Мудрый и скромный. Неожиданно открывшиеся качества именинника сегодняшнего дня, Нормана Фостера

Ирина Исаченко / Персона /
Его полный титул: сэр Норман Роберт Фостер, барон Берега Темзы, кавалер Ордена заслуг, но подчиненные обращаются к нему запросто - милорд.

Мы не беремся гадать, где и как проведет свой 83-й день рождения барон Норман Фостер. Возможно, сейчас он летит в Индию, в Амаравати, столицу индийского штата Андхра-Прадеш, где Foster + Partners реализует масштабный проект по застройке городского центра. Или — в Сан-Франциско, где примет участие в двухдневном ивенте Studio Crawl. Или смотрит на венецианскую лагуну из своей часовни для экспозиции Ватикана, представленной на Биеннале. Или все банально – направляется в офис, чтобы руководить работой огромной команды архитекторов.

О Притцкеровском лауреате Нормане Фостере, его зданиях и куполах, написаны сотни статей, а сегодня все ведущие профильные издания мира напишут десятки новых. Иногда кажется, что вся жизнь мэтра законспектирована на бумаге, кальке и в цифре.

Часовня Нормана Фостера для экспозиции Ватикана на Венецианской Биеннале. Источник фото: fosterandpartners.com

Эскиз проекта часовни. Источник фото: fosterandpartners.com

В своем недавнем интервью на Венецианском Биеннале Фостер, представляя свою часовню для Ватикана, сказал, что считает церковь – наиважнейшим из всех общественных пространств, несмотря на различия в религиозных убеждениях.

«Я думаю, что существует внутренняя природа, и существуют определенные ценности, которые являются универсальными для разных верований и религий, а один общий знаменатель — это то, что религиозные здания создают пространство для размышлений и созерцания» — говорит Фостер.

Любопытен тот факт, что из сотен зданий, спроектированных Норманом Фостером, эта часовня из легких деревянных планок, установленная на острове Сан-Джорджо-Маджоре, – его единственный реализованный сакральный объект. Первая попытка в 2006 году — не увенчалась успехом и это немного грустная история, упоминания о которой мы не найдем на официальном сайте Foster + Partners.

Церковь Святого Павла, Лондон

По приглашению прихода Святой Троицы Бромптон Норман Фостер разработал проект реконструкции пустующей приходской церкви Святого Павла на площади Оуслоу в Лондоне. Известный своим оригинальным и масштабным подходом, лорд-архитектор и в этом случае не ограничивал полет своей фантазии. Он предложил на месте примыкающего к левому крылу трехэтажного жилого дома возвести 4-х этажное здание из стекла и металла, с открытой террасой наверху.

Рендер к проекту редевелопмента церкви Святого Павла. Источник изображения: usefulstudio.co.uk

Источник изображения: usefulstudio.co.uk

По планам, после расширения церковь Святого Павла 1860 года постройки должна была вмещать конференц-центр, теологический колледж, кафе, библиотеку, офисы, молитвенный зал, книжный магазин, девять комнат для отдыха, три квартиры для служителей и три гостевых комнаты. Новая планировка позволяла бы развернуть в пространствах церкви телестудию с возможностью международных трансляций. Но, местные жители, к удивлению архитектора, были не в восторге от этих грандиозных планов. Саркастически они шутили, что «Слава Богу, остроконечный шпиль предотвращает перспективу постройки вертолетной площадки!» И несмотря на то, что приход лоббировал проект на всех возможных уровнях – жители не дали ему зеленый свет. А люди, живущие в этой части Южного Кенсингтона, давно научились консолидироваться и противостоять аппетитам застройщиков. Все, что было сделано – это косметический ремонт внутри здания.

Интерьер церкви Святого Павла, Лондон

И хотя с 2006 года прошло всего 12 лет, лорд Фостер, сделав выводы из негативного экспириенса, в корне изменил свой подход к сакральным объектам. И хрупкая часовня на Биеннале – это наглядное тому подтверждение. Пожалуй, именно слово «скромность» будет лучшей ее характеристикой.

Часовня Нормана Фостера для экспозиции Ватикана на Венецианской Биеннале. Источник фото: fosterandpartners.com

«Я думаю, что все мы, ведущие насыщенную городскую жизнь, должны быть благодарны за возможность задуматься о том, почему же людей так привлекают – места и объекты поклонения. И масштабные, и такие скромные, как часовни», — резюмировал Норман Фостер.