На карантине, но не в унынии. Архитекторы и дизайнеры об удаленке. Часть 2

Елена Панченко / Украина /

Еще как минимум три недели изоляции предстоит пережить украинцам. А по прогнозам экспертов – и значительно дольше. Тем временем PRAGMATIKA.MEDIA продолжает (виртуально) заглядывать в дома архитекторов и дизайнеров, чтобы узнать, как они справляются с удаленным форматом работы и сопутствующими вызовами.

Во второй части материала – Сергей Махно, Йова Ягер, Александр Попов, Анна Манако, Роман Романец и Елена Фатеева.

Первую часть читайте тут: На карантине, но не в унынии. Архитекторы и дизайнеры об удаленке. Часть 1

 

Сергій Махно

Архітектор, Sergey Makhno Architects

Київ, Україна

Сергій Махно

Чи дотримуєтеся ви розпоряджень МОЗ: мити руки і дезінфікувати поверхні, не виходити з дому і не контактувати ні з ким без крайньої необхідності, не користуватися громадським транспортом, не зустрічатися з друзями і родичами?

Звісно, що так. Я — син, я — батько, я турбуюсь про здоров’я своєї родини. Вважаю, що зараз супергероєм може стати кожен, просто залишившись вдома.

Ми з дружиною та синами закрились на карантин та обмежили спілкування з іншими родичами та нашими друзями. У домі ми проводимо регулярне прибирання, провітрювання всіх приміщень, майже не виїжджаємо у місто. Хіба якщо я маю зустріч, яку неможливо перевести в онлайн.

Щодо роботи компанії Sergey Makhno Architects — ми пішли на карантин одними з перших. У п’ятницю, 13-го березня, ми оголосили команді, що з наступного тижня до офісу не виходимо. Більшість компаній прийняла це рішення протягом вихідних.

Я вважаю, що зараз ми, молоді, активні, які мають найбільше соціальних контактів, відповідаємо найбільше за здоров’я та життя своїх батьків, батьків наших друзів, наших колег. І тому я прошу всіх також залишатися вдома, з повагою до старших людей, для яких цей вірус може бути не таким простим.

Bloomberg пише, що для багатьох робота з дому обернулася додатковими годиною-двома роботою в день (США і Західна Європа). Це про вас?

Якщо й додалось кілька годин робочого часу, то це лише в перший тиждень, коли команда ще адаптовувалась до нового формату управління проєктами, віртуального спілкування та незвичних умов робочого місця. Тому що наш мозок вдома налаштований відпочивати. А його змусили працювати, він не розуміє, видає Error, помилку. І щоб звик в нових умовах продуктивно працювати, потрібен час, щоб відбудувалися нові нейронні зв’язки. Але людина звикає до всього, от і ми вже підлаштувались. Більше того, заспокоює та певним чином підбадьорює, що в нас є проєкти, є з чим працювати, адже ситуація на ринку зараз непроста.

Мені дуже важко без керамічної майстерні і роботи руками. Тому я все ж час від часу виїжджаю в пусту майстерню щось поліпити. І найбільше мені не вистачає емоційного зв’язку з командою. Адже я впевнений і зрозумів це ще задовго до коронавірусу, що емоційний інтелект та емоційний контакт не замінять жодні роботизовані системи, які працюватимуть без збоїв, продуктивно, ідеально і так далі. Тому так, мені досить не вистачає людей. Але з точки зору робочого процесу, можу сказати, що все проходить нормально.

Як виглядає ваше робоче місце? Ви якось його облаштували для тривалої роботи з дому?

Я собі оформив робоче місце в спальні, коли ще проєктував будинок. Тут — низький стіл і табуретка, вид на сад і тут я найчастіше малюю зранку. Але одразу повелося, що якщо потрібно “серйозно” попрацювати, то я переходжу у відкриту зону столової та сідаю за великий обідній стіл. Мені там дуже затишно, продуктивно і класно. Загалом, я й до карантину контролював всі робочі процеси з телефону, вів так перемовини – з командою, підрядниками, клієнтами. Тому для мене нічого особливо не змінилося.

Проте якщо говорити про постійну роботу вдома, я думаю, що зараз домівки в усьому світу фактично проходять краш-тести. І більшість їх, на жаль, не пройде. Тому що більшість проєктувалися і будувалися під задачу “прийти переночувати”. Людям не потрібен був асортимент розваг у їхніх помешканнях, на функціональність тих чи інших речей закривали очі тощо. Зараз ситуація зміниться і щодо планування всієї оселі, й велику увагу зосереджуватимуть на робочому місці, кабінеті вдома.

 

Робоче місце Сергія Махна в його домі

Як карантин вплинув на вашу роботу? Чи зупинилися будівельні роботи, чи виїжджаєте ви на будівництво, чи стало менше замовлень? Можливо, змінився характер роботи?

Насправді, все вищезазначене разом. Більшість проєктів продовжили свої роботи — все за планом. Є декілька заморожених об’єктів, наприклад, один із київських житлових комплексів просто не пускає на будівельний майданчик мебельників з причини карантину. І це нормально. На авторський нагляд виїжджаємо, але дещо рідше.

Замовлень в перші два тижні карантину, особисто в нас, стало дійсно менше. Люди зараз у підвішеному стані, вони не знають, що буде далі, тому з дороговартісними та довгостроковими витратами відкладають. Хоча з кінця другого тижня карантину потроху починає знову з’являтися інтерес. Люди зрозуміли, що все це надовго. Та й зараз чи не ідеальний час для першого етапу — створення дизайн-проєкту. Ми можемо зустрічатися з клієнтами у Zoom, там обмінятися ідеями, референсами, обговорювати візуалізації — все це можна робити в онлайн-режимі. Нам потрібно лише раз виїхати на заміри порожньої квартири. А от часу в клієнта на осмислення свого майбутнього об’єкту стало більше.

Життя продовжується. Так, можливо, не найбільш бурхливий період, не “високий сезон” для нашого продукту, але нічого. Єдине, що мене дійсно засмучує — кілька великих потужних клієнтів, яким ми надали послуги, наразі заморозили виплати у зв’язку з кризою. Це дійсно неприємно.

Робоче місце Сергія Махна в його домі

З якими проблемами ви стикаєтеся, працюючи з дому? І як їх вирішуєте?

Як я вже казав, це брак емоційного контакту. І цю проблему не вирішити. Її треба не просто перечекати, а перебороти смуток і направити свої вільні сили власне на себе. Цей час стане маркером внутрішньої сили — не всі зможуть перенести таке тривале емоційне та інтелектуальне відчуження. Будуть ті, хто просто не зможуть адаптуватися до нових умов і влитися в життя після карантину. Будуть й такі, хто просто просидять цей час вдома під телевізорами і вийдуть уже майже аутсайдерами. А інші — стануть за цей час сильнішими, здобудуть нові навички, отримають нові знання тощо.

Чи довелося освоїти нові інструменти для комунікації і планування?

Відкриттям для нас став Zoom. Раніше ми контактували з нашими закордонними клієнтами у WhatsApp та Skype. А Zoom — класний, дуже подобається, дозволяє контактувати з багатьма абонентами одночасно. Саме так підтримуємо зв’язок, телефонуємо один одному, як і раніше, користуємося месенджерами. З клієнтами усе – фактично як і відбувалось раніше, окрім особистих зустрічей.

Вже давно думаємо про кілька онлайн-систем для менеджменту проєктів. Саме зараз прийшов час, аби ці програми потестити. Проте ми ще не зупинилися на конкретному рішенні.

Робоче місце Сергія Махна в його домі

Чи надихнула вас поточна ситуація на нові ідеї в дизайні і архітектурі, які в майбутньому стануть новою реальністю?

Так, я обдумав цю тему і зрозумів кілька реальних змін, які чекають на наші домівки та наші пріоритети. Зросте попит на приватні будинки — аби бути максимально автономними від світу й мати, куди вийти на прогулянку, окрім захламленого балкону. Люди приділятимуть більше уваги озелененню своїх помешкань — це про фітостіни, про кімнатні городи, сади. Комфорт робочого місця стане важливим після пережитого досвіду, коли більшість була не готова. Я впевнений, що люди змінять свої думки в сторону автономності свого житла та його готовності до будь-чого. Ті, хто можуть собі дозволити, почнуть будувати бункери з автономним опаленням, водопостачанням, запасами продуктів, підземними городами тощо.

Як боретеся з відволікаючими факторами? Діти, холодильник?

Ніяк не борюсь, я приймаю їх. У мене троє дітей, лише старший — дорослий, з яким не виникає проблем у цій ізоляції. А двоє малих пацанів в будинку поряд із тобою 24/7 — це, звісно, ще той хардкор. Рятує те, що зараз ми живемо у приватному будинку, є двір, свіже повітря, де погуляти та хлопцям розійтись. Думаю, якби ми зараз іще жили у київській квартирі, в тата міг би поїхати дах. Тому терпіння нам всім.

Відкрита зона столової в домі Сергія Махна

Як ви скористалися вільним часом, якщо він з’явився? Чим займаєтеся, як боретеся з нудьгою в самоізоляції?

Робота в мене залишилась у майже незмінному режимі. Моя родина та малеча вдома, з ними додаткового чи навіть вільного часу не з’явиться. Та й я вже давно не тусер — бути вдома, поратися в своєму японо-українському саду, малювати, дивитися та читати про архітектуру, японську культуру, про чаювання, про кераміку — це мій звичайний улюблений побут. Хоча все ж трохи додалося можливості для самоосвіти. Як я казав, ця криза покаже, чого ми насправді варті.

Моя боротьба зі смутком така сама, якби я розвантажувався від надлишку соціальних контактів. Прогулянка садом до ставка, переоформлення вуличного керамічного декору та робота в саду — обожнюю. У карантині мене рятує все те вічне, чим я займався й до нього.

 

Йова Ягер

Дизайнер, Yova Yager Hospitality Design

Ирпень, Киевская обл., Украина

Йова Ягер

Соблюдаете ли вы предписания Минздрава – мыть руки, дезинфицировать поверхности, не выходить из дома и не контактировать ни с кем без крайней необходимости, не пользоваться общественным транспортом, не встречаться с друзьями, родственниками?

Все – да. Раз в два дня выхожу на прогулку в лес. Также выхожу за покупками в маске и перчатках. Но это ближайшее время. Как будет через неделю – сложно сказать. Меня волнует, что после экономического кризиса усугубится экологический, ведь количество одноразовой упаковки, перчаток, одежды и прочего по всему миру одновременно увеличилось в разы. Что с этим будем делать и как это отобразится на экологии и на людях, никто еще не думает. А оно отразится. Так что, мне кажется, мы из одного состояния выживания перейдем в другое.

Я живу в Ирпене, но в обычном многоэтажном доме. При необходимости перемещаюсь на собственном автомобиле, не контактируя ни с кем. Родным звоню/пишу каждый день. Не видимся. Но папа как-то все равно выходит погулять на свежем воздухе и в магазин, от помощи с продуктами отказывается. Говорит, что соблюдает меры предосторожности – маска и перчатки. Сложно убедить относиться к этому более серьезно. Мама – наоборот – сама ответственность, сказала, что даже меньше ест, чтобы не ходить за продуктами. Все стерилизует, маски стирает и гладит, есть несколько видов перчаток и одежды на улицу.

Как карантин повлиял на вашу работу?

Карантин повлиял никак. У меня давно виртуальная студия и я работаю с фрилансерами из дому. Поэтому сами процессы и механизмы не поменялись. Пока рабочие проекты не остановлены, работы меньше не стало, но это было до объявления карантина на еще месяц. При этом я работаю только с Hospitality сферой, а рестораны как раз сейчас очень сильно страдают, многие даже не откроются вновь.

С какими наибольшими проблемами вы сталкиваетесь в условиях изоляции и как их решаете?

Авторский надзор осуществлять дистанционно всегда было сложно. Во-первых, времени больше требует, во-вторых, сложно выбрать цвет стен или фактуру дерева по фотографии с мобильного с разным освещением. Все очень относительно. Телефонные переговоры стали больше занимать времени. И это утомляет. Вот приняла решение, что буду такие переговоры формировать, как когда-то формировала выезды на встречи: определенные дни недели нон-стопом. Это помогает распределить нагрузку и избежать переутомления.

Рабочее место Йовы Ягер

Пришлось ли внедрить новые инструменты для коммуникации и планирования?

Все так же, как и раньше. С рабочими и подрядчиками – группы в Viber (они почему-то любят именно его, хотя для меня это устаревшая модель для общения с большим количеством рекламы). С ребятами-фрилансерами – Telegram и Facebook Messenger. Мессенджер удобен потому, что правки можешь внести сразу в присланную тебе картинку без сохранения в телефон или iPad.

Я давно перешла на работу в iPad из-за постоянных передвижений и командировок. И теперь не представляю без него комфортной жизни. Несколько удобных программ для дизайнера – Procreate (эскизы и правки в чертежи), Bazart (коллажи), Keynote (презентации), Google Диск (весь оборот и хранение информации). На компьютере делаю планировку и пишу тексты. Для личного планирования – всегда Сalendar и MinimaList, потом есть Google Calendar для моей рабочей группы, еще раз Google Диск. Вообще не понимаю, как без него другие работают. Это крайне удобный сервис и доступ ко всему материалу 24/7. Но сначала придется потратить время и создать свою удобную структуру архивации и ведения материалов. У меня сейчас все проекты ведутся там. К ним есть доступы у заказчика, прораба, производителя и т.д.

Как насчет видеозвонков?

Видеозвонки не очень люблю. Давно привыкла без них. Даже защищать новые проекты. Поэтому для групповых звонков пользуюсь тем, что будет под рукой – или Facebook Messenger, или Viber. Хотя Zoom на всякий случай закачала. Исключила WhatsApp, потому что более глючной программы нужно поискать. Ну или у меня с ним особенная кармическая связь. С заказчиками общаюсь в Telegram, Instagram и Facebook.

Вдохновила ли нынешняя ситуация вас на новые идеи дизайна, архитектуры, которые в будущем станут новой реальностью?

Пока не было на это времени. До нынешнего момента мой режим не изменился, время, которое тратилось на встречи, перешло в звонки, которые длятся дольше обычного. Поэтому пытаюсь нащупать систему и для этих звонков, чтобы не загрузнуть в них окончательно. Кстати, со Skvot хотели в мае запускать авторскую программу «Виртуальная дизайн-студия. Как создавать и развивать». Задумали это еще летом 2019-го, но даже при такой актуальности сейчас пришлось отложить запуск, так как количество контента сейчас зашкаливает.

Как боретесь с отвлекающими факторами во время работы дома (дети, родственники, холодильник, другое)?

Вообще нет с этим проблем, потому что я и так до этого работала из дома. И мне комфортен такой режим. Мне вообще комфортно самой с собой. С мужем как-то намного чаще видеться в квартире не стали. У каждого есть свое условное индивидуальное пространство и режим. Если бы изоляция не была принудительной и не влекла за собой колоссальный экономический кризис, то я легко могла бы провести хоть неделю, хоть две в самоизоляции без стресса и воя. Но когда вам что-то запрещают – большой соблазн нарушить или протестовать.

Чем занимаете себя на досуге? Как боретесь с унынием от самоизоляции?

Что? “Уныние”? Я вообще не знаю, как это, с самого детства. Всегда есть список дел, до которых руки не доходят. А у меня он регулярно пополняется и поэтому никогда не заканчивается. Тут можно ставить песню Земфиры «Бесконечность». То есть если я намеренно не лежу на пляже томным тюленем, мне всегда есть чем заняться. Люблю себя в одиночестве. Уж очень мне комфортно самой собой.

Как вы воспользовалась дополнительным свободным временем (если оно появилось)?

Свободного времени стало еще меньше. Опять же – из-за телефонных переговоров со всеми. Но, возможно, это кажется, ведь и менеджеры по продажам тоже звонить стали меньше, а время, которое я тратила на дорогу, теперь уходит на переговоры. Скорее всего, затратно по времени все так же, как и было до этого – то есть туго, но психологически кажется, что утопаешь.

Убрать всю квартиру, переосмыслить существование в сложившейся ситуации все еще не успела, так как если не читать соцсети и не впадать в панику, то для меня особо ничего не изменилось в режиме рабочего процесса и менеджмента. Тренировки по фитнесу давно практикую с тренером по Viber, туда же английский. Мое психологическое спасение в целом – много работы и заслуженный отдых раз в год на один месяц.

 

Александр Попов

Архитектор, archimatika

Киев, Украина

Александр Попов

Соблюдаете ли вы предписания Минздрава – мыть руки, дезинфицировать поверхности, не выходить из дома и не контактировать ни с кем без крайней необходимости?

Руки мою, без крайней необходимости не выхожу. Но крайняя необходимость возникает каждые полчаса. В результате дома я высиживаю в среднем только полдня. Хуже всего получается с маской. Непривычно, неудобно, очки потеют и вообще вспоминается момент из фильма “Кин-дза-дза!”, когда всем пацакам сказали, что теперь нужно ходить в намордниках. Маска вызывает внутренний протест, поэтому ношу скорее ради успокоения окружающих – тогда, когда ее отсутствие вызывает косые взгляды.

Перешли ли вы на работу из дому?

Наполовину – да, но нужно встречаться, некоторые разговоры сложно перевести в режим онлайн. В то же время дом объединился не только с офисом, но еще и с детским садом, школой, кружком балета, шахматной секцией. Такая многофункциональность все еще позволяет, конечно, продолжать там работать, но не решать творческие задачи. А вот опустевший офис, если в него все-таки удается на такси добраться, – это абсолютно умиротворенная среда для созидания.

Bloomberg пишет, что работа из дома обернулась для многих дополнительным часом-двумя работы в день (США и Западная Европа). Это про вас?

Честно говоря, я стал больше спать. То время, которое я тратил на то, чтобы отвезти детей в садик и школу, а затем добраться на работу, теперь я трачу на сон. Начинаю работать в то же время, как и до карантина, но только выспавшись.

Как выглядит ваше рабочее место?

Выглядит вот так, как на фотографии. Мы делим его с Аленушкой (3 года), время от времени приходит еще Миша (11 лет). Это общее пространство, в котором все помогают друг другу. Дети могут нарисовать на моих эскизах то, что считают нужным. Мы советуемся, обсуждаем проекты. Также мы с Олей (супруга Александра, архитектор Ольга Чернова, – ред.) обсуждаем и дорисовываем рисунки детей.

Рабочее место Александра Попова на дому

Как карантин повлиял на вашу работу? Приостановились проекты, заморозились стройки?

Спасибо нашим заказчикам за то, что пока никто не рубит с плеча, не делает поверхностных выводов. Приятно, что наши клиенты, как и мы, накопили некоторые запасы за относительно благополучные предыдущие годы. Это позволяет по крайней мере не принимать решения наотмашь, без полной информации, а выждать и посмотреть, как ситуация будет меняться. Пока ведь никто не может ответить на главный вопрос: когда закончится этот карантин. А от этого ответа многое зависит. Без этого можно только гадать, как на всей нашей отрасли и жизни в целом отразится карантин. Конечно, сейчас уже можно сказать, что какие-то сроки реализации проектов будут растянуты. Ведь в удаленном режиме очень сложно работать так же эффективно, как в одном опен-спейсе. Хотя, конечно, мы делаем все возможное. По горячим проектам, по которым заказчики нас попросили не сдвигать сроки, сложности дистанции мы компенсируем своим героизмом, смекалкой.

С какими наибольшими проблемами вы сталкиваетесь, работая из дома, и как их решаете?

Как делить одно и то же пространство с детьми – это самый серьезный вызов, который мы с Олей приняли.

Нашлось уже какое-то решение?

Договариваться и дружить.

Как боретесь с отвлекающими факторами?

Тут вопрос не в отвлечении. Концентрация – это привычка, выработанная годами. Самый главный фактор, с которым действительно нужно бороться, – это паника. Если ты сталкиваешься с каким-то важным жизненным вопросом, на который нет ответа, нужно собрать свое мужество, понять, с чем нужно разобраться, собрать необходимые исходные и вернуться к этому вопросу тогда, когда картина будет ясна. Этому учит проектирование, архитектура. Каждый архитектор понимает, что без достаточного количества исходных данных делать проект – это лотерея. Каждый архитектор перед тем, как начинать проектировать, все выясняет. Каждый из нас привык это делать. Это скучная работа, которая потом открывает пространство для творчества. Как бы ни хотелось сейчас быстро что-то сделать и куда-то побежать, пока не понятно, куда бежать, нужно стоять на месте. И для этого необходимо мужество.

Пришлось ли внедрить новые инструменты для коммуникации и планирования в работе?

На самом деле мы уже давно используем все эти инструменты, так как работаем с заказчиками, с партнерами в других странах. В общем-то мы привыкли работать в дистанционном режиме.

Вдохновила ли нынешняя ситуация вас на новые идеи архитектуры, которые в будущем станут новой реальностью?

Мне кажется, что пока рано говорить о серьезных инсайтах. Пока все-таки мы все больше суетимся, перестраивая работу на новый формат, мы думаем, как поддержать и не потерять те проекты, которые уже есть. Это я говорю не только о нашей компании, а, наверное, обо всех архитекторах и девелоперах. Мне кажется, что этот вопрос преждевременный. Но из запросов, с которыми покупатели приходят к нашим клиентам-девелоперам, начинает кирпичик за кирпичиком вырисовываться картина о новых пространствах, новой архитектуре. Мы уже думаем об этом.

Чем занимаете себя на досуге?

Досуг – это дети, потому что нянечки тоже на карантине. Собственно, они и занимают все свободное время. И бокал вина тоже иногда помогает.

В борьбе с унынием?

В борьбе со всем – и с унынием, и с отсутствием терпения.

 

Анна Манако

Дизайнер, Manako Design

Верона, Италия

Анна Манако за своим рабочим столом

Соблюдаете ли вы предписания итальянских властей – мыть руки, дезинфицировать поверхности, не выходить из дома и не контактировать ни с кем без крайней необходимости?

Да, конечно, выполняем. Моя семья находится на карантине с момента закрытия школ в Италии – с конца февраля. С этого времени мы практически ни с кем не коммуницировали и старались совершать покупки онлайн. На данный момент в стране ввели очень строгий режим. Можно выходить из дома только в магазин, аптеку или больницу, при этом отходить не дальше, чем на 200 м от своего места жительства, и необходимо иметь с собой документ, объясняющий причину выхода. За нарушение правил предполагается штраф в размере до 4000 евро. Это связано с тем, что многие до недавних пор не соблюдали правил изоляции. Это, возможно, и стало причиной активного распространения болезни на начальном этапе эпидемии.

Как карантин повлиял на вашу работу?

Проекты, связанные с производством, временно поставлены на паузу, но на бумаге возникают новые идеи и концепты.

Сложившаяся ситуация ускорила многие процессы. Сейчас я осваиваю новую для себя профессию преподавателя и записываю видеокурс, посвященный развитию образного мышления. Этот образовательный проект должен был быть реализован еще до эпидемии в оффлайн-формате для подростков-билингвов Вероны. К сожалению, живой формат оказался невозможным, поэтому я перешла в онлайн-формат. Пока что это происходит на общественной основе, как помощь, чтобы отвлечь ребят от текущей ситуации через процесс создания. На курсе я показываю методы развития образного мышления путем стилизации и трансформации окружающих нас предметов. Сейчас появилась группа и для взрослых, ведь процесс создания – это процесс, в котором ты чувствуешь себя счастливым, а это то, чего сейчас, в условиях изоляции, многим не хватает.

Как выглядит ваше рабочее место? Обустроили ли вы его для длительной работы в изоляции?

Свое рабочее место я постаралась улучшить и адаптировать для проведения онлайн-конференции и записей видеоуроков.

С какими наибольшими проблемами вы сталкиваетесь, работая из дома?

Хотелось бы затронуть в первую очередь психологический аспект. Не всегда получается эффективно работать, в момент, когда поступают негативные новости, когда страна, в которой ты находишься, проживает очень трагичный период. Здесь важен баланс между сопереживанием и верой в будущее. Я для себя эту ситуацию приняла сразу, не проходила через отрицание и не питала иллюзий, что жизнь продолжается так же, как и до этого. И мне кажется, что это очень важно – не тратить время на отрицание и поиски теорий заговора. Еще очень важно фильтровать информацию. Мы же живем не только в период коронавируса, но и информационного вируса. От страха, от неприятия, не задумываясь о том, какие будут последствия, люди распространяют непроверенную и ненужную информацию. Тем самым смещая фокус внимания с нужного и важного на совершенно второстепенные вещи. Поэтому на социальные сети я стараюсь тратить минимум времени и следить только за официальными новостями.

Анна Манако за своим рабочим столом

Как боретесь с отвлекающими факторами и сохраняете рабочий настрой?

Что касается рабочей обстановки, очень важно, чтобы каждый день был график, которому ты следуешь. Очень важно вставать по будильнику, выполнять минимальные физические упражнения, следовать плану, но при этом важно себя не корить за моменты слабости.

Мне помогают концентрироваться медитация и духовные практики. Стараюсь каждый день начинать именно с них, а не просмотра новостной ленты.

Дочка-первоклассница уже месяц находится на дистанционном обучении. В этом возрасте онлайн-обучение не настолько эффективно и требует постоянного присутствия взрослого. Поэтому мы стараемся найти компромисс и не сильно ее грузим, решив, что наш приоритет – это сохранить спокойствие ребенка и семьи, а не уровень определенных знаний.

Вдохновила ли нынешняя ситуация вас на новые идеи в дизайне, которые в будущем станут новой реальностью?

Однозначно идет переосмысление всех процессов жизни, это коснется, конечно же, и дизайна.

На данный момент у дизайна основная задача – это спасать жизнь людей. И есть уже много примеров этому. Студии 3D-печати производят защитные маски и клапаны для аппаратов дыхания. В Италии адаптировали маску для подводного плавания под аппарат дыхания. Фабрики Armani, Fendi, Gucci переформатировали свои производства для пошива защитных костюмов и масок.

Наша жизнь и привычки кардинально поменялись. И дизайн должен будет решать новые задачи и оптимизировать актуальные процессы. Какие-то инновации войдут и в послекарантинную жизнь. На мой взгляд, ускорится роботизация, усилится цифровой контроль, появятся новые устройства, которые будут решать проблемы санификации и дезинфекции.

У нас появились новые бытовые потребности длительного хранения продуктов, их зонирования и дезинфекции. Необходимость рабочего места в доме, оборудования входной зоны в квартире/доме с возможностью дезинфекции обуви и одежды.

Происходит переоценка ценностей. Мы перестанем совершать покупки для того, чтобы произвести впечатление на других, а будем делать это для себя. Консумеризм перестанет быть времяпрепровождением, а потребление станет более осознанные.

Мы будем искать в нашем доме и окружающих нас предметах ту радость, удовольствие, которого мы лишены из-за невозможности путешествовать, сходить в музей.

Станет особенно актуальным экологичность и экономичность предмета дизайна и его возможность трансформироваться под потребности пользователя, вторичное использование и переделка вещей. Сохранится тенденция биоморфичности и простоты. Мы станем более избирательны к покупкам предметов.

 

Роман Романець

Архітектор, AVR

Львів, Україна

Роман Романець та його діти

Чи дотримуєтеся ви розпоряджень МОЗ: мити руки і дезінфікувати поверхні, не виходити з дому і не контактувати ні з ким без крайньої необхідності, не користуватися громадським транспортом, не зустрічатися з друзями і родичами?

Мити руки я старався і без карантину (посміхається), але – так, решту намагаємось виконувати. Лише от дома всидіти неможливо, і я думаю, що не виходити так довго на вулицю – це дуже некорисно, мозку потрібне свіже повітря, тому я раз або два на день брав малих і виходив з ними на прогулянку/розминку в парк поруч з домом. Але ми дотримувались великої дистанції від інших людей і нічого не торкались оголеними руками. Мушу зізнатись, на тому тижні мій друг, в якого зараз дуже непроста ситуація в бізнесі, попросив зустрітись, щоб порадитись. То я заїхав до нього, але сиділи на доволі великій відстані й систематично все довкола пшикали дезінфектором.

Чи перейшли ви на роботу з дому?

Коли оголосили карантин в школі, то я зрозумів, що ситуація серйозна. Станом на 13 березня я провів нараду з ІТ-відділом про можливість організації роботи в віддаленому форматі. Впродовж вихідних було вжито всіх необхідних заходів, а за понеділок-вівторок ми повністю організували роботу людей з дому.

Офіс AVR до та після карантину

Bloomberg пише, що для багатьох робота з дому обернулася додатковими годиною-двома роботою в день (США і Західна Європа). Це про вас?

У мене особисто троє дітей, до яких через карантин не можуть приходити бабусі-дідусі, а також дружина-айтішник, яка має важливий проєкт, що потребує її систематичного включення. Відповідно, працювати, як раніше, я просто не в змозі. Вдома я можу приділити роботі максимум чотири години на день, але я періодично “втікаю” в офіс, де працюю значно ефективніше.

Щодо роботи компанії, то в мене такі думки: 1) я пишаюсь нашою командою, яка на максимальних обертах пристосувалась до обставин і з мінімальними втратами часу переключилась на новий стиль роботи; 2) проєктний процес – це командна гра, яка потребує високої ефективності кожного гравця, а на відстані – і це об’єктивна реальність – ефективність командної роботи знижується; 3) як на мене, то в статті Bloomberg є раціональне зерно, особливо, якщо робочий процес вимагає твого активного залучення, то ти мимоволі втягуєшся в це і витрачаєш більше часу.

Чи в цілому члени команди стали працювати більше/менше?

Можливо, на якусь долю більше, особливо в перші дні карантину, коли необхідно було переналаштувати багато процесів, але ми звикли виконувати взяті на себе зобов’язання, тому менше працювати ми просто не маємо права.

Наш колектив поділений на команди, кожна з яких має свого тім-ліда, який в свою чергу несе відповідальність за ефективність робочого процесу, підтримуючи настрій та мотивацію своїх колег. Ми давно використовуємо деякі інструменти із Scrum: ранкові стендапи, ретроспективи, щотижневе планування та інші, що суттєво підняло нашу ефективність роботи, тепер же ми просто перенесли це в онлайн.

Як виглядає ваше робоче місце? Ви якось його облаштували для тривалої роботи з дому?

Компанія спільними зусиллями доставила всім, у кого була така потреба, робочі комп’ютери. Кожен відповідно до можливостей та потреб облаштував своє робоче місце під себе. Дуже важливо, щоб робоче місце було в іншій кімнаті від спальні. Якщо такої можливості немає, то воно має бути максимально влаштоване таким чином, щоб, перебуваючи на ньому, ви психологічно були не дома.

Як карантин вплинув на вашу роботу (зупинилися будівельні роботи, відпала необхідність виїжджати на будівництво, стало менше замовлень, проєкти були заморожені, змінився характер роботи, інше)?

За минулий тиждень я телефоном проговорив з кожним із наших замовників. У всіх настрій бойовий. І, якщо не буде заборон на законодавчому рівні, то ніхто зупинятись не планує. Тому потреба виїжджати на будови залишилась, звісно, зі всіма засобами захисту. Також залишилася необхідність видачі друкованої документації, тому зрідка, але працівники приходять в офіс для друку креслень.

Офіс AVR до та після карантину

З якими найбільшими проблемами ви стикаєтеся, працюючи з дому, і як їх вирішуєте?

Як на мене, то найбільшою проблемою віддаленої роботи є відсутність візуального контакту команди. Раніше – пройшовся офісом, глянув на колектив, перекинувся кількома словами – і вже зовсім інше внутрішнє відчуття, ніби ми всі разом, одне ціле, а зараз це неможливо… Для візуального контакту потрібно використовувати екран та камеру, але це не те…

Створення певної атмосфери та підтримка колективу – це одне з пріоритетних завдань керівника, а на відстані, цей процес суттєво погіршується. Маю сильну надію, що невдовзі ми всі повернемось в звичний режим, а в світі все налагодиться.

Чи довелося впровадити нові інструменти для комунікації і планування?

Вкотре стало в пригоді наше власне програмне забезпечення, яке ми давно розробили, впровадили і без якого тепер не уявляємо собі життя. У ньому ми живемо онлайн в трьох часах: в майбутньому (плануємо нашу роботу), в теперішньому (обліковуємо кожен наш крок) і в минулому (переглядаємо всі необхідні статистичні дані). У цьому плані наше життя суттєво не змінилось. А для візуального контакту між собою та на нарадах із суміжниками та підрядниками використовуємо стандартні інструменти Skype, Zoom та FaceTime. Взагалі комунікація дуже важлива в нашій роботі, тому ми стараємось її не послаблювати.

Чи надихнула вас нинішня ситуація на нові ідеї дизайну, архітектури, які в майбутньому стануть новою реальністю?

Правду кажучи, уся ця ситуація є мало надихаючою, але я переконаний, що нова реальність буде відрізнятись від теперішньої. Архітектура буде однозначно змінюватись та переналаштовуватись з урахуванням нових потреб та задач.

Як боретеся з відволікаючими факторами (діти, родичі, холодильник, інше)?

Щодо дітей, то як з ними можна боротись? Вони просто дуріють від того способу життя, який доводиться впровадити, а через це зводять з розуму батьків. Намагаюсь якось їх зайняти цікавими іграми, хатніми обов’язками, навчанням врешті-решт. Але все це не те, їм потрібна активність та наша увага. Коли вони дома сидять весь день, а батьки намагаються працювати, то все це перетворюється в гримучу суміш. А всі інші чинники для мене взагалі не є відволікаючими.

Як боретеся з нудьгою від самоізоляції?

З трьома дітками вдома відчуття самоізоляції не настає. Мені сильно не вистачає живого спілкування з друзями та родиною, але це нові виклики, з якими доводиться якось миритись. Головне – вірити, що це лише тимчасова міра і що скоро буде можливість всім побачитись, наговоритись і набутись разом досхочу.

 

Елена Фатеева

Дизайнер, Fateeva Design

Киев, Украина

Елена Фатеева

Соблюдаете ли вы предписания Минздрава – мыть руки, дезинфицировать поверхности, не выходить из дома, не пользоваться общественным транспортом и не контактировать ни с кем без крайней необходимости? Работаете из дома?

Конечно, я придерживаюсь всех рекомендаций. Но, если честно, введение карантина не сильно повлияло на мою работу и творчество. Последние два года примерно так и живу. Хаотичная застройка, массовая вырубка деревьев, бетонирование берегов Днепра, транспортный коллапс и прочие «радости» от киевской власти сделали свое дело – Киев стал некомфортным как для жизни, так и для продуктивного творчества. Жизнь в столице превратилась в борьбу горожан за выживание. Именно поэтому я уже давно стараюсь без острой потребности не выезжать за пределы своего дома – моего небольшого, но очень комфортного мира.

Как именно он устроен?

Мой дом – это и мой офис. Рабочее место находится у окна. Из него я всегда вижу небо и птиц, которые прилетают в весенне-летний сезон пожить на островах Днепра. Я вижу роскошные закаты и природу, меняющую свои краски на протяжении года. Все это меня вдохновляет не только на создание новых проектов, но и на борьбу за сохранение зеленых резерваций в моем родном городе.

Что вас больше всего огорчает в условиях самоизоляции?

Отсутствие возможности свободно передвигаться по миру. Этот факт вызывает у меня дискомфорт и чувство легкого удушья. Когда летишь на самолете, Земля кажется очень маленькой. В любую точку нашей планеты можно добраться максимум за сутки. К тому же свободное передвижение между городами, странами и континентами – состояние, привычное для меня с детства, а сегодня еще и важная часть моей профессии. Мне очень не хватает красоты французских, немецких, испанских и итальянских улиц. Встреч с друзьями и коллегами на ISaloni. Поездок к брату в Бордо, в пригороде которого множество винодельных хозяйств с прекрасными виноградниками. И, конечно, мне довольно сложно находиться в Киеве, когда в других странах полным ходом происходит реализация моих проектов.

Как быть в сложившейся ситуации?

Все согласовательные моменты переместились в онлайн, что существенно помогает пережить этот сложный невыездной период. Но не нужно думать, что самоизоляция – исключительно негативные аспекты. У карантина есть и положительные стороны: он лишний раз показывает нам, насколько ценно живое общение, тактильные ощущения и возможность личного восприятия мира. Многие из нас во время домашнего заточения пересмотрят свои жизненные ценности и приоритеты. Абсолютно точно могу сказать, что в организации рабочих процессов будут продуманы новые схемы мобильного реагирования на внешние обстоятельства и вызовы. Домашние офисы станут еще более популярными. Я и сама сегодня подумываю, как бы переформатировать планировку дома, где «живет» офис Fateeva Design. Хочу отделить рабочую часть от нашего личного пространства.

Как боретесь с отвлекающими во время карантина факторами (дети, родственники, холодильник, другое)?

На этот вопрос у меня простой ответ: моему творчеству никто и ничто не мешает. Учитывая тот факт, что мы с мужем и в обычных условиях вместе практически 24 часа в сутки, карантин никак не повлиял на наши отношения и рабочий процесс. И думаю, вряд ли откроет что-то новое друг в друге, ведь мы всегда проводили много времени вместе.

Рабочее место Елены Фатеевой

Как вы воспользовалась дополнительным свободным временем (если оно появилось)?

Меня радует наличие освободившегося времени. Также я думала, если все самоизолируются, можно будет отдохнуть от защиты Горбачихи. Но оказалось, что во время карантина уничтожение “киевской Амазонии” не прекратилось. У меня еще теплится надежда, что застройщики и коррумпированные городские чиновники поймут, что их привычная модель жизни изменилась! Что у них может и не быть возможности уехать. Жить им придется здесь, в созданном ими бетонном гетто. Дышать отравленным воздухом и вместо чистой воды пить зеленый мутный «компот»! Каждый из нас должен потратить освободившееся время на осознание того факта, что мы остались в Украине, потому что это наш дом и о нем нужно заботиться.

Если бы месяц назад мне кто-то сказал, что большая часть людей вернется в свои страны, я бы не поверила. Но это произошло. Каждый из нас сегодня находится в условиях, которые мы сами создали или позволили создать для себя и других. Сегодня у нас у всех есть время подумать, что лично я могу сделать для комфортной жизни в своем доме, районе, городе и стране.

Как боретесь с унынием от самоизоляции?

Уныние у меня вызывает лишь усталость от борьбы с ветряными мельницами. Когда видишь, как городские власти, ведут вместе с застройщиками войну против киевлян за их же счет. А карантин – это обоснованная мера, в которой на основании опыта других стран просчитывается приблизительный срок выхода из него. К тому же на данный момент самоизоляция в Украине – осознанный выбор каждого из нас. Когда есть право выбора, унынию не должно быть места. Расстраивает, что в нашей стране большое количество граждан не имеют финансовой подушки, чтобы безболезненно пережить карантин, не выходя из дома. А также удручает состояние нашей медицины, от которой зависит количество заболевших и выздоровевших. И эти обстоятельства погружают в уныние не только меня.

Чем занимаете себя на досуге?

Мне никогда не скучно наедине с собой. Я всегда найду, чем заняться: могу валяться в гамаке и наблюдать за пролетающими птицами, листать любимую книгу или смотреть хороший фильм. Но даже в такие моменты я думаю о дизайне.

Вы смотрите довольно позитивно даже на такую непростую ситуацию.

У меня есть опыт одиночного ретрита. Я хорошо знакома с собственными реакциями на подобные обстоятельства. Отличие лишь в том, что тогда я проводила время в одном из монастырей Гималаев, а сегодня – в своем доме, что можно назвать облегченной версией. Самоизоляция, конечно, имеет свои психологические спецэффекты, они хорошо описаны в литературе, их можно наблюдать у себя и с ними интересно работать. Одним словом, это потрясающий опыт познания себя и нового восприятия окружающего мира. Сейчас более трети всего населения находится на карантине разной строгости и это может стать поворотным моментом в развитии человечества. У меня нет сомнений, что наша жизнь после отмены самоизоляции, пусть даже на какое-то время, но станет другой. Что мы можем сделать прямо сейчас? С максимальной пользой и минимальными потерями усвоить этот урок и перезагрузиться для новой, более осознанной жизни. Лично я кайфую от замедления времени, вынужденно подвисшей тишины пространства и замолчавшего мобильного телефона. Сегодня ничего не отвлекает меня от новых проектов. Я спокойно и вдумчиво занимаюсь творчеством, которое так сильно люблю!

 

Читайте также:

«Нам нужны города деревень». Кейс Донкерс и уроки коронавируса