО. Необходим коллегиальный орган, который возьмет на себя ответственность за развитие города», — подчеркивает Попов.

ЖК «Файна Таун», Киев. Проект: archimatika

По оценке Духовичного, сегодня градсовет — позитивно настроенная гибко-пластичная компания, которая поднимает руки строго по команде. Ей показывают уже то, что практически утверждено к реализации.

«Увы, я из породы тех «лакмусовых» людей, которых тихо выдавили из состава градсовета немедленно после аргументированной критики «фатального» ДПТ застройки Рыбальского полуострова. Сегодня там в значительной степени работают люди, которые, к сожалению, позволяют себе делать замечания такого рода, которые сами не готовы выполнить.

«Сегодня город уже не на грани, а в состоянии глубокого коллапса в части состояния инфраструктуры. В городе не просто нарушаются фундаментальные решения Генерального плана в части его транспортной инфраструктуры — «авторитетно» заявляется, что строительство транспортного тоннеля длиной 1 800 м под горой Юрковица «нереалистично». А значит, трассу правобережного съезда с Подольско-Воскресенского мостового перехода можно тоже застроить жильем. И это в Киеве, где метрополитен строится более 60 лет — как хорошо, что его строили в «разумные времена разумных решений», иначе метрополитен нам бы не «угрожал» и по сей день…

Фото: Юрий Ферендович

Продолжается эскалация никому не нужного разрушительного строительства коммерческого жилья — кризис этим только усугубляется. Она «наворачивается» не ради города, его жителей, его будущего, а исключительно ради сиюминутного заработка. Я даже не спрашиваю про Париж, Брюссель и Лондон. Я спрашиваю: хотя бы в Варшаве или Будапеште строят жилье в таких объемах? Конечно, нет. Ведь там есть нормальное законодательство и осознанное градостроительство.

А Киев последние 29 лет существует в режиме экспансии бессмысленной застройки, ради которой жертвуют абсолютно всем: историческим обликом и рабочими местами, зелеными и рекреационными зонами, резервируемой на перспективу территорией.

Кризис усугубляется эскалацией строительства коммерческого жилья

Сегодняшнее жилое строительство по‑украински — это убийственный вид деятельности. Он не приносит новые технологии и обученные кадры, создает большей частью глубоко архаичные вещи. При этом стремительно расходует ресурсы города, переуплотняет его, не обеспечивая новых жителей нормальными условиями жизни. Мировой опыт показывает, что все это со временем превратится в трущобы. Особенно такому процессу подвержено «сиротское» жилье нижайшего качества — оно обречено на стремительное удешевление сразу после продажи, без надежды на ликвидность», — говорит Духовичный.

Татьяна Григорова подчеркивает, что коммуникационная функция градсовета крайне важна. «Необходим ресурс, на котором бы публиковались все без исключения поданные и рассмотренные градсоветом проекты, с замечаниями. Чтобы любой человек мог зайти, набрать адреса и посмотреть, что и когда предлагалось, как менялся проект», — говорит Григорова.

Реконструкция с надстройкой особняка конца ХІХ в., Львов. Проект: AVR DEVELOPMENT

Подобная информированность поможет несколько снизить остроту реагирования на старт некоторых проектов. Но не решит существенный вопрос противостояния экологов и девелоперов.

«У меня был разговор с активистами-экологами, которые пытаются заблокировать развитие, законно или незаконно, но уже выделенных земель. Ничего более бессмысленного быть не может. Есть простая процедура: сообщество, которое считает, что на этой территории должна быть заповедная зона или парк, может оформить ее на себя, заказать ДПТ.

Ведь на сегодня город заявил, что он только распорядитель земель, а дальше судьбу участка решает собственник или арендатор. Природоохранные организации — такие же формализованные объединения, как любые ООО, концерны и проч., они могут подавать заявку в Киевсовет о передаче им земли. Нет в развитии территории такой категории, как совесть. Бизнес оперирует имущественным правом. Поэтому любое нарушение процедуры приводит к краху самых красивых идеальных планов.

Необходим ресурс, где бы публиковались все поданные на рассмотрение градсоветом проекты

Я тоже за то, чтобы было много хороших, разных парков — в них проходило мое киевское детство. Но получить зеленые зоны можно только соблюдая законную процедуру. У того, кто хочет, чтобы у него под окнами был парк, есть всего два выхода: купить эту землю или создать лобби, которое будет на уровне Генплана балансировать территорию, чтобы зеленые зоны и застройка были пропорционально уравновешены», — предлагает Духовичный.

В идеале градсовет может и должен стать таким лобби, занимаясь развитием города профессионально и неангажированно.

Проект реставрации здания Центрального гастронома на Крещатике был рассмотрен на градсовете. Работы начнутся осенью. Фото: Юрий Ферендович

Фото: Юрий Ферендович

Сумеют ли городские власти наконец выписать правила, которые будут стимулировать развитие столицы, где каждый объект, независимо от масштаба, несет в себе отпечаток современности, и создадут город с яркой индивидуальностью, комфортный для людей?

 

Городу очень важно слышать профессиональное коллегиальное мнение

Александр Свистунов, главный архитектор Киева, директор Департамента градостроения и архитектуры КГГА

С 2011 г. градсовет имеет лишь консультативные полномочия.

Для эффективной работы в идеале должен быть принят Генплан, зонинг и ДПТ с голубыми линиями. Именно эти документы являются регламентирующими для застройщика и архитектора. Но многие из них еще в разработке.

Поэтому на переходном этапе необходима активизация работы градсовета. Мэр поддерживает нашу позицию, чтобы мы заседали хоть ежедневно и рассматривали каждый проект, который планируют реализовать в городе. Но, напомню, рассмотрение возможно только в случае обращения заказчика и предоставления им всех необходимых материалов.

Важны несколько моментов. Прежде всего необходима полная прозрачность, информирование людей. Это значительно снизит градус напряженности в обществе. Второй момент — нужно мнение профессионалов. Среди членов градсовета есть разные поколения архитекторов. Это отличный баланс, симбиоз мнений, опыта и инноваций. Городу важно слышать профессиональное коллегиальное мнение. И третье — мы обязаны обеспечить комплексный подход к развитию, включая реновацию промышленных территорий, схемы парковок, транспортной схемы, реновацию объектов устаревшего жилого фонда. Город не может развиваться как «лоскутное одеяло» — из локальных кусочков.

Заказчикам выгодно рассмотрение проекта на градсовете, это повышает уровень их репутации и снимает напряжение, убирает возможность манипуляций со стороны псевдоактивистов

Все эти моменты напрямую зависят лишь от одного — желания заказчика двигаться открыто и прозрачно. Ведь сегодня мы проводим градсовет, только если есть обращение застройщика и представлены материалы в необходимом объеме.

На самом деле заказчикам выгодно рассмотрение проекта на градсовете, это повышает уровень их репутации и снимает напряжение, убирает возможность манипуляций со стороны псевдоактивистов. И понимание этого у многих уже есть. В Департаменте градостроительства собралась немаленькая очередь из проектов, которые застройщики хотят представить экспертам. Однако сегодня по действующему законодательству мы не можем заставить застройщика выйти на градсовет и презентовать свой проект. Это должно быть только по его инициативе.

До 2011 г. кроме рассмотрения на градсовете была обязательной процедура общественных слушаний. С моей точки зрения, ее также необходимо вернуть. Киевляне должны быть информированы всесторонне и иметь возможность высказать свое мнение. Нужно, чтобы проект отображал развитие территории не только в коммерческом, а и в социальном аспекте.

Чтобы проанализировать проект, необходимо глубокое погружение. Например, обсуждая проект на Осокорках, члены градсовета неоднократно говорили, что предлагаемая схема застройки откровенно устаревшая, так уже лет 40—50 не строят. Есть вещи очевидные — например, три параллельно стоящих дома по 25 этажей киевлянам не понравятся. Да и никому это не понравится. Я убежден, что город Киев не может себе позволить новый микрорайон такого качества. Мировой опыт доказывает, что подобная планировочная структура не работает. Кроме того, мы не имеем права допускать очевидные глобальные ошибки, такие как отрезанные забором от жителей территории. Считаю, что именно профессиональное мнение градсовета с максимальным информированием общественности о замечаниях помогут донести, какой может и должна быть современная городская среда. Это повысит требования ко всем последующим проектам.

Фото: Иван Бандура on Unsplash

Каким должен быть Киев? Город, где каждый объект должен нести отпечаток своего времени. Я не приверженец копирования реплик. Киев не может превратиться в коллекцию копий объектов из разных стран. Мы обязаны сохранить то, что есть ценное, и продолжать строить город со своим лицом.

Развитие города происходит, когда есть финансирование, а чтобы появились инвестиции, нужен прозрачный инвестклимат. Для этого должно быть понятное законодательство, правила и нормы, которые исключат финансовые риски для инвесторов и репутационные — для города.

 

Текст: Оксана Гришина