Оживляя наследие — оживляем город. Репортаж с конференции на А-Station

Так что же нам делать с архитектурным наследием? Где проходят «красные линии», почему они прочно связывают руки архитекторам и девелоперам и не пора ли их пересмотреть? 

В 34‑м томе PRAGMATIKA.MEDIA мы посвятили этой теме масштабный аналитический материал «Пороки и совершенство: архитектурное наследие под колпаком предубеждений». И словно бы в подтверждение актуальности данной дискуссии, 19 октября в пространстве образовательного хаба «Освіторія» на территории новой столичной локации А-Station, состоялась международная научно-практическая конференция «Культурное наследие и современные методы ее реновации и ревалоризации», организованная Департаментом охраны культурного наследия и Управлением международных связей КГГА. Само место проведения мероприятия, посвященного реновации, было выбрано не случайно. Делимся с вами основными тезисами и примерами, которые прозвучали на конференции.

Подходы, вызовы, решения

«Архитектурное наследие, само здание — важно не менее, чем то, что находится внутри него, даже если это предметы искусства», — такое мнение высказал Ив Гольдштейн, директор музея современного искусства KANAL–Centre Pompidou в Брюсселе.

Фото: Юрий Ферендович

Ядро музея — это бывший гараж завода Citroën, где автомобили не только собирались, но и демонстрировались покупателям. Модернистский «дворец» из стекла, бетона и металла в 30‑х гг. XX в. спроектировали бельгийские архитекторы Алексис Дюмон и Марсель Ван Гетем в сотрудничестве с французским архитектором Морисом-Жаком Равазе. Основной проблемой при реконструкции здания, которое решили превратить в музей, была, по словам Ива Гольдштейна, необходимость в особом микроклимате для безопасного хранения картин. Создать такой микроклимат в зале с потолками высотой 21 м было крайне проблематично. А нарушать целостность конструкции памятника — недопустимо. «Мы построили на участке три новых павильона, чтобы это место могло выполнять свои функции как музей. Но при этом сохранили здание Citroën, которое стало основой всего музейного проекта», — резюмировал Ив Гольдштейн.

Международная научно-практическая конференция «Культурное наследие и современные методы ее реновации и ревалоризации» в пространстве образовательного хаба «Освіторія». Фото: Максим Дро-биненко

«Когда работаешь с такими важными зданиями, приходится принимать важные решения. Иногда надо строить новое, чтобы сохранить старое», — архитектор Маргит Ауле из таллиннской студии KAOS Architects поддерживает мнение Ива Гольдштейна. В проекте бизнес-центра Fahle Park, расположенного в центре Таллинна, проектировщики KAOS предложили максимально близко к оригиналу отреставрировать группу зданий из известняка, построенных в 1909–1913 гг. по проекту модерниста Жака Розенбаума, но дополнить эту историческую основу новыми объемами из стекла.

Музей KANAL–Centre Pompidou, расположенный в бывшем гараже завода Citroën, Брюссель, Бельгия. Источник фото: KANAL–Centre Pompidou

Впрочем, как считает Маргит, иногда оправдано пойти по пути минимизации вмешательства, и тогда сами здания могут подсказать верный путь. Описывая свой проект по преобразованию литейного завода Ноблесснера в мультикультурный центр, Маргит Ауле говорит: «У нас был очень ограниченный бюджет, и мы сохранили старую плитку на полу и брутальные стены. Это позволило сэкономить, но одновременно сохранило аутентичный колорит промышленных интерьеров». Здание старого литейного цеха ценно не только своей промышленной архитектурой, но и уникальной акустикой. Еще до реставрации здесь проводились концерты и спектакли мирового уровня, а уже после нее зал приобрел и выставочную функцию.

Fahle Park — проект комплексной застройки в исторической части Таллинна от KAOS Architects. Источник изображения: KAOS Architects

Участник конференции из Польши, архитектор и основатель студии APA Wojciechowski Architekci, Шимон Войцеховский объяснил, что он всегда руководствуется пятью главными принципами:

1) строить так, чтобы проект сохранил актуальность в будущем;

2) строить красиво;

3) строить, не оглядываясь на моду;

4) строить, основываясь на прочной коммерческой основе;

5) строить в соответствии с «зелеными» требованиями.

«Здание Elektrownia находится в Варшаве, в районе Повисле, который сейчас стал супердорогим, экстравагантным и мегапопулярным. Но в свое время это был район, который не имел культурных общественных центров и полноценной жизни. Это была мертвая зона, криминогенное пятно на карте города. Cейчас Повисле активно развивается и ревитализируется, благодаря нескольким объектам, в том числе и нашей Elektrownia», — рассказал Остап Иванив, архитектор из APA Wojciechowski Architekci.

Elektrownia — здание старой электростанции в Варшаве, реконструированной APA Wojciechowski Architekci. Источник фото: APA Wojciechowski Architekci

Поскольку Варшава сильно пострадала во время Второй мировой войны, жители города крайне трепетно относятся к любому из старых зданий, в том числе и к образцам промышленной архитектуры. И это накладывает на застройщиков и архитекторов огромную ответственность. Очищая здание машинного зала электростанции от временных пристроек, архитекторы сохранили важные конструктивные детали и постарались восстановить их первоначальный облик. Чтобы подобрать аутентичную краску для балкона на фасаде здания, проектировщикам пришлось провести целое расследование.

Участники конференции «Культурное наследие и современные методы ее реновации и ревалоризации» Остап Иванив и Шимон Войцеховский, APA Wojciechowski Architekci, Польша.
Фото: Максим Дробиненко

«Мы подняли архивные документы и выяснили, что в 1904 г. этот пигмент привезли из Австралии, и его в принципе можно найти разве что в двух-трех странах мира. Поэтому нам пришлось очень постараться, чтобы подобрать соответствующую краску», — привел пример Остап Иванив.

Чтобы безболезненно встроить новые здания в историческую ткань города, требуется деликатный и креативный подход

Сегодня на территории старой электростанции в Варшаве, реконструированной APA Wojciechowski Architekci, расположены более 70 магазинов, салоны красоты, рестораны, офисы, гостиница и жилые помещения для аренды.

Жилой квартал Riverview в Гданьске, Польша. Проект APA Wojciechowski Architekci. Источник фото: APA Wojciechowski Architekci

Еще один проект APA Wojciechowski Architekci, которым гордятся архитекторы, — Osiedle Riverview. Жилой квартал Riverview расположен в центре Гданьска, в непосредственной близости от исторических памятников, поэтому проектировщикам пришлось быть особо деликатными. Архитектура Riverview отражает два лица города — протестантское, строгое, и второе — эклектичное, барочное. Поэтому часть зданий имеют строгие кирпичные фасады, а с другой стороны квартала архитектура многоквартирных домов перекликается с буржуазной застройкой XIX–XX вв. Объединяет эту стилистически разную архитектуру ритмический рисунок оконных проемов и единый дизайн металлических элементов фасада. Такой подход позволил безболезненно встроить новые здания в историческую ткань города.

Ретроспектива: прототипы для А-Station

Сама локация, в которой прошла конференция «Культурное наследие и современные методы ее реновации и ревалоризации», является наглядным референсом к теме мероприятия. А-Station — пример успешной реновации заброшенных постпромышленных пространств с сохранением пяти памятников архитектуры, в том числе памятника национального наследия — здания военной комендатуры на Арсенальной площади. (Подробно о деталях проекта и его будущих этапах читайте в статье «Желтый кирпич, черный шрифт. Прецедент A-Station как кейс работы с наследием» в 33‑м томе PRAGMATIKA.MEDIA).

А-Station в Киеве: территория и цеха бывшего завода «Арсенал» после реставрации, осуществленной по проекту А Development.
Фото: Юрий Ферендович

Перед тем как разрабатывать концепцию по реновации территории завода «Арсенал» и цехов, в которых располагались мастерские, команда архитекторов компании А Development изучала опыт своих коллег из разных стран. Как рассказала гостям конференции Татьяна Лысюк, главный архитектор А Development, в какой‑то степени прототипами А-Station можно считать проекты Arsenal и Rotermann City в Таллинне, Coal Drops Yard в Лондоне.

Участница конференции «Культурное наследие и современные методы ее реновации и ревалоризации» Татьяна Лысюк, главный архитектор А Development.
Фото: Максим Дробиненко

В таллиннских казармах Arsenal тоже производили и ремонтировали оружие до 1991 г. В 2012 комплекс зданий продали частному застройщику. Реконструкция, проведенная девелоперской компанией Nordecon, превратила казармы в торгово-развлекательный центр Arsenal Keskus, который стал ядром смешанного района Пыхья-Таллинн.

Сегодня бывшая кинематографическая «Зона» — это престижный и процветающий район Rotermann City, визитка Таллинна

Rotermann City, расположенный в припортовой зоне, — одновременно легенда и символ возрождения Эстонии. Этот промышленный район был фактически разрушен еще в конце 70‑х гг. XX в. и находился в таком запущенном состоянии, что режиссер Андрей Тарковский использовал местную натуру в качестве декораций во время съемок своего знаменитого «Сталкера». Сегодня бывшая кинематографическая «Зона» — это престижный и процветающий район со множеством ресторанов, магазинов, офисов и выразительной архитектурой, где подчеркнуто современные объемы смело интегрированы в исторический контекст.

Здание исторической столярной мастерской в таллиннском районе Rotermann City, реконструирован-ное по проекту студии KOKO architects.
Источник изображения: KOKO architects

«Rotermann City — визитка Таллинна, проект получил множество наград Европейского Союза как лучший пример реновации. Для эстонцев — это в том числе образец современного промышленного дизайна. Для меня, как для украинского архитектора, смелые решения KOKO architects, использованные при реконструкции здания столярной мастерской — пока из разряда фантастики», — говорит Татьяна Лысюк.

Coal Drops Yard — реконструкция бывших угольных складов в лондонском районе Кингс-Кросс по проекту Heatherwick Studio. Источник фото: Heatherwick Studio

Coal Drops Yard в лондонском районе Кингс-Кросс стал еще одним источником вдохновения для киевских архитекторов. Скульптурная крыша, дизайн которой создал Томас Хезервик, объединила серию старинных складских зданий, где когда‑то хранился уголь, которым лондонцы отапливали свои дома. Эта территория, несмотря на свое расположение в центре Лондона, деградировала на протяжении нескольких десятков лет, до тех пор, пока не попала в фокус внимания девелоперской компании Argent. Чтобы соблюсти все аспекты законодательства по охране наследия, а также учесть специфику старинных конструкций, архитекторы Heatherwick Studio и инженеры-проектировщики из Arup сотрудничали с Giles Quarme Architects — архитектурным бюро, специализирующемся на работе с историческими зданиями. Угольные склады, построенные еще в викторианскую эпоху, и к тому же пострадавшие от масштабного пожара, не могли выдерживать дополнительную нагрузку. Arup удалось сделать конструкцию нового верхнего уровня и крыши независимыми от исторической части, распределив нагрузку на серию стальных опор. При этом старая архитектура и современная скульптурная крыша выглядят единым целым. Но несмотря на такой скрупулезный подход, проект не избежал проблем.

Скульптурная крыша, дизайн которой создал Томас Хезервик, объединила серию старинных складских зданий, где когда-то хранился уголь

«Не стоит думать, что только в нашем обществе реконструкция таких крупных территорий не воспринимается «на ура». Нет, этот проект тоже был крайне проблемным для девелопера. Активисты на протяжении почти двух лет блокировали его старт, — рассказала Татьяна Лысюк. — Еще до пандемии мы с коллегами приезжали в архитектурное бюро Томаса Хезервика и имели возможность поговорить о проекте. Нас интересовало, как британцы подходят к диалогу с общественностью. Архитекторы объяснили, что это отдельная, очень непростая часть работы. Такой диалог обычно проходит с участием представителей города и девелопера, поскольку крайне важно получить поддержку своих планов со стороны общества. Теперь, когда идея уже реализована, Coal Drops Yard стал известен на весь мир. Здесь находятся офисы глобальных компаний Facebook, Microsoft, Google, здесь расположены коммерческие и офисные пространства, а также апартаменты класса люкс».

Coal Drops Yard — реконструкция бывших угольных складов в лондонском районе Кингс-Кросс по проекту Heatherwick Studio.
Источник фото: Heatherwick Studio

Работая над проектом A-Station, украинские архитекторы скомпилировали качественные характеристики звездных прототипов и сумели «вшить» их в аутентичную оболочку из желтого киевского кирпича.

Ландшафт, благоустройство, связи

Не менее важная составляющая любого проекта, в том числе и связанного с реконструкцией исторического наследия, — это благоустройство прилегающей территории в соответствии с современными представлениями людей о комфорте и эстетике. Об этом аспекте говорили практически все выступающие на международной конференции.

«Если вы оставляете территорию в беспорядке, то люди просто не будут приходить сюда», — уверена Маргит Ауле из KAOS Architects. Речь не только о качественном ландшафте с максимальным озеленением и удобной, оригинальной уличной мебелью. «Мы понимали, чтобы интегрировать наш магнит Elektrownia Powiśle в среду, он должен обрасти, кроме общественных функций, еще и другими. Так появляются офисные пространства, ритейл, апартаменты, отели. Именно мультифункциональность насыщает место жизнью и делает его привлекательным для посетителей», — поясняет Остап Иванив, архитектор APA Wojciechowski Architekci.

Вторая очередь проекта A-Station — создание крытой улицы между Никольскими воротами и новым mixed-use центром. Проект Творческой Архитектурной Мастерской А. Пашенько для А Development. Ис-точник изображения: Творческая Архитектурная Мастерская А. Пашенько

Татьяна Лысюк, главный архитектор А Development, считает, что полноценная ревитализация возможна лишь при условии комплексных решений: «Комплексный подход для нас очень важен. К примеру, цеха бывшего завода «Арсенал» расположены в сердце столицы, и кроме осознания важности бережного отношения к исторической архитектуре, нужно понимать, что без масштабных перемен, без создания связей между новым и старым не будет качественного результата. A-Station — это 5 реконструированных цехов, в которых теперь расположены коворкинг, офисные и образовательные пространства, рестораны, рынок еды. И конечно, комплексный подход подразумевает благоустройство городской территории. В рамках проекта A-Station нами было реконструировано почти 17 тыс. кв. м прилегающей территории как на площади около метро, так и на ранее закрытой территории завода».

Качественный уход и управление территорией — неотъемлемые слагаемые успеха, особенно если это территория вокруг памятника архитектуры

Качественный уход и управление территорией — неотъемлемые слагаемые успеха, особенно если это территория вокруг памятника архитектуры. Матье Руссе Перье, куратор по наследию в Парижской агломерации, выступая перед участниками конференции, рассказал, что их службы стараются максимально быстро реагировать на информацию о повреждении исторических зданий или монументов. Граффити с уличных скульптур будут смыты в течение 2–3 дней, а если надписи имеют политический подтекст — в течение нескольких часов. В целом, Матье Руссе Перье отмечает, что острая реакция людей на все, что касается наследия — это глобальная тенденция: «Никогда ранее общественность не была столь внимательной к состоянию архитектуры, памятников и произведений искусства в публичных пространствах».

Световая инсталляция «Пульсар» Василия Грубляка в общественном пространстве A-Station. Фото: Юрий Ферендович

Красные линии

«Меня не оставляет чувство глубокой зависти! — такими словами Анатолий Карминский, профессор, эксперт и начальник службы «Киевгосэкспертиза», отреагировал на выступления архитекторов и градостроителей из Европы. — У нас есть закон про охрану наследия, в котором проведены очень четко «красные линии». Люди, которые принимали этот закон, по всей видимости, не представляли за что именно голосуют, как и те, кто писал этот закон. В нашем законе запрещена реконструкция. А такие понятия, как реновация и ревалоризация — в законодательной базе отсутствуют в принципе! А должны быть».

Участник конференции «Культурное наследие и современные методы ее реновации и ревалоризации» Анатолий Карминский, начальник службы «Киевгосэкспертиза».
Фото: Максим Дробиненко

По мнению Анатолия Карминского, Закон Украины «Про охорону культурної спадщини» нуждается в пересмотре в соответствии с современными международными подходами.

«Я бы сказал — не все у вас так плохо, как кажется! — считает Шимон Войцеховский. — Для меня Киев — очень живой город. Вот доказательство: я помню это место (завод «Арсенал»), как совершенно заброшенную депрессивную территорию, а теперь здесь бурлит жизнь!»

Общественное пространство вокруг штаб-квартиры Postimees Group и проект крытой улицы в Fahle Park. Таллинн, Эстония. Проект KAOS Architects. Источник изображения: KAOS Architects
Общественное пространство вокруг штаб-квартиры Postimees Group и проект крытой улицы в Fahle Park. Таллинн, Эстония. Проект KAOS Architects. Источник изображения: KAOS Architects

Шимон Войцеховский признается, что проекты, которыми он гордится, — Osiedle Riverview в Гданьске, Elektrownia Powiśle в Варшаве — тоже вызвали резонанс в обществе: «Перед тем как обозначить «красную линию» между старым и новым, надо сформулировать каких результатов мы хотим достигнуть. Чтобы не перейти грань, надо все время находиться в диалоге и обговаривать каждый шаг. Мы верим в силу дискуссии на уровне всех заинтересованных сторон. Архитектура — это жизнь, но важно понимать и учитывать исторический контекст. В Гданьске и Варшаве наши проекты вызвали политический и общественный резонанс. Правда, нам проще, потому что у нас, в отличие от Киева, в городах есть утвержденный зонинг».

Несмотря на то что в странах Европы законы не менее, а то и более строги, они все же и достаточно гибкие. Акос Капбедо, магистр наук архитектуры и охраны наследия Будапешта, рассказал, что в столице Венгрии каждый район имеет своего архитектора и отдельный департамент, а защита наследия осуществляется на четырех уровнях — международном, национальном, городском, районном. При этом Акос Капбедо привел в качестве позитивного компромисса реконструкцию необарочного дворца на площади Szabadság, где архитекторы Чаба Нагу и Кароль Полу преобразовали мансардный этаж в просторное офисное пространство. Заказчику требовался панорамный вид на город, в то время как охрана памятника требовала сохранения первоначальной формы мансарды, а также материала и однородности шиферной крыши. В итоге была создана уникальная система сланцевых ламелей: в закрытом состоянии они выглядят как шиферное покрытие, а в открытом — обеспечивают роскошный вид изнутри.

Участник и организатор конференции «Культурное наследие и современные методы ее реновации и ревалоризации» Александр Никоряк, глава Департамента охраны культурного наследия КГГА. Фото: Максим Дробиненко

Заместитель главы КГГА Владимир Прокопов считает, что результат ревитализации киевского «Арсенала» наглядно демонстрирует, как меняются подходы к наследию в Украине: «Київський «Арсенал» є частиною історико-архітектурного комплексу Київської фортеці. Це єдине в Європі фортифікаційне укріплення, яке залишилося збереженим у досить повному вигляді. Київська фортеця є одним із прикладів наукової реставрації. Нові сенси, які диктує час, змінили функціональне використання виробничих майстерень та головного корпусу фортеці з виробництва та ремонту зброї на освітні хаби, коворкінги, фуд-зони».

С его мнением солидарен и Александр Никоряк, возглавляющий Департамент охраны культурного наследия КГГА: «В процесі ревалоризації важливо надавати не тільки нову функцію спорудам, а й відновлювати їх художні якості шляхом реставрації екстер’єру та інтер’єрів, зберегти максимальний обсяг автентичності».

Общественное пространство А-Station, Киев, Украина. Проект А Development. Фото: Юрий Ферендович

«Прежде чем приступать к вмешательству, необходимо выяснить, в чем именно заключается ценность объекта для общества. Это придется исследовать, изучать. Это долго, но необходимо», — такую рекомендацию украинским архитекторам дала Кристина Синклер, директор Агентства по всемирному наследию Эдинбурга.

По мнению Синклер, стремительные темпы урбанизации с точки зрения охраны наследия являются не менее серьезным вызовом, чем климатический кризис. И чтобы на него отреагировать, всем сторонам дискуссии придется проявлять терпение, настойчивость и готовность к компромиссам. Исторические объекты имеют не только физическую функцию, но и духовную. Именно поэтому вопрос их адаптации и дальнейшего использования такой сложный и спорный. Но в итоге — решаемый.

 

Текст: Ирина Исаченко