One Pattern. И столик превращается… в элегантную юбку!

Елена Панченко / Дизайн /

Люстра-жилет, столик-юбка и столик-жилет. Это три пары предметов коллекции One Pattern, совместного проекта Vozianov и Manako Design. В основе каждой пары — одна из геометрических фигур: овал, круг или прямоугольник. Авторы проекта стремились рассказать историю трансформации простых форм и превращения их в объекты разных областей дизайна. Проект уже был представлен в рамках Ventura Project на Milan Design Week, а скоро будет показан и в Киеве. Тем временем мы поговорили о One Pattern с его создателями — Федором Возиановым и Анной Манако.

PRAGMATIKA.MEDIA: Расскажите, с чего началось ваше сотрудничество с Федором Возиановым и как вам пришла идея сделать совместный проект?

Анна Манако: Меня всегда вдохновляла мода, ведь когда‑то я получила образование в этой сфере, но практически никогда не занималась ею и не работала по специальности. А концептуальная мода Федора Возианова, на мой взгляд, одно из самых необычных и уникальных явлений в мире моды не только Украины, а и Европы в целом. И когда мы смогли познакомиться и пообщаться с Федором лично, то, к моей радости, в процессе общения нашли много общего. Универсальность, многофункциональность, трансформируемость — это те принципы, которые Федор применяет в своих проектах. Я же в работе всегда акцентировала внимание не только на конечном результате, но и на источнике вдохновения и на самом процессе проектирования.

Анна Манако, дизайнер, основатель Manako Design

Так и возникла идея создать проект-симбиоз двух сфер — моды и дизайна — и показать его на Миланской неделе дизайна. Мы подали заявку в Ventura Future Project, и наш проект был отобран для участия.

P.M.: Как происходила работа над проектом One Pattern? Что было первоочередным — предметы интерьера или предметы одежды? Или же вы брали геометрическую фигуру и шли от нее?

А. М.: Проект One Pattern удивителен тем, что мы смогли на расстоянии спроектировать, согласовать и успешно реализовать изделия. Ведь я проживаю в Италии, а Федор в Украине. Известие о том, что наш проект отобран для участия, застал меня в Италии, и весь проектный процесс мы вели на расстоянии. И это стало возможно благодаря нашей слаженной работе и взаимному уважению. Можно сказать, что творческий процесс получился очень органичным и синхронным. И это, на мой взгляд, основа успешного проекта и коллаборации.

У нас возникла мысль создать нечто на стыке двух сфер — моды и дизайна

Первоочередным было желание создать нечто новое, возможно, не только новый продукт, а новый способ потребления. А за основу взяты простые и понятные формы, которые могут применяться и к одежде, и к предметам дизайна. В процессе поиска идей мы работали с бумагой, тканью, металлической сеткой — создавали различные макеты, искали варианты. Так мы нашли материал для реализации люстры — овала.

Остановились на трех формах: овал, круг и прямоугольник. Некоторые из них были уже успешно адаптированы к одежде. Мы хотели создать пары изделий одной формы и размера, но разного назначения. И на практике убедились в идеальности пропорций человеческого тела — размеры и пропорции одежды отлично адаптируются и для предметов.

Столик-круг One Pattern

Столик-прямоугольник One Pattern

Дизайн в этом проекте стал неким общим знаменателем для одежды и предметов. А у пользователя появилась возможность выбирать функцию.

Начиная этот проект, мы и сами не подозревали об открытиях, которые нас ждут. Умение мыслить спонтанно, нешаблонно, отклоняться от плана порой приводит нас к неожиданному и классному результату. И, конечно же, работа в команде здорово помогает и расширяет возможности.

P.M.: Всего получилось шесть предметов: люстра — жилет, столик — юбка, столик — жилет. Будут ли еще другие элементы коллекции?

А. М.: Мы хотим двигаться дальше и развивать этот проект. Ведь Оne Pattern — это проект не только о дизайне. Это проект про коммуникацию, синтез, игру, который дает неограниченное поле для творчества как для нас, так и для людей, которые покупают этот продукт.

Будут и другие изделия, другие формы. В процессе работы было создано много интересных идей, я думаю, впоследствии мы их также реализуем.

У нас уже есть версия бра, соответствующего жилету-прямоугольнику, которую мы планируем реализовать в ближайшем будущем. Мы не станем ограничиваться парой изделий — их может быть и больше.

P.M.: Как восприняли ваш проект на Неделе дизайна в Милане? Говоря словами Милтона Глейзера, это было «да», «нет» или «вау»?

А. М.: Когда человек понимал суть проекта, он не мог остаться равнодушным.

Люди останавливались, смотрели на наш перформанс и говорили: «Вау, а ведь это совершенно одинаковые формы! И этот жилет может стать чехлом для люстры! Это очень классная идея!».

Было очень интересно наблюдать процесс творчества людей: «Классно, я же могу сделать вот так! Эта юбка может покрыть стол и изменить его!».

Кроме того, для стенда мы подготовили интересную полиграфию в виде каждой из использованных форм — круга, прямоугольника и овала. Человек, который брал эти раздаточные материалы, мог вырезать по пунктирной линии и согнуть — и у него получалась маленькая модель изделия. Мне кажется, это было очень хорошим решением, ведь таким образом мы вовлекали потребителя в процесс проектирования.

Акцент был на том, что вдохновение — вокруг нас. Форма круга, овала, прямоугольника может вдохновить на бесконечное число вариантов, мы показываем только один из них. Это было приглашение к творчеству. И на людей такой подход очень здорово влияет, когда ты им не просто продаешь что‑то, а показываешь идею и подсказываешь, как можно дальше с ней двигаться. Когда ты открыт публике, когда не боишься показывать свои идеи и рассказывать свои следующие шаги, это располагает к тебе людей.

Столик-прямоугольник One Pattern

P.M.: Вы называете One Pattern проектом-инсталляцией. Как вы видите дальнейшую судьбу предметов, их использование? Должны ли они быть привязаны к своей паре?

А. М.: Инсталляция позволила нам продемонстрировать, как осуществляется переход из одного предмета в другой. Могут ли они существовать поодиночке? Конечно же, могут. В данном случае инсталляция — это сценографический ход, чтобы привлечь внимание, показать процесс. С коммерческой точки зрения, конечно, каждое изделие может использоваться как со своей парой, так и в отдельности. Но мы обязательно будем рассказывать об истории их создания и о возможностях трансформации. Ведь ценность проекта не только в конечном продукте, но и в его истории, его интеллектуальной составляющей. А дальше уже потребитель будет решать, как ему использовать эту возможность — покупать в паре либо по отдельности. Но, как показала реакция зрителей, очень многим было бы интересно купить именно в паре. Один посетитель, например, сказал: «О, я смогу показывать своим гостям перформанс — как я надеваю люстру!». Взрослым тоже нравится играть, и наш проект дает такую возможность.

Кроме того, подача проекта со своей соответствующей парой — это отличный маркетинговый ход, иной подход к ретейлу и оформлению витрины. В данном случае на первый план выходит именно взаимодействие предметов между собой.

One Pattern — это проект про коммуникацию, синтез, игру, который дает неограниченное поле для творчества

P.M.: Где можно будет увидеть проект, какие у вас планы?

А. М.: Наши планы — развиваться как на территории Украины, так и Европы. В ближайшее время проект будет представлен в Киеве, в студии Vozianov Fashion. Планируем выставить изделия в нескольких салонах Италии, сейчас изучаем особенности и спрос итальянского рынка. В ближайшем будущем появится и онлайн-магазин, поскольку возник запрос на онлайн-покупки наших изделий.

А осенью, возможно, примем участие со своим проектом в профильной украинской выставке.

P.M.: Что можете сказать о других украинских участниках Milan Design Week? Как, по‑вашему, стал ли украинский дизайн узнаваемым и признаваемым за рубежом?

А. М.: В этом году украинские проекты были представлены на многих локациях — это и Salone del Mobile, и несколько локаций на Fuorisalone. К сожалению, занятость не позволила мне посетить все площадки. Но те проекты, которые я смогла увидеть, порадовали своим качеством и оригинальностью.

Проект One Pattern представлен в рамках Ventura Project

Украинский дизайн имеет свою ДНК, при этом присутствует понимание мировых направлений. Это очень важно — вдохновляться внутренним и при этом принимать внешние течения. Стремительное развитие украинского дизайна в последние годы, безусловно, во многом связано с политическими изменениями в нашей стране.

В проектах прослеживается смелость, возвращение к истокам, самобытность.

Но все же, на мой взгляд, дизайнер и его продукты — это интернациональные понятия.

В закрытом вакууме без коммуникации сложно создать нечто новое и качественное. Только сравнивая, путешествуя, смешивая, изучая новое, можно создавать качественное.

 

Федор Возианов, дизайнер, основатель бренда Vozianov

PRAGMATIKA.MEDIA: Расскажите, как возникла идея проекта One Pattern?

Федор Возианов: Идея о том, что одежда может выступать как отдельный предмет, у меня возникла очень давно. И я ее реализую в разных проектах. Когда Аня [Манако] предложила сделать что‑то вместе, то первый вопрос был даже не в том, что сделать, а где это представлять. Мы сразу подумали о Миланской неделе дизайна. Ведь если уж что‑то делать и показывать, то, наверное, лучше именно там. Надо сказать, у меня давно было желание не то чтобы проигнорировать Неделю моды, а зайти с продуктом нашей компании именно в Неделю дизайна. Мы пообщались с Аней и сразу нашли общий язык. В разговоре возникла вот такая концепция, которую мы достаточно быстро и к радости обеих сторон качественно реализовали.

P.M.: Можно ли в таком случае сказать, что одежда была первичной, а предметы интерьера вторичными?

Ф. В.: Хотелось, чтобы в этой концепции не было первичного или вторичного, а чтобы было ощущение, что дизайн — это общее поле. Не так уж важно, какой областью дизайна ты занимаешься, по большому счету он может быть универсален и един. В этом была идея — показать его универсальность, то, что вещи могут прекрасно служить и как предметы одежды, и как предметы интерьера, что при этом все может быть одной формы и даже одного размера.

P.M.: Я так понимаю, всего в Милане было представлено шесть предметов коллекции. Планируете ли вы еще ее расширять, дополнять?

Ф. В.: Мы точно планируем продолжать сотрудничать, делать что‑то сообща. Точная конфигурация нам самим еще неизвестна, потому что идеи рождаются иногда очень неожиданно. Но мы точно планируем продолжение.

P.M.: Идея проекта — показать, что дизайн одежды и промышленный дизайн едины. Но предметы One Pattern предназначены для использования?

Ф. В.: Конечно, это совершенно универсальные предметы, удобные в использовании, независимые от размеров. Наверное, в этом важная мысль. Меня всегда смущало, что дизайн одежды выделялся в отдельную область, правила которой очень часто не совпадали с правилами дизайна вообще. А мне интересна одежда как раз с точки зрения ее соответствия общепринятым правилам дизайна, 10 принципам, которые сформулировал Дитер Рамс. Может ли одежда принадлежать к хорошему дизайну? Когда речь идет о фешен-дизайне, мы часто говорим о чисто декоративных вещах, забывая о том, что кроме декоративности (которая, наверное, тоже важна) это функциональные вещи. Можно вывести достаточно четкие критерии, которым одежда должна соответствовать. И один из критериев — адаптация к изменению размеров тела.

Меня всегда смущало, что дизайн одежды выделялся в отдельную область

P.M.: В работе над коллекцией вы с Анной Манако поделили сферы ответственности: одежда вам, ей предметы? Или как это происходило?

Ф. В.: Мы обсуждали и то и другое. Я бы сказал, это был идеальный вариант сотрудничества. Никто не настаивал, мы все время советовались, делились своим мнением и аргументировали его. В итоге выстроили нормальный процесс взаимодействия, без негативных моментов. Все было достаточно легко. Мне даже не хочется сейчас разделять, где чья область была. Это была совместная работа в лучшем смысле.

P.M.: Есть ли еще какие‑то украинские предметные дизайнеры, с которыми бы вам было интересно посотрудничать?

Ф. В.: Есть довольно много ребят, которые делают замечательные вещи. У меня априорного желания сотрудничать с кем‑то конкретным нет. Я и про Аню‑то ничего не знал до того, как мы познакомились. Но у меня определенно есть желание работать и в этой области. Не могу заранее сказать, с кем и как сложится сотрудничество, но я точно к нему открыт.

Жилет-прямоугольник и столик-прямоугольник One Pattern

P.M.: Ваш проект One Pattern в ближайшее время где‑то можно будет увидеть?

Ф. В.: Да, конечно, мы его презентуем в Киеве, сначала здесь, в студии [Vozianov], а потом, возможно, покажем в рамках какой‑то киевской выставки. Даты еще неизвестны, я думаю, что это будет в мае.

P.M.: Хоть вы лично не были в Милане, что можете сказать об отзывах, которые получили о проекте?

Ф. В.: Аня приняла на себя весь холодный и горячий душ комментариев. Как она передала, это были в основном комплиментарные или очень комплиментарные отзывы. И очень много было мнений, что это совершенно новый способ думанья и представления вещей. Те, кто подходил к нашему стенду, говорили, что до этого они никогда ничего подобного не видели. Я думаю, что это неплохо: мы кому‑то помогли изменить угол зрения и на одежду, и на предметы интерьера. Мне кажется, самое лучшее, что может сделать выставка, — это пробудить чей‑то энтузиазм в каких‑то областях.

P.M.: Вы говорили об общей природе фешен-дизайна и предметного. Какие современные тенденции вы бы выделили для обеих областей?

Ф. В.: Мне кажется, что это ощущение общего поля дизайна вообще и, наверное, даже расширение границ этого поля, восприятие всей окружающей среды как общего поля взаимодействия всего со всем. Вот это очевидная тенденция. Дизайнер в такой парадигме и должен думать. Хотя я не люблю слова «должен». Очень странно дизайнерам расходиться по «квартирам» и считать, мол, раз мы фешен-дизайнеры, то занимаемся только фасончиками. Мне кажется, это очень усеченное понимание дизайна. Но оно уже исчезает, слава богу. Я надеюсь, что в скором времени его не будет.

Кому‑то мы помогли изменить угол зрения и на одежду, и на предметы интерьера

P.M.: По-вашему, профессия дизайнера трансформируется со временем?

Ф. В.: Да, конечно. И очень важный момент — это усиление ответственности дизайнера за то, что он делает. Создать привлекательную вещь, которая бы вызывала какой‑то ажиотаж и желание купить, — это одна сторона деятельности дизайнера, но не полная. А просчитать сценарии, что будет происходить потом с этой вещью, — вот это то, чем дизайнеры должны заниматься. Даже Дитер Рамс в одном из своих последних интервью сказал, что испытывает неловкость из‑за того, что сделал столько красивых вещей, которые стимулировали потребление. А сейчас ему кажется, что стимулировать потребление не стоит. Его бы стоило, наоборот, ограничивать. За счет чего это делать? Создавать некрасивые вещи? Может быть. Во всяком случае в дизайне все не так определенно. Может, создание вещей, которые очень удобны, но не вызывают желания их часто менять, — вот это один из возможных путей, как действовать в будущем. Хотя для фешен-дизайна это может показаться странным.

Фото: Люстра-овал One Pattern

P.M.: А дизайн и искусство как соотносятся между собой?

Ф. В.: По-моему, практически никак. Искусство — это то, что делает художник, в идеале — совершенно не оглядываясь на толпу. Это разговор художника с кем‑то. Возможно, и с толпой, но скорее с каким‑то более малочисленным собеседником. А дизайнер — это человек толпы. Его разговор — это диалог с аудиторией. Этим они кардинально отличаются. Дизайнер должен постоянно находиться в этом диалоге и ощущать людей, для которых работает. Иначе ему не будет хватать главных компонентов для того, что называется дизайном. Эмпатия — это, наверное, главное дизайнерское качество. Дизайнер должен попробовать прочувствовать глазами, ушами, телом других людей все, что он делает, и представить, как они себя в этом могут чувствовать. И еще очень важно продумать сценарий, что с этим всем произойдет с течением времени. Вот ты сделал что‑то, а что дальше будет? Это тоже важно.

P.M.: Но раз это диалог, дизайнер тоже должен влиять…

Ф. В.: Да, абсолютно согласен. Дизайнер тоже должен влиять. И, конечно же, то, что дизайнер предлагает, — это продукт того, как видит он этих людей, его личный продукт, а не людей вокруг. Насколько у него получается сделать то, что будет принято — вопрос его таланта.

Одна из основных черт украинского дизайна — сильная креативность

P.M.: Как считаете, дизайн — интернациональная вещь?

Ф. В.: Я считаю, что принципы хорошего дизайна интернациональны. А есть ли у него национальные особенности? Уверен, что да. Даже отсутствие какой‑то долгой по времени школы дизайна в Украине влияет на тех, кто приходит в это профессию. Можно сказать, что они не столь хорошо образованы, на них не так действует культурный слой, как на тех, кто занимается дизайном на Западе. Он их, может быть, и не выталкивает наверх, но при этом они, наверное, свободны в своих решениях. Не зря, мне кажется, авангард возник здесь, в Украине, в России, в тех странах, где не было такой сильной культурной традиции. И поэтому всегда есть искушение неофитов, что вот мы начнем все с нуля. И иногда оказывается, что начинают почти с нуля.

P.M.: Есть ли какие‑то характерные черты украинского современного дизайна?

Ф. В.: Мне кажется, что есть. Я, может быть, не так много отсматриваю, но достаточно. И могу сказать, что это сильная креативность (у лучших представителей) — она сейчас превалирует над какими‑то другими вещами. Эмпатии, может, и не так много, а креативности очень много. Но я думаю, что это вопрос времени. И вопрос общения. Чем больше дизайнеры станут ездить на выставки и видеть реакцию на то, что делают, тем больше это будет развиваться. Эти вещи очень хорошо воспитывают и дисциплинируют. Я сам это ощутил, когда стал ездить на выставки. Реакция тебе очень быстро показывает, кто ты, где твое место, сколько ты стоишь.

P.M.: Себя бы вы назвали украинским дизайнером?

Ф. В.: Мне, кстати, всегда казалось странным (это касалось дизайна одежды), когда дизайнеры начинали объединяться по принципу национальности — магазины украинского дизайна, стенды украинского дизайна. Мне всегда казалось, что дизайн может быть либо хорошим, либо плохим, а какой он там — украинский или не украинский — это уже второстепенно. Поэтому я не участвовал ни в каких таких объединениях. Хотя, если быть объективным, я несомненно могу выделить какие‑то общие черты украинского дизайна. И как человек, родившийся в Украине, работающий здесь, конечно же, я тоже один из украинских дизайнеров.

Стол-круг и юбка-круг One Pattern

P.M.: И последний вопрос, навеянный событиями в стране: политика тоже влияет на дизайн?

Ф. В.: Я думаю, что да. Политика очень сильно влияет на экономику, обстановку в стране и на настроения, а эти вещи, несомненно, оказывают влияние на дизайн. Он зависит от того, насколько люди себя чувствуют на подъеме или, наоборот, депрессивно, потому что все‑таки дизайнерские продукты — это, как правило, не продукты первой необходимости. Это то, что хочется приобретать, когда хорошо, и то, о чем ты не сильно думаешь (если ты не эстет в крайней степени), когда не очень хорошо. Хотя, возможно, какие‑то вещи хороший дизайн помогает пережить.

Мне бы, наверное, хотелось, чтобы не политика влияла на дизайн, а чтобы дизайн больше влиял на политику. Ведь дизайн, собственно, работает с нуждами людей. В глубинном смысле это не создание какой‑то красивой вещи с желанием продать как можно больше, а осознание потребностей людей и желание их удовлетворить каким‑то способом, который будет удобным, красивым, полезным и нересурсоемким. Когда все эти компоненты совпадают, это и есть хороший дизайн. И если какая‑то часть политики (а политика — это тоже работа с нуждами людей) будет заменена дизайном, то от этого выиграют все.

Предметы одежды One Pattern универсальны и независимы от размеров

Поэтому, думаю, у дизайна и у профессии дизайнера еще большой нереализованный ресурс. Что‑то среднее между дизайнером и политиком, это одна из профессий будущего. Вот, приходит президент, он примерно себе представляет нужды народа, и он не занимается тем, что просто рассказывает, как сделает всех счастливыми, а продумывает конкретные действия, которые реально приведут к изменениям.

Примеры этому есть. По-моему, в 2012 г. Нобелевская премия была присуждена «за теорию устойчивого распределения и практики дизайна рынков», практическим применением которого был дизайн рынка трансплантации почек. Это позволило существенно увеличить число проводимых трансплантаций и значительно сократить время ожидания трансплантации для больных. Вот это отличное применение дизайнерского мышления: как сделать вещи максимально простыми и удобными для всех. Цель любого хорошего дизайна именно в этом.