Мягкая архитектура для медленной жизни

Елена Панченко / Архитектура /

«Не живите так, как будто боитесь опоздать на собственные похороны», — советует Гейр Бертелсен, основатель Мирового института медленности. Нет, это не выдуманное учреждение, а вполне реальная организация, продвигающая идеи slow living, то есть медленной жизни.

Не темп улитки, а правильная скорость

Достаточно популярная сегодня философия slow living зародилась в Италии еще в конце 1980‑х гг. Отправной точкой для развития этого движения стало создание организации Slow Food. Политический активист Карло Петрини основал это объединение для противодействия распространению в Италии ресторанов быстрого питания, в частности сети McDonald’s, которая в 1986 г. открыла в стране свое первое заведение. Целью Slow Food была поддержка заведений-антиподов фастфуда с его направленностью на унификацию, быстрые и недорогие перекусы. В противовес этому последователи Петрини стремились сохранить традиционную национальную и региональную кухню, поощряли выращивание местных продуктов, уважали традиции застолья и неспешного наслаждения приемом пищи.

Вид на Тауэрский мост с More London Riverside, Лондон, Великобритания. Фото: Dan Freeman / Unsplash

Очень скоро концепт медленности перетек в другие сферы жизни, ознаменовав появление целого slow-движения. Его манифестом можно считать книгу «Без суеты» канадского журналиста Карла Оноре, выпущенную в 2004 г. В ней рассматривается, как можно применять принципы неспешности в каждой области человеческой деятельности. «Медленная философия не в том, чтобы делать все в темпе улитки. Она в стремлении делать все с правильной скоростью. Наслаждаться часами и минутами, а не просто считать их. Делать все как можно лучше, а не как можно быстрее. Речь идет о качестве, а не количестве во всем — от работы до еды и воспитания детей», — пояснял Оноре.

«Festina Lente», — говорят последователи slow living. Поспешай медленно. Философия slow не об отставании, не об отрицании прогресса и новых технологий, а о балансе в жизни. О более осознанном времяпровождении. О наслаждении мгновениями. Именно такой подход позволяет сделать жизнь более здоровой, благополучной, счастливой, а работу — продуктивной.

Движение за медленную жизнь возникло в Италии и быстро распространилось по миру

Мировой институт медленности, основанный Гейром Бертелсеном, — лишь одна из немногих организаций в мире, которые продвигают идеи slow living. Причем адепты этого движения считают, что медленным может быть все — искусство, образование, наука, путешествия, мода, воспитание детей, старение, секс, медицина, технологии, архитектура, города…

 

Медленные города

Одним из самых распространенных ответвлений slow-мировоззрения стало движение за медленные города, которое также возникло в Италии. У его истоков стоял Паоло Сатурнини, на тот момент мэр тосканского городка Греве-ин-Кьянти. Началось все с того, что он и еще три его коллеги договорились преобразовать жизнь в их населенных пунктах в соответствии с принципами медленности. Для закрепления этого решения в 1999 г. была создана организация Cittaslow, существующая по сей день.

Монтефьоралле, Греве-ин-Кьянти, Италия. Фото: Matej Drha / Unsplash

Стать полноценным членом Cittaslow может только город с населением не более 50 тыс. человек, который обязуется соответствовать целому ряду требований — обеспечивать поддержку местного производства, сохранять культурное наследие и историю, стремиться к повышению благополучия обитателей путем замедления темпа жизни, создавать надлежащую инфраструктуру для этого, поощрять здоровый образ жизни. Сверхзадача — сохранить культурное разнообразие на фоне повсеместной гомогенизации.

 

Медленная архитектура

Медленная архитектура — еще одна околоурбанистическая концепция, которая выросла из движения слоуфуд. Под этим термином понимается архитектура, которая создается постепенно, органично вписывается в среду и удовлетворяет на всех уровнях потребности пользователя.

Медленный архитектор потратит столько времени, сколько ему нужно, на исследование климатических условий, особенностей ландшафта, а также социальных и психологических нужд клиента. Опять же, это не значит, что строительство медленного дома будет длиться вечно. Оно лишь займет столько времени, сколько действительно необходимо.

Медленная архитектура стремится к гармонии с окружающей средой

Основатель движения Slow Home Джон Браун говорит, что медленная жизнь подразумевает жизнь по средствам, а не стремление купить самый большой особняк. Таким образом, медленная архитектура — это движение от размера к качеству и долговечности.

Одним из аспектов медленной архитектуры является повторное использование — объектов, конструкций, материалов. Так, медленные архитекторы предпочитают заполнять и уплотнять существующие городские пространства, а не застраивать пригородные зоны. Кроме того, частью архитектурного проекта становятся бывшие в употреблении или произведенные локально материалы. Цель такого использования — не только сокращение расходов, но также дань культуре и истории региона.

Хотя медленная архитектура стремится к гармонии с окружающей средой, уходу от чувства «искусственности» и уважению к местным традициям, современные технологии проектирования или строительства вовсе не табу. Однако они не должны определять внешний вид медленных домов, которые по стилю варьируются от ультратрадиционных до авангардных.

 

Петер Цумтор — термальные купальни и часовня

Настоящим символом медленной архитектуры стал комплекс «Термы Вальс» в Швейцарии, построенный по проекту притцкеровского лауреата Петера Цумтора в 1993—1996 гг. Архитектор хотел подчеркнуть игру света и тени, блики воды, насыщенный паром воздух, уникальную акустику помещений, ощущение теплых камней — все для усиления ритуала купания в термальных водах.

«Термы Вальс» — это архитектурная интерпретация образа пещеры. Крыши купален устланы землей, они частично утопают в склоне холма, а стены облицованы плитами из зеленовато-серого кварцита, добываемого в регионе.

Петер Цумтор. Фото: Brigitte Lacombe

Комплекс состоит из 15 разных блоков, которые соединяются друг с другом как большой лабиринт. Цумтор тщательно разработал путь движения купальщиков по нему, чтобы привести их к определенным точкам, где люди могли бы насладиться красивыми видами и собственным интимным опытом принятия термальных ванн. Маленькие пространства перемежаются с большими купальнями с помощью так называемого меандра (тип геометрического орнамента в виде ломаной линии) — пространства между блоками, которое соединяет их воедино.

«Движение вокруг этого пространства означает открытия. Вы будто гуляете по лесу. Все там ищут собственный путь», — объясняет Цумтор. Архитектор хотел, чтобы время для посетителей терм остановилось, поэтому даже был против размещения часов внутри. Впрочем, через некоторое время после открытия они там все же появились.

Еще одна медленная работа Цумтора — Часовня брата Клауса в Германии. Архитектор согласился взяться за этот проект почти бесплатно, после того как к нему обратились местные фермеры. Они хотели воздать должное Никлаусу из Флюэ, католическому святому, жившему в XV в., которого считали своим покровителем.

Комплекс «Термы Вальс», Швейцария. Архитектор: Петер Цумтор. Фото: Jeremy Mason McGraw ELITE INT PHOTO

Часовня Никлауса из Флюэ, или брата Клауса была построена посреди поля. За строгим геометрическим фасадом скрывается мистический интерьер. Свет проникает внутрь храма через проем в крыше. Так как это отверстие ничем не закрыто, то вместе со светом туда также попадает дождь и снег. Таким образом, опыт пребывания в святилище разнится от времени суток и погоды, однако неизбежно наталкивает на мрачные чувства и экзистенциальные мысли.

Интерес представляет оригинальный метод строительства часовни. Сначала фермеры соорудили из 112 стволов сосны каркас, напоминающий индейский вигвам. Затем на эту деревянную основу уложили 24 слоя бетона (каждый около полуметра толщиной). Когда бетон застыл, деревянный каркас подожгли. В результате внутри храма осталась полость с обугленными стенами. В часовне нет водопровода или электричества. С обгоревшими бетонными стенами и свинцовыми полами она представляется местом крайне аскетичным.

 

Ван Шу — музей и кампус

Лауреата Притцкеровской премии Вана Шу называют образцовым последователем движения за медленные города и даже «чемпионом Китая по медленной архитектуре». Он может тратить годы на размышление над своими проектами.

Что беспокоит Вана Шу — так это разрушение старых китайских кварталов хутунов и строительство на их месте бездушных новостроек. Архитектор собирал тонны фрагментов старого кирпича и черепицы от снесенных зданий и создавал из них новые неповторимые структуры. Это его способ обеспечить преемственность истории в новом строительстве.

Ван Шу. Фото: Zhu Chenzhou

Самые известные проекты Amateur Architecture Studio, которой Ван Шу руководит вместо со своей супругой Лу Веню, — это кампус Сяншань Китайской академии художеств и Исторический музей Нинбо. В обоих проектах Ван использовал остатки снесенных домов, которые считались строительным мусором. Применение этого материала в сочетании с утрамбованной землей Ван называет «устойчивым строительством по‑китайски».

Ван Шу использует в своих проектах кирпич и черепицу от снесенных старинных домов

Музей истории в городе Нинбо был построен с помощью традиционной китайской техники под названием вапан, которая заключается в создании цельных структур из разнотипных элементов. Этот метод применялся для быстрого возведения стен после стихийных бедствий. Ван Шу также использовал для фасадов музея большое количество бетона, который контрастирует с обломками старых зданий, собранными в окрестностях. По мнению архитектора, такое здание музея поможет местным жителям сохранить их воспоминания о целых утраченных деревнях. Некоторым использованным материалам более тысячи лет.

Исторический музей Нинбо, Китай. Архитектор: Ван Шу. Источник фото: www.shanghaieye.com.cn

Кампус Сяншань в Ханчжоу подобен маленькому городку для студентов и преподавателей. Он состоит из более двадцати отдельных сооружений, включая библиотеку, галерею, небольшой стадион, шесть учебных корпусов и две художественные студии. Каждое здание было тщательно спроектировано с учетом его предназначения и местоположения, ветра, солнца и связи с остальной частью кампуса. Подход Вана заключался в том, чтобы позволить ландшафту с большим холмом, рекой и деревьями определить, как будет располагаться архитектура. В результате природа и архитектура не только сосуществуют, но и дополняют друг друга.

 

Эдуарду Соуту де Моура — частный дом и отель

Португальца Эдуарду Соуту де Моура, еще одного обладателя Притцкеровской премии, также часто называют мастером медленной архитектуры. В частности, потому что строительство даже маленького здания по его проекту может затянуться на долгие годы.

Эдуарду Соуту де Моура. Фото: © DR / © 2020 Notícias ao Minuto

Его архитектура контекстуальна и редко подвержена влиянию современных тенденций. «Для меня архитектура — это глобальный вопрос. Нет экологической архитектуры, нет разумной архитектуры, нет устойчивой архитектуры — есть только хорошая архитектура», — говорит он.

Соуту де Моура спроектировал множество резиденций, одна из них — дом в Моледу, на строительство которого ушло семь лет. Так сложилось, что для архитектора характеристики места важнее, чем требования клиента. В случае с Моледу клиент был неприхотлив (он лишь желал получить дом с определенным набором помещений), а вот локация оказалась очень требовательной — она представляла собой террасированный склон с видом на Атлантическое побережье.

Дом в Моледу, Португалия. Архитектор: Эдуарду Соуту де Моура. Фото: Luis Ferreira Alves. Источник фото: divisare.com

Соуту де Моура решил сохранить террасы на участке и укрыть резиденцию в этом специфическом ландшафте. Проблема в том, что высота террас не позволяла вписать туда дом, поэтому архитектору пришлось реконструировать склон с новыми подпорными стенами и платформами. Эти манипуляции стоили дороже, чем само здание, однако, к счастью для Соуто де Моруа, клиент оказался понимающим человеком.

Дом в Моледу, Португалия. Архитектор: Эдуарду Соуту де Моура. Фото: Luis Ferreira Alves. Источник фото: divisare.com

Целых восемь лет ушло у Соуто де Моура на еще один проект — Санта-Мария-ду-Буро. В результате полуразрушенный монастырь XII в. превратился в гостиницу State Inn. Это не реконструкция здания в его первоначальном виде — проект был нацелен на адаптацию руин под новые функции. Многие каменные колонны и арки старинного монастыря сохранились, но те элементы, которые не дожили до наших времен, не были восстановлены. Архитектор создал новые пространства, соответствующие истории, но современные по своей концепции.

 

Как замедлить жизнь в больших городах?

Крупные города не могут присоединиться к организации Cittaslow, жизнь в них априори имеет более высокий темп, ведь жителям Нью-Йорка или Токио приходится преодолевать за день большие расстояния, у них не хватает времени, чтобы остановиться и насладиться моментом. Кроме того, мегаполисы в результате более стремительного развития глобализируются, впускают интернациональные корпорации и, как следствие, теряют свою уникальность. Да и та самая медленная архитектура редко находит место среди бетонных джунглей. Казалось бы, slow living невозможен в больших городах?

Не совсем так.

Наверное, высокий темп мегаполисов нельзя остановить. Да и не нужно. Однако можно создать некие оазисы медленности — места, где человек может прекратить бежать и передохнуть.

Центральный вокзал Нью-Йорка, США. Фото: Frederic Muller / Unsplash

Американский архитектор и сооснователь движения Slow Space Метте Аамодт предлагает проектировать медленные пространства — места с идеальными условиями для замедления, размышления и задействования всех органов чувств человека. В качестве примера такого медленного пространства она приводит Центральный вокзал в Нью-Йорке. «Притом что он построен для торопящихся пассажиров, когда вы входите в большой зал — непроизвольно замедляетесь (и возможно, в этом суть)», — отмечает архитектор.

Медленные пространства в понимании Аамодт должны отвечать трем основным характеристикам: хорошее, чистое и справедливое. Чтобы пространство было хорошим, оно должно быть красивым, ориентированным на человека и долговечным. Чтобы оно было чистым — должно способствовать здоровью людей и не иметь негативных последствий для экологии. Чтобы было справедливым — все участники строительства должны получать справедливое вознаграждение за свой труд.

Мягкая архитектура — это движение от количества к качеству

Китайские урбанисты Женкун Ган, Линге Лонг и Вэнь Уян в своей работе Soft Architecture and Slow Cities предлагают термин «мягкой архитектуры». По их мнению, именно вплетение таких зданий в ткань города может приблизить жителей к идеалам slow living. Мягкая архитектура должна выполнять больше функций, чем сугубо архитектурные, и предлагать публичные пространства, способствующие различным городским активностям и интеракции между людьми, удовлетворять потребности горожан на разных уровнях и улучшать качество их жизни. При этом интерьеры и экстерьеры мягкой архитектуры должны соответствовать культурным и поведенческим особенностям пользователей. Мягкая архитектура (в противоположность жесткой — бездушной) — это движение от количества к качеству.

 

INTERGAL CITY как пример архитектуры для slow living

Многофункциональный комплекс INTERGAL CITY, который строится в Печерском районе Киева по проекту OMEGA ARCHITECTURAL BUREAU, может считаться примером архитектуры, способствующей замедлению быстрого темпа жизни. Как это достигается?

Проект мультифункционального комплекса INTERGAL CITY, Киев, Украина. Девелопер: «Интергал-Буд»

Смешанное использование

Совмещение нескольких функций в одном комплексе экономит время пользователей. Чтобы купить продукты для ужина или новый наряд для вечеринки, резидентам INTERGAL CITY нужно просто спуститься в супермаркет или торговый центр. Не нужно везти своего ребенка в садик через полгорода, ведь прямо в комплексе предусмотрен детский центр. Для работников офиса в обеденный перерыв доступны фудкорты. Всем, кто хочет поддержать спортивную форму, открыт фитнес-центр. Количество дел, которые вы успеваете сделать за день, не уменьшается, а время освобождается.

Близость транспортных узлов

INTERGAL CITY расположен в пешей доступности от станции метро «Печерская» и остановок общественного транспорта. Чтобы добраться на автомобиле до центра города, понадобится не более 10 мин. Удобное транспортное сообщение — больше времени для наслаждения утренней чашечкой кофе и того, что называют slow morning.

Проект мультифункционального комплекса INTERGAL CITY, Киев, Украина. Девелопер: «Интергал-Буд»

Большой паркинг

Наземный и подземный паркинг на 1 400 мест потенциально избавляет проезжую часть, обочины и тротуары близлежащих районов от оставленных там автомобилей, освобождая больше пространства для машин и пешеходов. Меньше препятствий — более благоприятная поездка или прогулка.

Террасы

Для работников офисов, жителей и гостей INTERGAL CITY предусмотрено несколько террас — с прогулочными зонами, местами для отдыха, детскими площадками, красивыми видами на склоны Днепра и город. Такие пространства сами по себе предоставляют возможность расслабиться и поразмышлять, никуда не торопясь.

Общественные пространства

Открытые общественные пространства способствуют коммуникации между различными пользователями комплекса и гостями, повышают социальную вовлеченность.

Архитектура

Смелый, но не агрессивный архитектурный образ, разительно отличающийся от железобетонных коробок, натыканных по Киеву, благодаря плавности линий предоставляет более дружественную среду. Такой объект может стать точкой притяжения сам по себе. Кроме того, архитектурой предусмотрены большие панорамные окна. Вдохновляющие виды из каждой квартиры — уникальный опыт, доступный резидентам на регулярной основе.