Операция «Хафенсити». Самому крупному урбан-проекту Европы 20 лет

Ирина Исаченко / Урбанистика /

20 лет назад, 29 февраля 2000 года, Сенат Гамбурга одобрил Генеральный план развития нового городского округа Хафенсити (HafenCity), визитной карточкой которого стала Эльбская филармония — архитектурный шедевр от Herzog & de Meuron. 20 лет — красивая дата и срок, позволяющий объективно оценить результаты и успешность мегапроекта. И в то же время повод вспомнить о том, что развитие Хафенсити начиналось с тайной операции, секретного сговора между городом и корпорацией, о которой заговорили лишь недавно, когда большая часть участников проекта или умерли, или отошли от дел.

Гамбург — ганзейский и свободный

Гамбург — город торговцев и моряков, и этому подчиняется вся его история и типология. Крупнейший в Европе город-порт на Эльбе был и остается важным транзитным и перевалочным пунктом на торговом пути из Лондона до Швеции и в более широком смысле между Востоком и Западом. Основанный еще Карлом Великим в VIII в. как крепость для защиты от северных славян, Гамбург тем не менее ведет свою летопись с 7 мая 1189 г., когда император Священной Римской империи Фридрих I Барбаросса даровал жителям право собирать пошлины с грузов, перевозимых по Эльбе.

Схема Шпайхерштадта — складского квартала в гавани Гамбурга, построенного в конце XIX в. Разработчиком амбициозного проекта был инженер Франц Андреас Мейер

Особый статус вольного города, полученный в 1510 г., позволил Гамбургу стать огромным оптовым рынком — торговым центром Европы. Здесь покупали и продавали французские и рейнские вина, льняные ткани и холст из Силезии, стальную и латунную проволоку из Саксонии, дерево и зерно из Бранденбурга, медную утварь из Венгрии. А также товары с Севера — вяленую рыбу, шерсть, шкуры, и с Востока — фарфор, ковры и колониальные товары. Вольный город был открыт для предприимчивых людей со всего мира. Кальвинистские беженцы из Нидерландов торговали шерстью, бархатом и шелком, а евреи из Португалии — сахаром, табаком, кофе и какао. В Гамбурге появились первые европейские кофейни, о чем сегодня напоминает бронзовое кофейное зерно — скульптура, установленная на площади Coffee Plaza в Хафенсити. Прослойка ремесленников была не столь большой, но тем не менее они поставляли на рынок товары местного производства — пиво, мед, скобяные товары, текстиль.

Причалы в старой гавани Гамбурга, которые когда-то использовались портом, сегодня являются местом швартовки исторических судов и прогулочных катеров. Фото: Андрей Ветошкин

Исторические дамбы и причалы Хафенсити стали основой для новых зданий

Квартал Шпайхерштадт, объект всемирного наследия ЮНЕСКО, является одним из главных магнитов для туристов, посещающих Гамбург. Фото: Андрей Ветошкин

В средние века территория нынешнего Хафенсити находилась за пределами крепостной стены и эксплуатировалась в основном как пастбище. Ее нынешняя сложная топография объясняется тем, что после присоединения к городу эти земли использовались в качестве порта и претерпели множество вмешательств — сооружалась сеть искусственных каналов, строились берегоукрепляющие сооружения и дамбы, призванные защитить Гамбург от наводнений. После первой промышленной революции в Хафенсити кроме торговых складов и верфи появились десятки фабрик и промышленных цехов.

 

Шпайхерштадт для ЮНЕСКО

В конце XX в. перевод торгового флота на контейнерные перевозки вызвал настоящую революцию в городах-портах и в Гамбурге в том числе (Подробнее о трансформации городов у воды читайте в статье «Баньоли, Аликанте, Роттердам и Одесса. «Курортный роман» города и порта» в томе #03 PRAGMATIKA.MEDIA). Во-первых, изменилась логистика — теперь торговые суда швартовались в порту на непродолжительное время, достаточное для того, чтобы выгрузить кранами контейнеры. Во-вторых, исчезла необходимость в складских помещениях, но возникла потребность в открытых площадках для штабелирования. А в конце 80‑х изменилась и геополитическая ситуация — воссоединение Восточной и Западной Германии спровоцировало резкий экономический подъем, что для Гамбурга означало столь же резкое увеличение товарооборота. Старая гавань уже не отвечала актуальным техническим требованиям, и городские власти начали обсуждать вопрос строительства нового порта и решать судьбу складского квартала Шпайхерштадт в северной части Хафенсити.

Восемь жилых и офисных зданий были построены на береговых укреплениях в квартале Зандторкай одними из первых в Хафенсити. Проект комплекса Ocean’s End разрабатывали архитекторы Böge Lindner K2 Architekten. Фото: Андрей Ветошкин

Квартал был построен на рубеже XIX—XX вв. как зона беспошлинной торговли, после того как Гамбург добился от железного канцлера Отто фон Бисмарка возвращения статуса свободного порта. Сооружению складского квартала предшествовал безжалостный снос более чем тысячи зданий с переселением на окраины Гамбурга 20 тыс. жителей.

Склады, административные здания и банки в неоготическом стиле из красного кирпича вдоль искусственных каналов возводились по особой технологии — на дубовых сваях. Они соединялись между собой арочными стальными мостами.

Старая гавань — главная туристическая точка притяжения Гамбурга

Архитектурный комплекс Шпайхерштадта серьезно пострадал от бомбардировок в период Второй мировой войны и потребовал кропотливой реконструкции, которая продолжалась вплоть до 1967 г. Реставраторы восстанавливали мельчайшие детали зданий, включая орнаменты на фасадах.

К 80‑м кирпичные склады Шпайхерштадта использовались как крупнейшее в Европе хранилище восточных ковров — особый температурный режим и влажность в этих исторических зданиях как нельзя лучше подходили для сохранения дорогого и нежного товара.

Исторической плавучий маяк, который когда-то проводил суда в торговый порт Гамбурга, теперь используется в качестве ресторана с видом на здание филармонии. Фото: Андрей Ветошкин

Все эти годы с момента строительства земли и здания Шпайхерштадта находились в собственности города. В 1988 г. Сенат Гамбурга попытался вынести на голосование проект, который предполагал приватизацию недвижимости складского квартала. Но это намерение вызвало серию общественных протестов, после чего от идеи приватизации отказались. А квартал получил статус охраняемого объекта наследия Гамбурга, а позже вошел в список всемирного наследия ЮНЕСКО.

 

Тайный план

Нельзя исключать, что протесты против приватизации Шпайхерштадта в конце 80‑х предвосхищали секретный план Хафенсити. Хеннинг Фошерау, мэр Гамбурга, обратил внимание на новый глобальный тренд — уставшие от тишины и однообразия старых жилых районов люди охотно перебирались жить и работать в бывшие промышленные зоны. Фабрики уже не шумели и не загрязняли воздух, как и старый порт Гамбурга. Территории старой гавани стали пригодными для конверсии и потенциально коммерчески привлекательными. В то же время корпорации Hamburger Hafen- und Lagerhaus AG (HHLA), управляющей портом, были жизненно необходимы новые территории в Альтенвердере и инвестиции для строительства контейнерного терминала.

Разработку концепции Хафенсити замаскировали под учебный проект

Директор HHLA Питер Дитрих решил, что между корпорацией и городом возможна взаимовыгодная сделка, обмен территории и недвижимости в старой гавани на территории в Альтенвердере, а также инвестиции из городского бюджета. В обстановке строгой секретности HHLA начали скупать склады в старой гавани. В основном это были заброшенные промпредприятия, от которых владельцы были рады избавиться. Если бы, конечно, они знали планы властей на Хафенсити, то запросили бы за свои старые склады и пустыри астрономические суммы! Именно поэтому власти пошли на то, что кто‑то может назвать обманом или как минимум злоупотреблением властью и влиянием.

Вид на складской квартал Шпайхерштадт. Фото: Андрей Ветошкин

Драгоценный музыкальный инструмент: строительство здания Эльбской филармонии по проекту Herzog & de Meuron обошлось Гамбургу в 789 млн евро. Фото: Андрей Ветошкин

Когда вся недвижимость была сосредоточена в одних руках, мэр Гамбурга Хеннинг Фошерау неофициально заказал создание концепции развития портового района Хафенсити одному из самых влиятельных немецких архитекторов послевоенного периода — Фольквину Маргу. Кстати, именно Марг был наиболее активным участником кампании за сохранение целостности Шпайхерштадта. Можно предположить, что уже в то время он знал о долгосрочных планах Фошерау. В 1995 г. Марг преподавал урбанистику в университете Аахена. Он замаскировал разработку концепции под учебный проект, привлек к работе своих ассистентов и студентов.

Здание Эльбской филармонии – идеальный символ Гамбурга XXI в.

Презентация проекта ревитализации Хафенсити и превращения его в новый центральный район смешанного использования состоялась в 1997 г. в клубе Übersee на вечеринке, где собрались «отцы города». Момент был выбран чрезвычайно удачно, и мэр Хеннинг Фошерау получил полную поддержку. Пакет недвижимости «Гавань и город» передали новой муниципальной компании HafenCity Hamburg GmbH, которая и занялась развитием и управлением района. А HHLA получили финансовую поддержку и карт-бланш на строительство нового терминала в Альтенвердере. Спустя несколько лет новый контейнерный терминал был признан самым инновационным портом Европы. Даже в посткризисном 2009 г. годовой оборот HHLA составил 110 млн евро.

Набережные Хафенсити и центральной части Гамбурга составляют непрерывный променад. Фото: Андрей Ветошкин

Эта история могла бы стать отличным сюжетом для детективного фильма, и не исключено, что такой фильм снимут, по крайней мере, она уже вдохновила публициста и архитектурного критика Герта Келера на создание книги «Секретный проект HafenCity», которая вышла в 2017 г. Хотя инициаторы проекта Питер Дитрих, Хеннинг Фошерау и Фольквин Марг напрямую не нарушили закон, с точки зрения современной деловой и политической этики, в эпоху прозрачности и партисипации их действия балансируют на грани допустимого. Впрочем, победителей не судят.

 

От постпромзоны к флагманскому району

Международный конкурс на мастер-план Хафенсити, который проводился в 1999 г., выиграла команда архитекторов под руководством Кейса Кристиансе. Он взял за основу концепцию Фольквина Марга, но сделал район более рациональным, плотным и разнообразным, позволив каждому из новых собственников участков самостоятельно выбирать архитектора для проектирования конкретного объекта (Подробнее читайте в статье «Наш waterfront. Визитная карточка города и пространство для всех» в томе #18 PRAGMATIKA.MEDIA). Поскольку исторический и охраняемый Шпайхерштадт являлся частью HafenCity, то решено было максимально сохранить и восстановить исторические стены набережной, административные здания и портовое управление, мосты и даже старые портовые краны. Акцентным объектом стала Эльбская филармония, надстроенная на крыше исторического пакгауза (Подробнее читайте в статье «Воплощенная музыка. Архитектор о посещении Эльбской филармонии» в томе #12 PRAGMATIKA.MEDIA).

Сегодня Хафенсити считается флагманским районом Гамбурга, катализатором городского развития, задающим новые стандарты для Европы. Неслучайно в 2006 г. здесь был основан архитектурный университет HafenCity Universität Hamburg, который, несмотря на свою молодость, уже приобрел репутацию урбан-лаборатории в масштабах Германии. Сюда переместили свои штаб-квартиры Der Spiegel, германское отделение Lloyd и компания Unilever.

К 2025 г. в Хафенсити будут проживать 15 тыс. человек

Туристам Хафенсити предлагает массу сценариев времяпрепровождения — можно слушать музыку в филармонии, пить кофе на Coffee Plaza, загорать на террасах, совершить водную прогулку по гавани, искать сокровища в портовом музее-базаре или Морском музее, посетить музей миниатюрной железной дороги, подняться на смотровую башню, отдохнуть в Лозепарке или Грасбрукпарке, полюбоваться круизными лайнерами, пришвартованными в терминале Массимилиано Фуксаса.

Планируется, что к 2025 г. в Хафенсити будут проживать 15 тыс. человек. На сегодня здесь насчитывается 4 600 жителей. И хотя цены на недвижимость в районе даже выше, чем в центре Гамбурга, город строит также социальное жилье для мигрантов, желая избежать превращения Хафенсити в гетто для состоятельных. Около трети семей — это семьи с детьми, для которых уже открыты 6 детских садов. Прагматичные немцы планируют инфраструктуру с заделом на будущее — ко 2022 г. в Хафенсити появятся новые школьный городок и семейный центр, в структуру которых входит как школа, так и детский сад.

Поскольку Хафенсити находится за пределами главной дамбы Гамбурга, все здания и почти все улицы построены на цоколях высотой от 7,50 до 8 м. В цокольных этажах располагаются магазины, кафе и автопаркинги. Стены цоколей защищены водоизоляционными покрытиями, а двери и окна в случае наводнения можно закрыть водонепроницаемыми жалюзи.

Зимой 2019—2020 гг. Хафенсити продолжает активно застраиваться. Планируется, что все строительные работы в районе будут завершены в 2025 году. Фото: Андрей Ветошкин

А вот общественные пространства и набережные являются затопляемыми — стратегия защиты от наводнений заключается в том, чтобы дать реке пространство для разлива, что снизит штормовую нагрузку на город. С учетом этого обстоятельства барселонская архитектурная студия EMBT разрабатывала дизайн террас Магеллана и Марко Поло — с многоуровневой топографией и массивной встроенной уличной мебелью, которая не должна пострадать во время разлива Эльбы.

Местные жители, в том числе урбанисты и зодчие, часто выступают с критикой архитектуры новых объектов в Хафенсити. Авторитетный архитектор Хади Тегерани в интервью Der Spiegel заявил, что новые дома Хафенсити заселяются в основном экспатами, а вот коренные гамбуржцы не захотят жить в плотном районе, где могут нарушаться их личные границы. Сама архитектура зданий и общественных мест, по мнению Тегерани, часто балансирует на грани китча: «Я действительно ценю архитектора Бенедетта Тальябу из офиса EMBT в Барселоне (разработчики дизайна общественных пространств в Хафенсити. — Прим. ред). Но их фонари, стилизованные под портовые краны, и каменные скамейки, имитирующие океанские волны, выглядят пошло».

Общественные пространства Хафенсити периодически подвергаются затоплению

Площадь в Хафенсити, названная в честь экс-мэра Хеннинга Фошерау, инициатора масштабного проекта ревитализации старой гавани Гамбурга. Фото: Андрей Ветошкин

Критики считают, что эклектичность и глобализм этого «города в городе» вступает в диссонанс с англофильной элегантностью и сдержанностью аутентичных гамбургских кварталов из красного кирпича. В то же время материальное воплощение этого диссонанса — здание Эльбской филармонии — уже стало идеальным символом для Гамбурга XXI в., демонстрацией почти безграничных возможностей и преемственности в архитектуре, когда исторический слой служит фундаментом для футуристического нового.