Открытый диалог или зазаборье 24 / 7? Как активные фасады улиц привлекают и защищают горожан

Если судить по данным ЛУН, лишь 58 из представленных на сайте 370 столичных новостроек декларируют открытую территорию. Покупатели чаще голосуют кошельком за закрытые компаунды, находя в таком решении дополнительную безопасность. Однако, как показывает вся история развития городов, все с точностью до наоборот: возведение ограждений запускает процесс маргинализации территорий «зазаборья». Каков выход? Рецепт, о котором напоминают урбанисты, начиная с Джейн Джекобс, стар как сама идея города: активные фасады открытых улиц.

Активный фасад = хорошее настроение

Цивилизация — это искусство жить вместе. Общение — суть города, пространства которого способны помогать выстраивать и укреплять социальные связи не только между родственниками и друзьями, но и незнакомцами.

На каждом этапе развития города решают одни и те же вопросы: как обеспечить безопасность и найти баланс между частным и общественным пространством. Именно зоны соприкосновения частного и общественного являются зонами роста бизнеса, демократии, инноваций, творчества.

Фото: Craig Ren / Unsplash

В мире регулярно проводятся многочисленные рейтинги по определению лучших улиц и городов. Тех, куда люди стремятся, которые они воспринимают «местом назначения», где им приятно бесцельно гулять или решать важные вопросы. Победители абсолютно разные по возрасту, истории и функционалу, но объединяет их одно — они нескучные, они стимулируют диалог, и, как следствие, повышают «уровень счастья» (подробнее об этом читайте в материале «Индекс счастья. Как понять, измерить и увеличить счастье в городах» в 10‑м томе PRAGMATIKA.MEDIA).

Экономист Джон Хеллиуэлл проанализировал массивы данных Всемирного обзора ценностей (World Values Survey, WVS) и соцопросов Gallup и обнаружил, что при оценке уровня удовлетворенности жизни фактор отношений с другими людьми с большим отрывом обходит фактор дохода. Огромное влияние на ощущение счастья оказывает доверие не только к соседям и государству, но и к незнакомцам. И опять же — это влияние значительнее, чем фактор дохода.

Парадокс: крупный продуктовый магазин с качественными товарами, продвигающий тренд здорового питания, оказывает противоположное заявленному влияние — снижает продолжительность жизни

Анализ уличного пространства, проведенный урбанистом Яном Гейлом, показал, что люди спешат пройти мимо однообразных фасадов и замедляют шаг на улицах со множеством кафе и магазинчиков. Более того, чтобы сделать звонок, они чаще останавливаются напротив оживленных фасадов, а не глухих стен.

Улицы с магазинами — оживленные и шумные, а жилые кварталы — тихие и зеленые. Так описывает идеальный формат для жизни Чарльз Монтгомери в книге «Счастливый город. Как городское планирование меняет нашу жизнь».

Фото: Marko Dukic / Unsplash

Монтгомери рассказывает, что его эксперименты в лаборатории BMW Guggenheim Lab в Нью-Йорке подтверждают: длинные, глухие фасады не только заставляют людей физически ускоряться, но и действуют на них угнетающе. «В 2006 г. на участке улицы Ист-Хаустон между Орчард и Ладлоу на месте мелких магазинов в шаговой доступности построили продуктовый супермаркет Whole Foods. Теперь почти на весь квартал вдоль тротуара тянется лента фасада из затемненного стекла.

Добровольцы, принимавшие участие в наших психологических турах по окрестностям, отмечали, что эмоционально чувствуют себя гораздо хуже напротив этого фасада, чем почти в любом другом месте округа. Их настроение улучшилось, когда они вышли на оживленную улицу с магазинчиками и ресторанами всего в квартале к востоку от Хаустон», — комментирует он результаты исследования.

Львов. Вид на площадь Рынок с башни городской Ратуши. Фото: John Mark Smith / Unsplash

Парадокс: крупный продуктовый магазин с очень качественными товарами, продвигающий тренд здорового питания, тем не менее оказывает противоположное заявленному влияние — он снижает продолжительность жизни. «Люди, живущие в кварталах с длинными однотипными глухими фасадами, стареют быстрее, чем обитатели оживленных улиц, где много маленьких магазинов, разных фасадов, дверей, окон, общественных мест. Они меньше двигаются, меньше социализируются», — поясняет Монтгомери.

В Дании еще в 1980‑х гг. банкам запретили открывать отделения на главных улицах большинства крупных городов. «Не то чтобы датчане не любят банки. Но их нейтральные фасады не придают живости уличному пространству, а порой даже могут «погубить» улицу. Здесь победило право граждан на здоровую, живую среду», — поясняет Монтгомери

Социальную важность активных улиц осознали во многих муниципалитетах. И даже иногда закрепляют их необходимость в городских полиси.

В Мельбурне (Австралия) запрещены длинные, глухие фасады, также правила предписывают, чтобы окна и двери магазинов и ресторанов занимали не менее 80 % фасадов.

Фото: Nigel Tadyanehondo / Unsplash

В 2012 г. в Нью-Йорке были приняты новые законы зонирования, ограничивающие ширину нижнего этажа новых магазинов на главных улицах, таких как Верхний Вест-Сайд. Фасады банков на Бродвее ограничены шириной в 8 м. Эти действия отчасти стали попыткой остановить крупных ритейлеров и банки от поглощения небольших семейных компаний, которые придают городам и улицам неповторимый характер. «Семейный бизнес — душа местного сообщества. Небольшие аптеки, магазины, кафе значат для нас все», — поясняла в интервью The New York Times член муниципального совета Гейл Брюер.

Активные улицы становятся связующим ядром новых проектов. К примеру, студия Hassel и город Райд (пригород Сиднея) разработали мастер-план Ватерлоо-роуд в Маккуори-парк.

Пригород Сиднея Райд надеется, что Ватерлоо-роуд в Маккуори-парк установит новый стандарт в дизайне городских пейзажей

Этот оживленный деловой район считается одним из самых быстрорастущих. Здесь уже расположено большинство из 100 крупнейших компаний Австралии. Местная недвижимость пользуется спросом у арендаторов в сфере образования и инноваций. Ватерлоо-роуд — это коридор протяженностью 1,9 км, который быстро меняется, и в ближайшие годы его ждут новые застройки. Созданный Hassel «мастер-план активных улиц» превращает этот участок бывшей автомобильной дороги с интенсивным трафиком в экологически чистый коридор и оживленное место, объединяющее жителей и сотрудников компаний.

Hassel превращает 1,9 км Ватерлоо-роуд из автомобильной дороги с интенсивным трафиком в экологически чистый коридор и оживленное место, объединяющее жителей и сотрудников компаний

Как рассказывают проектировщики, устойчивый план сосредоточен на усилении привлекательности ландшафта и потребностях пешеходов и велосипедистов. Предлагаются удобная логистика и обширные зоны отдыха, «вдохновленные исторической экологией места».

Пригород Сиднея Райд надеется, что Ватерлоо-роуд в Маккуори-парк установит новый стандарт в дизайне городских пейзажей

«Мы считаем, что этот проект устанавливает стандарт в дизайне городских пейзажей. Этот план принесет пользу сообществу и повысит узнаваемость парка Маккуори как экологически богатого и разнообразного городского центра», — отмечает старший юрист Hassell Джейсон Кафф.

 

Активные фасады = безопасность пешеходов

«Для горожан активные фасады не просто психологически более комфортны. Они действительно безопаснее, снижают потенциальную вероятность как аварий, так и физического насилия», — рассказывает Ирина Бондаренко, транспортный эксперт, консультант ПРООН в Украине.

«Зданий с активными фасадами больше на узких улицах в исторической части, где есть пешеходный поток. Они визуально сужают дорогу. И тут включается психология — если с субъективной точки зрения водителя дорога уже, то он выбирает меньшую скорость, а меньшая скорость автоматически снижает число ДТП», — поясняет Бондаренко.

Ирина Бондаренко, транспортный эксперт, консультант ПРООН в Украине

Эксперт, правда, подчеркивает, что активные фасады не панацея от аварий, особенно там, где здания расположены далеко от проезжей части. «На той части улицы Сагайдачного, которая остается проезжей, активные фасады подходят впритык к дороге, и даже когда там нет заторов, есть ощущение, что разгоняться опасно. И напротив, проспект Победы или улица Борщаговская — там тоже достаточно активных фасадов, но они расположены далеко от дороги, и поэтому никак не влияют на субъективное ощущение водителей», — говорит Ирина.

Что касается угрозы физического насилия, то, очевидно, что это может случиться на любой улице. «Широкие пустые улицы тоже могут дать ощущение безопасности — ты можешь обернуться и увидеть того, кто к тебе приближается. С другой стороны, если кругом нет людей, то ощущение опасности усиливается», — объясняет Ирина Бондаренко. При этом активные фасады, прежде всего благодаря круглосуточным заведениям — глазам улицы, которые постоянно наблюдают, как их называла Джейн Джекобс, — снижают базовую тревожность.

Фото: Scott Webb / Unsplash

«Если расспросить людей, какую улицу они выберут для пешего маршрута, вы услышите: я не пойду через пустырь, мимо гаражей, а вместо этого сделаю больший крюк и пойду по ярко освещенной улице с открытыми магазинами и кафе, — говорит Бондаренко. — При этом женщины и мужчины по‑разному воспринимают безопасность среды. Женщины выберут улицы с белым дневным освещением, мужчинам — все равно. Желтый свет создает более плотные тени, хотя визуально он более привлекателен». Даже озеленение и прочие «преграды» на пути воспринимаются по‑разному. Мужчина отметит, как удачно вписаны в ландшафт фонари и скамейки, а женщина задумается о том, будет ли она чувствовать себя защищенной в темное время суток.

Для безопасной улицы характерны хорошо просматриваемый горизонт, освещенность, многолюдность. Люди — основной фактор безопасности

«Видеокамеры не воспринимаются как гарантия безопасности. Для безопасной улицы характерны хорошо просматриваемый горизонт, освещенность, многолюдность. Люди — основной фактор безопасности. И именно активные фасады привлекают людей», — резюмирует Бондаренко.

 

Активные улицы объединяют город

Киев уже может продемонстрировать качественные крупные проекты жилой застройки, однако по‑прежнему большинство девелоперов идут на поводу эмоционального выбора покупателей и соглашаются полностью оградить территорию комплекса. Это разрывает ткань города, в то время как активные улицы связывают ее пешеходными маршрутами.

Антон Олейник, главный архитектор жилого района RYBALSKY

«Природа людей не изменилась. В основе всех решений лежит антропоцентризм. Безопасность невозможно обеспечить высоким забором и камерами слежения. Возведение заборов запускает процесс маргинализации территории, которая остается за периметром. Мы предлагаем другой вариант на RYBALSKY — открытые активные улицы, закрытые дворовые пространства», — говорит Антон Олейник, главный архитектор жилого района RYBALSKY.

Он подчеркивает: по сути, проект возвращает историческую схему застройки. В начале XX в. Киев и особенно Подол застраивался плотно. Характерными были открытые фасады с магазинами / конторами на первой линии и частично закрытые, частично проходные дворы с палисадниками.

RYBALSKY ставит целью максимально привлечь людей как активных участников процессов

При относительно невысокой этажности все первые этажи в RYBALSKY отведены под коммерческую функцию. «Мой принцип — максимально привлечь людей в качестве участников процесса. Есть люди — есть деньги, в противном случае мы теряем тех, кто заинтересован в красивой, ухоженной и безопасной территории», — говорит Олейник.

Поэтому с самого старта в RYBALSKY воплощается идея продажи всех помещений на первых этажах, ведь их потенциальные владельцы более вовлечены, чем арендаторы. Сейчас в квартале уже функционируют небольшие кафе, магазины, галереи. По словам архитектора, под офисы покупают не только первые, но и вторые этажи.

RYBALSKY ставит целью максимально привлечь людей как активных участников процессов

Еще один важный аспект безопасности — смешанная функция застройки. «Жилые районы чаще пустуют днем, поскольку люди уезжают на работу, дети на учебу, остаются пенсионеры. В монофункциях с жильем не могут прижиться кафе и сервисы, им недостаточно клиентов. Создавая активные первые и вторые этажи, мы применяем принцип смешанного использования. Люди едут на работу из комплекса, а другие приезжают на работу сюда. Парковки заняты, трафик равномерный, двусторонний. Кафе и сервисы получают достаточно клиентов. Синергия», — подчеркивает Антон Олейник.

При относительно невысокой этажности все первые этажи в RYBALSKY отведены под коммерческую функцию

Несмотря на то что RYBALSKY пока (до запуска моста и обещанного рельсового транспорта) несколько отстранен от общегородского контекста, эффективность открытых пространств и активных улиц как инструмента «связывания» среды уже подтверждается на практике. Как место досуга RYBALSKY пользуется популярностью не только у жителей ЖК, но и всего Киева.

Другой проект Perfect Group и SAGA Development — «Новый Подол» — еще сильнее развивает тренд «открытости и активности». В отличие от RYBALSKY, кварталы здесь будут не в виде закрытых каре, а формируются Г- и С-образными архитектурными объемами, создающими частично закрытые дворики, отделенные невысокой живой изгородью. Изюминка — почти километровая набережная.

Проектируются универсальные помещения под коммерцию, чтобы любая функция могла быть воплощена

Первый квартал, расположенный около Рыбальского моста, состоит из трех зданий: двух жилых домов и дугообразного бизнес-центра, прикрывающего комплекс от шумной развязки.

«Наш проект расположен вблизи широкополосной развязки. Но общеевропейский тренд — сужать дороги, снижать трафик и скорость. Украина придет к этому, пусть даже лет через 20, когда развязка и магистрали не будут иметь такого значения для города, и от них будут избавляться. Тогда офисное здание-дуга сможет превратиться в жилье. Количество лестничных клеток позволит поменять в будущем функцию всего здания», — рассказывает основатель голландской архитектурной студии Architectural Prescription и автор проекта «Нового Подола» Гриша Зотов.

Гриша Зотов, основатель голландской архитектурной студии Architectural Prescription

Под коммерческие функции в «Новом Подоле» выделены помещения на двух первых этажах, выходящие на набережную и улицы. Некоторые из пространств первых этажей с видом во двор, там, где достаточно солнца, возможно использовать и как жилье, но архитектор надеется, что все‑таки они лучше проявятся как коммерческие.

«Мы делаем универсальное помещение под коммерцию, так, чтобы любая функция могла быть воплощена. Самый сложный момент по вентиляции — мы просчитываем и предоставляем для каждого блока возможность подвести нужные мощности. Рынок будет диктовать специализацию: два-три года здесь будет кафе, потом, возможно, книжный магазин или нотариальная контора», — рассказывает Зотов.

Архитектор перечисляет плюсы коммерции на первых этажах зданий: отсутствие МАФов, пристроенных террас, которые отбирают пространство у пешеходов, жителей и клиентов.

Визуальная граница между интерьером и экстерьером должна размыться

«Открытость, доступность и безопасность — те ценности, которые мы хотим воплотить. На самом деле это просто — не делать ступеньки перед входом на первый этаж коммерции или подъезда, обеспечить доступность для всех групп населения в любую точку территории, — отмечает Гриша Зотов. — Большое количество стекла, прозрачность, «незашторенность», хорошая инсоляция. Не должно быть визуальной границы между интерьером и экстерьером, она должна размыться. У тебя должна быть возможность летом распахнуть окно. Пол в помещениях первого этажа должен быть на одной отметке с тротуаром — все это поможет активизировать коммерцию».

Именно пешеходная инфраструктура, открытость и безопасность комплекса станут его магнитами. «Новый Подол» располагает уникальной для центра столицы абсолютно пешеходной набережной длиной около 1 км. По словам Зотова, она соединит район с Почтовой площадью, а сам комплекс — с Подолом наземными переходами и мостиком через Набережно-Крещатицкую улицу.

«Нам надо привести людей к набережной, открыть доступ к Днепру. Уверены, что она в частности и комплекс в целом станут точкой притяжения», — говорит Гриша Зотов.

 

Активные улицы — инструмент коммуникации

Американский философ и социолог Льюис Мамфорд считал одной из важнейших задач города быть местом, предназначенным для предоставления самых широких возможностей для значимого разговора.

Уникальная диджитал-скульптура CHICAGO Central House показывает на экране невидимый ритм города. Фото: Иван Авдеенко

«И если условия для диалога и драмы во всех их ответвлениях являются одной из важнейших функций города, то ключ к городскому развитию очевиден — он заключается в расширении круга тех, кто способен участвовать в диалоге, пока, в конце концов, все не примут участие в разговоре», — писал он в знаменитой книге «Города в истории».

Как этого достичь? Кроме общественных пространств, с функцией приглашения к диалогу отлично справляются активные фасады улиц.

Именно улицы объединяют кварталы в города. Именно они задают темп и стиль города, создают условия для коммуникации, развивают эмпатию, стимулируют сотрудничество и творчество.

Улицы объединяют кварталы в города, создают условия для коммуникации, развивают эмпатию, стимулируют сотрудничество и творчество

Вот, к примеру, как описан чек-лист создания активных фасадов в мануале Оклендской мэрии:

1. Здания располагаются настолько близко к границе улицы, насколько позволяют существующие или планируемые фасады улиц.

2. Коммерческое использование предполагают помещения первого этажа, выходящие на улицу.

3. Все жилые юниты на первом этаже, выходящие на улицу, тщательно спроектированы, чтобы обеспечить жильцам уединение.

Льюис Мамфорд: «Ключ к городскому развитию заключается в расширении круга тех, кто способен участвовать в диалоге, пока, в конце концов, все не примут участие в разговоре»

Следуя этим трем несложным правилам, можно достичь баланса интересов коммерции и жильцов. Активные дружелюбные улицы — активный город, помогающий справиться с самыми сложными вызовами времени.