Небоскреб в Брисбене – зеленый оазис от Коити Такада

Мария Голубка / Архитектура /

Может ли архитектура быть продолжением ландшафта? Как спасти мегаполис от шума и пыли? Висячие сады Семирамиды в нашу эпоху - это реально? Ответы на эти и другие вопросы есть у архитектора Коити Такада, новейшая разработка которого претендует на статус самого зеленого жилого здания в мире.

Тридцатиэтажный зеленый небоскреб от Коити Такада – новый проект, разработанный студией архитекторов в Брисбене, «спроектированный, как полезный, удобный и дружелюбный общественный парк для сообщества».

Брисбен – третий по населению (около 2,5 млн. человек) город в Австралии, крупный промышленный центр и порт. Едва ли нужно объяснять, насколько мегаполис подобного масштаба нуждается в спасительном оазисе.

«Мы должны вернуть природе территории, которые человек незаконно использует и над которыми совершает насилие. Все, что лежит под небом — принадлежит природе»

Пейзаж приобретает динамичную позицию, становясь неотъемлемой частью дизайна

Один из самых эмпатийных архитекторов, Фриденсрайх Хундертвассар своим творчеством  неоднократно подчеркивал необходимость заключения мирного договора с природой :«Мы должны учить язык природы, для того чтобы понимать ее. Мы должны вернуть природе территории, которые человек незаконно использует и над которыми совершает насилие. Все, что лежит под небом — принадлежит природе. Все, что затронуто лучами солнца, всюду, где падает дождь — это священная природа». Его здания, манифесты, изобразительные работы — своеобразный призыв жить в гармонии с окружающей средой.  К этой теме современные урбанистические инициативы обращаются и сегодня.

Фриденсрайх Хундертвассер

Архитекторы все чаще базируют свою философию на  необходимости создания тесной взаимосвязи города и природы. Интеграция зеленых насаждений в городскую ткань – это не только забота о природе и человеке, это еще основа обеспечения устойчивости города в будущем, как цельной живой экосистемы.

«Бетон, сталь и стекло – очень твердые и прочные промышленные материалы. Назовем их мертвой материальностью. Нам нужно принять больше живой материальности, живой архитектуры»

Понижение температуры, устранение шума, фильтрация воздуха и, конечно, выработка кислорода – эти и другие задачи решаются с помощью элементарной высадки деревьев. По исследованию ученых, это самый эффективный способ борьбы с загрязнениями в атмосфере, вызванным выбросом производств.

В своем манифесте «Право на третью кожу» Хундертвассер декларировал — «человек окружен тремя слоями: кожа, одежда и стены дома» В 2020 г, как нельзя актуален зеленый цвет третьей кожи. Разрушительные пожары в Австралии, пандемический кризис… Самое время задуматься о массовом озеленении, использовании экологических материалов вместо обилия бетона и стекла многоэтажек. «Бетон, сталь и стекло – очень твердые и прочные промышленные материалы. Назовем их мертвой материальностью. Нам нужно принять больше живой материальности, живой архитектуры», – говорит Коити Такада.

Увеличивая биоразнообразие и уменьшая экологический след, структура подчеркивает еще один этап эволюции архитектурного вертикального сада.

Проектируемое здание в Брисбене продолжает идею «вертикальных садов» или «лесных городов» знаменитого миланского архитектора Стефано Боэри, который впервые разработал концепт небоскреба с использованием озеленения не по принципу декоративного оформления, а практически создания настоящего функционирующего леса со своей экосистемой и микроклиматом. Само здание у Боэри работает, как живое дерево. Можно сказать, такая архитектурная единица – самодостаточная модель, устойчивый механизм.

В его системе также использованы современные технологии, направленные на экономию природных ресурсов, поддерживающие идею «умных» городов. Здесь речь и о солнечных батареях, и об использовании дождевой воды, которые покрывают дополнительные затраты на уход за озеленением.

«Вертикальный лес» Стефано Боэри, признанный лучшим небоскребом 2014 г.

Ко всему прочему, такие фасады с широкими террасами для зеленых насаждений – своеобразная аллюзия на Сады Семирамиды. Кроме того, это еще и невероятное эстетическое удовольствие.

«Городской лес, вероятно, – самый зеленый, который мы можем спроектировать с помощью имеющихся у нас инструментов и правил по озеленению»

Так же как архитектурное бюро Боэри, спасающее задыхающиеся регионы, Коити Такада представляет на утверждение проект, который является частью нового глобального движения «Вертикальное озеленение высотных зданий».

Новый зеленый небоскреб – это постройка многофункционального назначения: 382 квартиры, 1642 квадратных метра открытого пространства, двухэтажная крыша с садом, а также открытый общественный парк на первом этаже.

Сам архитектор говорит о своем здании так: «Городской лес, вероятно, – самый зеленый, который мы можем спроектировать с помощью имеющихся у нас инструментов и правил по озеленению».

архитектор Коити Такада

Скульптурные колонны здания напоминают стволы деревьев

Коити Такада тоже применяет солнечные батареи, системы орошения зелени собранной дождевой водой и сбор серой воды, экологически чистые и высококачественные материалы, не требующие особого ухода. Принципы пассивной архитектуры позволяют максимально использовать субтропический климат, регулируя инсоляцию и обеспечивая перекрестную вентиляцию в здании. Данный проект – настоящая эволюция в жизни архитектурного вертикального сада.

Архитекторы используют систему полива растений дождевой водой

Если Bosсo Verticale Боэри в 2014 г. был признан лучшим небоскребом года, то небоскреб Такада стремится стать самым зеленым жилым зданием в мире, получив 6-звездочный рейтинг Green Star, эквивалентный уровню LEED Platinum.

«Мы здесь для того, чтобы жить, а не бросать вызов смерти. Наша архитектура должна делать то же самое»

Сместить парадигму с индустриальной на естественную – основная мысль, которую Такада транслирует через свое здание

На первом этаже – открытый общественный парк

Интегрированный в урбанистическое полотно, новый небоскреб становится неотъемлемой частью городского ландшафтного дизайна.

Завораживает визуальный образ здания, напоминающий многоярусную зеленую скульптуру. Поднятый на  высоких колоннах-стволах, он мог бы стать персонажем анимации Хая́о Миядза́ки, шагающим вдоль парков и скверов с призывом самого Такады: «Мы здесь для того, чтобы жить, а не бросать вызов смерти. Наша архитектура должна делать то же самое».