Париж ждет. Жюри выберет украинских участников M&O

Елена Панченко / Интервью /

Увидеть Париж и умереть… Нет, пожалуй, умирать не надо, лучше заставить других умереть от восторга. Компания Maїno Design Ukraine организовывает коллективный украинский стенд на выставке интерьерного дизайна и предметов декора Maison&Objet в сентябре 2019 г.

Дизайн-бренды, которые хотят посоревноваться за одно из пяти мест на стенде, имеют возможность подать заявки до 30 апреля. К участию принимаются реализованные серийные объекты в категориях «Мебель», «Освещение» и «Декор для дома». Победители отбора получат от Европейского банка реконструкции и развития частичную компенсацию организационных расходов. В этом году в составе международного жюри, которое выберет участников проекта Ukrainian Design Brands vol.3, будут эксперты из Франции, Дании и Украины. PRAGMATIKA.MEDIA узнавала у судей, какими критериями они будут руководствоваться в своем выборе и что думают об украинском дизайне.

 

Алексей Искос

Дизайнер и основатель студии Iskos – Berlin

Алексей Искос, дизайнер и основатель студии Iskos – Berlin

PRAGMATIKA.MEDIA: В 1991 г. вы уехали в Данию. Продолжаете ли следить за тем, что происходит в Украине, в том числе в дизайне?

Алексей Искос: Я уезжал с билетом в один конец и твердой уверенностью, что никогда на родину больше не вернусь. До конца 2013 г. я происходящим в Украине абсолютно не интересовался, но Майдан и последующие события это изменили. Вместе с интересом к политическим событиям постепенно появился интерес и к украинскому дизайну.

P.M.: Вы полжизни прожили в Дании, полжизни — в Украине (тогда еще входившей в состав СССР). Чем отличается подход датчан и украинцев в быту? Характерная для Дании философия хюгге применима в Украине?

А. И.: Мне трудно судить о быте украинцев сегодня — за эти полжизни изменилась страна, изменились люди, поменялся подход к быту. В целом датчане довольно большие домоседы и уделяют обустройству дома много времени и внимания. При этом основные приоритеты — это функциональность и уют, дом не должен быть выставкой хорошего вкуса или финансовых возможностей.

Думаю, что хюгге возможен везде, это ведь не столько стиль, сколько настроение. Хюгге в доме — это когда ты чувствуешь себя расслабленно и уютно, а хюгге в компании лучше всего передается словами «хорошо сидим».

P.M.: Вы сотрудничали с украинским дизайн-бюро ODESD2, создали для них светильники 15.77. Чем отличалась работа с этим проектом от работы над проектами для датских брендов?

А. И.: Практически ничем, и это положительно. Что бы ни говорили некоторые скептики, но молодое поколение в Украине не сильно отличается от сверстников в Европе. И хотя все фирмы, как и все люди, по‑своему разные, но основные принципы работы все‑таки достаточно универсальны и похожи.

P.M.: Есть ли что‑то общее между скандинавским и украинским дизайном (если таковой сформировался как понятие)?

А. И.: Нет, я не вижу каких‑то общих черт. Есть украинские дизайнеры, которые работают в скандинавском стиле, но они вдохновляются именно стилем, то есть внешним видом, а не душой и философией.

P.M.: Вы как‑то называли украинский дизайн «бесшабашным». Что вы имели в виду? Это хорошо, плохо или просто факт?

А. И.: В большинстве стран дизайн находится под прессом каких‑либо культурных традиций, которые задают определенные границы. За пределами этих границ начинается территория «так не принято», «так у нас не делают» или просто «такое у нас не продать». В Украине дизайн, да и традиции в целом только начинают формироваться, и поэтому таких ограничителей просто еще нет. Можно делать что угодно и как угодно, без оглядки на традиции и без особых опасений выйти за пределы общепринятых норм — чем украинские дизайнеры и занимаются. И именно это я и назвал бесшабашным. Кто‑то, может быть, видит проблему в отсутствии культурных ориентиров, но можно воспринимать это и как дополнительную степень свободы.

В последние годы украинский дизайн растет как сорняк – буйно и повсюду

P.M.: В дизайне важна функциональность и эстетика. По-вашему, можно ли что‑то одно поставить над другим?

А. И.: В дизайне, как и в литературе, существуют различные жанры. В художественном романе важнее эстетика, в инструкции по эксплуатации — функция. И то и другое является литературным произведением. И хотя форма и цели разные, но и в том и в другом важнее всего содержание. Мне кажется, что так же и в дизайне — в различных жанрах свои цели и приоритеты, но если история, которую этот дизайн рассказывает, яркая, оригинальная и понятная, то он будет успешным.

P.M.: Какими обязательными качествами, навыками и знаниями должен обладать хороший дизайнер?

А. И.: Каждый дизайнер работает по‑своему, используя те врожденные и развитые способности, которые у него или у нее есть. Если и есть какое‑то качество, общее для большинства хороших дизайнеров, то это, наверное, терпение.

P.M.: Почему вам интересно было стать экспертом по отбору предметов для участия в выставках M&O и Paris Design Week?

А. И.: В последние годы украинский дизайн растет как сорняк — буйно и повсюду. Он развивается одновременно во всевозможных направлениях, с каждым годом становится все более профессиональным и в то же время более самобытным. И то, что поначалу, может быть, выглядело дикой порослью, превращается в удивительно красивые цветы. Следить за этим процессом ужасно интересно. И как участник экспертной комиссии я могу увидеть самые новые, самые свежие ростки.

P.M.: Чем станете руководствоваться, отдавая предпочтение одним претендентам над другими? Важно ли будет попадание в тренды?

А. И.: Предпочтение будет отдаваться вечным трендам — оригинальности, функциональности, красоте. Все остальные тренды во внимание приниматься не будут.

 

Фаина Еренбург

Основатель украинского бренда Davis Casa

PRAGMATIKA.MEDIA: Вы начинали свою работу в Davis (тогда еще без приставки Casa) в 90‑е годы, когда только развалился Союз, а в Украине толком не знали, что такое дизайн. Как с тех пор эволюционировал рынок?

Фаина Еренбург: Безусловно, с тех пор рынок серьезно эволюционировал — от полного неведения о том, что такое современный дизайн, до тонкого понимания всех тенденций в современном дизайне. Эта эволюция в первую очередь касается профессионалов, работающих на этом рынке, — архитекторов, дизайнеров, операторов рынка. Однако нужно сказать, что и уровень понимания дизайна заказчиком тоже вырос. Здесь, скорее, на уровне ощущения «нравится / не нравится». Но приятно, что в основном нравятся правильные вещи. Хотя, конечно, все зависит и от уровня культуры, и дизайн-ориентированности заказчика.

Фаина Еренбург, основатель украинского бренда Davis Casa

P.M.: Вы отмечали, что качество украинского дизайна уже вышло на высокий уровень. Чего еще нам не хватает, чтобы завоевывать западного потребителя?

Ф. Е.: Я считаю, что нет такого понятия, как «украинский дизайн», как, собственно, нет и понятия польский, венгерский или американский дизайн. Все национальные школы дизайна закончили свое формирование во второй половине ХХ в. В сегодняшнем глобальном мире уже невозможно говорить о формировании какой‑то национальной школы дизайна. Однако это не значит, что Украина не может дать миру талантливых дизайнеров. Уверена, что мы только в начале пути, и он может быть успешным. Что касается конечного продукта, которым мы хотим завоевать западного потребителя, здесь все гораздо сложнее. В меньшей степени технология, в большей степени культура производства оставляют желать лучшего. И здесь еще очень много нужно делать и государству, и бизнесу. Хотя, безусловно, есть отдельные небольшие ателье, которые выполняют очень качественный во всех отношениях продукт. Но сегодня это скорее исключение, нежели правило.

P.M.: По образованию вы математик и даже работали в школе. Вам эта специальность помогает в текущей работе? Как считаете, насколько вообще важно образование в сфере дизайна?

Ф. Е.: Мое математическое образование помогает в бизнесе. Говорят, что будущее в бизнесе — за маркетологами, которые хорошо умеют читать финансовые отчеты. Я умею. И отлично понимаю, что такое экономика в нашем бизнесе. Возможно, может показаться странным, но во многих компаниях это понимают плохо. Поэтому часто слышишь жалобы, что работы много, а прибыли нет. Периодически мы наблюдаем банкротство тех или иных интерьерных компаний. Когда единственное преимущество компания видит в низкой цене, как правило, это заканчивается печально. Искать самую низкую цену на рынке — это русская рулетка. Может, конечно, повезти, а можно и потерять все деньги. Рекомендую клиентам всегда об этом помнить.

P.M.: Как считаете, насколько вообще важно специальное образование в сфере дизайна?

Ф. Е.: Безусловно, образование в любой сфере — это важная вещь. По крайней мере, оно точно никому бы не помешало. Я не имею базового образования в дизайне, но уже лет 27 как активно изучаю дизайн на практике, отслеживаю и анализирую тенденции, посещаю выставки, читаю профессиональную литературу, смотрю фильмы. Я увлечена дизайном и посвящаю ему много личного времени. Думаю, что на сегодня имею уже неплохую подготовку. Планирую изучать дизайн и дальше.

P.M.: Ваш салон специализируется на мебели премиум-класса. Может ли быть хороший, но массовый дизайн? Или же хороший вкус — достояние элиты?

Ф. Е.: Дизайн достаточно демократичен. Он совсем не обязательно должен быть элитарным. Предметы хорошего дизайна есть и в масс-маркете, и в элитарном продукте. Хороший вкус не есть достояние элиты. Хотя, безусловно, наличие финансового ресурса дает больше возможностей проявить свой вкус.

P.M.: Как отличаются вкусы публики в Европе и в Украине? Связано ли это с менталитетом, нашим прошлым, другими какими‑то особенностями?

Ф. Е.: Есть вкусовые предпочтения у жителей каждой страны. Это во многом зависит от так называемого культурного кода. Чтобы узнать об этом больше, рекомендую прочитать книгу Клода Рапая «Культурный код». Если говорить о странах постсоветского пространства, то, безусловно, советское прошлое и сейчас дотягивается до нас своими щупальцами. Есть какие‑то отделки или цвета, которые ассоциируются у нас с «совком». Мы и сегодня продолжаем это не любить.

Мы либо болеем «меншовартістю», либо раздуваем свою самооценку до невероятных высот

P.M.: Как правильно воспитывать вкус?

Ф. Е.: Изучать дизайн, искусство, архитектуру.

P.M.: Вы также рассказывали о разных предпочтениях жителей разных городов Украины, мол, Днепр и раньше понимал современный дизайн, Киев больше тяготел к классике. Исходя из этого, в каких еще городах мог бы появиться Davis Casa, а в каких — никогда? И отчего такая разница?

Ф. Е.: Мы думали о выходе и на другие локальные украинские рынки. Когда планируешь это, оцениваешь не только вкусовые предпочтения того или иного рынка, но и другие бизнес-факторы. В 2008 г. мы уже практически подписали договор об аренде помещения под салон в Одессе, но грянул кризис и все пришлось отложить. И в Харькове у нас была своя история — тоже не сложилось. Мы имеем очень высокие стандарты в этом бизнесе и, если видим, что не получается сделать так, как считаем нужным, не делаем вовсе. И Одесса, и Харьков для современного дизайна — очень перспективные города. В Донецке даже никогда не было идеи открыться, там более консервативные вкусы у горожан. Мне кажется, что через какое‑то время отличным городом для развития современного дизайна станет Львов.

P.M.: Вы занимаетесь импортом итальянской мебели в Украину, а сейчас вам предстоит оценивать украинских дизайнеров, которые хотят экспортировать свою продукцию в Европу. Что, по‑вашему, может предложить Западу наш дизайнер такого, чего там нет?

Ф. Е.: В первую очередь я предлагаю научиться реально оценивать свои шансы. Мы либо болеем «меншовартістю», либо раздуваем свою самооценку до невероятных высот (хотим сделать чего‑то такое, чтобы весь мир ахнул). Хотелось бы отнестись к ситуации более спокойно и взвешенно. Каждый год на рынке появляется довольно большое количество предметов очень качественного дизайна. И это здорово. Но немногие из этих предметов становятся иконами дизайна. И, кстати, иконы дизайна абсолютно не всегда являются коммерчески успешным продуктом — таков закон бизнеса. Если работы украинских дизайнеров станут одними из достаточно многих примеров хорошего дизайна в мире, это будет очень круто. Уверена, все возможно. Предлагаю к этому стремиться.

P.M.: Вы уже определили для себя, по каким критериям будете отбирать кандидатов?

Ф. Е.: 10 правил хорошего дизайна от Дитера Рамса — то, чем я буду руководствоваться при отборе работ. Ничего лучше до сих пор никто не придумал.

P.M.: У вас есть свои «любимчики» среди украинских брендов? Не помешает ли вам это судить их в случае, если те будут претендовать на участие в выставках M&O и Paris Design Week?

Ф. Е.: Это вопрос критериев оценки. Я считаю, что есть и субъективные, и объективные критерии оценки работ, и не вижу в этом глобальной несправедливости. При равных объективных критериях начинают работать субъективные. И понятно, что если в жюри Марсель Вандерс, то выиграет один объект, а если Антонио Читтерио — другой (опять же, при равных объективных критериях). Поэтому, руководствуясь критериями оценки от Дитера Рамса (которые считаю объективными), конечно, стану выбирать то, что будет соответствовать и моим субъективным предпочтениям. Но это не опасно — я в жюри не одна.

 

Венсан Ромео

Основатель культового блога о дизайне BLOG ESPRIT DESIGN (BED)

PRAGMATIKA.MEDIA: Вы получили образование в сфере IT. Как и почему решили организовать медиа о дизайне?

Венсан Ромео: У всех есть увлечения, осознанные или нет. Хотя что касается меня, то я работал с диджитал-технологиями еще во время учебы и сейчас продолжаю следить за всеми областями творчества — изобретатели, архитекторы, дизайнеры, иллюстраторы очаровывают меня! В то время, в 2008 г., у меня были технические навыки для запуска своего блога, немного времени и желание удариться в такую авантюру.

Венсан Ромео, основатель культового блога о дизайне BLOG ESPRIT DESIGN (BED)

Р. М.: Вас называют тренд-хантером. Можете ли сказать, какие тенденции будут преобладать в европейском промышленном дизайне в 2019—2020 гг.?

В. Р.: Я не уверен, что являюсь тренд-хантером, потому что для этого нужно уметь наблюдать, предвидеть, оценивать изменения, темы, идеи и находить их пересечение во всех сферах творчества, чтобы выявить Тренды с заглавной буквы «T».

Мне нравится бродить по Сети, бывать в салонах, в дизайн-студиях. И это правда, что происходит возвращение к подлинным вещам, натуральным материалам. Особое внимание уделяется истокам, уважению к окружающей среде. Это становится скорее идеей, концепцией, а не тенденцией, и распространяется на разные сферы, включая дизайн.

Р. М.: В вашем блоге есть статьи об объектах и интерьерах от украинских дизайнеров. У вас есть любимый украинский бренд или дизайнер?

В. Р.: Я думаю, что у Украины большой потенциал, но не уверен, что хорошо знаю рынок. Могу только упомянуть дизайнера, широко представленного в моем блоге, — это Павел Ветров.

Особое внимание в современном дизайне уделяется истокам, уважению к окружающей среде

Р. М.: Как вы считаете, у украинского дизайна появилось какое‑то свое узнаваемое лицо?

В. Р.: Во всяком случае, если судить по примерам украинского дизайна, представленного в моем блоге BED, то это функциональный, рафинированный дизайн, для которого характерны подчеркнуто ровные линии и минимализм.

Р. М.: Вы уже не первый раз будете отбирать украинских участников на M&O и PDW. Почему вам это интересно?

В. Р.: Мне нравится возможность выходить за рамки блога: консультировать дизайнеров, посещать выставки, быть в экспертной комиссии. Если время позволяет, мне это очень интересно! Особенно когда есть потенциал.

Р. М.: Какой у вас подход к отбору?

В. Р.: Мой подход довольно прост и будет таким же, как в блоге. Некоторые критерии абсолютно субъективны, и если проект мне нравится по форме, изгибам, материалам, истории, функциям, тогда я могу его выбрать.

 

Йо Яна

Основатель дизайн-блога joyana.fr

Йо Яна, основатель дизайн-блога joyana.fr

PRAGMATIKA.MEDIA: Расскажите немного о себе. Как вы пришли к увлечению дизайном?

Йо Яна: Мне 34 года, родился и вырос в Марселе. Я на 100 % самоучка и на 100 % увлечен дизайном, модой, путешествиями и искусством…

P.M.: Вы отмечали, что ваша главная цель — делиться красотой в мире. Думаете, восприятие красоты дано людям от природы или его можно воспитать?

Й. Я.: Я воспитал его у себя, поэтому, думаю, люди могут этому научиться. Красота субъективна. Я делюсь своим восприятием, и у меня есть подписчики, которые одобряют его. Но, возможно, другие люди не разделяют мое видение.

P.M.: Вы ведете блог о дизайне. Как вы выбираете, о чем писать, а о чем нет?

Й. Я.: Я пишу о том, что мне нравится. Никогда не делаю пост лишь бы разместить его. Я пишу только о том, что вызывает у меня восхищение.

Я открыл для себя украинский дизайн на Maison&Objet. Думаю, что в вашей стране есть замечательные таланты

P.M.: Насколько вы знакомы с украинским дизайном?

Й. Я.: Я открыл для себя украинский дизайн на Maison&Objet. И думаю, что в вашей стране есть замечательные таланты.

P.M.: Полагаете, украинские бренды интересны европейцам?

Й. Я.: Я уверен, что хороший дизайн может заинтересовать всех!

P.M.: Почему решили согласиться стать экспертом по отбору участников М&O и PDW от Украины? Какой опыт надеетесь получить?

Й. Я.: Как вы сказали, моя главная цель — делиться красотой. Но для того, чтобы делиться, ее нужно сначала открыть. И я надеюсь раскрыть многие украинские таланты.

P.M.: По каким критериям будете отбирать работы? Станете руководствоваться сугубо своим вкусом или стараться смотреть на вещи объективно, оценивать, что ново?

Й. Я.: Я пытаюсь выбрать то, что мне нравится. Но это правда: я люблю открывать и показывать что‑то новое, чего другие раньше никогда не видели.

 

Дидье Маргерит

Дизайнер интерьеров, президент Европейской ассоциации дизайнеров и декораторов

Дидье Маргерит, дизайнер интерьеров, президент Европейской ассоциации дизайнеров и декораторов

PRAGMATIKA.MEDIA: Что такое, на ваш взгляд, французский дизайн? Как бы вы его описали?

Дидье Маргерит: Стремление к инновациям. Основа французского дизайна лежит в прошлом. Он обращается к истории и переосмысливает ее с точки зрения современности, функции сегодняшнего дня. В то же время это поиск новых форм, интерпретация уже существующего в попытке найти что‑то новое, что может быть важным для будущего. Сейчас дизайн становится очень близким к природе, экологичным, что играет заметную роль. У нас похожие тенденции наблюдались в 70‑х, и теперь они вновь возвращаются.

Взять, к примеру, движение модернизма. В те годы параллельно развивались два направления — блок функционалистов во главе с Ле Корбюзье и противоположное ему течение, которое склонялось к натуралистическому подходу, проповедовало возврат к природе.

Р. М.: Какие тенденции в современном дизайне в целом вы бы отметили?

Д. М.: Повторюсь, это возвращение к природе, безопасные, «зеленые», натуральные вещи, естественные поверхности без финишной отделки, необработанные материалы. Кроме того, это еще и поиск предметов, которые нам бы хотелось использовать, хранить у себя в течение многих лет. Отказ от перемен ради перемен. Безусловно, они имеют важное значение в нашей жизни, но если я хочу, скажем, сменить цвет дивана, то мне не нужно покупать для этого новый, не обязательно заниматься накопительством.

Р. М.: Вы уже были в Украине и имели возможность ознакомиться с украинским дизайном. Как вам кажется, можно ли выделить какие‑то особенности украинского дизайна или все же правы те, кто говорит, что он представляет собой нечто хаотичное?

Д. М.: Украинский дизайн имеет настоящую уникальную идентичность. Он вдохновлен своим прошлым и адаптирует его к современному миру. Прошлое создает будущее. У молодых дизайнеров есть склонность использовать это богатое прошлое в своем творчестве. Существует как хаотичный дизайн с довольно экстравагантными образцами, связанный с последними 20 годами и свободой самовыражения, так и однотипный, на котором сказалось влияние остального мира.

Украинский дизайн вдохновлен своим прошлым и адаптирует его к современному миру

Р. М.: Возможно, вы увидели в Украине что‑то такое, что сами использовали бы в своих интерьерных работах?

Д. М.: То, за чем я слежу — это креативный подход и минимум средств. Меня привлекло использование необработанных материалов и гениальное применение аксессуаров.

Р. М.: Интересны ли вообще французской и европейской публике предметы украинских дизайнеров?

Д. М.: Да, я думаю, что все приходящее извне влияет на наш образ жизни и творчество. Я был бы рад работать с украинскими дизайнерами и архитекторами над совместными проектами.

Р. М.: Почему вы согласились стать членом экспертной комиссии?

Д. М.: Ранее я уже был в международном жюри по промышленному дизайну. Это интересно, потому что позволяет увидеть, что происходит в других странах, наблюдать подход, который отличается от нашего. Это побуждает к размышлениям и изменениям, приводит к новым решениям.

Р. М.: Каким должен быть предмет, чтобы вы отдали ему свой голос?

Д. М.: Мои критерии таковы: оригинальность, креативность, простота использования объекта, внешний вид, материалы (перерабатываемые или нет).

 

Константин Ковшевацкий

Главный редактор PRAGMATIKA.MEDIA

Константин Ковшевацкий, главный редактор PRAGMATIKA.MEDIA

PRAGMATIKA.MEDIA: У вас экономическое образование. Что повлияло на формирование вашего интереса к дизайну?

Константин Ковшевацкий: Я отношусь к тому поколению, которому выпало счастье жить в эпоху перемен. Наш одесский нархоз незадолго до моего поступления туда стал экономическим университетом, а планово-экономический превратился в факультет экономики и управления производством. Нужно сказать, что смена названий — только вершина айсберга. Нам повезло наблюдать за глубинной перестройкой всей системы. В учебные планы были введены новые дисциплины, и в особенности это коснулось моей выпускающей кафедры менеджмента и внешнеэкономической деятельности. Психологию, маркетинг, управление коммуникациями нам читали действительно потрясающие специалисты. Понимание важности дизайна и интерес к нему сформировали во мне они.

P.M.: Если бы надо было условному Васе доходчиво объяснить, почему дизайн — это важно для жизни, как бы вы это сформулировали?

К. К.: Для меня дизайн en masse — это искусство. Мне кажется, что если условному Васе непонятна важность искусства в жизни, то он попросту условный филистер. А о таких случаях очень удачно говорила Зинаида Гиппиус: «Если нужно объяснять, то не нужно объяснять». Тем не менее положение журналиста обязывает, а потому приведу слова одного из моих любимых писателей Генри Джеймса: «Искусство творит жизнь: только благодаря ему мы смотрим на нее с интересом и видим в ней нечто важное; и я не знаю ничего, что обладало бы такой же силой и красотой».

P.M.: Вы смотрите на предметы дизайна как прагматик или как эстет?

К. К.: Это очень интересный вопрос. Можно обеими ногами крепко стоять на эстетической почве и при этом уверенно нащупывать брод в стремительном экономическом потоке. Я стараюсь, по крайней мере.

Какие истории будет рассказывать отечественный дизайн – нам еще предстоит узнать

P.M.: Если посмотреть на то, как развивалась индустрия дизайна в Украине предыдущие пять лет, можете ли сказать, что был какой‑то прорыв? Последние события в стране, разворот в сторону Европы способствовали выходу украинских брендов на мировой рынок?

К. К.: На мой взгляд, использование термина «прорыв» — это пока очень большой аванс для украинского дизайна. Тем не менее мы хорошо знаем, что сталь национальной идентичности в этой сфере всегда выковывается в периоды экономических и политических потрясений. В этом случае некий «голод художника» и в прямом, и в переносном смысле играет на руку как самому творцу, так и его родине. Поэтому на ваш последний вопрос отвечу однозначно: нестабильность в Украине стала стимулом для конкистадоров, завоевывающих свои места на зарубежных рынках. И эстетическая составляющая украинского дизайна уже реализована. Что же касается прагматической части, здесь еще есть куда стремиться. Нужно научиться работать не только с коллекционным дизайном, но и наладить массовое производство, решив кучу вопросов — от формулы прибыльности продукта до упаковки и логистики. Таким образом украинский дизайн обретет репутацию.

P.M.: Дома у главного редактора PRAGMATIKA.MEDIA имеются какие‑то образцы украинского дизайна? И вообще должен ли дизайн в современном мире иметь эту «национальную» приставку?

К. К.: На мой взгляд, глобализационные процессы в мире несколько обедняют дизайн. Мне хочется не просто комфорта и эргономики, но еще и того, что лежит вне зоны, очерченной этими концепциями. Особая прелесть дизайна — в его способности рассказывать истории. Эти истории — самое ценное из того, что может получить человек от материальных объектов. Потому, подозреваю, живы до сих пор понятия немецкой скрупулезности, швейцарской точности, французской изысканности и т. д. Какие истории будет рассказывать отечественный дизайн — нам еще предстоит узнать. Что касается украинских объектов дома у главного редактора PRAGMATIKA.MEDIA — да, у него есть несколько.

P.M.: Какой у вас подход к отбору будущих участников выставок: выбираете ли то, что «больше нравится», или то, что, по‑вашему, «зайдет» европейской публике?

К. К.: Если быть совсем откровенным, то нет такой научной дисциплины и никто еще не написал такого учебника, который дал бы вам возможность предугадать со стопроцентной вероятностью, что «зайдет» той или иной публике. Здесь ты или гадалка, раскидывающая «благородных своих королей», или настолько развил интуицию и так ей доверяешь, что у тебя все получается само собой. А с интуицией как раз все просто — она результат «насмотренности». Вот на нее и буду полагаться. Не зря же столько трудился!

P.M.: Какое направление в украинском дизайне наиболее успешно, на ваш взгляд?

К. К.: А вам какая из ваших конечностей нравится больше?

 

Анастасия Белецкая

Креативный директор Maїno Design Ukraine

Анастасия Белецкая, креативный директор Maїno Design Ukraine

PRAGMATIKA.MEDIA: Вы уже не первый год занимаетесь организацией украинского стенда на международных выставках. И украинским дизайнерам есть что показать. А как быть с промоушеном?

Анастасия Белецкая: Я считаю, что формирование «нематериального» тела проекта — чрезвычайно важная составляющая всей работы над построением бренда. Мы как организаторы всегда уделяли промоушену столько же внимания, сколько и организации, собственно, выставки. Компания или проект становится брендом, только если есть этот «нематериальный» компонент. В подготовке к проекту мы всегда консультируем участников по брендингу и различным инструментам коммуникации.

P.M.: Можно ли сказать, что промоушен — это слабое место наших дизайн-брендов? Как над этим работать?

А. Б.: Хорошие результаты показывают самые простые, но, как ни странно, самые труднодостижимые для наших компаний методы — системность, постоянство и непрерывность. Нельзя забывать о времени инерции, о спадах информационной активности. Об этом знают все менеджеры по связям с общественностью и маркетологи, но в случае с украинскими дизайн-брендами, как мне кажется, сложность возникает потому, что «стандарты» не работают, надо буквально вычислять индивидуальные особенности продукта и специально очень персонально разрабатывать стратегию продвижения. У нас не сработают европейские инструменты так, как они работают в Европе. Нужны свои собственные, а чтобы их разработать, надо потратить время и синтезировать большое количество теоретических и «полевых» знаний. Собственно, чем мы и занимаемся в Maïno Design Ukraine.

P.M.: Вы уже не первый раз в экспертной комиссии. В чем сложности отбора будущих участников украинского стенда на M&O и PDW? Вы уже выработали для себя какую‑то стратегию судейства?

А. Б.: В отборе сложности нет. Комиссия всегда почти единогласно выбирает пятерки участников. Система селекции очень прозрачна и проста. Из всех заявок мы формируем презентацию-документ, в котором отражены все кандидаты, они закодированы порядковыми номерами. Так как мы не ограничиваем количество подач работ от одного участника, то каждый порядковый номер может иметь индекс — 1.1, 1.2 и так далее, в зависимости от количества поданных предметов или объектов. Члены комиссии выбирают участника (с указанием префикса предмета, который понравился больше всего).

Небольшое уточнение по количеству предметов на экспозиции: на PDW участник в этом году может повезти только один предмет. На M&O — не более пяти, если это светильники или небольшие объекты декора, и не более двух, если это крупные предметы мебели (столы, тумбы, комоды, стулья). Большие объекты (кровати и шкафы) мы пока не принимаем на стенд в силу объективных условий предоставляемой площади.

Дизайнерам в Украине очень не хватает знаний о новых материалах, и поэтому некоторые идеи «не прорастают»

Самая большая сложность в том, что большинство дизайнеров и брендов сами сконфужены выбором, куда им надо ехать, какую заявку подавать. Плохо еще и то, что многие просто не знают возможностей, которые дают такие проекты, и действуют не системно, а по ситуации. Создается вакуум в понимании целей и задач проектов. Подавая заявку на PDW, молодые дизайнеры рассчитывают решить абсолютно все свои трудности с поиском клиентов… А это невозможно. И каждый раз мы проводим участников путями трансформации понимания построения деловой репутации. Участие в грантовых проектах, которые стали возможны благодаря Европейскому банку реконструкции и развития, — это подарок для нашего креативного сектора. Без ложной скромности могу сказать, что парижские проекты предоставляют их участникам возможность протестировать себя и возможности международных площадок, при этом заплатив действительно небольшие деньги и не потратив нескольких лет на самостоятельное изучение особенностей рынка.

P.M.: Стало ли выше качество работ, которые подают для участия в выставках?

А. Б.: Могу сказать, что однозначно да! За последние три года мы фиксируем динамический качественный рост из проекта в проект.

P.M.: В чем, на ваш взгляд, главные недостатки и достоинства украинского промышленного дизайна?

А. Б.: Я бы порекомендовала обращать внимание не только на дизайн предмета или объекта, но и на то, как он упакован, на его вес и другие чисто прагматические характеристики, если мы говорим об экспорте.

P.M.: Вы организатор украинского стенда и видите, как мировая публика воспринимает украинский дизайн. Можно ли говорить о том, что мы стали узнаваемыми?

А. Б.: Если дизайн хороший, то, честно, нет разницы, какая страна его производит — это с их стороны. Но есть разница, когда об украинском дизайне пишут в авторитетных зарубежных СМИ в фокусе культурной дипломатии — что важно для нас. Это один из многих позитивных аспектов, которым располагает коллективный проект Ukrainian Design Brands. Мы растим этот проект как имиджевый по всем правилам брендов. Участники Ukrainian Design Brands получают дополнительные привилегии быть узнаваемыми в рамках достаточно известного проекта.

P.M.: Какая ниша в украинском промышленном дизайне остается не до конца заполненной и может быть перспективным направлением для молодых дизайнеров?

А. Б.: Сейчас уже нет отдельных локальных ниш. Я имею в виду, что дизайнеры могут работать, насыщая идеями весь мир. Мы — страна безграничного идейного креативного потенциала. Проблемы в этом нет. Но есть объективные ограничения на местном уровне, которые создают некое «отставание» в прогрессе идей. Так, дизайнерам в Украине очень не хватает знаний о новых материалах. Как таковой библиотеки материалов у нас нет. И поэтому некоторые идеи просто «не прорастают». Что касается производства, тут есть ограничения и в возможностях, и в инновационности. Но я полагаю, что эту проблему также можно решить, взаимодействуя с дизайнерами — украинскими и международными, потому как даже традиционный материал — дерево, металл, стекло — может обрести новую смысловую и физическую форму, которая понравится покупателю. Не стоит забывать о локальном потребителе: у наших производителей есть и украинский рынок, правда, на сегодняшний день не очень емкий, но все работают над этим — и мы как коммуникаторы, и вы как медиа, и сам дизайн как культурный язык, который украинцы начинают увлеченно изучать и практиковать.

 

/Опубликовано в #10 томе Pragmatika, апрель 2019/