«Павлины Уистлера» от De Gournay в новом пространстве Oriental Deco

Анастасия Борейко / Арт /

Рейчел Сесил де Гурне – наследница известного английского бренда, специализирующегося на мануфактурном производстве обоев и текстиля ручной работы De Gournay. В минувший вторник в новом пространстве Oriental Deco она рассказывала киевским архитекторам и дизайнерам, как преобразить квадратные метры жилья, залов ресторанов и бутиков в райские сады, таинственные джунгли и подводные Елисейские поля с мерцающими в глубине серебристыми рыбами.

Рейчел Сесил де Гурне

Среди новых образцов изысканных обоев, о которых рассказывала Рэйчел, есть замечательная серия Whistler Peakocks с золотыми павлинами на окрашенном вручную монохромном шелке.

Дизайн Whistler Peacocks на фольгированном шелке в интерьере номера Royal Suite в отеле Jumeirah Beach, Four Seasons Resort Dubai

Автор дизайна Тара Крейг вдохновлялась выставленной в Смитсоновском музее американского искусства «Павлиньей комнатой», оформленной Джеймсом Уистлером.

О ней мы бы хотели рассказать подробнее.

«Павлинья комната» – интерьер с большой и даже трагической историей. Заказал ее для своего лондонского особняка невероятно богатый британский корабельный магнат Фредерик Лейланд. Вернее, в 1876 году он просто хотел получить новую столовую, в которой намеревался хранить обширную коллекцию старинного китайского и японского фарфора.

Для реализации идеи Лейланд пригласил архитектора Томаса Джекилла, который спроектировал традиционное пространство с тюдоровским кессонированным потолком, и вписал в него открытые ореховые полки для фарфорового собрания. Но главное – Джекилл разместил на стенах настоящее сокровище – драгоценные кожаные шпалеры кордовской выделки, за которые Лейланд отдал целое состояние.

Эти шпалеры XVI века привезла в Англию Екатерина Арагонская в качестве своего приданого Генриху VIII. Кожаные полотнища украшали тисненые геральдические девизы британских монархов и красные розы Тюдоров. Джекилл неожиданно заболел, не успев закончить декорирование пространства. И Лейланд предложил знаменитому художнику Джеймсу Уистлеру (вы можете помнить его по «Портрету матери» из музея д’Орсе) закончить работу.

Джеймс Уистлер «Аранжировка в сером и чёрном. Мать художника». 1871 г.

Для начала тот написал центральное полотно для этого пространства «Принцесса из страны фарфора». Ему показалось, что старинные шпалеры диссонировали с цветовой гаммой картины, и Уистлер получил разрешение Лейланда чуть ретушировать их желтой краской. Лейланд здесь совершил стратегическую ошибку (или наоборот — это счастливая случайность) и уехал в Ливерпуль. Надолго.

Уистлеру потерял самообладание. Он полностью тонировал бесценную кордовскую кожу в зелено-голубой цвет, а ореховое дерево Джекилловских полок — сплошь покрыл золотом. Вернувшись, Лейланд, разумеется, впал в глубокий шок и выдворил художника вон, не заплатив ни шиллинга за работу.

Но Уистлер не так прост. Он каким-то невероятным образом прорвался в особняк и втайне от владельца молниеносно – без набросков и подготовки – нанес на «испорченные» им кожаные шпалеры рисунок золотом. Художник изобразил двух павлинов, сошедшихся в схватке. Не сложно догадаться, что один из них, окруженный золотыми монетами, — Лейланд. С присущей ему язвительностью Уистлер сообщил магнату: «О, я сделал Вас знаменитым. Моя работа будет жить, когда Вас забудут. Таким образом, по воле случая, в веках Вас будут вспоминать как владельца Павлиньей комнаты».

 

На главном панно художник символически изобразил собственную «схватку» с Лейландом

Пророчество Уистлера, и правда, быстро стало воплощаться в реальность. Комната стала знаменитой. Ее сразу высоко оценил Оскар Уайльд: «Mr. Whistler has recently done two rooms in London which are marvels of beauty. One is the famous Peacock Room, which I regard as the finest thing in colour and art decoration that the world has ever known since Correggio patinted that wonderful room in Italy where the little children are dancing on the walls; everything is of the colours in peacocks’ feathers, & each part so coloured with regard to the whole that the room, when lighted up, seems like a great peacock tail spread out».

А дальше — понеслось. Уистлер, судившийся с Лейландом из-за оплаты до 1879 года, разорился и объявил себя банкротом. Кроме того, художник умудрился безответно влюбиться в жену Лейланда Френсес, которая, в свою очередь, с супругом рассталась.

Годом позже комната «убила» своего архитектора Томаса Джекилла – нашли его тело, полностью покрытое сусальным золотом. Нельзя архитектору быть столь впечатлительным!

Комнату в 1904 году выкупил американский коллекционер Чарльз Фрир, перевезя ее в США. После его смерти в 1919 году Павлиний зал смонтировали в экспозиции Смитсоновского музея в Вашингтоне. Там его можно видеть и сегодня.

Увидеть версию «павлинов Уистлера» от De Gournay можно в столичном пространстве Oriental Deco. А пока – давайте посмотрим на то, как встречали Рейчел Сесил де Гурне киевские архитекторы и дизайнеры.