«Нам нужны города деревень». Кейс Донкерс и уроки коронавируса

Елена Панченко / Интервью /

Плотность населения в городах и миграция стали общими условиями для распространения крупнейших эпидемий в истории человечества (юстинианова чума — VI—VII вв.; бубонная чума — XIV в.; черная оспа — IV—XX вв.; холера — XIX в.; «испанка» — XX в.). После каждой пандемии люди начинали поиски универсального решения, которое могло бы защитить от следующих вспышек. Но в XX—XXI вв. мы, похоже, стали беспечны — стремимся повысить плотность населения в городах, улучшаем мобильность, отменяем физические границы, принимаем мигрантов, прокачиваем общественные места и ценность общественного образа жизни. Кажется, современные урбанисты-глобалисты забыли о том, что пандемии возможны и в XXI в.

Стоит ли нам пересмотреть тенденции городского развития на фоне пандемии коронавируса COVID-19, который затронул все уголки планеты? Об этом PRAGMATIKA.MEDIA поговорила с урбан-дизайнером из Эйндховена Кейсом Донкерсом, который приехал в Киев для выступления с лекцией на выставке KIFF 2020.

PRAGMATIKA.MEDIA: Как вы считаете, не стоит ли заново оценить и, возможно, пересмотреть урбанистические тренды и тенденции с точки зрения их устойчивости к такому вызову, как пандемия?

Кейс Донкерс: Думаю, вирус — хороший повод пересмотреть тренды в городском развитии. Это касается и миграции, и устойчивого развития. Я, например, пересматриваю свой подход каждый год или даже чаще, потому что учусь у своих студентов. Они в определенной степени мои учителя. Я учусь у них через общение, совместную работу. Таков здоровый способ жизни и старения: ты делишься опытом с молодыми, им нравится тебя слушать, они вдохновляются, а для тебя это лучшая награда.

Например, что я узнал у них? 10 лет назад 80 % выпускников интересовал предметный дизайн. А сейчас 80 % из них интересует социальный дизайн. Это существенный сдвиг в сторону устойчивого развития, сосредоточенности на человеке. Современных молодых людей волнует их будущее. В рамках моей жизни будущее — это 20 %. Для вас — 80 %. А для них — еще больше, потому что они только начинают свою карьеру и жизненный путь. Поэтому именно они будут пересматривать существующие тренды, а не я.

Кейс Донкерс и Елена Панченко на выставке KIFF 2020

P.M.: И все же каким образом стоит взглянуть на эти тренды с учетом текущей ситуации с распространением вируса?

К. Д.: Что сейчас, на фоне развития этого вируса, важно? То, как люди живут вместе. Например, у меня есть внуки, я забочусь о них и каждую неделю на два дня забираю к себе. Таким образом, я более или менее вовлечен в жизнь молодых людей. Раньше бабушки и дедушки жили вместе со своими детьми и внуками. Это очень старый способ совместной жизни семей. Во время моей молодости был популярен фестиваль «Вудсток», который совершил большой поворот в культуре: от порядка — к хаосу, от правил — к свободе. Мы хотели быть независимыми и создавали свои коммуны для совместной жизни. В вашей истории тоже есть пример совместного проживания — в советское время у вас были коммуналки. Если взять позитивные элементы у двух этих вариантов совместного проживания, то можно создать какие‑то новые типы сообществ. Я называю эту концепцию «60+ / 30-». Она заключается в том, что люди разных поколений (ваше и мое) живут вместе, заботясь друг о друге. Это принцип share & care («делиться и заботиться»).

Посмотрите на современный мир. Большинство моих друзей разведены, живут сами, многие из них очень одиноки. В то же время молодым людям, чтобы содержать семью, нужно работать. И они волнуются о том, что пока оба родителя на работе, некому заботиться о детях. И сейчас бабушки и дедушки берут на себя эту обязанность. Это очень типичная ситуация. Вот почему я считаю, что идея создания таких сообществ может помочь сформировать новые способы совместной жизни. Пустая школа, офис — все что угодно можно приспособить для такого проживания. Треть пространства будет предназначена для общего использования, а две третьих — для частного.

Не одна страна, а целая планета инфицирована «вирусом» — страхом заболеть

И если экстраполировать эту идею на теперешнюю ситуацию с эпидемией, я думаю, мы можем создавать целые «деревни» «60+ / 30-». Например, я живу в маленьком районе, который называется Белая Деревня, там всего 260 домов, которые покрашены в белый цвет. Вообще Эйндховен — это город деревень, как я его называю. В 1920 г. к нему присоединили пять близлежащих сел, которые должны были принять рабочих со всей страны, которых нанимала развивающаяся индустрия Philips. Думаю, это хорошая модель для современных городов — нам нужны города деревень.

Когда случаются эпидемии, эти сообщества можно закрывать на карантин. И речь идет не обязательно о районе с невысокой жилой застройкой или с частными домами. Такое сообщество можно создать и в небоскребе, например. Почему нет? Просто нужно, чтобы в этом небоскребе были пространства для общего использования, запасы еды (если его нужно будет закрыть). Я бы и сам хотел жить в таком сообществе через 3—5 лет.

Кейс Донкерс. Фото: Юрий Ферендович

P.M.: Меры безопасности при эпидемиях ставят крест на всем, что является святынями для таких знаменитых урбанистов, как Джейн Джекобс, Джеф Спек, Ян Гейл. Общественное пространство, заполненное людьми, превращается в смертельно опасную зону, как и общественный транспорт. Не ждет ли нас рецессия, изменение векторов развития города после того, как мир справится с коронавирусом и наступит время сделать выводы?

К. Д.: Опять‑таки, я смотрю на собственный опыт. В нашей Белой Деревне есть маленькая площадь — это публичное пространство. Я вижу, что молодые люди сейчас используют это место так же, как я 40 лет назад. Они организовывают там мероприятия — для детей и пожилых людей. Это очень здорово, что есть такое живое общественное пространство в нашем маленьком районе. То же самое может быть в небоскребе — внутри или снаружи. Я называют это «гостиной» здания или сообщества.

Что сейчас, на фоне развития этого вируса, важно? То, как люди живут вместе

P.M.: Но что делать с этими публичными пространствами и общественным транспортом, которые из‑за большой концентрации людей только способствуют распространению болезней?

К. Д.: Думаю, мы должны следить за этим сами. Каждое маленькое сообщество может решить данный вопрос. Не город должен это делать. Если вы хотите воспользоваться общественным транспортом, то должны сами подумать, насколько это вам необходимо. Так, перед приездом в Киев я размышлял о том, стоит ли мне сюда приезжать. Иногда просто стоит отказаться от путешествий.

P.M.: То есть вы полагаете, что этот вопрос — на совести самих людей? Его не должны решать городские администрации или планировщики?

К. Д.: Я бы сказал, что и те и другие должны решать этот вопрос. Например, я размышлял, стоит ли мне лететь сюда на самолете, ведь он загрязняет воздух, получается, я делаю свой вклад в загрязнение атмосферы. Иногда нам нужно, чтобы произошло что‑то плохое, чтобы спровоцировать изменения к лучшему. Вирусы могут помочь остановить авиаперелеты. Ведь если людей не заставить это сделать, они вообще не остановятся. Когда случается что‑то такое, то мы задумываемся, нужно ли нам столько летать? Нужно ли нам отправляться в отпуск четыре раза в год на самолете? Я думаю, что этот вирус — послание для молодежи. Может, не стоит использовать общественный транспорт так часто?

Изображение вируса COVID-19. © REUTERS / Alissa Eckert, MS; Dan Higgins, MAM/CDC/Handout

P.M.: Если мы решим не путешествовать или закроем целые сообщества, может ли это привести к изоляции?

К. Д.: Полагаю, если нам нужно избежать распространения вируса, то мы должны принять меры предосторожности. Если в качестве меры профилактики требуется изолировать на две недели людей, которые могут быть больны, то нужно это сделать. Я не боюсь такой ситуации. Это же временная мера, через две недели они смогут выходить на улицу. Городское планирование никак не поможет, нужно просто соблюдать эти меры. Тем более что такое урбанистика сейчас? Она уже давно не о планировании, не о создании чертежей и планов, не о строительстве дорог и зданий. Урбанистика — о том, как люди живут вместе.

Это хорошая модель для современных городов — нам нужны города деревень

P.M.: Какую позитивную сверхидею мы могли бы вынести, если воспринимать эпидемию коронавируса как некий урок?

К. Д.: У нас был такой известный футболист Йохан Крауф — он утверждал, что что‑то плохое может дать что‑то хорошее. Люди смеялись над ним, поскольку он всего лишь футболист, а не профессор университета. Но это очень ценная мысль. Если вы заболеваете, это может помочь вам поразмыслить над жизнью, сделать паузу и вернуть баланс. Таким образом, что‑то плохое (в данном случае болезнь) может дать вам что‑то, необходимое для обретения счастья и восстановления здоровья.

Кейс Донкерс на мягком уголке «Джульетта» от Sergio Stalliere. Фото: Юрий Ферендович

Посмотрите, что происходит сейчас. Не одна страна, а целая планета инфицирована «вирусом» — страхом заболеть. Каждый день в газетах и на телевидении — все говорят об этом. «Вирус» страха распространился гораздо быстрее, чем настоящий вирус. Люди боятся, они никуда не ездят, не разговаривают друг с другом. Но я поразмыслил и понял, что мне не стоит так уж бояться этого вируса. Некоторые люди надевают маски в транспорте или общественных местах, чтобы защититься. Но я подумал, что это естественный процесс выживания. Если вы подхватили вирус, ваш организм должен с ним бороться. Если я заражусь, мое тело должно с этим справиться. Ну а если нет — что ж, я должен это принять. Но это только 2 % вероятности. Я понял, что не боюсь этого вируса. Я больше боюсь «вируса» в новостях. Не волноваться — это урок, который я вынес из этой ситуации.

 

Беседовала: Елена Панченко