Партисипация: когда община за все хорошее, но иногда и против

Ирина Исаченко / Урбанистика /

Иногда начало формированию активной общины может положить встреча на лестничной площадке или визит к соседу за солью. Веками гражданское участие в развитии государств и городов ограничивалось голосованием на выборах — и то лишь в условиях демократии. Но в середине XX в. социологи и урбанисты стали целенаправленно практиковать методы public participation (общественного участия). Партисипация — это не только изучение аудитории и проблем места, а и привлечение горожан к активному участию в планировании. Как и прямая демократия, партисипация в урбанистическом аспекте имеет тот же набор преимуществ и недостатков. Каких именно? Попробуем разобраться.

К безусловным преимуществам можно отнести формирование консолидированной и эффективной громады. Местные жители, возможно, не обладают профессиональными навыками архитекторов и градостроителей, но имеют совершенно уникальную компетенцию — располагают информацией о реальных потребностях и скрытом потенциале территории.

Процессы городского планирования могут быть прозрачными и в них есть место для частных и общественных инициатив

Краудсорсинг — тоже сравнительно новый термин, который первым ввел писатель Джефф Хау в 2006 г. Технология предполагает, что работа выполняется добровольцами-активистами либо за символическую оплату, либо безвозмездно. Заинтересованные в результате жители готовы тратить собственные время и ресурсы, в том числе и на то, чтобы благоустраивать свои районы. Профессиональный уровень исполнителей при этом играет небольшую роль — чем многочисленнее группа людей, работающих над проектом, тем выше вероятность, что среди них найдутся те, кто имеет нужный опыт и навыки. Краудсорсинг активно используют в маркетинговых исследованиях, в рекламных кампаниях, в разработке дизайна. Этот инструмент подходит для реализации множества урбанистических проектов, начиная со сбора идей, например, как сделать город, район, улицу комфортнее и чище. Поддерживая низовые инициативы, власти не только разделяют ответственность с горожанами, но также экономят ресурсы и бюджет, ведь средства направляются на действительно необходимые людям реформы.

Чтобы максимизировать ценность общественного участия, людей необходимо информировать и обучать. Обыватели должны убедиться, что процессы городского планирования могут быть прозрачными и в них есть место для частных и общественных инициатив. К примеру, можно законодательно обязать жителей сортировать мусор. Но как только контроль ослабнет, они, возможно, не захотят утруждать себя излишними хлопотами. Вместе с тем, если люди поняли, в чем смысл таких ежедневных действий, они будут выполнять их осознанно и получать удовлетворение от осознания снижения нагрузки на экологию.

Бульвар вдоль виадука Viaduc des Arts в Париже с каждым годом становится все более привлекательным маршрутом благодаря участию горожан в проектах по его благоустройству. Фото: Bruno De Hogues/Getty Images. Источник фото: gaurani.almightywind.info

Civic Tech и их безграничные возможности

С 2013 г. в США, а следом и по всему миру начали использовать термин «гражданские технологии» (Civic Tech) — так теперь называют мобильные приложения, платформы общественных бюджетов или сайты для создания онлайн-петиций или регистрации идей от жителей.

Поддерживая низовые инициативы, власти разделяют ответственность с горожанами, а также экономят ресурсы и бюджет

Онлайн-платформы полезны еще и тем, что дают ученым и урбанистам-практикам доступ к массивам данных. Каждый из нас может узнать, какой проект и насколько успешно продвигают жители городов в разных странах. К примеру, прямо сейчас парижане собирают голоса для выделения бюджетных средств на создание арт-маршрута вдоль старого виадука Viaduc des Arts на авеню Домениль (Daumesnil). Виадук был восстановлен в конце 90‑х по проекту архитектора Патрика Берже, а бывшие складские помещения под арками перепрофилированы под художественные магазины и мастерские. Теперь уже сами владельцы магазинчиков — дизайнеры и ремесленники — объединились, чтобы сделать улицу более зеленой, добавить «точки отдыха» с уличной мебелью и украсить арки световыми инсталляциями.

Проспект Грасиа в Барселоне. Фото: Zambrano González, Vicente

Festes de Gràcia. Фестивали и уникальная архитектура привлекают район Грасиа в Барселоне миллионы туристов. Но сами жители не особо рады такому наплыву гостей. Источник изображения: europea-travel.com

А в Барселоне активно собирают информацию и идеи для реабилитации исторического наследия в районе Грасиа, знаменитого парка Гуэль, который создал Антонио Гауди. Но кроме парка-достопримечательности в Грасиа множество старинных домов, некоторые из них не внесены в охранные списки, что вызывает у местных жителей тревогу. В муниципалитете озабочены: «Наблюдается постепенное исчезновение традиционной ткани и существенное изменение образа первоначального города-сада». А кроме того, историческая структура Грасиа может пострадать из‑за спекуляций со стороны застройщиков.

Власти Барселоны просят горожан участвовать в составлении карты идентичности района Грасиа для его развития и защиты

Горожан просят присоединяться к составлению дорожной карты развития района и его защиты и присылать на сайт описания примечательных «атмосферных» локаций и пространственных ориентиров. Ими могут быть небольшие внутренние сады, старые деревья, исторические интерьеры, необычно украшенные фасады, ремесленные мастерские, нестандартные рекламные таблички — все, что имеет уникальную ауру. Задача проекта в том, чтобы из этих небольших деталей, которые обычно не замечают туристы и официальные градостроители, составить карту идентичности района. За два месяца жители оставили более 100 заметок — они обращают внимание на местные традиции и особенности быта, просят взять под защиту деревья-долгожители, восстановить сады на террасах между улицами, реставрировать лепнину на фасадах и так далее.

Жители Рейкьявика стремятся к тому, чтобы улицы города были не транзитными зонами для транспорта, а местом для отдыха и общения. Источник изображения: Wikipedia Commons

Власти Рейкьявика же подходят к вовлечению жителей в урбанистические процессы образцово-структурированно. С февраля по март 2018 г. там проходил сбор идей — всего аккумулировали более тысячи предложений по благоустройству города и окрестностей. После оценки идей и консультаций с экспертами проекты выставили на голосование — провели так называемые соседские выборы. Проекты-победители были утверждены, муниципалитет подписал договоры с подрядчиками, и уже в мае 2019 г. приступил к реализации. Все документы опубликованы на сайте муниципалитета reykjavik.is. Среди идей — создание зон для занятий спортом, строительство велосипедных дорожек, ремонт тротуаров, установка мусорных баков, озеленение, роспись зданий граффити, высадка фруктовых садов, создание собачьего питомника, постройка сауны и так далее. Ничего сверхъестественного и высокобюджетного — простые мелочи, которые так важны для того, чтобы люди чувствовали себя комфортно.

Большинство общественных проектов — это недорогие простые предложения по благоустройству, которые так важны для комфорта горожан

Стрит-арт — одна из множества общественных инициатив, которые поддерживают городские власти Рейкьявика. Источник изображения: Wikipedia Commons

Киев тоже не остался в стороне. КГГА впервые внедрила практику партисипации и предложила киевлянам поучаствовать в распределении средств местного бюджета в 2016 г., запустив онлайн-платформу «Громадський бюджет». Первый раз на реализацию проектов выделили 50 млн грн, а на «Громадський бюджет-2020» запланировали выделение уже в три раза большей суммы. Деньги пойдут на реализацию 554‑х проектов, получивших наибольшую поддержку громады. Победителей система определила в июне. Подавляющее большинство проектов — о благоустройстве детских и спортивных площадок, покупке оборудования в школы и детские садики. Одобрено еще и финансирование нескольких фестивалей — SolomaFest 2020, Snіgfest, арт-фестиваль «Повидло», Kyiv Extreme Fest 2020. Планируется устройство нескольких площадок для выгула животных, велопешеходных переходов, зеленых тропинок, освещения вдоль парковых дорожек, благоустройство нескольких участков набережной Днепра, создание публичных пространств, установка дефибрилляторов на станциях метрополитена в рамках проекта «РеаніМетро» и даже запуск в озеро Тельбин растений-гидробионтов, которые очищают воду и предотвращают ее цветение.

Креативное пространство на территории промзоны KAPЗ-12 в Киеве развивается как урбан-инкубатор, где урбанисты проводят обсуждения проектов и встречи с местными жителями. Источник изображения: karz-12.com.ua

Александр Рак, урбанист и транспортный эксперт, подавал на «Громадський бюджет-2020» два проекта, и оба были одобрены: 156 тыс. грн выделятся на устройство приподнятого пешеходного перехода и 365 тыс. грн — на озеленение и благоустройство публичного пространства на месте стихийной парковки возле станции скоростного трамвая на КПИ. По мнению Александра, выделенных средств достаточно для того, чтобы полностью реализовать намеченное даже с учетом возможной инфляции: «Подрядчика для выполнения работ будет выбирать балансодержатель (КП ШЕУ Соломенского района) через ProZorro. Я заложил в бюджет проекта 20 % резерва, поэтому денег должно хватить. К самой платформе есть замечания: чтобы проголосовать за понравившийся проект, необходимо совершить слишком много действий, много кликов. Также столкнулся с тем, что возможны организационные проблемы по реализации, например, Киевавтодор сейчас планирует капремонт улицы Борщаговской, но они не хотят согласовать работы с моим проектом. Сейчас пробую с этим бороться».

Сквер Небесной Сотни в Киеве силами волонтеров был превращен в общественный парк с детской площадкой. Граффити с портретом Сергея Нигояна на стене старого здания создал португальский художник Алешандре Фарту по инициативе общественной организации «Місто-сад». Источник изображения: wikipedia.org

Создать и запустить онлайн-платформу «Громадський бюджет» в Киеве помогал Офис Совета Европы в Украине. При его же поддержке в Киеве открылась «Академия общественного участия», где чиновников и общественных активистов будут знакомить с инструментами и методами партисипации.

 

Мы называем это Gamicipation!

Игра «Монополия», ставшая хитом во времена Великой депрессии, была не первой экономической игрой, как принято считать. Чарльз Дэрроу использовал в качестве прототипа настольную игру «Землевладелец», созданную Лиззи Филлипс еще в 1903 г. Но несмотря на вторичность идеи и «52 ошибки в дизайне», которые заметили в оформлении «Монополии» критики и эксперты, разработка Дэрроу стала настоящей иконой игровых симуляторов. С ее помощью юные американцы знакомились с основами рыночной экономики и принципами работы рынка недвижимости.

re:publica — это масштабная конференция, которая ежегодно собирает в Берлине тысячи урбанистов и криэйторов. Темами мероприятия становятся общественные инициативы и жизнь в цифровом мире. Источник изображения: re-publica.com

Сегодня существуют десятки онлайн-игр и платформ с открытым кодом, которые позволяют в доступной форме понять, как работает городское планирование и даже тестировать новые модели архитектурных и урбанистических решений. Еще более перспективное направление — это использование онлайн-инструментов и дополненной реальности в публичном пространстве с привязкой к месту.

В 2017 г. на фестивале re:publica цифровой дизайнер Дэниэль Бой и профессиональный городской планировщик Карстен Михель Дрохсель презентовали игровой подход к вовлечению жителей немецких городов в процессы развития и благоустройства.

По мнению авторов концепции Gamicipation, совместное участие в городских играх позволяет наладить диалог между чиновниками, архитекторами, урбанистами и обычными жителями: «Игры дают людям возможность взаимодействовать. Они открывают новые двери, разрушают социальные барьеры».

Мобильные приложения служат инструментами для проведения урбанистических игр, которые позволяют изучать город, развивать его и консолидировать общины. Источник изображения: re-publica.com

Урбанистические игры дают людям возможность взаимодействовать. Они открывают новые двери, устраняют социальные барьеры

Карстен Михель Дрохсель еще в 2008 г. основал «Мобильный университет», который комбинирует проведение урбанистических игр с образовательными курсами и публичными дискуссиями, а в 2013‑м — компанию IMPULSBÜRO BERLIN, которая занимается разработкой обучающих игр. В настоящее время Карстен Михель Дрохсель и Дэниэль Бой проводят в Германии серии игр NEU-Stadt, которые сами они характеризуют как «дикий коктейль из города, игры и перформанса». По сути, каждый NEU-Stadt — это микрофестиваль, насыщенный квестами, викторинами на лучшее знание местных традиций, архитектурного контекста, культурными и развлекательными мероприятиями. Он проводится в нетипичных локациях и позволяет горожанам смоделировать реализацию креативных подходов к использованию зданий, дворов и улиц. Сценарий для каждого NEU-Stadt разрабатывается индивидуально, и уже на этом этапе организаторы стараются привлечь местных активистов.

Почему игровой подход стал популярным инструментом public participation? Потому что он эффективен: игра стимулирует любопытство, творчество и развивает страсть и мотивацию к действию. Людям нравится играть.

Практическая цель игры — наладить доверительные отношения между формальными урбанистами и жителями

Главная практическая цель игры — наладить доверительные отношения между формальными урбанистами и жителями. Именно отсутствие доверия чаще всего становится препятствием для внедрения даже самых перспективных реформ. Жители районов предпочитают блокировать любые идеи, если не доверяют тем, кто эти идеи выдвигает. Кризис доверия, как оказалось, симптоматичен не только для постсоветских территорий, но и для внешне благополучных стран в Европе и Америке. Но если в Европе чиновники, архитекторы, девелоперы, политики и мэры не считают зазорным поучаствовать в городском квесте или викторине наравне с простыми жителями, в Украине они очень редко спускаются из своих башен на землю. Максимум участия — выйти на субботник и закопать березку в окружении журналистов.

Участниками конференции re:publica 2018 в Берлине стали около 9 тыс. человек. Главными темами обсуждений послужили медиакультура, сетевая политика и технологические тренды в Европе, в том числе в урбанистике. Источник изображения: re-publica.com

Эффект Can Vies

«Барселонский кейс» часто приводят в качестве примера успешной креативной и инфраструктурной трансформации города. Во многом это произошло благодаря экс-мэру Джорди Хереу, который хорошо знаком и украинцам, поскольку не раз приезжал в Киев для участия в экономических форумах, конгрессах и давал лекции по урбанизму. В свою каденцию (2006—2011 гг.) Хереу фокусировался на решении инфраструктурных проблем. Он модернизировал системы водоснабжения и электросети, лоббировал государственное инвестирование в строительство таких ресурсоемких объектов, как авиа- и портовые терминалы, железнодорожные станции. Эти преобразования сделали Барселону привлекательной туристической локацией — в год город принимает свыше 7,5 млн туристов. Но несмотря на то что Хереу часто говорил, что «когда жители согласны с проектом развития, трансформации в городе реальны», его взаимодействие с горожанами, возможно, было не таким уж и тесным. В 2011 г. избиратели проголосовали за Хавьера Триаса. Как и Хереу, он делал ставку на развитие креативной экономики, но еще более дистанцировался от барселонцев, которые в ответ взбунтовались и отправили его в отставку.

Здание Can Vies в Барселоне было занято сквоттерами в 1997 г. и превращено в неформальный культурный центр. Источник изображения: Wikipedia Commons

Катализатором массовых протестов, затронувших даже Валенсию и Ма­йорку, стала попытка снести Can Vies в центре Барселоны. Довольно ветхое здание, принадлежавшее муниципальной транспортной компании, с 1997 г. занимали сквоттеры, превратившие его в неформальный социальный и культурный центр. Городские власти планировали снести Can Vies, чтобы на его месте создать рекреационную зеленую пешеходную зону, что соответствовало ранее утвержденному генплану. Неожиданно для мэра жители города заявили: парк не нужен, а ветхое здание, расписанное граффити, должно остаться. Подобная логика не укладывалась в представление мэра и его сторонников о комфортном городе. Последовали длительные переговоры. Власти предлагали сквоттерам переселиться в постпромзону Can Batlló, где подобный неформальный культурный центр существовал с 2011 г. Но защитники Can Vies категорически отказались. Тогда Триас поручил выселить сквоттеров и снести здание. Это привело к социальному взрыву — на улицы вышли тысячи протестующих, которые крушили все вокруг и подожгли технику, рушившую Can Vies.

Эффект Can Vies в контексте урбанистической политики — одна из самых обсуждаемых тем среди социологов и конфликтологов

Испуганный Триас отменил решение о сносе, но жители потребовали отставки, а затем посадили в кресло мэра каталонской столицы Аду Колау. Она начинала как активистка муниципальной общественной платформы Barcelona en Comú и член движения Let’s Win Barcelona. Именно эти организации как раз и стояли за компанией гражданского сопротивления политике Триаса и сумели с помощью краудфандинговых платформ мгновенно собрать финансы для защиты активистов в судах.

Волонтеры восстанавливают Can Vies после окончания массовых акций протеста. Сгоревший экскаватор стал символом победы горожан в противостоянии с мэрией Барселоны. Источник изображения: Wikipedia Commons

В июне 2019‑го жители города второй раз поддержали Аду, которая сегодня проводит радикальную урбанистическую революцию, сворачивая туристическую модель развития, и пытается построить социальный город равных возможностей. Такая политика вызывает грусть у представителей крупного девелопмента и барселонских рантье — новые власти безжалостно штрафуют их за попытку выставить предложения по аренде квартир на платформах вроде Airbnb без лицензии. Жертвами новой политики стали также автомобилисты, которым закрыли въезд в центр города (к радости пешеходов, велосипедистов и местных жителей, недовольных шумом и качеством воздуха).

Колау выделила средства на реставрацию ставшего знаменитым здания Can Vies, а весной 2019 г., как раз накануне выборов, передала территорию в 13 тыс. кв. м в промзоне Can Batlló сквоттерам-активистам в безвозмездное пользование на 50 лет.

Поражение в конфликтах с горожанами подается властями как победа и торжество демократии

Несмотря на критику, обвинения в популизме, утопизме и откровенно левом векторе, секрет популярности Ады Колау, по мнению политических экспертов, в открытости и доступности. Она стала первой из градоначальников Барселоны, кто не боится проведения многочасовых встреч с жителями.

Барселона не единственный город, где власти предпочитают потерять лицо в глазах местных элит, но сохранить посты и влияние.

Ада Колау победила на выборах мэра Барселоны в 2015 и 2019 гг. благодаря открытому диалогу с горожанами. Источник изображения: eltemps.cat / efe

Например, берлинцы заблокировали проекты по редевелопменту аэропорта Tempelhof и потребовали, чтобы территорию площадью более 300 га в центре города не отдавали под строительство коммерческой недвижимости и жилья, а выделили под общественный парк. Весной 2019 г. власти Берлина утвердили выделение 100 млн евро для превращения Tempelhof, который в новейшей истории Германии стал символом гражданских свобод, в новый творческий квартал.

Поиск баланса и конструктивных решений требует от модераторов профессионализма на уровне дипломатов в зоне военных конфликтов

Чаще всего поражение в конфликтах с горожанами подается властями как победа и торжество демократии. Но ведь часть общины тоже оказывается в проигравших. Для многих берлинцев новое доступное жилье на территории Tempelhof нужнее, чем арт-квартал. А для многих жителей Барселоны туристы являются основным источником дохода.

Крыша здания аэропорта Tempelhof превратится в смотровую площадку. Источник изображения: Tempelhof Projekt GmbH

Территория закрытого аэропорта Tempelhof в Берлине превратилась в общественный парк The Tempelhof Field вопреки первоначальным планам застройщиков и властей. Источник изображения: Wikipedia Commons

Легализация самозахватов и отказ от перспективных планов развития — это игра с огнем, которая пугает держателей активов, собственников недвижимости и подрывает законодательный фундамент. Но подобное случается все чаще и чаще. Поэтому совершенно логично, что эффект Can Vies в контексте урбанистической политики — сегодня одна из самых обсуждаемых тем среди социологов и конфликтологов. Поиск баланса приоритетов и конструктивных решений при очевидном конфликте интересов требует от модераторов профессионализма на уровне переговорщиков и дипломатов в зоне военных конфликтов.

 

Искусство диалога, или «Кто за старшего?»

Попытки практической партисипации в Украине очень часто выглядят так: после двухчасовой презентации проектов урбанистов и архитекторов кто‑нибудь из местных жителей задает вопрос: «А кто‑то из старших здесь есть?..». Подобным образом отреагировали жители киевских Подола и Воздвиженки на концепцию развития Валов, представленную в середине июля в креативном пространстве КАРЗ-12. Студенты курса Urban Design дизайн-школы Projector под кураторством команды «Агенти змін» предложили ревитализировать территорию между склонами Щекавицы, Замковой горы и Подолом, которая когда‑то называлась Кожемяцкой площадью, внедрить новую транспортную модель и частично открыть русло реки Глубочицы, заключенной в коллектор под бульваром между Верхним и Нижним Валом. Жители Подола и Воздвиженки первым делом поинтересовались, а согласовали ли студенты проект с КГГА или это просто «мультики», которые не имеют ничего общего с реальностью? «Агенти змін» уверены, что это нормальная и совершенно типичная реакция для первой встречи, и собирают мнения жителей, чтобы подкорректировать проект.

Практически каждый проект развития вызывает шквал критики. Особенно если речь идет о зеленых зонах

Недоверие к молодым урбанистам не означает, что проекты от официальных градостроителей киевляне встречают более благосклонно. Практически каждый вызывает шквал критики. Особенно если речь идет о вмешательстве в зеленые зоны. Предложение по развитию части территории столичного Гидропарка (Венецианского и Долобецкого островов) от КП «Київміськрозвиток» сразу окрестили «асфальтопарком».

Концепцию развития исторической местности Китаево, разработанную SAGA Development и Perfect Group совместно с архитектурными бюро Architectural Prescription и ZOTOV&CO высоко оценили и поддержали в архитектурной среде. Автор концепции создания идеального счастливого поселения архитектор Гриша Зотов считает проект инновационным не только для Украины: «Он может смело конкурировать с европейскими или мировыми аналогами». PRAGMATIKA.MEDIA подробно рассказывала о новых сценариях для Китаево в предыдущих томах журнала. Разработчики отталкивались от данных, полученных в результате пространственных исследований, и, казалось, предусмотрели все, чтобы проект прозвучал ответом на общественный запрос. Но несмотря на прорывной дизайн, гуманистический стержень концепции и соответствие требованиям «Новой повестки развития городов» ООН, жители прилегающих территорий встретили ее в штыки.

Концепция развития исторической местности Китаево предполагает сохранение участков для «городского огородничества». Фото: Андрей Ветошкин

Наша цель заключается в том, чтобы использовать действия каждого из стейкхолдеров для достижения взаимовыгодного результата

Фото: Андрей Ветошкин

Задачи по модерации в «зоне конфликта» возложены на команду «Агенти змін». Им предстоит проявить «высший пилотаж» — разрушить стену недоверия между сторонами и наладить продуктивный диалог. О том, как продвигается партисипативный процесс, нам рассказал UX-дизайнер команды «Агенти змін» Юрий Грановский.

PRAGMATIKA.MEDIA: Мы обратили внимание, что диалогу с жителями очень мешает одна деталь. Люди опасаются, что итоги встреч и переговоров с архитекторами и застройщиками будут оформлены как результат неких «общественных обсуждений». Предполагает ли ваша задача на данном этапе (кстати, как его можно назвать?) составление и подписание каких‑то документов? И почему жители этого так боятся?

Юрий Грановский: Это среда, в которой все всего боятся, так как, во‑первых, цена ошибки слишком высока, а во‑вторых, девелоперский бизнес слишком долго компрометировал сам себя. Поэтому местные жители, совершая любое действие, по умолчанию думают, что это действие обернется против них. В это сложно поверить, но наша цель заключается в обратном: использовать действия каждого из стейкхолдеров (местных, администрации, застройщика) для достижения взаимовыгодного результата.

Юрий Грановский, UX-дизайнер команды «Агенти змін»

Текущий этап можно назвать знакомством. Мы знакомимся с местными активистами, лидерами мнений и обычными жителями. Знакомимся с их потребностями, страхами и болями — через презентации, личные встречи, анализ обсуждений в Facebook. Знакомимся с местом: его историей, значимостью для города и местных, его устройством, потенциалом и проблемами — через анализ большого количества документов и общение с профильными экспертами.

У нас, «Агентів змін», нет задачи что‑либо с кем‑либо подписать. Мы ставим перед собой задачу лучше понять, как тут устроена жизнь. Определить, на какие проблемы и запросы может дать ответ концепция развития. И в итоге наладить конструктивный диалог между стейкхолдерами для выработки совместных решений по дальнейшему развитию этой территории.

Территория вдоль китаевских прудов должна остаться закрытой для автомобильного транспорта — считают в Architectural Prescription. Источник изображения: Architectural Prescription

P.M.: Какая из насущных проблем волнует жителей районов, прилегающих к местности Китаево, сильнее всего? И заложено ли в проект развития ее решение?

Ю. Г.: Мы узнали о большом количестве проблем — от полуживого транспортного сообщения до отсутствия нормального продуктового магазина. Наша ценность во всем этом — узнать об этих проблемах и соответствующим образом повлиять на концепцию.

Инициатива застройщика могла бы стать ответом на консолидированный запрос сообщества

P.M.: Возможно, у вас есть некий сценарий, который мог бы способствовать консолидации сторон — не предполагаете ли вы проведения каких‑то совместных мероприятий (убрать территорию вокруг прудов или что‑то еще)?

Ю. Г.: Сценарий есть, но он постоянно меняется. С каждым этапом мы лучше узнаем, с кем и с чем имеем дело. Эти новые данные, конечно же, влияют на дальнейший план. В любом случае что бы мы ни делали, наши усилия так или иначе будут направлены на усиление территориального сообщества. Сейчас оно консолидировалось вокруг задачи любой ценой дать отпор всем девелоперским инициативам. Было бы здорово, чтобы в дальнейшем сообщество вошло в более созидательный режим. Чтобы местные жители вырабатывали альтернативные точки зрения на важные для них вопросы, определяли и приоритизировали проблемы, искали бы возможности для их решения. Тогда бы инициатива застройщика (как и любая другая инициатива извне) могла бы стать ответом (одним из) на консолидированный запрос сообщества. Думаем, это была бы более конструктивная и продуктивная среда.

Велосипедные и пешеходные маршруты Китаево и Голосеевского леса предполагается объединить в общую сеть. Фото: Андрей Ветошкин

P.M.: Как часто необходимо проводить встречи с жителями? Должны ли они быть полностью открытыми — с возможным присутствием журналистов или активистов из других районов? Участие СМИ помогает или, напротив, мешает?

Ю. Г.: Для создания конструктивной среды в первую очередь должны происходить встречи не с жителями, а встречи жителей. В каком формате и с привлечением каких сторон — зависит от цели каждой конкретной встречи. Думаю, они должны происходить регулярно и вне зависимости от внешней инициативы.

Проект архитектурных бюро Architectural Prescription и ZOTOV&CO предполагает благоустройство рекреационной зоны. Источник изображения: Architectural Prescription

P.M.: Когда можно говорить о том, что процесс партисипации и модерации диалога между сторонами идет успешно? Какой процент местных жителей должен включиться?

Ю. Г.: Думаю, что здесь нужно измерять не числами, а продуктивностью диалога. Если мы можем фиксировать планомерный прогресс, партисипация идет успешно. Когда стороны стали готовы слушать друг друга, после этого — слышать, затем — прислушиваться и делать выводы, а еще лучше — со-создавать. Когда в результате сообщество получает все большее влияние на выработку решений по отношению к территории.

 

Експертна думка

Ромеа Мурін: для кого ми це проєктуємо?

Ромеа Мурін — архітекторка та міська планувальниця з Польщі. Після навчання у Польщі та Данії вона 8 років працювала у провідних бюро Копенгагена, Нью-Йорка та Роттердама. Також Ромеа успішно завершила програму післядипломної освіти «Гібридний урбанізм» в Strelka Institute for Media, Architecture and Design та працювала провідним архітектором у Strelka KB у Москві. Крім того, вона була запрошеним професором в межах INDA International Program in Design and Architecture, Університету Чулалонгкорна у Бангкоку, Таїланд. Зараз Ромеа ментор освітньої програми «Інтегроване просторове планування для об’єднаних територіальних громад» та програмна директорка CANactions School. PRAGMATIKA.MEDIA звернулася до Ромеа як до експерта в теорії і практиці партисипації, щоб дізнатися, як більш ефективно використовувати інструменти культури участі та залучення жителів українських міст до процесу спільного планування.

Ромеа Мурін

PRAGMATIKA.MEDIA: Про що свідчить діяльність CANactions School: які методи найкращі для залучення громади та не тільки місцевих активістів, а й представників громадських організацій?

Ромеа Мурін: Сам проєкт повинен випливати та розвиватись із взаєморозуміння та співпраці між усіма сторонами — громадами, містобудівниками та адміністрацією міста. Для створення відповідної та адекватної стратегії необхідно взаємодіяти з людьми, які часто користуються цими просторами протягом усього процесу міської стратегії та у вирішальному ухваленні рішень. Початковим моментом у розробці концепції будь-якого порядку денного громадського простору повинно бути визначення талантів та ресурсів у межах громади — людей, що можуть надати історичну перспективу, зрозуміти, як функціонує ця територія та визначити, що справді має значення для місцевого населення. Використання цієї інформації на початку процесу допоможе створити відчуття причетності та приналежності громади до проєкту та забезпечити його успіх на довгі роки.

PRAGMATIKA.MEDIA: Які основні проблеми виникають на шляху до реалізації проекту?

Р. М.: Є низка труднощів, з якими можуть зіткнутися міста під час реалізації своїх стратегій.

  1. Забезпечення комплексного підходу в реалізації стратегії та пов’язаних з нею дій чи проєктів.
  2. Залучення місцевих зацікавлених сторін та організація ухвалення рішень для їх виконання.
  3. Створення ефективних індикаторів та систем моніторингу для вимірювання ефективності.
  4. Перехід від інтегрованої міської стратегії до оперативних планів дій.
  5. Налагодження державно-приватного партнерства.
  6. Посилення фінансування міської політики шляхом вивчення фінансових інновацій (фонди міського розвитку, краудфандинг і т. под.).

Цей перелік викликів, безумовно, не охоплює всіх проблем, з якими стикаються міста на етапі впровадження стратегії. Важливо забезпечити обмін та передачу знань між містами та регіонами — обмін досвідом та результатами цих етапів може підвищити ефективність стратегії та допоможе уникнути труднощів, з якими зіткнуться всі задіяні сторони.

В Україні дуже рідко використовують моделі участі або залучають мешканців до процесу планування

PRAGMATIKA.MEDIA: Які існують шляхи подолання взаємної недовіри та нерозуміння між агентами впливу та населенням? Ми часто стаємо свідками того, як люди відмовляються сприймати урбаністів серйозно і часто впевнені, що архітектори та дизайнери, що представляють нову концепцію розвитку, заангажовані («Хто вам платить?»).

Р. М.: Недовіра має вагомі підстави. По-перше, в Україні дуже рідко використовують моделі участі або залучають мешканців до процесу планування. Перші справжні громадські слухання були організовані в межах програми ISPAH (Integrated Spatial Planning for Amalgamated Hromadas program — «Інтегроване просторове планування для об’єднаних територіальних громад» CANactions School). Як старший ментор цієї програми, я бачу її успішним прикладом реалізації міської стратегії. По-друге, містобудівникам важливо визнати той факт, що є агенції, які досить добре знають свої території, просто використовуючи їх щодня. Вони є найбільш авторитетним джерелом інформації. Якщо вони залучені у процес або процес міської забудови є досить прозорим у плані спілкування, недовіри не виникне. Зрештою, ми працюємо для користувачів, і якщо вони не бачать корисності, то для кого ми це проєктуємо взагалі?

PRAGMATIKA.MEDIA: Чи є випадки, коли добрі наміри урбаністів справді перетворюються на проблеми для місцевих жителів? Що робити, якщо девелопери перехоплюють добру ідею, спотворюють її та негатив обертають проти активістів?

Р. М.: Як я вже згадувала, якщо процес впровадження визначає пріоритетність залучення громадськості та прозорість процесу, будь-які «переклади» та модифікації з боку девелоперів будуть негайно викриті.

Із випадків, про який я можу згадати, — це один із проєктів, у якому я брала участь у Польщі. Концепція була розроблена шляхом партисипації, і всі ключові стратегічні дії були обговорені та затверджені жителями міста. Зміни з боку проєктувальників та підрядників, які були запропоновані та оголошені, швидко стали полемічними, проєкт зупинили за декілька тижнів. Це був вирішальний момент в історії проєкту, жителі зреагували ефективніше та рішучіше, ніж містобудівники та архітектори, які брали участь у його розробці.

Старший ментор програми ISPAH Ромеа Мурін у CANactions School. Фото: Марго Дідіченко

PRAGMATIKA.MEDIA: Краудфандинг, гранти або громадські бюджети — який спосіб фінансування проєктів сьогодні найчастіше обирають ініціатори ідей? Якщо ми говоримо про соціальний проєкт, в якому немає комерційної складової — він приречений?

Р. М.: Останніми роками позиція краудфандингу поступово зміщувалася від просто альтернативного варіанту до переходу на чітко встановлений та зрілий механізм фінансування. Починаючи з обмеженого кола інноваторів, краудфандинг неухильно розширював свою сферу охоплення як з точки зору інвесторів / прихильників, так і з точки зору територій, для яких розроблялися проєкти та кампанії. Це дає можливість попросити фінансування і забезпечити його за рахунок громади, а також гарантує доброчесні процеси спільного ухвалення рішення, співтворчості, залучення та власності, які виникають у всіх зацікавлених сторін. Подальша еволюція такого механізму представлена так званим громадянським краудфандингом, завдяки якому громадяни часто співпрацюють з урядом.

Особливістю громадянського краудфандингу є те, що він може сприяти виникненню у залучених почуття причетності та приналежності завдяки внеску у створення суспільної цінності на їхніх територіях. Це може привернути увагу широкого кола державних та приватних зацікавлених сторін, таких як місцеві та регіональні органи влади, агенції розвитку, банки та приватні фонди. Краудфандинг пропонує новий процес, у якому уряди можуть реалізовувати рішення певних соціальних проблем за допомогою некомерційних організацій (НГО) та ефективніше збирати внески від великої кількості донорів. Це також дозволяє отримати нову форму спільного управління.