Марио Ботта: «Архитекторы живут долго, чтобы увидеть воплощенными свои проекты»

Ирина Исаченко / Персона /

Сегодня швейцарскому архитектору Марио Ботта исполняется 77 лет. Его называют живой легендой и одним из основоположников постмодернизма в архитектуре сакральных объектов. В этом году Ботта отмечает также и 50-летие профессиональной деятельности. Свою студию в Лугано он основал в 1970-м. В последние годы мэтр руководит работой бюро дистанционно – из своего дома в родном городке Мендризио.

Марио Ботта можно с уверенностью назвать одним из самых ярких представителей постмодернизма. Круг, сфера, цилиндр – эта характерная для стиля геометрия проявляется в каждом втором из объектов Ботта. Школы, банки, библиотеки, музеи – в его портфолио десятки реализованных проектов в разных точках планеты.

Музей современного искусства в Сан-Франциско, США. Источник изображения: guideturistichetrentino.wordpress.com

Музей современного искусства в Сан-Франциско, США. Источник изображения: klook

Объекты, созданные швейцарским архитектором, никто не назвал бы банальными. На первый взгляд они могут даже показаться вычурными, но если взглянуть внимательнее, то оказывается, что все детали, пропорции и ритмика, обусловлены сложной топографией, контекстом, функцией. Уроженец швейцарского кантона Тичино, где вершины Альп отражаются в зеркалах ледниковых озер, Марио Ботта опирается на прасимволические основы – архитектуры и природы.

Оздоровительный центр Berg Oase. Ароза, Швейцария (2003-2006 гг.) Источник изображения: modlar.com

Оздоровительный центр Berg Oase. Ароза, Швейцария (2003-2006 гг.) Источник изображения: modlar.com

Но гражданские здания, предметный дизайн, сценография и преподавание в университетах Европы, Америки, Азии, не увлекали Марио Ботта столь сильно, как сакральная архитектура.

«Сущностное значение для меня имеет именно храмовая архитектура и изучение ее влияния на механизмы коллективной памяти» – говорит Марио Ботта.

По мнению Ботта секуляризация современного европейского, в том числе швейцарского общества не умаляет роль храмовой архитектуры. Церкви остаются символами и выразителями коллективной памяти, даже когда претерпевают конверсию под какую-либо гражданскую функцию – музей, библиотеку, ресторан.

Для современных зодчих погружение в изучение храмов и их проектирование является не попыткой убежать от действительности в высшие сферы, а приобретением мощного опыта. Опыта, который предотвращает банальность и опрощение, а именно это сегодня, как считает Марио Ботта, является главным вызовом для мировой архитектуры.

Собор Воскресения Христова, Эври, Франция (1988-1995) Источник изображения: botta.ch

Гранатовая часовня в Циллертале, Австрия. (2013 г) Фото: Enrico Cano

В портфолио архитектора 22 сакральных объекта. Но любимым его детищем остается церковь Святого Иоанна Крестителя, построенная в деревне Миньо в долине Маджия – на месте разрушенного лавиной храма XVII века. 25 апреля 1986 года лавина уничтожила десятки жилых домов и старинную церковь. Два колокола и фундамент – вот все, что осталось. И хотя община изначально заказывала Марио Ботта реконструкцию, визуальный облик нового храма лишь символически напоминает о предшественнике.

Церковь Святого Иоанна Крестителя в долине Маджия, Швейцария. Источник изображения: botta.ch

Церковь Святого Иоанна Крестителя в долине Маджия, Швейцария. Источник изображения: botta.ch

Церковь Святого Иоанна Крестителя в долине Маджия, Швейцария. Источник изображения: botta.ch

Архитектурное решение Ботта сначала вызвало бурную реакцию местных жителей. Полосатая башня со скошенной крышей при ближайшем рассмотрении оказывается набором сложных смыслов. Стены из слоев темного гнейса и светлого мрамора, сложенные по древней строительной технологии, – это настоящая ода ремесленничеству и богатству природных ресурсов долины Маджия.

Церковь Святого Иоанна Крестителя в долине Маджия, Швейцария. Источник изображения: botta.ch

Авторский скетч Марио Ботта к проекту церкви Святого Иоанна Крестителя в долине Маджия, Швейцария. Источник изображения: botta.ch

В основании стены эллипсовидной башни достигают толщины 2 метров, но ближе к прозрачной, невесомой крыше они истончаются до 50 сантиметров. В буквальном смысле архитектор сжал внутреннее пространство, а затем отпустил его в небо. Две изогнутые каменные балки формируют ось, совпадающую с осью нефа разрушенного исторического храма. Так образно Ботта заявляет о «строительстве как выражении трудов человека, столкнувшегося с разрушительной силой природы».

Кадр из документального фильма о жизни и творчестве Марио Ботта: The Space Beyond

Для швейцарского зодчего сам акт зодчества – священен. Это действие, превращающее природу в культуру. Поиск красоты для архитектора превращается в смысл жизни. И этот процесс, как считает мэтр, сам по себе настолько витален, что в буквальном смысле продлевает жизнь мастеру. В одном из интервью Марио Ботта признался: «У меня есть своя немного сумасшедшая теория. Многие архитекторы жили очень долго, потому что им непременно хотелось увидеть воплощенными все свои проекты. Вспомним Райта, Ле Корбюзье, Людвига Мис ван дер Роэ». Сегодня, когда кантон Тичино находится в эпицентре пандемии, нас согревает мысль, что у 77-летнего Марио Ботта есть несколько незавершенных проектов.