Пьер де Мёрон. Гений парадокса

Надежда Богатая / Персона /

Сегодня день рождения у участника архитектурного тандема Herzog & de Meuron Пьера де Мёрона.

Родившимся в одном городе, в одном году, с разницей в 20 дней Жаку Херцогу и Пьеру де Мёрону, похоже, суждено было работать вместе. Друзья детства и одноклассники, они поначалу и не помышляли о большой архитектуре: Херцог изучал коммерческий дизайн, а затем химию и биологию в Базельском университете, а де Мёрон получил степень в области гражданского строительства.

Строящийся жилой комплекс Beirut Terraces в Ливане

Но когда оба поняли, что им скучно — переключились на архитектуру, поступив в Швейцарский федеральный технологический институт в Лозанне на курс самого Альдо Росси. В 1978 году открыли в Базеле собственное бюро, которое довольно скоро обзавелось офисами в Лондоне, Мюнхене и Сан-Франциско и даже успели стать приглашенными профессорами в Гарварде. «Мы предпочитаем искусство архитектуре и, следовательно, художников – архитекторам».

Штаб-квартира банка BBVA в Мадриде по проекту бюро Herzog & de Meuron, 2015 год

Перечислять знаковые работы базельского бюро можно долго, но их характерной особенностью является виртуозное умение авторов сочетать традиционные архитектурные элементы, облеченные в современный дизайн, и новые, зачастую экспериментальные, материалы.

«Мы ищем материалы, которые являются такими же интеллектуальными, универсальными и сложными, как природные явления, другими словами, материалы, которые не просто привлекают внимание изумленного искусствоведа, но действительно оказываю эффект и влияют на все наши чувства»

Самый известный их проект — галерея современного искусства Tate Modern 2000 года (одна из четырех), которую Херцог и де Мёрон сделали из бывшей электростанции Bankside Power Station на южном берегу Темзы. Соединив традиционные элементы ар-деко и идеи модернизма, архитекторы создали то, что сами потом назвали «зданием XXI века», а двенадцать лет спустя спроектировали и его расширение.

Расширение галереи Tate Modern в Лондоне, 2012 год

«Наша идея заключается в том, чтобы не делать везде одно и то же. У нас нет определённого стиля; в каждом месте мы делаем нечто новое. Мы пытаемся вытянуть это новое из местного контекста»

К слову, именно за Tate Modern в 2001 году дуэт получил Притцкеровскую премию, для чего ее комитету даже пришлось пересмотреть правила присуждения награды, поскольку традиционно она вручается персонально архитектору, а тут — целое архитектурное бюро. Однако организаторы посчитали, что не имеют морального права разделять Херцога и де Мёрона, поскольку они и составляют идентичность практики. «Жак Херцог и Пьер де Мёрон так давно и тесно сотрудничают, что способности и талант каждого образовали единое творческое целое. Мы просто не имели права выделить одного из них».

Жак Херцог и Пьер де Мёрон во время строительства Олимпийского стадиона в Пекине в 2008 году
Олимпийский стадион в Пекине известный также как «Птичье гнездо»
Олимпийский стадион в Пекине

В числе других заметных работ бюро — стальная конструкция, получившая название «Птичье гнездо» — стадион, построенный в 2008 году по случаю проводившихся там Олимпийских игр, а еще знаменитый многомиллионный долгострой — Эльбская филармония в Гамбурге на месте бывшего складского здания в местном порту.

Эльбская филармония в Гамбурге