От древности до современности: 50 оттенков белого в архитектуре

Елена Панченко / Архитектура /

Белый. Цвет чистого листа, с которого начинается творчество. Еще художники палеолита в наскальных росписях для фона использовали кальцит и мел. Впрочем, белый может быть не только средством проявить другие цвета. Необязательно портить идеальную белизну. Белый — прекрасен и сам по себе. В это верили мэтры архитектуры от Ле Корбюзье до Сантьяго Калатравы. О белых зданиях, целых белых городах и практических советах по использованию белого от Baumit пойдет речь в нашем материале.

Парфенон, главных храм древних Афин, построен в 447—438 гг. до н. э. из пентелийского мрамора, который добывали неподалеку. Во время добычи эта порода имеет белый цвет, но под воздействием солнца желтеет. Парфенон, как и другие античные храмы, был раскрашен в разные цвета

Белый цвет как символ святости и достоинства

Диапазон ассоциаций с белым цветом достаточно широк — от чистоты и невинности до пустоты и стерильности. Психологи считают, что белый цвет помогает умственной ясности, поощряет убрать беспорядок и обеспечивает свежее начало. «В доме все должно быть белого цвета, — считал выдающийся французский архитектор Ле Корбюзье. — Очищая свой дом, вы очищаете себя».

Белый был одним из первых цветов в искусстве. На рисунках в пещере Ласко во Франции, «Сикстинской капелле первобытной живописи», один из ключевых цветов — именно белый. Этим росписям, по оценкам ученых, около 18 тыс. лет.

Сакре-Кер — базилика в римско-византийском стиле на вершине холма Монмартр в Париже, сооружена в 1875—1914 гг. по проекту Поля Абади. При строительстве использовался камень сливочного оттенка, добытый в карьерах Шато-Ландон. Во время дождя кальцит, содержащийся в камне, действует как отбеливатель, отчего храм сохраняет свой внешний вид

Белый имел важное значение почти для всех мировых религий. При строительстве древнегреческих и древнеримских храмов использовался белый мрамор, хотя потом их фасады и расписывали с использованием разных цветов: красного, синего и желтого.

Тадж-Махал — мавзолей-мечеть в Индии цвета слоновой кости. Построен в XVII в. по приказу падишаха Шах-Джахана в память о жене, которая скончалась при родах. Стены выложены из полупрозрачного мрамора и инкрустированы драгоценными камнями. Мрамор при ярком дневном свете выглядит белым, на рассвете — розовым, а в лунную ночь — серебристым. Впрочем, под воздействием выхлопных газов и смога здание мавзолея приобретает желтовато-зеленоватый оттенок

Архитектор и ученый эпохи Возрождения Леон Баттиста Альберти писал, что церкви должны быть побелены внутри, так как, по его мнению, белый был единственным подходящим цветом для размышлений и медитации. Европейские соборы строились из камня светлых оттенков, хотя многие из них со временем теряли чистоту цвета из‑за дыма и сажи.

Белый имеет важное значение почти для всех мировых религий. В азиатских культурах он также является символом траура

Во многих азиатских культурах белый цвет также является символом траура. Такое же значение он имел и в Европе до XVI в. — вдовы королей Франции носили белые одежды.

В XVIII в., с появлением неоклассической архитектуры, белый стал наиболее распространенным цветом правительственных зданий, особенно в США. Он ассоциировался с гражданским достоинством и самосознанием.

Резиденция президента США — одно из наиболее часто упоминаемых в новостях сооружений белого цвета. Здание в неоклассическом стиле построено в 1792—1800 гг. по проекту ирландского архитектора Джеймса Хобана. Стены из песчаника были покрашены смесью извести, рисового клея, казеина и свинца, отчего здание получило узнаваемый цвет. Официально резиденция президента США стала именоваться Белым домом только в 1901 г. по приказу Теодора Рузвельта

Белый как средство борьбы с палящим солнцем

Использование белого цвета не всегда имело символическое значение. Как известно, белый отражает солнечный свет. Именно этим его свойством можно объяснить появление в жарких регионах целых белоснежных городов.

Узкие улочки и белые домики в форме сахарных кубиков с синими крышами и ставнями — типичные пейзажи Санторини, Миконоса, Линдоса, Наксоса и других Кикладских островов в Греции. Дома строились из камня и других материалов, которые легко было раздобыть в этой местности. Из-за нехватки древесины (климат на Кикладских островах засушливый) здания были низкими, а иногда и врывались в скалистую землю. Толстые каменные стены штукатурились, а сверху покрывались побелкой, которую обновляли несколько раз в год. Побелка делалась из гашеной извести, была дешевой и кроме солнцеотражающего обладала еще и дезинфицирующими свойством. Ставни обеспечивали защиту от сильного сухого ветра мельтеми. Плоские крыши должны были помогать собрать скудную дождевую воду.

Остров Санторини в Эгейском море, Греция

Испанская Андалусия известна своими pueblos blancos — белыми городками на склонах гор. В этом регионе — крупные запасы известняка. Из него делали порошок для побелки домов: таким образом не только спасали жилища от палящего зноя, но и защищали их от разрушения, ведь негашеная известь позволяет дольше сохранить стены. В отличие от греческих белых городов в Андалусии крыши красные или коричневые, выложенные из черепицы.

Есть свои белые города и в Италии. Самый известный из них — Остуни. В средневековом городе улицы были очень узкими, а известь визуально добавляла городу больше света. Более того, дезинфицирующее свойства извести защитили жителей Остуни от чумы, которая свирепствовала в этом районе. Остуни — не единственный белый город Италии. Чистернино, Мартина-Франка и другие населенные пункты Апулии (южный регион Италии, «каблук» Апеннинского полуострова) также имеют характерные белые дома.

Город Остуни, Италия

 

Одноименная военная мелодрама 1942 г. прославила Касабланку на весь мир (хотя на самом деле съемки проходили в Голливуде). Название марокканского города, которое переводится с португальского как «белый дом», сохранилось еще с XVI в. На протяжении веков Касабланка была колонией Испании, Португалии, Англии и Франции — и каждая страна оставила отпечаток на архитектуре города. Но до сих пор Касабланка отвечает своему названию: там действительно много белых домов.

В жарких странах белый цвет использовали для покраски фасадов, чтобы защищать жилища от палящего солнца

Свой белый город есть и в Израиле: именно так называют отдельные районы Тель-Авива. После того как Гитлер пришел к власти, из Европы в Палестину стали прибывать еврейские беженцы. Среди них оказались выпускники немецкой архитектурной школы Баухаус (в 1933 г. нацисты закрыли учебное заведение, которое считали рассадником идей коммунизма). Из-за роста населения в Тель-Авиве, который на тот момент были лишь пригородом Яффы, возникла потребность в новых жилых кварталах. В 1931 г. там было возведено более 3 тыс. зданий в интернациональном стиле.

Архитекторы руководствовались принципом: минимум орнамента и максимум функциональности. Кроме того, характерными чертами архитектуры Баухауса было использование асимметрии, простых геометрических форм. Однако же авторам проектов пришлось учитывать местный климат. Так в проектах появились внутренние дворики, аркады, перголы, зеленые зоны на крышах, балконы, узкие окна — все, что помогает бороться с жарой. Белый город в Тель-Авиве признан частью Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО.

 

Город Сетениль-де-лас-Бодегас, Испания.
Фото: Lamia Hossain

Белизна Ричарда Мейера

Ричард Мейер не признает других цветов кроме белого. Архитектор спроектировал лишь одно черное здание — это Башня 685 First Avenue в Нью-Йорке. Но и то — по настоятельной просьбе заказчика.

Вместе с архитекторами Питером Эйзенманном, Чарльзом Гуотми, Майклом Грейвзом и Джоном Хайдуком он входил в так называемую нью-йоркскую пятерку. Их взгляды нашли отражение в книге «Пять архитекторов», вышедшей 1972 г. Нью-йоркская пятерка декларировала преданность чистой форме архитектурного модернизма, как в работах Ле Корбюзье 1920—1930‑х гг. Книга вызвала критику со стороны другой пятерки архитекторов, известных как «серые» (Мейера и его соратников называли «белыми»). «Серые» упрекали «белых» в том, что их стремление к чистой модернистской эстетике привело к созданию непригодных для эксплуатации зданий, которые не вписываются в среду, не учитывают потребности пользователей и вообще оторваны от повседневной жизни.

 

Музей современного искусства в Барселоне — художественная галерея в столице Каталонии, построенная по проекту архитектора Ричарда Мейера. Большое современное здание, в котором отразились черты модернизма, находится в одном из старинных районов города. После завершения строительства в 1995 г. местные СМИ назвали музей «жемчужиной среди старой архитектуры». Снаружи здание облицовано белыми эмалевыми панелями, большая часть фасада застеклена, благодаря чему посетителю открывается вид на площадь Ангелов, кроме того, стеклянная поверхность позволяет естественному свету проникать во внутренние галереи

 

Много лет спустя, когда Ричарда Мейера спросили о споре «белых» и «серых», он ответил: «Я что‑то больше не вижу никаких «серых». Тем временем сам Мейер со своими белоснежными зданиями остается одним из самых известных и затребованных архитекторов современности. В 1984 г. Мейер получил Притцкеровскую премию, при этом жюри назвало его здания «персональными, энергичными, оригинальными».

По мнению архитектора, белый — самый прекрасный цвет, потому что он состоит из всех цветов радуги. В то же время белый для Мейера — это не просто белый. Он постоянно меняется под влиянием сил природы: облаков, солнца, растительности. «Белый всегда является символом совершенства, чистоты и ясности. На белой поверхности вы можете лучше понять игру света и тени, а также поверхностей и углов», — говорит Мейер.

 

Когда Ричарда Мейера спросили, что бы он выбрал, если бы можно было сохранить лишь одно здание на земле, он назвал белую капеллу Роншан Ле Корбюзье. Католическая церковь Нотр-Дам-дю-О (1956 г.), расположенная на Востоке Франции, считается иконой модернизма. Необычную пластическую форму для бетонной церкви Ле Корбюзье позаимствовал у раковины. Хаотично расположенные оконные проемы создают необычную игру света внутри капеллы

 

С помощью белого цвета Мейер выделяет здание на фоне окружающей среды и подчеркивает его самостоятельность как объекта. В своих проектах Мейер часто использует белые металлические панели и большие стеклянные поверхности. Для его зданий характерны четкие пропорции, ясные структуры, линейные формы.

 

Юбилейная церковь в Риме — католический храм, спроектированный Ричардом Мейером и построенный в 1998—2003 гг. По форме напоминает корабль. Свет, проникающий внутрь помещения через стеклянные люки, рассеивается и преобразуется в зависимости от времени суток, погоды и сезона. Стены сделаны из бетона, содержащего диоксид титана — это вещество помогает сохранять белый фасад церкви

Центр Гетти — музейный комплекс в Лос-Анджелесе, один из самых известных проектов Ричарда Мейера. Построен на вершине холма, с подножием которого связан фуникулерами. При создании проекта Мейер обыграл два горных хребта: параллельно одному он разместил музейные помещения, параллельно другому — административные. Здания комплекса сделаны из стали и бетона. Часть фасадов облицована травертином желтоватого оттенка, часть — белым металлом. На территории комплекса есть сады со скульптурами и несколько. Центр открылся для посетителей в 1997 г.

Центр Гетти — музейный комплекс в Лос-Анджелесе, один из самых известных проектов Ричарда Мейера. Построен на вершине холма, с подножием которого связан фуникулерами. При создании проекта Мейер обыграл два горных хребта: параллельно одному он разместил музейные помещения, параллельно другому — административные. Здания комплекса сделаны из стали и бетона. Часть фасадов облицована травертином желтоватого оттенка, часть — белым металлом. На территории комплекса есть сады со скульптурами и несколько. Центр открылся для посетителей в 1997 г.

Аскетичность Алвару Сиза

Португалец Алвару Сиза хоть и не так предан белому цвету, как Ричард Мейер, но все же отдает предпочтение светлым тонам. В юности будущий лауреат Притцкеровской премии мечтал стать скульптором и пошел в архитекторы, только чтобы не расстраивать отца.

Алвару Сиза избегает декора, а из материалов отдает предпочтение бетону и камню светлых оттенков

В своих работах Сиза отказывается от всего лишнего, избегает декора. Порой его проекты характеризуют как суровые и брутальные, иногда — как скромные. Португальский архитектор предпочитает простые формы и крепко сидящие на фундаменте здания. При этом отличительная черта его работ — гармония с природой и историческим окружением. Большинство его построек находится в Португалии, они неразрывно связаны с ее культурой и ландшафтом. «Умение видеть — важное качество для архитектора и для всех людей. Но не только смотреть, а всматриваться в глубину, в детали, в общее целое», — считает Сиза.

«Корпус на воде» завода Shihlien Chemical Industrial в Китае — первая постройка Алвару Сизы в Поднебесной. Это административное здание стоит посреди огромного искусственного озера (вода из него используется в производстве), с берегами его связывают два моста. Внешне представляет собой петлю из белого бетона. Руководство фирмы усмотрело в такой форме сходство с драконом, популярным персонажем китайской мифологии

Типичные мотивы португальской архитектуры, которые проявились в творчестве Сизы, — большие террасы и светлые фасады. Из материалов Сиза предпочитает бетон и камень.

 

Фонд Ибере Камарго в Порту-Алегри — музей, посвященный творчеству бразильского художника Ибере Камарго, открыт в 2018 г. Расположен на берегу озера Гуаиба. Представляет собой большую прямоугольную бетонную конструкцию с зигзагом коридоров, пронизывающих фасад. В музее помещается три уровня галерей, по центру — огромный атриум до самой крыши. Посетители переходят из зала в зал, поднимаясь по непрерывной серии пандусов как по винтовой дороге

Ажурные сооружения Сантьяго Калатравы

Еще один архитектор, не скрывающий своего пристрастия к белому цвету, — испанец Сантьяго Калатрава. «Белый — это сумма множества цветов. Если вы знаете, как устроена радуга, то вам будет понятно, что он формируется из всех базовых цветов. Мне он очень нравится, хотя я строил здания, используя и другие цвета», — объяснял архитектор.

 

Город искусств и наук — архитектурный комплекс из пяти сооружений в Валенсии. Строительство комплекса по проекту Сантьяго Калатравы, который из‑за его масштабов часто называют «городом в городе», началось в 1996 г., последний важный элемент был закончен в 2005 г. В футуристических объектах автора — смесь белого и светло-голубого, традиционных цветов средиземноморской архитектуры. Каждое строение имеет оригинальную форму: полусферическое здание кинотеатра напоминает глаз, музей науки похож на кита, океанографический парк — на морские ракушки

Стиль Калатравы определяют как био-тек — в нем сочетаются природные формы и высокие технологии. Имея в довесок к архитектурному еще и инженерное образование, Калатрава создает проекты на пересечении двух наук, питая особые чувства к мостам.

 

Аудиторио‑де-Тенерифе — оперное здание в стиле постмодернизм, построенное в 2003 г. в городе Санта-Крус‑де-Тенерифе на Канарских островах по проекту Сантьяго Калатравы. В этой работе отразилась игра пропорций и кривых линий. Контуры Аудиторио напоминают знаменитый Сиднейский оперный театр. Главный акцент — огромная зависшая над основным сооружением арка, которая поддерживается только двумя опорными точками. Обычно оперный театр в темное время суток подсвечивается белым, но в особых случаях используется тематическое освещение

«Мы должны объединить городской пейзаж с природой. Мосты являются идеальным средством для этого, потому что они пересекают водные пути, которые приносят поток природы в городской пейзаж», — считает испанец.

Калатрава любит белые ажурные конструкции. Кажется, что его сооружения парят над землей, хотя на самом деле весят десятки и сотни тонн, и «летающий эффект» достигается сложными инженерными решениями.

Мост Маргарет Хант Хилл — стальной вантовый мост через реку Тринити в Далласе, построенный по проекту Сантьяго Калатравы в 2012 г. Мост поддерживают 58 белых тросов, закрепленных на арке высотой 122 метра. Конструкция напоминает огромный музыкальный инструмент. Мост обеспечивает шесть полос движения автомобилей

От теории к практике: 4 главых вопроса о белом

Белый цвет — это классика. Но на практике при работе с ним возникают опасения: а что, если вместо эффекта чистоты и простоты возникнет ассоциация с больницей? А вдруг белый перестанет быть белым? Не лучше ли в таком случае отказаться от белого в пользу других цветов? Конечно, можно и отказаться. Но вовсе не обязательно. Белый цвет имеет множество оттенков — молочный, кремовый, перламутровый, оттенок слоновой кости, снега. Нужно всего лишь найти свой.

Итак, о том, что вы хотели узнать об использовании белого цвета в фасадах, но боялись спросить, PRAGMATIKA.MEDIA не постеснялась узнать у заместителя директора по техническим вопросам компании Baumit Богдана Литковича.

Богдан Литкович,
заместитель директора по техническим вопросам компании Baumit

1. Как выбрать правильный оттенок?

Подбор цветовой палитры на фасаде конкретного здания зависит от ряда факторов. Во-первых, от цветовой палитры окружающих зданий: создание контрастов, акцентов, прочее (например, черно-белые фасады в Испании). Во-вторых, от того, одиночная это либо групповая застройка: разные цвета, одна палитра, либо их комбинация на вкус и цвет…

2. Зданиям какого функционального предназначения подойдет белый цвет?

Ограничений не вижу. Основные опасения от применения белого цвета на фасадах вызывает его быстрое загрязнение! Но тут стоить рассмотреть очень детально вид связующего, на котором замешана фасадная краска либо декоративная штукатурка. Инновационная, самоочищающаяся наноштукатурка и краска от Baumit позволяет сохранять чистый яркий фасад и через 20 лет после нанесения.

3. Есть ли место в украинских реалиях чисто белым зданиям, как у Ричарда Мейера?

Место есть всегда. Более того, европейская статистика показывает, что целых 30 % — это белые фасады; 30 % цветов на фасадах — это коричневая палитра и ее оттенки; 30 % — это желтая палитра и ее оттенки; 10 % цветов на фасадах — это яркие, темные насыщенные тона.

4. Как избежать ассоциации с отстраненностью, пустотой и стерильностью при использовании белого?

У многих белый цвет автоматически ассоциируется со стерильностью медучреждений. Думаю, это стереотипы, глубоко засевшие в сознании части населения. С другой стороны, посмотрите на белую одежду, автомобили и проч. Всегда смотрятся ярко, празднично, нарядно!

Если выбор цвета и утверждение цвета фасада — за архитектором, то тут комментарии излишни. Если за инвестором — ему нужны аргументы. Разбавить белый всегда можно другими оттенками, правильно и гармонично соединив их между собой.

Мост Маргарет Хант Хилл — стальной вантовый мост через реку Тринити в Далласе, построенный по проекту Сантьяго Калатравы в 2012 г.

При этом не забываем об удивительном свойстве белого цвета, таком как нарядность и оптическое увеличение размеров объекта. Белый может быть фоном, отлично подходящим для создания контраста с другими цветами, текстурами под дерево, камень, металл. У Baumit это целая линейка пастообразных декоративных штукатурок Creativ Top. А цветовая палитра Baumit — это 888 цветов и оттенков, самая большая коллекция для фасадов в Европе.