От печали до радости. В Институте Pantone назвали цвет 2020 года

Константин Ковшевацкий / Декор /

Институт цвета Pantone определился с главным оттенком грядущего года. Им стал Classic Blue под номером 19-4052. По словам креативного директора Института, Леатрис Айзман, «Классический синий» должен внушать спокойствие и уверенность – те качества, которых так не хватает в современном мире.

Впрочем, у синего цвета как такового — головокружительная история. Он сопровождал человека с самых давних времен, то обретая невероятную популярность, то получая священный статус. А иногда его буквально предавали анафеме – римляне связывали синий с варварскими племенами кельтов и германцев, окрашивавших волосы и тела в синий растительным соком. Плиний Старший в «Естественной истории» предлагает избегать этого цвета в одежде.

Исследователи считают, что синий цвет не различали древние греки —  ирис, барвинок и василек они называли то красными (erythros), то зелеными (prasos), а иногда даже черными (melas). А море у них было винного цвета!

Погребальная маска фараона Тутанхамона (золото, лазурит, кварц, сердолик, известняк, фаянс), XIV но н.э.

Зато драгоценный лазурит как источник синего пигмента был известен еще древним египтянам и обитателями Междуречья. Но в силу его высокой стоимости, минеральный краситель на основе лазурита был вытеснен первым в мире искусственным – силикатом кальция и меди. Его производили путем измельчения песка, извести и медной руды с последующим нагреванием в раскаленной печи.

Ношение синих одежд в средние века подразумевало достоинство и богатство – возможно, поэтому король Франции Людовик Святой принял его в качестве геральдического цвета. И украсил герб золотыми лилиями, рассыпанными по лазурному фону.

Людовик IX Святой, король Франции в 1226 — 1270 годах. Картина «Святой Людовик король Франции», Эль Греко, 1592-1595 г.

Герб короля Франции Людовика IX Святого

Драгоценный синий цвет одежд Богоматери и святых на ренессансных полотнах – это все тот же тонкий порошок растертого бадахшанского лазурита, привозимого из-за моря (буквально — ultra marinus), продававшийся на вес золота. Настолько дорогой, что будущий владелец картины или церковные власти, заказывавшие фреску, сначала оговаривали с художником вес синего пигмента и его стоимость, а только потом решали вопрос вознаграждения автору. Крепкая связь между синим пигментом и духовной живописью привела к тому, что этот цвет стал ассоциироваться со святостью, смирением и добродетелью. Так контракт на создание знаменитой «Мадонны с Гарпиями» Андреа дель Сарто требовал от художника использования для одежд Девы лучшего ультрамарина стоимостью «по крайней мере, пять полновесных флоринов за унцию».

«Мадонна с Гарпиями» Андреа дель Сарто, 1517 г.

Часто художники или клиенты экономили деньги, используя менее дорогие синие пигменты, такие как азурит, порошок смальты или пигменты, сделанные из индиго, и это иногда вызывало проблемы. Такие краски со временем они становились темными и уходили в зеленые оттенки. Примером может служить одежда Марии в «Мадонне на престоле со святыми» Рафаэля. Азуритовый синий деградировал на полотне в зеленовато-черный цвет.

Если синий в живописи был благородным и дорогим, то для окрашивания одежды в этот цвет в эпоху Ренессанса настали благословенные времена. В Тулузе, Амьене и Эрфурте сложились профессиональные гильдии красильщиков, которые зарабатывали капиталы на торговле вайдой. Одевались в синее не дворяне, а ремесленники и рабочие. Папа Пий V исключил синий цвет из списков, разрешенных для украшения алтаря и церковного платья как слишком распространенный.

Амьенский собор был построен в 13 веке на деньги купцов, торговавших растительным красителем вайда

Казалось, что красильной промышленности, основанной на использовании вайды, ничто не может угрожать. Но в XV в Европу из Индии проник индиго. Ферментированные, спрессованные в кирпичи листья растения, широко распространённого в Азии, легко доставляли судами в порты Лондона, Марселя и Генуи. В странах, где процветали гильдии красильщиков традиционной вайдой, власти пытались заблокировать использование индиго. Его поставили вне закона, называли «дьявольским зельем», запрещали под страхом смертной казни. Но качество красителя было настолько высоким, а цена настолько ниже вайды, что все усилия были напрасными.

Рекламный плакат LEVI’S. Классические джинсы окрашивают индиго

Новый толчок к использованию синего цвета дали изобретенные между XVIII и XIX веками синтетические красители. Уильям Тернер, неутомимый экспериментатор, использовал новый кобальтовый синий пигмент для своих полотен. Синтетический кобальт заставил особенно отчетливо звучать картины Моне и Ренуара, которые любили яркие, чистые несмешанные цвета.

«Снежная буря. Переход Ганнибала через Альпы» Уильяма Тернера, 1812 г.

В 1802 году французский химик Луи Жак Тенар представил улучшенную, более стабильную версию кобальтового синего – и более дорогую. Ван Гог тогда написал своему брату Тео: «Кобальт – это божественный цвет, и нет ничего более прекрасного…»

После Второй мировой войны синий был принят как цвет важных международных организаций, включая Организацию Объединенных Наций, Совет Европы, ЮНЕСКО, Европейский союз и НАТО. Миротворцы ООН носят синие шлемы, чтобы подчеркнуть свою роль.

«Звёздная ночь», Винсент ван Гог, 1889 г.

С расцветом сети Интернет синий стал стандартным цветом для обозначения гиперссылок в графических браузерах. И, конечно, нельзя не вспомнить цвет логотипа Facebook.

Ив Кляйн считал, что единственный цвет, который воплощает в себе бесконечность Вселенной, — это синий. На иллюстрации — портрет Ива Кляйна во время съемок фильма Петра Мореля «Сердцебиение Франции», 1961 год

Напомним, что Pantone выбирает главный оттенок года на протяжении почти 20 лет. Предсказания Института цвета, основанные на анализе множества социальных тенденций, влияют на разные сектора индустрии, в том числе моду и дизайн.