Нам здесь жить. Поиски «золотого» сценария для украинских городов

Ирина Исаченко / Урбанистика /

Киев задохнется от наплыва новых жителей, а вся прочая территория страны превратится в пустыню. Нет, Киев тоже ждет депопуляция, все уедут работать и жить в Европу. Нет, «заграница нам поможет», нас ждет «золотой век» и процветание. Все эти сценарии — прекрасная отговорка для того, чтобы… ничего не делать. Если негативные прогнозы нас не устраивают, а поверить во внезапную благодать мешает рацио, то логично было бы слепить из мечты образ идеального города и хотя бы начать ползти в его направлении. Обсудим — что можно использовать в качестве точки опоры и какие инструменты есть в нашем распоряжении.

Увеличение городского населения — основная тенденция XXI века, причем качественный переход произошел сравнительно недавно: в 2007 г. численность горожан впервые за историю человечества превысила количество людей, живущих в селах. Согласно отчету Департамента по экономическим и социальным вопросам ООН, уже к 2050 году городское население увеличится вдвое, в городах будут жить около 70 % жителей планеты. Процессы, которые ранее развивались в течение десятилетий, станут стремительными, то есть наши города будут изменяться прямо на глазах, экспоненциально. Они будут и увеличиваться в размерах, и уплотняться.

Условная модель города будущего. Павильон ООН на Конференции ООН по жилью и устойчивому городскому развитию Habitat III в столице Эквадора Кито, 2016 г. Фото: Habitat III на Flickr

Уже к 2030 г. площадь поселений городского типа достигнет 1,2 млн квадратных километров, что втрое превышает цифры начала века. Примем этот прогноз за постулат и оттолкнемся от него. В конце концов, именно от него отталкиваются передовые страны и мировые города в своем планировании — краткосрочном и долгосрочном.

В Киеве еженедельно проводятся десятки лекций, конференций, мастер-классов, meetup’ов, темой который становится урбанистика, архитектура, дизайн. Бурно обсуждается, чем хороша и чем плоха «Стратегия развития Киева-2025», почему до сих пор не принят «Генплан-2025», что же считать каркасом города и в чем, собственно, миссия столицы?

К нам охотно приезжают и делятся опытом иностранные урбанисты. На мероприятиях, которые организовывает образовательная платформа CANactions, спикеры часто выступают на английском — причем отсутствие переводчика совершенно не сказывается на количестве слушателей и уровне дискуссии. И кажется, что ментальных барьеров между Украиной и миром практически не осталось, во всяком случае циркуляция идей происходит совершенно безбарьерно.

Украинские города постепенно выстраивают собственную операционную систему

Стремясь встроиться в глобальный мейнстрим, украинские города постепенно выстраивают собственную операционную систему — и речь не только о технологиях на основе Big Data, но и о разработке стандартов и городских кодов. Так, «Агенти змін» разрабатывают навигацию для Киева, а буквально накануне нового года в Днепре на сессии горсовета утвердили единый дизайн-код для размещения вывесок на фасадах зданий и уличной рекламы. И подобных примеров десятки.

Наивысшая активность проявляется в тактической урбанистике. Действительно, приемы точечной акупунктуры (о которой подробно рассказывал урбанист Фулко Трефферс), неформальной урбанистики (о ней говорила Анастасия Пономарева, соосновательница Urban Curators), построения Selfmade city (статья про Бьюкслотерхам в Амстердаме) увлекательны и позволяют каждому реализовать свои навыки игры в Minecraft в практическом поле и быть настоящим sustainist’ом (о том, что это значит — в интервью с голландским социологом Михилом Шварцем). Но справедливо будет считать эти заметные всем тенденции вершиной айсберга. А что же находится под водой?

 

«Все говорят, что мы вместе. Все говорят, но немногие знают, в каком»

Развитие городов невозможно рассматривать и планировать как абстрактную модель в вакууме — это один из главных тезисов, на которых основывают свою деятельность менторы и эксперты GIZ — немецкого агентства по развитию Gesellschaft für Internationale Zusammenarbeit GmbH. GIZ — один из наиболее активных провайдеров, продвигающих концепцию устойчивого развития ЕС в Украине и комплексный подход к планированию.

При поддержке GIZ шесть украинских городов (Винница, Житомир, Черновцы, Полтава, Львов и Киев) разрабатывают программу тактических и стратегических действий в рамках проекта «Интегрированное развитие городов Украины» на средства международных доноров.

Архитектура Софийской площади в отражениях на фасаде отеля Hyatt. Фото: Андрей Ветошкин

GIZ финансирует обучение и участие в международных научных и образовательных конференциях украинских чиновников, работающих в сфере архитектуры и градостроительства, поддерживает точечные инициативы по сохранению исторического наследия. Например, реставрация дверей и окон в старинных домах Львова в 2017 г. проходила при содействии GIZ. Словом, GIZ держит нараспашку окно возможностей для всех, кому небезразлична судьба городов.

При этом в GIZ стараются быть максимально честными. В методических материалах агентства можно найти брошюру «Україна очима Німеччини», составленную на основе мнений экспертов и молодых специалистов по развитию из Германии. В частности, интервьюеров попросили описать позитивный образ будущего Украины. Большинство экспертов подчеркивали, что в случае с Украиной надо учитывать высокую степень неопределенности — если перевести с дипломатического языка, для европейцев очевидно, что наша страна находится в состоянии балансирующего канатоходца. Одна из цитат: «Якщо уважно поглянути на Україну, то можна одразу побачити, наскільки слабка інфраструктура країни та наскільки застаріла більшість підприємств».

Если мы не понимаем, какие проблемы испытывает город, то не поймем, какие для них нужны решения

Д. Джейкобс

Следуя заветам основоположницы современного урбанизма Джейн Джекобс, которая обозначила аксиому «если мы не понимаем, какие проблемы испытывает город, то не поймем, какие для них нужны решения», Украинский институт будущего (Ukrainian Institute for the Future) совместно с компанией Interprojekt издал аналитический экспертный отчет «Міста 2030. Модернізуйся або вимирай».

От академических изданий, концепций, стратегий и полевых отчетов издание отличается тем, что это, по сути, микс статистических данных, мнений и тезисов как формальных, так и неформальных урбанистов, ученых, представителей самоуправления и исполнительной власти, которые основаны на их собственном опыте и украинских реалиях. Эксперты откровенно говорят о рисках, вызовах и глобальных проблемах, таких как изношенность инфраструктуры и демографический кризис.

Отчет, работа над которым заняла около полугода, далеко не исчерпывающий и не охватывает всех актуальных тем. Организаторы планируют издать еще как минимум два подобных сборника — острых тем достаточно. Изучение и владение реальной ситуацией станет надежной точкой опоры.

Григорий Мельничук — координатор общественной организации «Платформа развития городов».
Хипстерская урбанистика или имитация развития
О том, что информация и выводы экспертов аналитического отчета, изданного Украинским институтом будущего (Ukrainian Institute for the Future) и презентованного в ноябре 2018‑го, не слишком оптимистичны и свидетельствуют о высокой вероятности негативного прогноза для Украины, говорит само название «Міста 2030. Модернізуйся або вимирай». Один из авторов идеи составления отчета, координатор общественной организации «Платформа развития городов» Григорий Мельничук не считает подобную формулировку преувеличением.

PRAGMATIKA.MEDIA: «Модернизируйся или вымирай» — не слишком ли категорически звучит этот императив?

Григорий Мельничук: Для целого ряда населенных пунктов это не является гиперболой. Мы сталкиваемся со случаями, когда, к примеру, целое поколение покинуло или планирует покинуть город. В одном из областных центров проводили опрос молодежи, и порядка 70 % говорили, что хотели бы уехать из города. Причем это областной центр и не самый маленький в Украине.

Р.M.: В одной из своих статей вы говорите о карго-культе «хипстерской урбанистики», который заслоняет реальную, довольно неприглядную проблематику. Что именно вы имеете в виду?

Г. М.: Есть городские проблемы, решение которых выглядит не так ярко и красиво, как, к примеру, новая лавочка или улица с велодорожкой, ведущей из ниоткуда в никуда. Но эти проблемы могут быть реально важнее. Таких более важных примеров можно привести много: организация каких‑то публичных пространств с очень недорогим ремонтом или пополнение парка общественного транспорта пусть не новыми, но в достаточном количестве троллейбусами, трамваями или автобусами…

Транспортная проблема — одна из самых болезненно влияющих на качество жизни. Чаще бывает так, как в Киеве: город закупает и закупает новые троллейбусы, мэр и чиновники отчитываются об этом в своих выступлениях, но на маршрутах их больше почему‑то не становится. Например, сейчас в Киеве менее 400 троллейбусов, а в 1989 г. их было более тысячи. Такая же ситуация и в областных центрах. Город может закупать новый транспорт, но при этом списывать столько же старых машин, поскольку нет средств на хорошее текущее обслуживание и ремонты.

И с подобными ситуациями мы сталкиваемся в разных сферах. Создаются и торжественно открываются новые скверы, но при этом в жилом районе отсутствуют тротуары. С точки зрения пиара тротуар — неблагодарный объект. Его не откроешь, перерезая ленточку. А в малых населенных пунктах мэры очень любят что‑то открыть с помпой. Например — автобусную остановку, к которой ведет разбитая в хлам дорога. При этом подобные открытия подаются как глобальные реформы, достижения в сфере урбанистики и большая победа. На самом деле лавочки и скверы не сдержат отток молодежи из депрессивных городов.

Р.M.: Похоже, что Киеву вымирание не грозит, здесь скорее другие проблемы — перенаселенность и беспощадная застройка по периферии. Как результат — перманентные конфликты между жителями, застройщиками и властями. Можно считать такое расширение столицы здоровым процессом?

Г. М.: На сегодняшний день нет никаких предпосылок, чтобы Киев расширялся административно, более того, в следующие лет десять это вряд ли произойдет, даже когда речь идет о каких‑то ближайших пригородах.

Причина меркантильна — власти этих населенных пунктов ни за что не согласятся вливаться в город, поскольку потеряют свое влияние на распределение земли под застройку. Пока там не будет все поделено, никакого присоединения к Киеву не будет. Де-факто — да, границы смыкаются, и здесь может идти речь о создании некоей агломерации, но не на основе административно-командной системы, когда мэр Киева все решает, а скорее на основе системы координационных советов с большой автономией малых участников агломерации. По такому принципу работает Большой Париж или Сиэтл.

Северный мост, Киев. Фото: Андрей Ветошкин

При подобной грамотной организации местные власти добровольно бы передавали часть своих полномочий центру метрополии — это может быть организация дорожного движения или крупные инфраструктурные проекты, например, скоростной трамвай на Софиевскую Борщаговку или вопросы водоснабжения или канализации. А какое там будет благоустройство и сколько построят школ — это как раз вопросы местного самоуправления, и совершенно нормально, что возникают конфликты.

Это говорит о том, что общество способно сопротивляться и требовать компромиссов. Более того, интересно было бы провести децентрализацию киевских окраин — то есть получить условных мэра Троещины, мэра Борщаговки, мэра Оболони, которые занимались бы локальными вопросами. А вот РГА — параллельную структуру, подчиненную напрямую президенту, не имеющую ни бюджета, ни представительской власти, — как по мне, можно просто ликвидировать и забыть как страшный сон. А какое там будет благоустройство и сколько построят школ — это как раз вопросы местного самоуправления, и наоборот, интересно, когда в разных районах это решается по‑разному, получается здоровая конкуренция решений, районы не похожи друг на друга.

 

Город, который не учит людей

Станислав Демин — архитектор, руководитель КП «Киевский центр развития городской среды», полгода назад возглавил КП «Київський центр розвитку міського середовища». Он считает, что эстетика пространства определяет поведение и эстетику человека, признавая, что Киев сегодня выглядит словно плохо сшитый и немодный костюм. В статье для «Міста 2030. Модернізуйся або вимирай» он сравнивает качества современных городских пространств в Украине и за рубежом, а выступая на конференции Green Cities, Демин рассказал о том, чего сегодня, на его взгляд, остро не хватает Киеву и что мешает новому поколению чиновников-урбанистов для быстрого решения проблем. Хотя бы на уровне благоустройства.

Станислав Демин: Пространство Киева во многом неосмысленное, используется нерационально, есть немало сложностей с его обслуживанием, некоторые пространства не определены функционально или используются не по назначению. К чему мы стремимся — к рациональному использованию городского пространства, где условия позволяют человеку развиваться, расти, или они, напротив, делают его несчастным и мешают ему реализовываться?

Столкнувшись с вопросами управления, процессами преобразования городского пространства, я обнаружил целый пласт проблем, с которыми так плотно не сталкивался как архитектор. Начиная с нормативной базы. Нормативная база, которая регулирует вопросы благоустройства городского пространства, устарела и требует развития. Отсутствует стадия проектирования, позволяющая комплексно проектировать улицу. Есть этап градостроительной документации — генплан, зонинг, ДПТ, за которым сразу следует архитектурный этап, где архитектор занимается непосредственно проектированием конкретных объектов. В этой схеме нет места для проектирования общего облика улицы. В результате улица раздроблена на фрагменты: отдельно дом, отдельно озеленение, отдельно дорога и так далее.

Процесс развития не может быть здоровым без четкого стимулирования, без определения направления

Еще в 2014 г. были попытки сделать паспортизацию улиц и площадей в Киеве, но они не увенчались успехом. И сегодня этапа проектирования улицы в целом, с фасадами, пешеходной зоной, проезжей частью, не существует. К тому же все эти фрагменты рассыпаны по разным балансодержателям, то есть отсутствует комплексное управление. Правила содержания городских пространств, «Правила благоустройства» — устарели морально, терминологически и совершенно не годятся для обслуживания тех объектов инфраструктуры, которых сейчас требует общество. Эти правила словно ковровые бомбардировки накрывают все и сразу, к примеру, поставили в сквере дизайнерские лавочки, а через полгода пришли коммунальщики и покрасили все в зеленый цвет, потому что их задача покрасить, а краска у них только зеленая, такую закупили… Необходимо ввести локальные правила содержания объектов благоустройства, в основе которых будет проект, а процесс обслуживания будет заключаться в приведении в проектное состояние.

Архитектура Киева. Фото: Андрей Ветошкин

Отсутствует комплексная стратегия. Это приводит к тому, что проекты, реализацией которых занимаются городские департаменты и предприятия, не синхронизированы в сроках, последовательности, размещении. Этот процесс регулируется в ручном режиме. И возникает постоянная неразбериха между распорядителями: не определен принцип, на основании которого определяется предприятие-заказчик. Еще одну огромную проблему я вижу в том, что город не учит людей быть горожанами. В Киеве нет программ, которые разъясняли бы, как пользоваться пространствами. К примеру, в Париже меня буквально сразу у вокзала остановили и вручили брошюру, в которой учат правилам поведения в городе.

Процесс развития не может быть здоровым без четкого стимулирования, без определения направления — каким должен быть город, к чему мы стремимся, какие хотим получить результаты, что можем требовать, в чем можем поучаствовать как горожане.

 

Единый вектор развития

Жоан Клос — исполнительный директор программы ООН по жилью и устойчивому городскому развитию.
Не существует единого рецепта для улучшения ситуации урбанизации и достижения устойчивого городского развития, но «Новая программа городского развития» включает в себя принципы и методы, проверенные на практике

Большинство современных европейских урбанистов, как и стратегии, которые они сегодня разрабатывают, ссылаются на «Новую программу развития городов», которая была принята на Конференции ООН по жилью и устойчивому городскому развитию (Habitat III) в столице Эквадора Кито 20 октября 2016 г. Конференции Habitat происходят раз в 20 лет, в течение которых страны — члены ООН пытаются имплементировать основные тезисы декларации в жизнь. «Новую программу развития городов» перевели на 6 языков (а недавно и на украинский), выпустили аудиоверсии и переводы шрифтом Брайля.

«Не существует единого рецепта для улучшения ситуации урбанизации и достижения устойчивого городского развития, но «Новая программа городского развития» включает в себя принципы и методы, проверенные на практике», — сообщил в предисловии Жоан Клос, исполнительный директор программы ООН по жилью и устойчивому городскому развитию.

Новая парадигма выглядит отчаянной попыткой примирить ценности модернистов с традициями и культурным разнообразием

Участники Habitat III сформировали достаточно контраверсийный образ городов будущего — плотность застройки возрастет, а большей части автомобилистов придется пересесть на общественный транспорт. Расползание пригородов по типу «одноэтажной Америки» неэкономично, неэффективно и дорого. Поскольку города создаются людьми для коммуникации друг с другом, то чем плотнее городская ткань, тем проще будет общаться, сотрудничать, коммуницировать. При этом неизбежно развитие общественных пространств в ущерб частным и очевидна необходимость решать тысячи повседневных конфликтов, возникающих при нарушении личных границ. Горожанам придется выстраивать жизнь в условиях постприватности.

В качестве приоритетов в программе обозначены интересы и права пешеходов (особое внимание уделено обеспечению «безопасной и здоровой обстановки на пути в школу для каждого ребенка»), сохранение экосистем, развитие культуры и охрана архитектурного и культурного наследия, прозрачность и доступность, противодействие джентрификации — вытеснению бедных слоев населения, поддержка полицентричных политических мер и планов.

На Конференции ООН по жилью и устойчивому городскому развитию Habitat III в столице Эквадора Кито, 2016 г.

Авторы «Новой программы развития городов» провозглашают глобальной целью равный доступ к ресурсам и процветанию для всех, с искоренением нищеты и дискриминации во всех формах и проявлениях. В целом новая парадигма выглядит отчаянной попыткой примирить ценности модернистов с традициями и культурным разнообразием. Но она достойна того, чтобы стать ориентиром, и взята за горизонт.

Чтобы на практике следовать курсу, определенному на Habitat III, в украинских реалиях нужна определенная храбрость. Например, как только девелопер выносит на утверждение проект, который провоцирует дальнейшее социальное расслоение, к примеру, закрытый квартал за высоким забором, — можно называть этот проект противоречащим принципам открытости, прозрачности, доступности и тезисам, призывающим к социальному смешению и взаимодействию. Башни из слоновой кости однозначно оказались вне новой парадигмы.

Условная модель города будущего. Павильон ООН на Конференции ООН по жилью и устойчивому городскому развитию Habitat III в столице Эквадора Кито, 2016 г. Фото: Habitat III на Flickr

Или, когда речь идет о высотной застройке в ущерб зеленым зонам, можно апеллировать сразу к нескольким статьям «Новой программы развития городов», которые призывают защищать хрупкие экосистемы от разрушительных последствий городского развития.

Возможно, из‑за того, что такие цели звучат утопически — декларацию Habitat III так редко цитируют политики и чиновники-градостроители. Тем не менее, это стратегическое видение на ближайшие два десятилетия, которое обозначено с учетом мнений сотен тысяч людей из большинства стран мира. Над итоговой резолюцией в течение полугода работали 200 экспертов. И хотя рекомендации и стратегические цели, обозначенные в декларации, не являются обязательными для выполнения странами — членами ООН, полностью игнорировать их — значит смириться с ролью аутсайдера, остаться на обочине цивилизации.

 

Город — источник и решение проблем

На снимках ночной поверхности Земли, сделанных финским научным спутником NPP в 2012 г. для NASA, территория Европы выглядит словно равномерно светящееся полотно. Территория Украины — преимущественно темное пространство с яркими островами столицы, крупных городов и агломераций на востоке, лишь в редких случаях связанных цепочкой освещения вдоль трасс. Это наглядная иллюстрация уровня урбанизации. Собственно, именно снимки из космоса и являются основой для научных исследований и планирования.

Почтовая площадь, Киев. Фото: Андрей Ветошкин

Ученые выделяют две модели урбанизации — переселение сельского населения в города, что усугубляет их моноцентричность, и развитие инфраструктуры и качества жизни в мелких и сельских поселениях до городского уровня. Украина устойчиво развивается согласно первой модели. К тому же, как пишет Елена Дронова, доцент кафедры экономической и социальной географии Киевского университета имени Тараса Шевченко, в своей статье для отчета «Міста 2030. Модернізуйся або вимирай», Украина входит в число стран с наивысшей степенью депопуляции — снижением качественных характеристик населения. И в XXI в. депопуляция охватила все регионы за исключением столицы.

Политики часто отстаивают версию, что причина всех насущных проблем Украины — в прошлом веке, когда принудительная смена хозяйственного уклада в советский период нарушила естественный процесс формирования городов. Поэтому, мол, следует избегать революционных реформ, чтобы вернуться к эволюционной модели. А поскольку для чиновника и политика старой формации любая реформа — это уже потрясение основ, подтекст подобных заявлений прост: «ничего не делать». Украинцы терпеливы и могут годами и даже десятилетиями ждать, пока заграница поможет в решении их житейских проблем. В том числе проблем депопуляции и депрессивных городов. Показательно, но даже тема будущего восстановления Донбасса рассматривается не иначе как в контексте расчета на «План Маршалла» или контрибуции от РФ.

Киев, который несмотря на все свои проблемы, пока избежал депопуляции и уже сейчас является инкубатором урбанистических идей и стратегий, в том числе и национальных. В какой‑то момент вся та общественная активность, происходящая на вершине айсберга, растопит лед, что позволит взглянуть на проблемы в национальном масштабе и сосредоточиться на их комплексном решении. Словом, узнав прогноз, опираясь на реальность и стремясь к горизонту, мы можем использовать Киев как инструмент для достижения целей. Так давайте раскачивать лодку, спорить, обсуждать и действовать — хочется верить, что мы еще успеем!