Ностальгия по индустриальному духу городов. Реновация заводов и фабрик

Город — как живой организм. Обогащаются ли все его клетки кислородом или растут области мертвых тканей? От этого зависит его здоровье и благополучие. Реновация заброшенных заводов, фабрик, складов, электростанций и других промышленных объектов дает городу шанс на выздоровление и задает новый вектор его развития.

Один из маркеров благополучия города — беспрерывное функционирование и взаимодействие всех его участков. Промышленные зоны составляют добрую часть городской территории, поэтому их состояние сказывается на здоровье мегаполиса.

В #25 номере PRAGMATIKA.MEDIA Татьяна Франчук рассказывала о трансформации промышленного комплекса в культурный квартал города Порту в Португалии. В португальском языке есть удивительное труднопереводимое слово saudade, описывающее чувство «присутствия отсутствия», ностальгии или тоски по местам, вещам, людям, которые были в нашей жизни, а возможно, даже, никогда и не существовали. В книге «Сотворение saudade» антрополог Жоао Леаль ностальгирует об «утраченном великолепии» португальской культурной жизни, а ученый-культуролог Джек Дрейпер в своих работах ссылается на режиссера Умберто Мауро, связывающего этот термин с описанием миграции из деревни в город.

Фото: Eleonora | Unsplash

Ностальгия по индустриальному духу городов возникает в процессе урбанизации, когда заброшенные заводы и фабрики, некогда играющие важную роль в жизненном цикле мегаполиса, становятся невостребованными. Оказавшись мертвыми участками городской ткани посреди оживленных районов, они соседствуют с новыми жилыми или общественными территориями и представляют опасность для последних, превращаясь в своеобразные магниты для разрухи и грязи. Останавливая «эпидемию» путем реновации, мы устраняем проблему и попутно решаем массу других задач. Каких именно — попробуем разобраться.

 

Амбиции больших городов — потребность в новом жилье

По прогнозам ООН, к 2050 г. количество населения планеты возрастет до 9,7 млрд человек. Потребность в новом жилье заставляет современные города стремительно развиваться вширь и вверх, съедая с каждым годом все больше и больше территории. Поиски новой земли вызывают проблему хаотично вырастающих многоэтажек, которые искажают силуэт городов. Использование ресурса существующей архитектуры — удачная альтернатива новостройкам. Зачастую промышленные здания в городе были построены не точечными объектами, а целыми комплексами и районами, что представляет лакомый кусок для инвесторов: при относительно низком ценнике на землю они могут получить большие площади для перспективы продажи или сдачи в аренду. Потенциал таких территорий дает возможность создавать не просто отдельные жилые здания, а многофункциональные комплексы, где человеку будет комфортно жить, работать, отдыхать, учиться. Такие экосистемы сегодня актуальны для мегаполисов, где важно экономить время, которое уходит на перемещение из дома в офис, из офиса в спортзал, из спортзала в супермаркет и так далее. В мировой практике существует немало примеров трансформации промышленных зданий в жилье.

Гамбург, Германия. Фото: Андрей Ветошкин

Использование ресурса существующей архитектуры — удачная альтернатива новостройкам

В предыдущем номере мы вспоминали о реновации складского здания Fenix I, расположенного на набережной в Роттердаме. Когда‑то этот объект был крупным торгово-транспортным узлом, а уже в 2020 г. признан лучшим жилым зданием в Нидерландах. Начатая в 1995 г. реновация резервуаров для газа The Gasometers в Вене (Австрия) превратила промышленный комплекс в автономный «город в городе», жилой фонд которого составил 800 квартир (примерно для 1 600 человек) и 70 студенческих комнат. Проект многофункционального комплекса Hudson Yards в Нью-Йорке (США) буквально вырос над существующей железной дорогой. Развитие этой территории еще продолжается с размещением на ней офисов, квартир, ресторанов, гостиницы и школы. К 2030 г. в другом бывшем промышленном квартале Les Groues, реновация которого длится в настоящий момент в Париже, будут проживать 10 тыс. человек, там создадут столько же рабочих мест. К этому времени здешние офисы и малые предприятия займут площадь в 230 тыс. кв. м.

 

Новые культурные центры — городские магниты

Одно из распространенных направлений ревитализации промышленных комплексов — это создание на их территории культурных кластеров: музеев, библиотек, выставочных центров, галерей, концертных залов. Бывшая электростанция Philips в Эйндховене (Нидерланды) была преобразована молодым архитектором Янне ван Берло в инновационный творческий хаб Innovation Powerhouse. В Берлине (Германия) вместо старой железнодорожной станции Hamburger Bahnhof теперь находится музей современного искусства Museum für Gegenwart. В Йоханнесбурге (Южная Африка) был разработан проект трансформации комплекса зернохранилищ в Культурный центр Табо Мбеки. Здесь, на территории восьми цилиндрических цистерн будут обустроены исследовательский центр, библиотека, выставочные залы.

Бывшая электростанция Philips в Эйндховене (Нидерланды) была преобразована архитектором Янне ван Берло в инновационный творческий хаб Innovation Powerhouse

Бывшая электростанция Philips в Эйндховене (Нидерланды) была преобразована архитектором Янне ван Берло в инновационный творческий хаб Innovation Powerhouse

Такие культурные кластеры являются мощными магнитами в общественной жизни города. Как правило, промышленные зоны отнесены за пределы исторического центра, и привлекая туда новый поток людей, архитекторы, урбанисты и девелоперы частично решают проблему маятниковой миграции и городских пробок.

Кроме того, возможность для городских жителей провести здесь досуг продлевает ночную жизнь удаленных районов, делает местонахождение в них более безопасными по сравнению с безлюдным прошлым. Культурные центры и творческие хабы привлекают любителей изысканного и оригинального искусства, их сюда влекут не дорогие гламурные декорации, а тонкий декадентский стиль.

LX Factory, Лиссабон, Португалия

Один из ярких примеров — комплекс зданий в центре района Алкантара (Лиссабон, Португалия), который был построен в XIX в. для размещения ткацкой фабрики. Мощный промышленный дух и креативность в нем чувствуются и сегодня. Только вот в XXI в. «прядильной» красной нитью здесь проходит идея отнюдь не фабричного производства, а создания альтернативной богемной среды. Современный LX Factory — это 23 тыс. кв. м, занятых сувенирными лавками, кофейнями, террасами ресторанов, ателье и галереями художников. И пока в 300 км отсюда в бывшем промышленном районе города Порту танцуют в самых модных клубах под техно и хаус, здесь ночью приятно слушать живую музыку за бокалом густого фруктового порто, выбрать арт-объект с прилавка какого‑нибудь местного чудака, а лучше — банку сардин в цветной упаковке, и просто погулять на территории такой себе экспериментальной фабрики, чтобы после унести с собой в сердце еле уловимое saudade.

Привлечение нового потока людей за пределы исторического центра решает вопрос маятниковой миграции

Современный LX Factory (бывшая ткацкая фабрика) в Лиссабоне — это 23 тыс.кв.м, занятых сувенирными лавками, кофейнями, террасами ресторанов, ателье и галереями художников

Европейской сестрой этой мануфактуры можно по праву считать и бывшую ткацкую фабрику Casaramona в Барселоне, построенную в начале XX в. каталонским архитектором-модернистом. Сегодня этот объект — крупный культурный центр Caixa Forum, который предлагает 3 тыс. кв. м выставочного пространства.

 

Масштаб территории — экономия ресурса на строительство

При проектировании промышленной архитектуры учитываются требования, обеспечивающие долгосрочную эксплуатацию объектов. Прочностные характеристики несущих конструкций исторических промышленных зданий в разы превышают аналогичные показатели современных зданий той же типологии. Инженерные коммуникации индустриальных объектов рассчитаны на гигантские объемы потребления воды и электричества. Этот потенциал дает преимущество использования старых индустриальных комплексов по сравнению с новым строительством. Площади внутренних помещений таких объектов, как правило, хватает для размещения всех необходимых новых функций, а прилежащей территории — для организации общественных пространств, площадей, организованной автопарковки.

Manufaktura, Лодзь, Польша

Так выглядел постиндустриальный спейс Manufaktura до реконструкции

Реабилитированная ткацкая мануфактура в польском городе Лодзь — постиндустриальный спейс Manufaktura. В конце XIX в. этот комплекс включал ткацкую, прядильню, белильню, красильню, отделочную, отделение ремонта и постройки машин, слесарную мастерскую, паровозное депо, газовый завод, литейную, пожарное депо, склады, железнодорожную ветку, дворец фабриканта и жилые дома для рабочих. После четырех лет реставрации огромный комплекс превратился в торгово-развлекательный центр с музеями, ресторанами, боулингом, скалодромом, отелем и даже самой резиденцией-музеем семьи Познаньских — именно им в свое время и принадлежала фабрика. В результате успешной реновации здесь создано около 3 000 рабочих мест, открыто 300 магазинов розничной торговли, 62 предприятия общественного питания.

 

Интеграция заброшенных участков в жизнь города: возобновление инфраструктуры

Реновация отрезанных участков города, какими часто являются бывшие промышленные зоны, сопровождается созданием или реконструкцией транспортной системы. В результате успешной практики таких трансформаций город получает не только обновленный район, но и развитие транспортной инфраструктуры. У горожан появляются новые дороги, станции, маршруты.

Район Doklands, Лондон, Великобритания

Исторический район Лондона Docklands (Великобритания), где были расположены пирсы и пристани, обслуживались корабли и перерабатывались грузы, на протяжении всей своей жизни развивался изолированно. Его замкнутость, отсутствие транспортных связей со временем спровоцировали еще большую изоляцию — жители доков объявили независимость и заблокировали имеющиеся дороги. Постепенно район пришел в упадок и стал криминогенным.

Набережная района Doklands в Лондоне (Великобритания) до реконструкции
Набережная района Doklands в Лондоне (Великобритания) после реконструкции

Первым этапом редевелопмента района Doklands в Лондоне стало возобновление транспортной инфраструктуры

Первым этапом редевелопмента района стало возобновление транспортной инфраструктуры. Doklands был успешно интегрирован в общую ткань созданием новых маршрутов общественного транспорта. Для функционирования новой ветки метро использовали полотно старой железной дороги, размещенной на существующем старом кирпичном виадуке. Новый, построенный в процессе ревитализации туннель теперь связывает район с основными городскими трассами.

 

Экология и создание новых рекреационных зон

Нефункционирующие заводы представляют собой экологическую опасность. Реновация промышленных объектов устраняет проблему разрухи и загрязнения окружающей среды. При редевелопменте этих территорий большое внимание уделяется новым технологиям, направленных на экономию природных ресурсов. Кроме того, большая часть площади отдается рекреационным зонам, общественным паркам, озеленению.

В программе проекта редевелопмента заброшенного района Doklands в Лондоне высажено около 200 тыс. деревьев и создано 130 га открытых пространств.

HаfenСity, Гамбург (Германия), бюро KCAP Architects & Planners

Проектом реновации комплекса Hudson Yards в Нью-Йорке (США), реализация которого еще продолжается, предусмотрено организовать зону отдыха площадью порядка 6 га.

Территория комплекса Manufaktura в Польше включает пространство для всевозможных фестивалей и концертов на свежем воздухе. Ее площадь с фонтанами — чудесная рекреационная зона.

На территории HаfenСity в Гамбурге (Германия) созданы новые парки, площади и пешеходные зоны общей площадью 28 га

Построенный на берегах Эльбы немецкий Гамбург до 50‑хх гг. XX в. мог похвастаться крупным промышленным портом площадью 155 га. Но с переходом морской торговли на суда-контейнеровозы он стал невостребованным. Возникла идея вдохнуть новую жизнь в заброшенную гавань HаfenСity. Благодаря частному архитектурному бюро KCAP Architects & Planners, которое выиграло конкурс и инвестировало в строительство около 1 млрд евро, мертвый район превратился во многофункциональный комплекс, где ночная жизнь города светится сквозь окна его жилых домов, витрины его магазинов, витражи ресторанов и отражается размытыми яркими бликами в глади воды. Помимо вышеперечисленного разнообразия досуга на территории HаfenСity созданы новые парки, площади и пешеходные зоны общей площадью 28 га. Эта масштабная реконструкция еще продолжается. Девелоперы прогнозируют, что к 2025 г. здесь будет 6 тыс. квартир, проживать станут порядка 13 тыс. человек и предоставится 45 тыс. рабочих мест.

 

Экономическая выгода. Новые рабочие места и привлечение инвестиций

Одно из востребованных направлений ревитализации промышленных комплексов — это создание на их территории бизнес-центров. Если правительство создает выгодные экономические условия для инвесторов, то редевелопмент индустриальных районов привлекает еще больший поток капиталовложений. Горожане получают новые рабочие места, инвесторы — достойный доход, город — экономический рост, туристы — привлекательную архитектуру офисных комплексов.

MedienHafen, Дюссельдорф, Германия

В программе раннее упоминаемого проекта редевелопмента заброшенного района Doklands в Лондоне правительство предоставило выгодные льготные налоговые условия для инвесторов, что поспособствовало крупным капиталовложениям для развития будущего многофункционального комплекса: государственные инвестиции порядка 1,8 млрд английских фунтов привлекли 6,5 млрд фунтов частных средств. На момент завершения этого проекта в районе было построено свыше 24 тыс. единиц жилья и 2,3 млн кв. м коммерческой площади. Кроме того, создано 13 школ,16 колледжей, 5 медицинских центров и других общественных заведений. Численность населения здесь выросла с 40 до 85 тыс. человек, а количество рабочих мест увеличилось с 27 до 90 тыс.

Одно из востребованных направлений ревитализации промышленных комплексов — создание бизнес-центров

Гавань в Дюссельдорфе (Германия) до 70‑х г. функционировала как таможенная, затем порт превратили в лодочную станцию, а уже в 2000-м район преобразовался в инновационное офисное пространство

Гавань в Дюссельдорфе (Германия) до 70‑х гг. функционировала как таможенная, затем порт превратили в лодочную станцию, а уже в 2000‑м район преобразовался в инновационное офисное пространство. Большую часть здесь занимают здания радио- и телекоммуникаций, откуда и новое название — «Медиагавань» (MedienHafen). Кроме офисов здесь размещаются отели и рестораны. Архитектурный облик набережной невероятно разнообразен. Складывается ощущение, что попадаешь в королевство кривых зеркал, где каждое здание извивается или закручивается, нависает над водой или подпрыгивает на ножках, надувается, отражает как зеркало окружающее пространство и искажает лицо всякого заглянувшего в его душу туриста, пока тот вдохновленно пытается сделать селфи.

В 1974 г. частный девелопер Дэвид Валентас выкупил 13 зданий и провел реновацию промышленного района DUMBO (Бруклин, США). Фото: John Arano | Unsplash

После реновации на территории DUMBO расположились жилые здания, бутики, арт-галереи, концертные залы и офисы

DUMBO, Бруклин, США. Фото: Kevin Rajaram | Unsplash

Пока в гавани Дюссельдорфа до 70‑х гг. еще переправляли промышленные грузы, на другом континенте, в американском Бруклине, варили мыло и производили бумагу, а вся прибрежная территория была занята складами. Но в 1974 г. частный девелопер Дэвид Валентас, владелец компании Two Trees, выкупил 13 зданий и провел реновацию промышленного района DUMBO (аббревиатура от англ. Down Under the Manhattan Bridge Overpass, что означает «проезд под Манхэттенским мостом»). Общие инвестиции в проект составили 200 млн долларов. На территории площадью 13 га расположились жилые здания, бутики, арт-галереи, концертные залы и офисы. Аренду последних сделали в два раза ниже, чем на Манхэтенне, поэтому к 2017 г. здесь уже сосредоточилось около 25 % компаний технологической индустрии Нью-Йорка: тут расположилось 500 фирм, а 10 тыс. человек получили рабочие места. Сейчас, когда в «Медиагавани» в Германии зажигаются огни в ресторанах и отелях, в DUMBO светятся витрины арт-галерей, магазинов и бизнес-центров.

 

Ностальгия по индустриальному духу украинских городов

Если в европейских городах индустриальные районы составляют примерно 3—4 % от всей городской площади, то в Украине промышленные территории занимают около 10 %. Это существенная часть земли, нуждающаяся в реабилитации. Волна возрождения промзон накрыла украинские города с небольшим временным отрывом. В Киеве открылся «Мистецький Арсенал», в Полтаве — «Арт-платформа 11», в Ивано-Франковске — «Промприлад», во Львове — Fest Republic, в Харькове — арт-завод «Механика» и многие другие.

Производственный сектор Киева формируют около 10 тыс. предприятий, расположенных в 20 промышленных районах

Вид на Рыбальский мост, Киев, Украина. Фото: Виталий Замедянский | Unsplash

Производственный сектор Киева формируют около 10 тыс. предприятий, расположенных в 20 промышленных районах. Многие из них утратили свою функцию. Заброшенные индустриальные районы выпадают из жизни мегаполиса, как выгоревший пиксель. Их редевелопмент позволяет интегрировать омертвевшие территории в общее полотно городской ткани, снова сделать промышленные зоны частью живого функционирующего организма.

 

Реабилитируемые заводы — территория для нового формата отдыха

Если аттракционом XX в. были торгово-развлекательные центры, то в XXI-м более актуальными становятся креативные хабы, дающие возможность объединять отдых с образовательно-культурной функцией. Сегодня каждый второй 20‑летний человек — стартапер. И молодым людям становится интереснее не столько развлекаться, сколько заниматься собственным развитием и развитием своего дела. Раннее мы уже рассмотрели примеры успешных реноваций заводов с преобразованием их в культурные центры в общемировой практике. А что у нас?

Арт-завод «Платформа», Киев, Украина

Арт-завод «Платформа», Киев, Украина

Продолжая тему ткацких фабрик, заданную в самом начале материала, трудно не вспомнить столичный арт-завод «Платформа», известный сегодня любому жителю Киева. Теплая атмосфера уюта и праздника, созданная сияющими по вечерам гирляндами, мобильной уличной мебелью, большим выбором коктейлей и блюд, привлекает современных обитателей «бетонных джунглей». Раньше здесь устраивались фестивали уличной еды, «Городской пикник», «Кураж Базар», «Белые ночи», Tattoo Fest. Сейчас проводятся мероприятия при поддержке культурного пространства «АкТ». Изначально же промышленный комплекс функционировал как шелковый комбинат. Построенный в 1947 г., он служил для производства тканей, но в 90‑е гг. пришел в упадок и пустовал до 2014‑го. Сейчас его 120 тыс. кв. м идеально подходят для проведения масштабных вечеринок, концертов, фаер-шоу и других активностей дневной и ночной жизни города.

Аттракцион XX в. — торгово-развлекательные центры, а XXI — креативные хабы

Арт-завод «Механика. Иная земля», Харьков, Украина

Похожую цель преследовали «реаниматоры» бывшего харьковского паровозостроительного завода конца XIX в., на руинах которого создали творческое пространство. «Иная земля», или арт-завод «Механика» теперь стал любимым местом встреч скульпторов и музыкантов, дизайнеров и режиссеров, фотографов и спортсменов. Благодаря молодым инициативам этот творческий хаб регулярно устраивает мероприятия для генерации новых интересных идей.

 

Эстетика лофтов. Наполовину решенный интерьер

Работая в процессе реновации с пространством постпромышленного здания, архитекторам незачем ломать голову над стилистическим оформлением интерьеров, ведь лофт — это эстетика, которая уже почти стала классикой. Если мы говорим, например, о приспособлении дворцовых или замковых комплексов, то есть риск разрушения ценных исторических интерьеров и значимых архитектурных элементов, а индустриальные зоны — очень демократичное в этом смысле пространство. Интерьеры дворцовых комплексов настраивают на некий официоз, а в бывших заводах и фабриках более свободно и психологически комфортно себя чувствует человек любого уровня дохода и возраста — и студент, и бизнесмен. Эти свойства демократичности и гибкости часто привлекают девелоперов. Один из примеров — Fabrica.space в Харькове.

Fabrica.space, Харьков, Украина
Fabrica.space во время реконструкции, Харьков, Украина
Здание нынешней Fabrica.space в Харькове было построено в 1933 г. и до 60-х служило фабрикой по сортировке и хранению зерновых культур

В 1933 г. в Харькове вблизи Лопанской набережной было построено здание, до 60‑х служившее фабрикой по сортировке и хранению зерновых культур. Как и большинство промышленных объектов на постсоветском пространстве, в 90‑е она была подвержена стагнации. В 2015 г. здесь открывается Fabrica.space. Интерес к заброшенному объекту проявила команда IT-компании, которая подыскивала себе пространство для нового офиса. В процессе ремонта полностью заменили все инженерные коммуникации, а все, что имело историческую ценность, максимально сохранили. Родной паркет и найденные в грудах мусора интересные артефакты — картины, документы, бирки для наименования сортов зерна, мебель — стали изюминкой интерьера.

Коворкинг в Fabrica.space, Харьков, Украина

Сейчас это одно из любимых мест харьковчан. Здесь можно перекусить в баре, послушать живую музыку, поработать в коворкинге. Фестивали, концерты, кинопоказы стали неотъемлемой частью жизни этого культурного кластера. Теперь это не пустующие мертвые помещения, а «хаб притяжения умов, мастерская идей и качественного отдыха», как назвали его сами девелоперы.

 

Заводы и фабрики как историческая ценность

Иногда бывшие промышленные здания представляют интерес с точки зрения культурного наследия. В таком случае реновация индустриальных объектов помимо уже выше озвученных задач несет в себе еще дополнительную миссию — сохранить архитектурный памятник, зафиксировать исторический облик города, дух эпохи.

«Фабрика повидла» — уникальный объект во Львове, памятник архитектуры, построенный в конце ХІХ — нач. ХХ в. в стиле неоготики

Арт-центр Jam Factory объединит различные творческие направления: музыку, кино, изобразительное искусство

Проект арт-центра Jam Factory, который объединит различные творческие направления: музыку, кино, изобразительное искусство

Уникальный объект во Львове, памятник архитектуры, построенный в конце ХІХ — начале ХХ вв. в стиле неоготики, сначала фабрика по производству алкогольных напитков, затем – по производству повидла, мог бы стать прототипом «Райских маринадов» для индийской писательницы Арундати Рой, но жители города называют его прозаичнее — «фабрика повидла». Название закрепилось и прижилось еще и благодаря художникам, которые использовали помещения в 2009—2010 гг. В 2015 г. австрийский историк и меценат Гаральд Биндер выкупил здания фабрики. Годом позже австрийская компания Stephеn Ringler начала проект его реконструкции. Здесь будет арт-центр Jam Factory, объединяющий различные творческие направления: музыку, кино, изобразительное искусство. Подробнее об этом проекте мы расскажем в одном из следующих томов. А пока поговорим еще о некоторых полезных сторонах реновации промышленных зданий.

 

Бывшие промышленные зоны — новые площадки для создания комьюнити

Инициаторы украинского редевелопмента подчеркивают, что наше государство сегодня нуждается в создании масштабных проектов, по которым оно станет узнаваемым, и нуждается в продуктах, которыми бы пользовался весь мир, таких как Uber, Airbnb, Facebook, CouchSurfing и многих других. Одна из причин отсутствия таковых в том, что городской среде не хватает интерактива, площадок, где люди могли бы продуктивно коммуницировать, обмениваться опытом, генерировать новые идеи для производства новых продуктов и сервисов. Иными словами, есть необходимость формирования комьюнити, объединенных одной целью, общими интересами.

С 2015 г. во Львове в индустриальном районе Подзамче на ул. Заводской, 31 работает Re-Zavod

С 2015 г. во Львове в индустриальном районе Подзамче на ул. Заводской, 31 работает Re-Zavod. И сейчас, кажется, в противовес вредному промышленному производству новые «жители» завода идейно объединены мыслью о здоровом образе жизни, полезном питании, экодизайне и заботе об окружающей среде.

Мастерская Zelenew изготавливает разные вещи из переработанного пластика, архитектурно-строительная компания «1.618» воплощает в дизайне идеи об экологичности и рациональном использовании ресурсов, пекарня «СамСмак» выпекает цельнозерновой хлеб и кондитерские изделия без вредных добавок и разрыхлителей, автор бренда одежды Warm Ink Design использует натуральные ткани.

Re-Zavod, Львов, Украина

Актуальный украинский проект LEM Station во Львове, открытие которого планируется с 2021 по 2022 г., также направлен на создание некого комьюнити.

Название новой «станции» на перекрестке ул. Сахарова и ул. Витовского, как нетрудно догадаться — в честь родившегося во Львове писателя-фантаста, футуролога Станислава Лема. Попытка фантаста зафиксировать и отразить в литературе зарисовки родного города и заглянуть в его будущее очень созвучна с ключевой задачей площадки LEM Station, ведь этот проект должен сохранить исторический индустриальный дух места и предложить новый формат креативной платформы, позволяющей уже сегодня менять будущее.

Комплекс исторических зданий первой станции трамвая во Львове
на перекрестке ул. Сахарова и ул. Витовского

Визуализации проекта LEM Station, Львов, Украина

Место это не простое, а с историей, со своей особенной энергетикой, ведь здесь была построена первая в городе электростанция, отсюда запустили первый трамвай. Сегодня можно встретить разве что его фантом, какие появляются на станции «Солярис» в одноименном романе Станислава Лема, и почувствовать ностальгию, как сказали бы португальцы, saudade.

Инвесторы предлагают концепцию хаба креативной индустрии. Креативность в их понимании — это возможность с помощью творчества воплощать в жизнь продукты и сервисы. Люди сюда будут приходить за идеями, для обмена опытом, для совместной работы.

Попытка писателя-фантаста Станислава Лема заглянуть в будущее созвучна с ключевой концепцией проекта LEM Station

Михаил Лемак, CEO проекта LEM Station, поделился предстоящими планами ревитализации комплекса: «Проект предполагает реконструкцию и приспособление существующих зданий: ангаров, построенных в конце XIX — начале XX вв., здания первой электрической и компрессорной станций (последнюю предполагали использовать для подземных трамваев и так и не ввели в эксплуатацию), бывшей поликлиники (здесь планируется коворкинг) и профилактория (помещение для будущего детского центра). Кроме того, креативный центр будет включать новые общественные рекреационные пространства: площадь Лема и сквер».

Визуализации проекта LEM Station, Львов, Украина

На территории заброшенного депо будет создана многоцелевая площадка с четырьмя основными функциональными зонами. Первая — рабочая. Сегодня человек все чаще не привязывается к единому рабочему месту. Он мобилен, путешествует с ноутбуком в руках, поэтому запрос на коворкинги высок. Вторая, коммуникативная зона, открыта для жителей и гостей города. Во Львове, к сожалению, небольшой выбор локаций для вечернего досуга. Желая исправить ситуацию, инициаторы проекта планируют здесь новые форматы мероприятий: комедийные стендапы, варьете, TED Talks, фестивали, презентации, концерты. Ивент-зона — для выступлений спикеров и всевозможных лекций. Репрезентативная зона — для выставок и креативных мастерских, где можно будет физически создавать прототипы, макеты для работы, тестировать образцы создаваемых изделий.

Проект реконструкции LEM Station будет включать приспособление существующих зданий: ангаров, построенных в конце XIX — нач. XX в., здания первой электрической и компрессорной станций, бывшей поликлиники и профилактория

Визуализации проекта LEM Station, Львов, Украина

Трансформация старого трамвайного депо в инновационный креативный центр сформирует новую точку пересечения предпринимателей, ученых, художников и других представителей креативных индустрий. Когда‑то это место изменило городскую среду, а теперь с этого комплекса начинается новая история Львова. Символично, что в прошлом здесь вырабатывалось электричество, а сейчас аккумулируется энергия для новых интересных масштабных проектов.

Бывшие промышленные здания представляют интерес с точки зрения культурного наследия

Креативный центр LEM Station будет включать новые общественные рекреационные пространства — площадь Лема и сквер

Эпоха расцвета индустриализации с ее железобетоном, трамваями и электростанциями, станками и производственными мастерскими оставила нам немало объектов промышленной архитектуры. В результате стагнации последние оказались за пределами городской жизни. Но потенциал использования этих территорий для новых функций сегодня настолько велик, что при правильном комплексном подходе и взаимодействии архитекторов, урбанистов, девелоперов, городских властей и общественных инициатив могут проявится совершенно новые векторы городского развития в области строительства, экологии, экономики, образования, культуры, туризма, инновационных технологий.